Ворон к ворону летит

Наталья Резник

Ната­лья Рез­ник

Труп — вещь опас­ная. Он при­вле­ка­ет хищ­ни­ков, падаль­щи­ков и жаля­щих насе­ко­мых; нахо­дясь рядом с ним, мож­но под­це­пить какую-нибудь инфек­цию. Соци­аль­ные живот­ные, — муравьи, пче­лы, тер­ми­ты, кры­сы, — ста­ра­ют­ся как мож­но ско­рее изба­вить­ся от сво­их покой­ни­ков, уни­что­жить или зарыть. Одна­ко мно­гие живот­ные, несмот­ря на риск, не толь­ко доволь­но дол­го оста­ют­ся рядом с мерт­вым соро­ди­чем, но и при­ка­са­ют­ся к нему, про­яв­ля­ют агрес­сию и даже пыта­ют­ся спа­рить­ся.

Слу­чаи некро­фи­лии наблю­да­ли у сус­ли­ков Ричард­со­на, бере­го­вых ласто­чек, клю­во­ры­лой жабы Rhinella jimi, яще­ри­цы гигант­ской амей­вы. За опи­са­ние гомо­сек­су­аль­ной некро­фи­лии у кряк­вы иссле­до­ва­тель из Рот­тер­да­ма Киис Моли­кер (Kees Moeliker) даже полу­чил в 2003 году Игно­бе­лев­скую пре­мию по био­ло­гии [1]. В отно­ше­нии живот­ных к сво­им мерт­ве­цам людей осо­бен­но будо­ра­жит имен­но сек­су­аль­ный аспект. Одна­ко, зафик­си­ро­вав слу­чаи некро­фи­лии, уче­ные не могут объ­яс­нить их при­чи­ны и даже не зна­ют, зачем вооб­ще живот­ные при­ка­са­ют­ся к тру­пам.

Иссле­до­вать эту про­бле­му удоб­но на вра­но­вых пти­цах. Они доволь­но бур­но реа­ги­ру­ют на мерт­вых осо­бей того же вида (кон­спе­ци­фи­ков). Уче­ные наблю­да­ли, как обык­но­вен­ные и аме­ри­кан­ские вóро­ны, а так­же кали­фор­ний­ские кустар­ни­ко­вые сой­ки Aphelocoma californica при виде тру­па под­ни­ма­ют крик — сиг­нал опас­но­сти. На эти вопли сле­та­ют­ся дру­гие пти­цы и при­со­еди­ня­ют свои голо­са к общей како­фо­нии. Воро­ны к тому же пре­сле­ду­ют людей, тро­гав­ших мерт­вую пти­цу.

Вра­но­вые неболь­шо­го раз­ме­ра, поэто­му предъ­явить им мерт­во­го кон­спе­ци­фи­ка лег­ко. Доста­вить в нуж­ное место тушу дель­фи­на было бы куда слож­нее. А еще у птиц пло­хое обо­ня­ние, и мож­но их обма­нуть, под­су­нув вме­сто насто­я­ще­го тру­па изде­лие так­си­дер­ми­ста.

Итак, про­фес­сор Уни­вер­си­те­та шта­та Вашинг­тон (США) Джон Марз­луфф (John Marzluff) и его аспи­рант­ка Кай­ли Свифт (Kaeli Swift) иссле­до­ва­ли реак­цию аме­ри­кан­ских воро­нов Corvus brachyrhynchos на умер­ших соро­ди­чей. Аме­ри­кан­ский ворон мень­ше евро­пей­ско­го, раз­ме­ром с нашу серую воро­ну, аме­ри­кан­цы его воро­ной и назы­ва­ют.

Уче­ных осо­бен­но инте­ре­со­ва­ло, как часто воро­ны, при­ка­са­ют­ся к тру­пам, зачем они это дела­ют, и мож­но ли счи­тать такое пове­де­ние обыч­ным [2].

Иссле­до­ва­те­ли рабо­та­ли с чуче­ла­ми взрос­лых и моло­дых воро­нов, голу­бей и серых белок. Все изде­лия выгля­де­ли очень досто­вер­но. Экс­пе­ри­мен­ты про­во­ди­ли в раз­ных горо­дах шта­та Вашинг­тон, на участ­ках, где гнез­дят­ся пары воро­нов. Чуче­ла сде­ла­ли из живот­ных, добы­тых за пре­де­ла­ми обла­сти иссле­до­ва­ния, так что испы­ту­е­мые пти­цы не мог­ли быть с ними зна­ко­мы. Каж­дой паре предъ­яв­ля­ли толь­ко один сти­мул. Его кла­ли в 35–45 м от гнез­да, когда в нем не было взрос­лых птиц. Чуче­ла утя­же­ля­ли свин­цом или пес­ком или при­креп­ля­ли к гру­зу про­зрач­ной лес­кой, что­бы воро­ны не мог­ли их ута­щить. Кай­ли Свифт сто­я­ла в отда­ле­нии и фик­си­ро­ва­ла все про­ис­хо­дя­щее в тече­ние двух часов после того, как пер­вая взрос­лая пти­ца заме­тит чуче­ло. Рас­сто­я­ние меж­ду точ­ка­ми наблю­де­ния состав­ля­ло не менее 300 м, что­бы одна пара не при­об­ре­та­ла опыт, наблю­дая за дру­гой.

Извест­но, что воро­ны ино­гда пита­ют­ся мерт­вы­ми голу­бя­ми и бел­ка­ми. Иссле­до­ва­те­ли пред­по­ло­жи­ли, что пти­цы при­ка­са­ют­ся к тру­пу, желая пере­ку­сить или что-то о нем узнать. Чуче­ла голу­бей и белок воро­ны тро­га­ли при­мер­но в тре­ти слу­ча­ев. Чаще все­го они кле­ва­ли чуче­ло, норо­вя попасть в глаз или дру­гое неза­щи­щен­ное место. Они так­же мяг­ко каса­лись тру­па клю­вом или ногой; волок­ли его по зем­ле, ухва­тив клю­вом; рас­кле­вы­ва­ли, выди­рая мех, перья, обив­ку и даже конеч­ность. Кон­так­ты были крат­ки­ми, посколь­ку воро­ны быст­ро выяс­ня­ли, что труп не насто­я­щий. И, да, с голу­бя­ми пыта­лись спа­рить­ся. Четы­ре раза из 153. На белок не поку­ша­лись.

Рис. 1. Американский ворон Corvus brachyrhynchos подает сигнал тревоги, стоя над мертвым  сородичем (rstb.royalsocietypublishing.org)

Рис. 1. Аме­ри­кан­ский ворон Corvus brachyrhynchos пода­ет сиг­нал тре­во­ги, стоя над мерт­вым соро­ди­чем (rstb.royalsocietypublishing.org)

Одна­ко реак­ция воро­нов на мерт­вых соро­ди­чей была иной. Как пра­ви­ло, пти­ца, уви­дев­шая тело, под­ни­ма­ла крик, пода­вая сиг­нал опас­но­сти и скли­кая дру­гих воро­нов, кото­рые быст­ро сле­та­лись, кар­ка­ли и вели себя агрес­сив­но (рис. 1). К чуче­лам кон­спе­ци­фи­ков пти­цы при­ка­са­лись при­мер­но в чет­вер­ти слу­ча­ев, пред­ва­ри­тель­но поорав. Сек­су­аль­ных кон­так­тов было все­го шесть, из них четы­ре с чуче­лом взрос­ло­го воро­на и два — с чуче­лом моло­до­го. При этом пти­цы актив­но кле­ва­ли мерт­во­го парт­не­ра и вели себя с ним доволь­но агрес­сив­но. В двух слу­ча­ях, в то вре­мя как одна из птиц пыта­лась овла­деть чуче­лом, вто­рая спа­ри­ва­лась с ней самой [3]. Одна­ко такое скан­даль­ное пове­де­ние с кри­ка­ми, агрес­си­ей и некро­фи­ли­ей име­ло место толь­ко в нача­ле сезо­на раз­мно­же­ния, в мар­те-апре­ле.

Агрес­сив­ный ажи­о­таж, кото­рый вызы­ва­ли мерт­вые воро­ны у живых, не похож на попыт­ки удо­вле­тво­рить голод или полу­чить какую-то инфор­ма­цию об умер­шей пти­це пти­це (да и кан­ни­ба­лиз­ма у воро­нов нет). И тогда уче­ные пред­по­ло­жи­ли, что воро­ны про­сто не пони­ма­ют, что перед ними труп. Они видят соро­ди­ча, кото­рый ведет себя стран­но, и пыта­ют­ся выдво­рить со сво­е­го участ­ка, а если удаст­ся, то и спа­рить­ся заод­но.

Рас­пла­стан­ная мерт­вая пти­ца напо­ми­на­ет сам­ку, гото­вую к копу­ля­ции: кры­лья раз­вер­ну­ты и хвост открыт. Поэто­му во вто­ром экс­пе­ри­мен­те иссле­до­ва­те­ли пред­ло­жи­ли воро­нам чуче­ла в раз­ных позах: труп с раз­ве­ден­ны­ми кры­лья­ми, тело с при­жа­ты­ми кры­лья­ми и сто­я­щая пти­ца, кото­рую мож­но при­нять за живую (рис. 2). Если воро­ны раз­ли­ча­ют живых и мерт­вых соро­ди­чей, основ­ная доля бра­ни и агрес­сии выпа­дет на долю сто­я­ще­го чуче­ла. Если их инте­ре­су­ет копу­ля­ция, они пред­по­чтут пти­цу с рас­прав­лен­ны­ми кры­лья­ми, а не сто­я­щую или «подо­брав­шу­ю­ся».

Рис. 2. Чучела американского ворона. Наверху — мертвая птица в «стандартной» позе; внизу — труп с поджатыми крыльями и стоящий «живой» ворон (Swift, Marzluff, 2018)

Рис. 2. Чуче­ла аме­ри­кан­ско­го воро­на. Навер­ху — мерт­вая пти­ца в «стан­дарт­ной» позе; вни­зу — труп с под­жа­ты­ми кры­лья­ми и сто­я­щий «живой» ворон (Swift, Marzluff, 2018)

Поза мерт­во­го воро­на не повли­я­ла на отно­ше­ние к нему живых. Одна­ко пти­цы пре­крас­но раз­ли­ча­ли лежа­щее и сто­я­щее чуче­ло и реа­ги­ро­ва­ли на них по-раз­но­му. При виде лежа­щих чаще тре­вож­но ора­ли, на сто­я­щих чаще пики­ро­ва­ли. Оче­вид­но, воро­ны вос­при­ни­ма­ют труп, преж­де все­го, как сиг­нал опас­но­сти, а «живо­го» соро­ди­ча — как зло­умыш­лен­ни­ка, кото­ро­го нуж­но про­гнать.

В этом экс­пе­ри­мен­те иссле­до­ва­те­ли наблю­да­ли восемь сек­су­аль­ных кон­так­тов с «мерт­вы­ми» воро­на­ми и четы­ре — с «живы­ми», при­чем в трех слу­ча­ях на сто­я­щее чуче­ло не ора­ли и не кле­ва­ли его. Посколь­ку все попыт­ки спа­рить­ся с мерт­вы­ми пти­ца­ми про­ис­хо­ди­ли вес­ной, в нача­ле сезо­на раз­мно­же­ния, и сопро­вож­да­лись агрес­си­ей, уче­ные пред­по­ло­жи­ли, что у воро­нов про­изо­шел сбой про­грам­мы пове­де­ния.

Вес­ной они испы­ты­ва­ют поло­вое воз­буж­де­ние, к кото­ро­му добав­ля­ют­ся тре­во­га и агрес­сия, воз­ни­ка­ю­щие при виде мерт­вых соро­ди­чей. Гор­мо­наль­ные изме­не­ния, про­ис­хо­дя­щие в пери­од спа­ри­ва­ния, меша­ют неко­то­рым пти­цам адек­ват­но реа­ги­ро­вать на сти­мул и вызы­ва­ют непо­до­ба­ю­щее и неумест­ное пове­де­ние, кото­рое люди с готов­но­стью назы­ва­ют некро­фи­ли­ей. Иссле­до­ва­те­ли пола­га­ют, что на самом деле труп как сек­су­аль­ный объ­ект ворон не при­вле­ка­ет, и ника­кой некро­фи­лии в чело­ве­че­ском пони­ма­нии у них нет. Что­бы про­ве­рить эту гипо­те­зу, уче­ные пла­ни­ру­ют опре­де­лить гор­мо­наль­ный ста­тус птиц-некро­фи­лов в сезон раз­мно­же­ния.

При­ста­ва­ние к мерт­вым голу­бям — тоже резуль­тат сбоя про­грам­мы. Ино­гда сам­цы, кото­рые не име­ют досту­па к сам­кам, пыта­ют­ся овла­деть парт­нер­шей дру­го­го вида. Вдруг и у воро­нов так быва­ет?

Фак­ти­че­ски Кай­ли Свифт и Джон Марз­луфф наблю­да­ли, как воро­ны вос­при­ни­ма­ют смерть. Пока они про­ве­ри­ли реак­цию птиц на труп незна­ко­мой осо­би. Но аме­ри­кан­ские воро­ны обра­зу­ют посто­ян­ные пары, кото­рые сохра­ня­ют­ся более деся­ти лет, и воз­мож­но, что реак­ция на смерть зна­ко­мой пти­цы будет иной. Уче­ным пред­сто­ит выяс­нить, како­вы будут эти раз­ли­чия. Уби­вать они нико­го не соби­ра­ют­ся, а при­бег­нут к седа­тив­ным сред­ствам. Полу­чен­ные дан­ные поз­во­лят людям луч­ше понять, что зна­чит для живот­но­го смерть чле­на груп­пы или парт­не­ра и, если дело про­ис­хо­дит в нево­ле, помочь ему пере­жить поте­рю. Так что реак­цию птиц и зве­рей на мерт­вое тело иссле­ду­ют не любо­пыт­ства ради, а с бла­гой прак­ти­че­ской целью.

Ната­лья Рез­ник

1. Moeliker C. W., The first case of homosexual necrophilia in the mallardAnas platyrhynchos (Aves: Anatidae) /​/​ DEINSEA, 2001, 8: 243–247
2. Swift K., Marzluff J. M., Occurrence and variability of tactile interactions between wild American crows and dead conspecifics /​/​ Phil. Trans. R. Soc. B, 2018, 373:20170259, doi: 10.1098/rstb.2017.0259
3. figshare.com/articles/Video_of_tactile_interactions_between_American_crows_and_dead_conspecific_from_Occurrence_and_variability_of_tactile_interactions_between_wild_American_crows_and_dead_conspecifics/6392225

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (4 оценок, среднее: 4,50 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *