Пани авторка, или О нечаянном эксперименте с русскими суффиксами

Ирина Фуфаева

Ири­на Фуфа­е­ва

«На вкус как стружка»

«Автор­ка пишет о про­бле­ме», «лек­тор­ка рас­ска­жет о меха­низ­мах вос­при­я­тия», «У ком­мен­та­тор­ки всё сме­ша­лось в одну кучу…» Если вы завсе­гда­тай соц­се­тей или, напри­мер, The Village, вряд ли подоб­ное вас мино­ва­ло. И имен­но автор­ка в гла­зах широ­кой пуб­ли­ки оли­це­тво­ря­ет так назы­ва­е­мые «феми­ни­ти­вы». Для одних — дурац­кое ново­вве­де­ние и пор­ча язы­ка, для дру­гих — тоже ново­вве­де­ние, но, наобо­рот, дол­го­ждан­ное, и зна­мя борь­бы за рав­но­пра­вие жен­щин. Для одних — пре­сло­ву­тое и зло­вред­ное, для дру­гих — оттес­ня­е­мое умыш­лен­но, что­бы сде­лать жен­щин в текстах «неви­ди­мы­ми».

Для одних — то, что надо спе­ци­аль­но внед­рять, ломая сопро­тив­ле­ние. Для дру­гих — то, от чего надо защи­щать­ся. И еще есть тре­тьи, кото­рые, конеч­но, за рав­но­пра­вие, но недо­уме­ва­ют — поче­му же от этих рав­но­прав­ных слов так коре­жит? Как эмо­ци­о­наль­но пишет в соц­се­ти Ило­на Б.: «Автор­ка — да, вот я автор­ка, хых. На вкус как струж­ка. И на ощупь как кора. (…) Автор­ка, автор­ка, автор­ка, при­вы­кай, при­вы­кай, ты же всё пони­ма­ешь».

Меж­ду тем подав­ля­ю­щее боль­шин­ство обо­зна­че­ний жен­щин — писа­тельница, учи­тельница, начальница, участница, спе­ци­а­листка, скри­пачка, гим­настка, при­емщица, кас­сирша, заме­сти­тельница, трак­то­ристка, акти­вистка — нико­го не раз­дра­жа­ют. Эти сло­ва мож­но изгнать из офи­ци­аль­ной речи, как во мно­гом и про­изо­шло, но в обыч­ной они неза­мет­ны, что гово­рит о есте­ствен­но­сти фор­мы для язы­ка.

Рис. М. Бондаренко

Рис. М. Бон­да­рен­ко

Конеч­но, они ника­кое не ново­вве­де­ние, а неотъ­ем­ле­мая часть рус­ско­го и дру­гих сла­вян­ских язы­ков. И обо­зна­ча­ют совсем не толь­ко род дея­тель­но­сти, но и наци­о­наль­ность, место житель­ства — ита­льянка, моск­вичка, раз­ные дру­гие харак­те­ри­сти­ки чело­ве­ка — мил­ли­о­нерша, кон­ку­рентка, соб­ственница, самок живот­ных — львица, зай­чи­ха Глав­ное, что они обра­зу­ют­ся от обо­зна­че­ний муж­чин или парал­лель­но с ними: певун — певунья, кра­савец — кра­савица, мусуль­манин — мусуль­манка Это чисто сло­во­об­ра­зо­ва­тель­ное явле­ние, как и умень­ши­тель­ные фор­мы: мороз — морозец, как назва­ния ору­дий: прясть — прялка, выби­вать — выби­валка

Итак, эти сло­ва, сре­ди кото­рых и древ­ние, как жни­ца, и новые, как про­грам­мист­ка, сами по себе сопро­тив­ле­ния у носи­те­лей рус­ско­го язы­ка не вызы­ва­ют. Не оттор­га­лись в свое вре­мя писа­тель­ни­ца, учи­тель­ни­ца, началь­ни­ца, сту­дент­ка, спортс­мен­ка. Про­скольз­ну­ли как по мас­лу мар­си­ан­ка Аэли­та и даже тау-китян­ки в песне Высоц­ко­го.

Поче­му же тогда автор­ка или, ска­жем, дирек­тор­ка «на вкус как струж­ка»? Если дело не в нена­ви­сти к жен­ско­му, не в непри­выч­но­сти, не в «стра­хе перед жен­щи­на­ми-кон­ку­рент­ка­ми»?

Правила неписаные, но властные

Ответ на «загад­ку автор­ки» не там, где его ищут. Не в обще­стве, не за рам­ка­ми язы­ка, а внут­ри него.

Кста­ти, о язы­ке. Пыта­ют­ся объ­яс­нить оттор­же­ние умень­ши­тель­но­стью суф­фик­са -к(а). Мол, в «автор­ке» слы­шит­ся пре­не­бре­же­ние, как в «актри­с­ке». Нет! У -ка ряд зна­че­ний. Та же скри­пач-ка, аспи­рант-ка, моск­вич-ка вовсе не пре­не­бре­жи­тель­ны. В чем же дело?

…Если спро­сить, как назвать одним сло­вом жен­щи­ну-бут­ле­ге­ра или жен­щи­ну-пас­то­ра, навер­ня­ка боль­шин­ство отве­тит «бут­ле­герша», «пас­торша», даже если рань­ше не встре­ча­ли таких обра­зо­ва­ний. Под­хо­дя­щий суф­фикс выбе­рут спон­тан­но, так же как от новых слов мы не заду­мы­ва­ясь обра­зу­ем умень­ши­тель­ные с раз­ны­ми суф­фик­са­ми: айфон-чик, вкон­такт-ик, сило­вич-ок.

Сло­во авторка нико­гда до сих пор не воз­ни­ка­ло в систе­ме рус­ско­го язы­ка пото­му, что и не мог­ло воз­ник­нуть само; пото­му, что оно про­ти­во­ре­чит сло­жив­шим­ся шаб­ло­нам созда­ния слов, непи­са­ным зако­нам, кото­рые не про­хо­дят в шко­ле, о кото­рых могут не знать даже линг­ви­сты. Но на под­со­зна­тель­ном уровне они зна­ко­мы всем (ну, почти всем) носи­те­лям язы­ка.

Авторка/​лекторка/​модераторка по про­ис­хож­де­нию — поло­низ­мы. По-поль­ски и на неко­то­рых дру­гих сла­вян­ских язы­ках они зву­чат вполне нор­маль­но. По-рус­ски, если хочет­ся пере­дать инфор­ма­цию о жен­ском поле дея­те­ля, то есть дея­тель­ни­цы, то вот в таких сло­вах мож­но толь­ко -ша. Как в совет­ском романе Веры Пано­вой: «Зимой ходи­ли на рабо­ту — архи­тек­тор­ша в потер­той мехо­вой шуб­ке и шап­ке, кра­нов­щи­ца в ват­ни­ке и плат­ке…» (1953). Как в доре­во­лю­ци­он­ной «Петер­бург­ской газе­те»: «С аэро­дро­ма, на высо­те 15–25 мет­ров, авиа­тор­ша взя­ла направ­ле­ние над Гат­чи­ной» (1911). Как толь­ко что в ВКон­так­те: «Посмот­рел на фэйс­бу­ке фот­ки одной извест­ной руфер­ши, где она сидит на кар­ни­зе зда­ния 117 мет­ров. И захо­те­лось тоже что-нибудь такое» (2018).

—  А в каких «таких» сло­вах?

— Таких: от архи­тек­тор, авиа­тор, орга­ни­за­тор, ком­мен­та­тор, парик­ма­хер, бух­гал­тер, бло­гер, руфер, дизай­нер… А еще апте­карь, биб­лио­те­карь…

— То есть на -ор, -ер, -арь. Стоп. А как же пио­нер-ка, рево­лю­ци­о­нер-ка? Рево­лю­ци­о­нер — рево­лю­ци­о­нер­ка, автор — автор­ка. Логич­но.

— В сло­вах бло­гер, автор послед­ний слог без­удар­ный. Тогда толь­ко -ша. Парик­ма­хер-ша, бух­гал­тер-ша, биб­лио­те­кар-ша Так уж пове­лось в рус­ском язы­ке. А под уда­ре­ни­ем может быть по-раз­но­му. Пен­си­о­нер-ка, но костю­мер-ша, лиф­тер -ша. Сек­ре­тарша, но сани­тар-ка.

Непи­са­ные пра­ви­ла соче­та­е­мо­сти, мно­гие из кото­рых даже не выяв­ле­ны, про­ни­зы­ва­ют язык на всех уров­нях — не толь­ко суф­фик­сы слож­ным обра­зом соче­та­ют­ся с раз­ны­ми осно­ва­ми, но и сло­ва. Поче­му тарел­ка на сто­ле сто­ит, а кни­га лежит? Поче­му «сме­лая мысль», но не «храб­рая мысль»?

Без пра­вил соче­та­е­мо­сти язык невоз­мо­жен. Они скла­ды­ва­ют­ся посте­пен­но. Они меня­ют­ся, но по чьей-то воле — очень тяже­ло: взять хоть кон­флик­ты с «в/​на Укра­ине». Они часто выгля­дят нело­гич­но, но ино­гда обна­ру­жи­ва­ют неожи­дан­ную цен­ность. Напри­мер, мно­го­знач­ность суф­фик­са -ка может при­ве­сти к анек­до­ти­че­ским омо­ни­мам: фин­ка — жен­щи­на и нож. А вот суф­фикс -ша от тако­го защи­ща­ет: парт­нершу не спу­та­ешь с новым раз­го­вор­ным парт­нер-ка — «парт­нер­ская про­грам­ма». Сло­вам же типа пиа­нист-ка, экс­тре­мист-ка такая защи­та не нуж­на: бла­го­да­ря суф­фик­су дея­те­ля -ист и так ясно, что речь о чело­ве­ке.

Мощ­ная власть сло­во­об­ра­зо­ва­тель­но­го шаб­ло­на — имен­но она застав­ля­ет ощу­щать в автор­ке и лек­тор­ке «что-то не то».

Поэто­му еще в кон­це XIX века зако­но­мер­но воз­ник­ли и упо­треб­ля­лись — пона­ча­лу как вполне ней­траль­ные — автор­ша и лек­тор­ша. Напри­мер, А. Ф. Кони харак­те­ри­зу­ет невест­ку Л. Н. Тол­сто­го, Татья­ну Андре­ев­ну Берс, как «автор­шу несколь­ких пре­крас­ных рас­ска­зов из народ­но­го быта». А в газет­ной хро­ни­ке писа­ли: «Ауди­то­рия была пол­на, лек­тор­ша име­ла успех».

Отку­да же взял­ся и шаб­лон, и сам суф­фикс -ша? И поче­му сей­час от них шара­ха­ют­ся те, кто борет­ся за «види­мость» жен­щин в язы­ке?

Директорша из XVIII века

Рис. А. Кустовского

Рис. А. Кустов­ско­го

Ответ на пер­вый вопрос исто­ри­че­ски сло­жил­ся еще с XVIII века, когда нача­лось мас­со­вое заим­ство­ва­ние евро­пей­ских назва­ний видов дея­тель­но­сти — дирек­тор, архи­тек­тор, автор, дири­жер, май­ор, офи­цер, капель­мей­стер и пр., а сле­дом появи­лись и пер­вые обо­зна­че­ния на -ша. «Дирек­тор­ша этой труп­пы» упо­ми­на­ет­ся в «Жур­на­ле путе­ше­ствия В. Н. Зино­вье­ва по Гер­ма­нии, Ита­лии, Фран­ции и Англии в 1784–1788 гг.». В пред­ва­ри­тель­ном слов­ни­ке для Сло­ва­ря Ака­де­мии Рос­сий­ской, соби­рав­шем­ся в те же годы, име­ет­ся архи­тек­тор­ша.

Чуть рань­ше в «Новом лек­си­коне на фран­цус­ком, немец­ком, латин­ском, и на рос­сий­ском язы­ках, пере­во­ду ассес­со­ра Сер­гея Волч­ко­ва» впер­вые фигу­ри­ру­ет апте­кар­ша (как «апте­ка­ре­ва жена»). Рань­ше тако­го не заме­че­но: в XVI веке от подоб­ных, но более древ­них заим­ство­ва­ний мастер и док­тор обра­зо­ва­лись мастерица (жен­щи­на-мастер) и док­торица (жена док­то­ра); вто­рое не усто­я­ло перед новой моде­лью и было вытес­не­но док­тор­шей.

Спу­стя два с лиш­ним века суф­фикс -ша еще рабо­та­ет. Возь­мем 8 отно­си­тель­но новых заня­тий: дизай­нер, блоггер/​блогер, диг­гер, руфер, про­дю­сер, дис­три­бью­тер, мене­джер, хакер. Теперь посмот­рим, попа­ли ли в Наци­о­наль­ный кор­пус рус­ско­го язы­ка (элек­трон­ную базу тек­стов) соот­вет­ству­ю­щие обо­зна­че­ния жен­щин.

Ока­за­лось, попа­ли, и исклю­чи­тель­но на -ша: дизай­нер­ша (2002), бло­гер­ша (2012), диг­гер­ша (2000), руфер­ша (1999), про­дю­сер­ша (1997), дис­три­бью­тер­ша (2003), мене­джер­ша (2003), хакер­ша (1999). А вот на -ка: дизай­нер­ка, руфер­ка и пр. — в нац­кор­пу­се не зафик­си­ро­ва­ны.

Конеч­но, в поис­ко­ви­ках бло­гер­ка выле­за­ет. Но если при­смот­реть­ся к кон­тек­стам, ока­жет­ся, что они или отно­сят­ся к дру­гим сла­вян­ским язы­кам, где такие сло­ва орга­нич­ны, или же свя­за­ны с идео­ло­ги­ей, напри­мер, сайт Рос­сий­ско­го феми­нист­ско­го объ­еди­не­ния «ОНА». А вот кон­тек­сты сло­ва бло­гер­ша ней­траль­ны — обыч­ные ново­сти. «Извест­ная ураль­ская бло­гер­ша Мария Вис­ку­но­ва раз­ме­сти­ла пост в Instagram, в кото­ром раз­мыш­ля­ет о горо­дах и людях, кото­рых встре­ча­ла, путе­ше­ствуя по миру».

Почему их сторонятся?

Во-пер­вых, в сете­вых дис­кус­си­ях посто­ян­но транс­ли­ру­ет­ся миф о -ша как о спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ном «суф­фик­се жены». И прав­да, в XVIII-XIX веках май­ор­ша, про­фес­сор­ша — жёны май­о­ра и про­фес­со­ра. Но одно­вре­мен­но, как видим, уже в том же XVIII веке назы­ва­ют дирек­тор­шей руко­во­ди­тель­ни­цу труп­пы. А малер­шей — худож­ни­цу: «Сле­ду­ю­щие пер­со­ны от ака­де­мии жало­ва­нье полу­ча­ют:

Биб­лио­те­карь 800 руб­лев
Малер­ша 300
Апте­карь 200».

Более того, ров­но та же исто­рия со все­ми «суф­фик­са­ми жен­ско­сти». В одной ситу­а­ции они обо­зна­ча­ют жен, как сол­дат­ка в ста­рой рус­ской деревне, в дру­гих — дея­тель­ниц, как та же сол­дат­ка в совре­мен­ном рус­ско­языч­ном Изра­и­ле. Док­тор­ша, как и допет­ров­ское док­то­ри­ца, зна­чи­ло «жена док­то­ра», но лишь пер­вые жен­щи­ны ста­ли полу­чать меди­цин­ское обра­зо­ва­ние, сло­во начи­на­ет обо­зна­чать жен­щи­ну-вра­ча. «Новая док­тор­ша — 27 лет, зани­ма­лась сна­ча­ла в Жене­ве, где полу­чи­ла диплом „бака­лав­ра физи­че­ских и есте­ствен­ных наук“, а затем обра­ти­лась к изу­че­нию меди­ци­ны в Цюри­хе и Бер­лине» («Рус­ский листок», 1907). Нет в рус­ском язы­ке спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных «суф­фик­сов жен», а сей­час и само это зна­че­ние уста­ре­ло.

Вто­рое воз­ра­же­ние серьез­нее. Сего­дня сло­ва на -ша почти все­гда раз­го­вор­ные, в отли­чие от ней­траль­ных обо­зна­че­ний муж­чин, и ино­гда с нале­том пре­не­бре­жи­тель­но­сти. Имен­но для автор­ши пре­не­бре­жи­тель­ность оче­вид­на. Но как раз оттен­ки зна­че­ния сло­ва доволь­но лег­ко меня­ют­ся, воз­ни­ка­ют и забы­ва­ют­ся. С нашим сего­дняш­ним объ­ек­том такое вро­де бы тоже про­ис­хо­дит. Во вполне про­фе­ми­нист­ской дис­кус­сии о семей­ном наси­лии в «Фейс­бу­ке» толь­ко что встре­ти­лось: «Не надо писать автор­ше „я бы ни секун­ды тако­го отно­ше­ния не потер­пе­ла“». «Все-таки я заступ­люсь за ком­мен­та­тор­шу».

* * *

…Конеч­но, в самих зву­ках того или ино­го сло­ва или его кусоч­ка, будь то -ша, -ка и так далее, не зало­же­ны ни отно­ше­ние, ни «вкус струж­ки». И нет ниче­го невоз­мож­но­го как в том, что автор­ша утра­тит пре­не­бре­жи­тель­ность, так и в том, что автор­ка пере­ста­нет коро­бить… А то и оба сло­ва забу­дут­ся, если автор окон­ча­тель­но пере­ста­нет в нашем вос­при­я­тии обо­зна­чать муж­чи­ну, утра­тит зна­че­ние пола. Но с точ­ки зре­ния линг­ви­сти­ки про­ис­хо­дя­щее — боль­шой инте­рес­ный экс­пе­ри­мент. Он демон­стри­ру­ет, как почти физи­че­ски важ­ны для носи­те­лей язы­ка его внут­рен­ние зако­ны, впи­тан­ные в дет­стве, о суще­ство­ва­нии кото­рых они даже не подо­зре­ва­ют.

Ири­на Фуфа­е­ва,
науч. сотр. Инсти­ту­та линг­ви­сти­ки РГГУ

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (22 оценок, среднее: 4,82 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , ,

 

98 комментариев

  • И всё же дело в при­выч­ке. Меня уже ничуть не сму­ща­ет «автор­ка». Но теперь у жур­на­ли­стов появи­лась мода писать в муж­ском роде о жен­щи­нах, чья про­фес­сия обо­зна­ча­ет­ся суще­стви­тель­ным муж­ско­го рода («дирек­тор ска­зал», когда дирек­тор жен­щи­на).

    • Людмила:

      Мне поче­му-то вспомнилось,что Зина­и­да Гип­пи­ус совер­шен­но не выно­си­ла сло­во «ПОЭТЕССА».О себе гово­ри­ла толь­ко в муж­ском роде :«Я -ПОЭТ!».Мне тоже сло­во «поэтес­са» с этим зме­и­ным СС никак не импонирует.Если исхо­дить из нашей дис­кус­сии, как назвать сей­час женщину,сочиняющую сти­хи – ПОЭТКА? Неле­по и смешно!Но…«есть мно­го, друг Гора­цио…»

    • Alex:

      ««дирек­тор ска­зал», когда дирек­тор жен­щи­на»

      Я в таких слу­ча­ях пишу «дирек­тор ска­за­ла» :)

  • …«завсе­гда­тай» есть. Где «завсе­гда­тай­ка»? Тут про феми­ни­ти­вы или что?

    • Ирина Фуфаева:

      Даже не все грам­ма­ти­че­ские фор­мы не у всех слов име­ют­ся (как буду­щее вре­мя от «побе­дить» или име­ни­тель­ный от «щец»?), что уж гово­рить о сло­во­об­ра­зо­ва­нии. Нет – оче­вид­но, пото­му, что само сло­во «завсе­гда­тай» доста­точ­но ред­кое. В Нац­кор­пу­се при­ме­ров немно­го, и начи­на­ют­ся они все­го с 1888 года, несмот­ря на арха­ич­ный суф­фикс -тай (как согля­да­тай). И вот это более инте­рес­но: отку­да оно с таким арха­ич­ным суф­фик­сом так позд­но (вро­де бы) взя­лось? У Даля «завсе­гда­тая» нет совсем, зато есть «завсе­гда­тель» как шуточ­ный сино­ним к «засе­да­тель». «Завсе­гда­тель, шуточн. вм. засе­да­тель. Гоголь назвал Пет­руш­ку кабац­ким завсе­гда­те­лем». Воз­мож­но, «завсе­гда­тай» еще одно шуточ­ное обра­зо­ва­ние кон­ца 19 века с исход­но кабац­ки­ми кон­но­та­ци­я­ми.
      Но! Имен­но сей­час, в наше вре­мя, поис­ко­ви­ки фик­си­ру­ют в интер­нет-речи «завсе­гда­тай­ша»: «Я уже на 7-м заня­тии тан­це­ва­ла, как завсе­гда­тай­ша милонг». Есть потреб­ность – есть язы­ко­вая воз­мож­ность.

    • Даже не все грам­ма­ти­че­ские фор­мы не у всех слов име­ют­ся (как буду­щее вре­мя от «побе­дить» или име­ни­тель­ный от «щец»?), что уж гово­рить о сло­во­об­ра­зо­ва­нии. Нет — оче­вид­но, пото­му, что само сло­во «завсе­гда­тай» доста­точ­но ред­кое. В Нац­кор­пу­се при­ме­ров немно­го, и начи­на­ют­ся они все­го с 1888 года, несмот­ря на арха­ич­ный суф­фикс -тай (как «согля­да­тай»). И вот это более инте­рес­но: отку­да оно с таким арха­ич­ным суф­фик­сом так позд­но (вро­де бы) взя­лось? У Даля «завсе­гда­тая» нет совсем, зато есть «завсе­гда­тель» как шуточ­ный сино­ним к «засе­да­тель». «Завсе­гда­тель, шуточн. вм. засе­да­тель. Гоголь назвал Пет­руш­ку кабац­ким завсе­гда­те­лем». Воз­мож­но, «завсе­гда­тай» еще одно шуточ­ное обра­зо­ва­ние кон­ца 19 века с исход­но кабац­ки­ми кон­но­та­ци­я­ми.

      Но… Имен­но сей­час, в наше вре­мя, в 21 веке, поис­ко­ви­ки фик­си­ру­ют в интер­нет-речи «завсе­гда­тай­ша»: «Я уже на 7-м заня­тии тан­це­ва­ла, как завсе­гда­тай­ша милонг». То есть, когда у гово­ря­ще­го есть потреб­ность – у язы­ка есть воз­мож­ность.

  • Сергей:

    Как инте­рес­но: автор ста­тьи – науч­ный сотруд­ник инсти­ту­та линг­ви­сти­ки. Было бы есте­ствен­но ожи­дать от авто­ра хотя бы ува­жи­тель­но­го отно­ше­ния к пред­ме­ту сво­их заня­тий, т. е. язы­ку. Вме­сто это­го автор весь­ма индиф­фе­рент­но (если не ска­зать – снисходительно)описывает в сво­ей ста­тье один из слу­ча­ев наси­лия над рус­ским язы­ком, кото­рые ста­ли сей­час столь мно­го­чис­лен­ны­ми и агрес­сив­ны­ми, что впо­ру рас­суж­дать уже о неко­ей кам­па­нии про­тив это­го язы­ка. Но не толь­ко тер­пи­мо­стью к вуль­га­риз­мам при­ме­ча­те­лен под­ход авто­ра, а и взя­той им на воору­же­ние мани­пу­ля­ци­он­ной мето­ди­кой: люди, не при­ем­лю­щие язы­ко­во­го «без­обид­но­го ново­вве­де­ния», мимо­хо­дом стиг­ма­ти­зи­ру­ют­ся авто­ром, как мизо­ги­ни­сты. (Что тут же напо­ми­на­ет о «мар­ше вагин» и пр. подоб­ной вак­ха­на­лии.) Ста­тья, конеч­но, носит не науч­но-попу­ляр­ный, а поли­ти­че­ский харак­тер.

    • n11:

      Вот уж под­лин­но: у кого что болит…

    • Ирина Фуфаева:

      Сер­гей, про­чти­те текст на этой стра­ни­це, а не свой вооб­ра­жа­е­мый, со сло­вом «мизо­ги­ни­сты») в моем это­го нет)

    • Trythone:

      Ну у кого поли­то­та в голо­ве вме­сто мыс­лей, тому вез­де мере­щит­ся поли­ти­че­ская моти­ва­ция. Гуг­лить «миф о пор­че язы­ка», это выступ­ле­ние Плун­гя­на, кажет­ся.

  • Напи­са­но изящ­но и инте­рес­но, автор­ше поклон

  • Абв­гдей­ка, коро­че.. не готов пока, оста­нусь кон­сер­ва­то­ром…

  • Артем:

    Дирек­три­са, авто­рес­са, ком­мен­та­т­ри­са!)

  • Имхо, все таки за пре­де­ла­ми язы­ка. Поли­ти­ки иден­тич­но­сти, уве­ро­вав­шие в Фуко, что язык это власть пыта­ют­ся кон­тро­ли­ро­вать язык, а уж как это для язы­ка – их вол­ну­ет мень­ше, потер­пи­те -при­вык­ни­те

    • Ирина Фуфаева:

      Миха­эль, что имен­но «за пре­де­ла­ми язы­ка»? В ста­тье речь о вос­при­я­тии слов типа «автор­ка» как «чего-то не того», и это ощу­ще­ние вызва­но имен­но внут­ри­я­зы­ко­вы­ми при­чи­на­ми.

  • Язы­ко­вые нор­мы поса­же­ны в нас креп­ко, но живут они все же где-то в глу­бине. Все­гда инте­рес­но наблю­дать, сколь­ко секунд раз­мыш­ля­ет собе­сед­ник при отве­те на вопрос «Жен­щи­на Гре­ции — греч­ка или гре­чи­ха?»

    • Адар Долински:

      Либо греш­ни­ца, либо гре­хов­ни­ца, судя по все­му.

    • Ирина Фуфаева:

      А пото­му, что, види­мо, кон­крет­ная модель – на -анка – гре­чан­ка – не очень живая. А вот на -ша, как дока­зы­ва­ют вся­кие бло­гер­ши и руфер­ши, вполне живая.

      • Кажет­ся, в отно­ше­нии «-анка» Вы пра­вы. Отно­си­тель­но лег­ко дают­ся ростов­чан­ка, ирку­тян­ка (может быть, из-за созву­чия с аспи­рант­кой). Но, к сво­е­му сты­ду, как-то раз неволь­но назвал корей­скую сту­дент­ку «корей­кой». Дол­го изви­нял­ся, хотя она, веро­ят­но, и не заме­ти­ла.

        • Ирина Фуфаева:

          Вот сра­ще­ния «-еан­ка» и «-иан­ка» (на слух оди­на­ко­вые), по-мое­му, более или менее живень­кие. Мар­си­ан­ка, вене­ри­ан­ка, и так далее. Я так пони­маю, что побе­див­шие вари­ан­ты «коре­ян­ка», «кита­ян­ка», «инди­ан­ка» – резуль­тат есте­ствен­но­го отбо­ра, как раз и помо­га­ю­щий избе­жать анек­до­ти­че­ской омо­ни­мии с корей­ка, китай­ка, индей­ка, воз­ни­ка­ю­щей за счет «боль­шой нагруз­ки суф­фик­са -ка». Слу­ча­ев такой омо­ни­мии леги­он. Суф­фикс полу­чил­ся кра­си­вый, но для про­фес­сий и заня­тий не исполь­зу­ет­ся.

          • «Авто­ри­ца». Идем по ули­це. Перед нами в несколь­ких мет­рах дви­жет­ся ком­па­ния моло­де­жи, одна из деву­шек что-то роня­ет из сумоч­ки. «Девуш­ка! Девуш­ка!» – никак не слы­шит. Нако­нец, мой при­я­тель – боль­шой зна­ток жен­ской души – нахо­дит реше­ние: «Кра­са­ви­ца!» – Пово­ра­чи­ва­ет­ся мгно­вен­но.

            • Ирина Фуфаева:

              «Авто­ри­ца» – вот веке в 16 так бы и полу­чи­лось, судя по «масте­ри­ца» и «док­то­ри­ца», но уже с кон­ца 18 века для таких основ толь­ко -ша. Сей­час -ица непро­дук­тив­ный, поезд его ушел. Про­дук­тив­ны толь­ко вос­хо­дя­щие к нему -ница, -щица, -чица. Но они жест­ко свя­за­ны с опре­де­лен­ны­ми типа­ми основ. -Ница рабо­та­ет толь­ко для основ на -тель и -ник, писа­тель – писа­тель­ни­ца, сотруд­ник – сотруд­ни­ца. Не успе­ло «ват­ник» начать обо­зна­чать чело­ве­ка, как зако­но­мер­но (само собой) появи­лось «ват­ни­ца». -Чица – для основ на -чик, лет­чик – лет­чи­ца, -щица – на -щик,барабанщик – бара­бан­щи­ца. Глав­ное, что это спон­тан­ный про­цесс, о чем и ста­тья. Навя­зать «авто­ри­цу» так же слож­но, как «автор­ку» (и нет осо­бо­го смыс­ла).

              • С 16-м веком Вы пра­вы, конеч­но. Но если бы мне поче­му-либо пона­до­би­лось назвать кон­крет­ную авто­ра-жен­щи­ну одним сло­вом, то ни «автор­ша», ни «автор­ка» не подо­шли бы – тут преж­де все­го слы­шит­ся что-то обид­ное или и вовсе фар­ма­цев­ти­че­ское. А «авто­ри­ца», есть надеж­да, если не пора­ду­ет, то хотя бы поза­ба­вит. И, Вы вновь пра­вы, пытать­ся навя­зы­вать­ся с чем-то подоб­ным про­сто смеш­но и, глав­ное, абсо­лют­но бес­по­лез­но – ясно, что никто в этой экс­цен­трич­ной затее за мной не после­до­вал бы.

                • Ирина Фуфаева:

                  Ну вот как раз экс­прес­сия – это серьез­но) заба­ва и при­кол – хоро­ший дебют для сло­ва вооб­ще, в отли­чие от идео­ло­гии, это как раз тот дви­жок, кото­рый может ожи­вить суф­фикс, утра­тив­ший про­дук­тив­ность. Ниже я обсуж­даю исто­рию суф­фик­са -ота, кото­рый уже в 40-х годах 20 века ака­де­мик Вино­гра­дов назвал непро­дук­тив­ным, а не так дав­но начал­ся его ренес­санс – гопо­та, поли­то­та, мило­та, адми­но­та и т.д. Так что забавь­те, кто зна­ет)

                  • Горбунов-Посадов:

                    У нас лет трид­цать назад раз­ра­ба­ты­вал­ся про­ект с аббре­ви­а­ту­рой КАПРИ, и участ­ни­ки еди­но­душ­но назы­ва­ли себя «капри­о­та­ми». Насколь­ко уме­стен здесь такой суф­фикс? Роди­те­ли рас­ска­зы­ва­ли, что когда меня в трех­лет­нем воз­расте спро­си­ли, пат­ри­от ли я, то неожи­дан­но услы­ша­ли вполне опре­де­лен­ный ответ: «Нет» — ?! — «Пат­ри­о­ты живут в Пат­ри­о­тии, а я живу в Москве».

                    • Ирина Фуфаева:

                      Ну, если еди­но­душ­но, то все умест­но) это же шут­ли­вое само­на­зва­ние, рож­ден­ное, а не скон­стру­и­ро­ван­ное.

                  • Горбунов-Посадов:

                    А про­ис­хож­де­ние ренес­сан­са «ота», о кото­ром Вы пиши­те, на мой взгляд, оче­вид­но. Сна­ча­ла роди­лось чрез­вы­чай­но успеш­ное сло­во «лими­та», где, конеч­но, ника­ко­го суф­фик­са не было. Но далее по созву­чию нача­ли радост­но пло­дить­ся сло­ва с опо­рой на этот полу­за­бы­тый суф­фикс.

                    • Ирина Фуфаева:

                      Ну вооб­ще я думаю, Вино­гра­дов оши­бал­ся, суф­фикс не уми­рал, теп­лил­ся, про­сто в опре­де­лен­ных сфе­рах, дале­ких от лите­ра­тур­но­го язы­ка. Вши­во­та = «бед­ность» в Нац­кор­пу­се встре­ча­ет­ся в раз­ные годы, начи­ная с 20-х (пишу по памя­ти). «Сво­ло­та» впер­вые мель­ка­ет у Буни­на в речи пер­со­на­жа в нача­ле 20 века. «Лими­та» в кон­це 20 века ста­ло важ­ной под­держ­кой для суф­фик­са, думаю, Вы в этом совер­шен­но пра­вы, пото­му, что, конеч­но, для вос­при­я­тия важ­ны кусоч­ки слов, име­ю­щих оди­на­ко­вые кусоч­ки зна­че­ния, неваж­но, явля­ют­ся они насто­я­щи­ми суф­фик­са­ми или слу­чай­ным созву­чи­ем. Но «гопо­та», как я пони­маю, немно­гим более позд­нее сло­во; потом, из того же ряда, что и «лими­та», со слу­чай­ным созву­чи­ем, но тем же зна­че­ни­ем «пре­зри­тель­ной соби­ра­тель­но­сти» – «нар­ко­та». Так что толч­ков было несколь­ко. Вот здесь я раз­би­ра­юсь с -ота: https://trv-science.ru/2018/06/05/dobrota-milota-adminota-politota-ili-novaya-zhizn-starogo-suffiksa/

  • Саша:

    Не мог­ли бы вы пояс­нить, отче­го в пред­ло­же­нии, начи­на­ю­щем­ся с «непи­са­ные пра­ви­ла соче­та­е­мо­сти, мно­гие из кото­рых даже невы­яв­ле­ны», «не» пишет­ся вами слит­но c «выяв­ле­ны»? Спа­си­бо.

  • Наталья:

    В поль­ском язы­ке, к при­ме­ру, есть сло­во «autorka» (в пере­во­де «автор­ша», «жен­щи­на-автор»).

  • Пал палыч:

    Авторка/​лекторка/​модераторка

    зачем сло­ва ковер­кать? отку­да автор? из бело­рус­сии или с ука­ри­ны?
    В Москве всю жизнь гово­ри­ли
    Автор­ша, лек­тор­ша, моде­ра­тор­ша, а уж никак не -ка.

  • Март:

    Немно­го бре­да. Но рас­ту­ще­го от пары ведун-ведь­ма:
    автор – любые пишу­щие, муж­чи­на, жен­щи­на, ней­т­ро… (на мой взгляд тер­мин сам по себе ней­т­ро)
    авта­ма – жен. автор,
    автун муж. автор.
    И, да, от сло­ва «автор­ка» меня коро­бит. Оста­ёт­ся при­вкус покрыш­ки.

    • Ирина Фуфаева:

      «Авта­ма — жен. автор, автун муж. автор». Ну, во-пер­вых, куда-то дел­ся -р из кор­ня «автор», во-вто­рых, модель на -ма уже мерт­ва. На -ун теп­лит­ся, но как экс­прес­сив­ный («хрюн», «лизун»). Ну, а глав­ное – сло­во­об­ра­зо­ва­ние про­ис­хо­дит спон­тан­но и спон­тан­но же под­хва­ты­ва­ет­ся. Но в прин­ци­пе тро­ич­ная систе­ма (ней­траль­ное – жен­ское – муж­ское), пре­крас­на) в каком-нибудь вооб­ра­жа­е­мом язы­ке.
      Про покрыш­ку инте­рес­но))

      • В латы­ни (отку­да ноги у мно­гих тер­ми­нов) auct – корень or – окон­ча­ние (или суф­фикс? не пом­ню, да и не суть важ­но). Как в англий­ском work – рабо­та worker – рабо­чий (если я не прав, боль­но не бей­те). Им и пожерт­во­вал. Авто­рун и авто­ра­ма более гро­мозд­ки, хотя и заслу­жи­ва­ют соё место на пол­ке.
        Мама. Ведь­ма. Вполне себе ходо­вые сло­ва. Это из того, что вспо­ми­на­ет­ся с ходу. Так что не так уж и мерт­во.
        Что­бы сде­лать сад более кра­си­вым мно­гое тре­бу­ет­ся под­стричь. Это к вопро­су о язы­ке и спон­тан­ном сло­во­об­ра­зо­ва­нии.

      • По про­ис­хож­де­нию рас­тёт из пра­ин­до­евр. *aug- «уве­ли­чи­вать».

  • Пал палыч:

    что-то мне эта «дис­кус­сия» напом­ни­ла ста­рый боро­да­тый анек­дот.

    сидят два х…, пар­дон, мало­рос­си­я­ни­на в шин­ке и пьют пиво.
    один дру­го­му и гово­рит:
    – А ты зна­ешь, Мыко­ла, як мос­ка­ли пыво кли­чуть?
    – Як?
    – А пии­ии­во!
    – Ни! Вот же ж хады. Пере­убы­вав бы!

    Ну а если серьёз­но, диа­лек­тов в Рос­сии пол­но – как и в любой дру­гой стране, – и в каж­дой мест­но­сти есть свои осо­бен­но­сти. В Москве, напри­мер, нико­гда не гово­ри­ли «мышь». мыш все­гда был он.
    Из мало­рос­сий­ско­го и бело­рус­ско­го диа­лек­тов боль­ше­ви­ки даже выве­ли отдель­ные «язы­ки» в целях борь­бы с рус­ским импе­ри­а­лиз­мом и раз­ва­ла «тюрь­мы наро­дов».

  • Алексей В. Лебедев:

    Мне кажет­ся, кра­си­вее – авто­рес­са, лек­то­рес­са и т.д. как прин­цес­са или поэтес­са (не гово­рят же – поэт­ка или поэт­ша). От дирек­то­ра жен­ский род – дирек­три­са, так и в совет­ское вре­мя гово­ри­ли (о жен­щи­нах – дирек­то­рах школ).

  • Пал палыч:

    Мне кажет­ся, кра­си­вее — авто­рес­са, лек­то­рес­са и т.д. как прин­цес­са или поэтес­са
    На вкус, на цвет, как гово­рит­ся… но не по-рус­ски.
    Вы фран­ко­фил, Ува­жа­е­мый!

  • автор­ка с непри­выч­ки коро­бит, это прав­да (но име­ет место эво­лю­ция и эти ощу­ще­ния ухо­дят), но ведь в любом слу­чае она мно­го луч­ше автор­ши (дирек­тор­ши, пас­тор­ши)

    • Ирина Фуфаева:

      «Луч­ше» – в отно­ше­нии язы­ка субъ­ек­тив­но. Татья­на Тол­стая, напри­мер, будучи непре­взой­ден­ным сти­ли­стом, «автор­шу» допус­ка­ет, а «автор­ку» – нет. В ста­тье при­мер дис­кус­сии в с\с с исполь­зо­ва­ни­ем слов «автор­ша» и «ком­мен­та­тор­ша» как ней­траль­ных.

    • Николай:

      Луч­ше что­бы сло­во «автор» ста­ло ген­дер­но ней­траль­ным, ИМО. И пока не напи­шут «хоте­ла сказать\хотел ска­зать» не было ясно, автор муж­чи­на или жен­щи­на. Как имя «Женя» или «Саша».

  • Сова:

    У сло­ва «автор­ка», кото­рое само по себе меня не коро­бит, как и у «парт­нер­ки», есть зна­че­ние, не свя­зан­ное с чело­ве­ком. «Автор­ка» – это автор­ская рабо­та. Сло­во жар­гон­ное, но оно есть. Напри­мер «на куколь­ной выстав­ке в левом ряду пока­за­ны кук­лы мас­со­во­го про­из­вод­ства, а в пра­вом – автор­ка». И конеч­но, назы­вать этим сло­вом чело­ве­ка мне совсем непри­ят­но.

    • Ирина Фуфаева:

      Этот ком­мен­та­рий досто­ин при­за за луч­ший ком­мен­та­рий. Я писа­ла, что шаб­лон на -ша там, где, дей­стви­тель­но мог­ло бы быть -ка, воз­мож­но, под­дер­жи­ва­ет­ся тем, что помо­га­ет избе­гать «анек­до­ти­че­ской омо­ни­мии», слу­ча­ю­щей­ся с обо­зна­че­ни­я­ми наци­о­наль­но­стей и пр., когда жен­щи­на и пред­мет обо­зна­ча­ет­ся одним сло­вом – фин­ка, бол­гар­ка, вьет­нам­ка и пр. На самом деле таких омо­ни­мов гораз­до боль­ше, тк есть еще раз­ные сокра­щен­ные топо­ни­мы и дру­гие име­на – Гру­зин­ка (ули­ца), Ком­со­мол­ка (т.е. Ком­со­моль­ская пло­щадь – Ниж­ний Нов­го­род). «Редак­тор­ка» тео­ре­ти­че­ски может озна­чать «ком­на­та редак­то­ров», и пр. Но вот что и в самом деле суще­ству­ет сло­во «автор­ка», обо­зна­ча­ю­щее пред­мет, не зна­ла. Таким обра­зом, пред­по­ло­же­ние ста­но­вит­ся весо­мее) Спа­си­бо!

      • Владимир Крымский:

        По этой же схе­ме «автор­ка – автор­ские рабо­ты», по-мое­му, дав­но созда­ны ана­ло­ги: сто­ляр­ка, молоч­ка и т.д. А как Вы рас­це­ни­те такой ново­дел как «жир­дяй»? Рань­ше был толь­ко «жер­дяй» – высо­кий, худой, несклад­ный, рас­хля­бан­ный чело­век. Сюда же отнёс бы «раз­гиль­дяй», «негодяй»,«распи…дяй». Имен­но
        общие не толь­ко по суф­фик­су, а ещё и по ассо­ци­а­тив­но­му обра­зу. И, мне кажет­ся, «жир­дяй», кро­ме пре­не­бре­жи­тель­ной окрас­ки, более ниче­го обще­го с похо­жи­ми сло­ва­ми не име­ет.
        P.S. Спа­си­бо огром­ное за Ваши ста­тьи, рус­ский язык, несмот­ря на свою мощь, очень нуж­да­ет­ся в гра­мот­ной защи­те.

  • Елена:

    «Автор­ка» уже прак­ти­че­ски закре­пи­лась в речи с силь­ной иро­ни­че­ской кон­но­та­ци­ей: запо­лош­ная бор­цы­ха за «ген­дер­ное равен­ство». По моим наблю­де­ни­ям, сей­час силь­на тен­ден­ция, обрат­ная тому, что пыта­ют­ся навя­зать феми­нист­ки: выход из упо­треб­ле­ния лек­си­че­ских пар жен­ско­го рода и фак­ти­че­ский пере­ход слов муж­ско­го рода в общий, осо­бен­но в соста­ве ска­зу­е­мо­го. «Анна по про­фес­сии худож­ник» – сплошь и рядом (но «Худож­ник напи­са­ла кар­ти­ну» – пока невоз­мож­но). Недав­но уви­де­ла: «В США задер­жа­на рос­сий­ский граж­да­нин Мария Бути­на».

    • Ирина Фуфаева:

      Спа­си­бо за цита­ту. Хотя вот в слу­чае с «граж­да­нин» стран­но, это какое-то гипер­тро­фи­ро­ван­ное стрем­ле­ние к офи­ци­аль­но­сти, посколь­ку само «граж­дан­ка» вполне офи­ци­аль­ное. Согла­со­ва­ние неко­то­рых слов ранее муж­ско­го рода с гла­го­лом в жен­ском роде, конеч­но, вполне тен­ден­ция. Но имен­но толь­ко для неко­то­рых слов – частот­ных в обы­ден­ной, раз­го­вор­ной речи. Лиди­ру­ет здесь «врач» – это сло­во в раз­го­вор­ной речи уже дав­но согла­су­ет­ся и с при­ла­га­тель­ны­ми в ж.р., «наша врач опыт­ная» и пр. (в роди­тель­ских фору­мах, напри­мер). Не думаю, что здесь воз­мож­на уни­фи­ка­ция, ведь грам­ма­ти­че­ские изме­не­ния начи­на­ют­ся в раз­го­вор­ной речи, а если сло­во в ней исполь­зу­ет­ся ред­ко, у него нет шан­сов. Но в той же раз­го­вор­ной речи есть и тен­ден­ция к обра­зо­ва­нию феми­ни­ти­вов, что харак­тер­но. Взять хоть школь­ные – исто­рич­ка, русич­ка, пре­под­ша. Види­мо, опре­де­ля­ет потреб­ность в феми­ни­ти­ве кон­текст, ситу­а­ция и кон­крет­ное сло­во.

      • Елена:

        Тут, мне дума­ет­ся, сра­зу несколь­ко «но». «Исто­рич­ка», «мате­ма­тич­ка» и пр. – это имен­но «учил­ка», раз­го­вор­ное и зача­стую пре­не­бре­жи­тель­ное, в то вре­мя как жен­щи­ну-исто­ри­ка или жен­щи­ну-мате­ма­ти­ка никто так не назо­вёт. Ту же нерав­но­знач­ность я слы­шу во мно­гих сло­вар­ных лек­си­че­ских парах: жен­ский вари­ант уже по объ­ё­му зна­че­ния и ниже по кон­но­та­ции, чем муж­ской, ср.: мастер – масте­ри­ца, учи­тель – учи­тель­ни­ца. Насиль­ствен­ное навя­зы­ва­ние «феми­ни­ти­вов» при­ве­дёт толь­ко к тому, что сло­во­фор­мы жен­ско­го рода будут вос­при­ни­мать­ся как вто­рой сорт; нач­нёт­ся новый виток борь­бы за рав­но­пра­вие в сло­ва­ре, вро­де цве­та­ев­ской (или гип­пи­ус­ной?) исте­ри­ки на тему «я не поэтес­са, а поэт» (т. е., бук­валь­но, насто­я­щая вещь, а не этот срам с дыр­кой). Как вы совер­шен­но вер­но под­ме­ти­ли, акти­вист­ки пыта­ют­ся вло­мить­ся в язык, не давая себе тру­да даже пона­блю­дать за его есте­ствен­ны­ми зако­но­мер­но­стя­ми; как пра­ви­ло, в таких слу­ча­ях он очень при­чуд­ли­во и едко мстит.
        P.S. Я невер­но при­ве­ла цита­ту. В ори­ги­на­ле было: «Аме­ри­кан­цы взя­ли в залож­ни­ки рос­сий­ско­го граж­да­ни­на Марию Б.», – т. е. аграм­ма­ти­че­ско­го согла­со­ва­ния с гла­го­лом не было. В слу­ча­ях, когда оно есть, по моим наблю­де­ни­ям, чаще имен­но гла­гол тянет за собой суще­стви­тель­ное в жен­ский род – «вра­чи­ха выпи­са­ла», «пред­се­да­тель­ша ска­за­ла» и т. п.

        • Ирина Фуфаева:

          Да, конеч­но, «исто­рич­ка» и проч. раз­го­вор­ное, я как раз и имею в виду, что имен­но в раз­го­вор­ной, нефор­маль­ной речи есть тен­ден­ция к обра­зо­ва­нию «нату­раль­ных» феми­ни­ти­вов. При­чем, есте­ствен­но, она каса­ет­ся частот­ных, вос­тре­бо­ван­ных слов: обо­зна­че­ния «учи­лок» вос­тре­бо­ва­ны и частот­ны, а уче­ных – отнюдь. Насчет более узко­го объ­е­ма и сни­жен­ных кон­но­та­ций мно­гих (но не всех) феми­ни­ти­вов – без­услов­но, хотя все-таки это во мно­гом «насле­дие», исто­ри­че­ски достав­ше­е­ся: самые совре­мен­ные пары типа бло­гер – бло­гер­ша вро­де как не отли­ча­ют­ся ни объ­е­мом, ни кон­но­та­ци­я­ми.

          Спа­си­бо за цита­ту с «граж­да­ни­ном Мари­ей», да, есть и такое, когда феми­ни­тив уби­ра­ет­ся, как бы уже будучи чем-то излиш­ним, как тут, когда речь идет исклю­чи­тель­но о граж­дан­стве РФ. Насчет «затас­ки­ва­ния суще­стви­тель­но­го гла­го­лом в ж.р.», то есть чисто внут­ри­линг­ви­сти­че­ской, грам­ма­ти­че­ской потреб­но­сти в феми­ни­ти­ве – инте­рес­но под­ме­че­но.

        • Ирина Фуфаева:

          Ну и да, как раз «нату­раль­ные» раз­го­вор­ные феми­ни­ти­вы про­дви­га­тель­ни­цам идео­ло­ги­че­ских феми­ни­ти­вов не нра­вят­ся.

    • Горбунов-Посадов:

      Любо­пыт­но, что про­изой­дет, если назвать уче­но­го сек­ре­та­ря дис­сер­та­ци­он­но­го сове­та «уче­ной сек­ре­тар­шей»? Пря­мо на защи­те?

  • Владимир П.:

    Неболь­шое заме­ча­ние к «поло­низ­мам» на -ка. На Укра­ине доста­точ­но чет­кое раз­де­ле­ние (если гово­рить о диа­лек­тах, а не о грам­ма­ти­че­ской нор­ме лите­ра­тур­но­го язы­ка). Окон­ча­ния на «-ка» харак­тер­ны для Запад­ной Укра­и­ны («док­тор­ка», «фельд­шер­ка», «учи­тель­ка»), а для цен­траль­ной – ско­рее на «-ца» («док­то­ри­ца», «фель­ше­ри­ца», «учи­тель­ни­ца»).

  • Георгий:

    Ста­рый анек­дот по пово­ду суф­фик­са -ка:

    Поляк – чело­век, а поль­ка – танец
    Финн – чело­век, а фин­ка – нож
    Бол­га­рин – чело­век, а бол­гар­ка – инстру­мент
    Чех – чело­век, а чеш­ки – обувь
    и тд…
    и толь­ко моск­вич­ка – чело­век, а «Моск­вич» – вед­ро с гай­ка­ми

  • Семён:

    А поче­му не гово­рят биз­не­смен­ка (хотя спортс­мен­ка)? на мой слух, нор­маль­но

    • ответ семену:

      Пото­му что это малень­кая биз­не­сву­мен)
      Сло­во спортс­мен­ка дав­но и проч­но в язы­ке закре­пи­лось. Вос­при­ни­ма­ет­ся вполне рус­ским.
      А сло­во биз­нес­мен пока не вос­при­ни­ма­ет­ся как нечто рус­ское. Ско­рее как пря­мая каль­ка с англий­ско­го. Соот­вет­ствен­но -енк- в биз­не­смен­ка сра­зу вос­при­ни­ма­ет­ся как умень­ши­тель­но-лас­ка­тель­ный суф­фикс, хотя суф­фик­сом и не явля­ет­ся.
      То же самое с суперменом/​суперменкой/​суперменьшой

      • Ирина Фуфаева:

        да нет суф­фик­са -енк, есть -ёнк: сест­рён­ка, газе­тён­ка; есть -еньк – речень­ка, ручень­ка. В дан­ном слу­чае вос­при­я­тие -енк как суф­фик­са ни при чем.

      • kaptnemo:

        Если англи­цизм на -мен язы­ком осво­ен (как спортс­мен, рекорд­смен или буш­мен), то он про­из­но­сит­ся с мяг­ким м: [-м’эн]. И соот­вет­ствен­но поз­во­ля­ет от себя обра­зо­вы­вать -менок. А биз­не­см­Эн, суперм­Эн и т.п. ещё тол­ком не осво­е­ны.

  • Андрей:

    вот и этот автор пишет… ох, про­сти­те за такое отступ­ле­ние от моды! вот и эта автор­ка пишет, что дан­ное явле­ние – чисто язы­ко­вое и под­чи­ня­ет­ся внут­рен­ним зако­нам язы­ка. но борь­ба за рав­но­пра­вие, с кото­рым это явле­ние обыч­но свя­зы­ва­ет­ся, совсем не отно­сит­ся к язы­ку с его внут­рен­ни­ми зако­на­ми, явля­ясь соци­аль­ным. воз­ни­ка­ет два вопро­са:
    1) каким обра­зом автор свя­зы­ва­ет два явле­ния – соци­аль­ное и язы­ко­вое (связь долж­на быть, оче­вид­но, обо­юд­ной)?
    2) мож­но ли решить соци­аль­ную про­бле­му каки­ми-то изме­не­ни­я­ми чисто язы­ко­во­го поряд­ка?

  • Дмитрий Браткин:

    а как рас­шиф­ро­вы­ва­ет­ся «науч. сотр. Инсти­ту­та линг­ви­сти­ки РГГУ» – науч­нАЯ сотруд­ни­ЦА?

    • Ирина Фуфаева:

      В совре­мен­ном бюро­кра­ти­че­ском сти­ле феми­ни­ти­вы прак­ти­че­ски отсут­ству­ют, его отли­чи­тель­ная чер­та – уни­фи­ка­ция. А есте­ствен­ная сре­да совре­мен­ных феми­ни­ти­вов («нату­раль­ных») – раз­го­вор­ная речь.

  • Павел:

    дояр – дояр­ка

  • Борис:

    в про­дол­же­ние дис­кус­сии – при­ду­мал неко­гда жен­скую фор­му к сло­ву «олух»: олуш­ка. А вот с муж­ским вари­ан­том той, что в «Пико­вой даме» («ось­ми­де­ся­ти­лет­няя кар­га») нет твер­дой уве­рен­но­сти; даже импро­ви­зи­ро­ван­ный социо­ло­ги­че­ский опрос не помог.

    • Ирина Фуфаева:

      Ну, соб­ствен­но, внут­ри­я­зы­ко­вых запре­тов на «олуш­ку» вро­де бы нет) А отсут­ствие муж­ско­го вари­ан­та к кар­га – ну, есте­ствен­ный язык прин­ци­пи­аль­но нере­гу­ляр­ная систе­ма, в этом его пре­лесть. Он все­гда в пути.

    • Горбунов-Посадов:

      В каком-то дет­ском филь­ме маль­чик свою подруж­ку назы­ва­ет (драз­нит?) «бол­ван­кой». Про­зву­ча­ло, на мой вкус, уди­ви­тель­но мило, но поче­му-то не при­жи­лось.

      • Ирина Фуфаева:

        Так фор­ма заня­та уже дру­гим зна­че­ни­ем.

        • Горбунов-Посадов:

          Конеч­но, заня­та. Ина­че, подоб­но автор­ке, зву­ча­ло бы как-то скуч­но-меха­ни­стич­но и обид­но.

  • Наташа:

    Было бы инте­рес­но узнать о про­ис­хож­де­нии груп­пы: тка­чи­ха, пова­ри­ха, порт­ни­ха ( сва­тья баба Баба­ри­ха), плов­чи­ха, вра­чи­ха, гно­ми­ха ( но вели­кан­ша)

  • Серп:

    Эх вы, спор­щи­ки.. Настя это девуш­ка, а не-Настя это пло­хая пого­да.

  • Екатерина:

    Ста­тья посвя­ще­на тому, поче­му суф­фикс «к» не явля­ет­ся уни­вер­саль­ным реше­ни­ем для всех основ. А в ком­мен­та­ри­ях вы аргу­мен­ти­ро­ван­но отме­та­е­те осталь­ные вари­ан­ты, кото­рые мог­ли бы подой­ти для созда­ния феми­ни­ти­ва.
    Раз­ве это не натал­ки­ва­ет вас на мысль, что здесь что-то не так? Что ситу­а­ция, при кото­рой ни один из суф­фик­сов не под­хо­дит для созда­ния необ­хо­ди­мо­го сло­ва, не совсем нор­маль­на?
    Я дав­ным-дав­но сде­ла­ла вывод, что наш язык про­пи­тан сек­сиз­мом на мор­фо­ло­ги­че­ском уровне, и все жду, когда до этой же мыс­ли дой­дут про­фес­си­о­наль­ные линг­ви­сты.
    Вы все гово­ри­те о «-ша», как един­ствен­но пра­во­мер­ном в дан­ный момент вари­ан­те. Но вы же пре­крас­но пони­ма­е­те, что «-ша» тоже не под­хо­дит как раз по экс­тра­линг­ви­сти­че­ским при­чи­нам. Поэто­му фак­ти­че­ски не оста­ет­ся ниче­го.

    • Ирина Фуфаева:

      Для чего имен­но «-ша не под­хо­дит»? Кон­крет­но для феми­ни­ти­ва от «автор» или вооб­ще для подоб­ных основ? Если для подоб­ных основ в целом, то в ста­тье упо­ми­на­ют­ся язы­ко­вые фак­ты – новые феми­ни­ти­вы с -ша типа бло­гер­ша /​ руфер­ша /​ гей­мер­ша доста­точ­но типич­ны для нефор­маль­ной речи, и даже в неидео­ло­ги­че­ских новост­ных медиа исполь­зу­ют­ся, т.е. прак­ти­че­ски при­бли­жа­ют­ся к оце­ноч­ной и даже сти­ли­сти­че­ской ней­траль­но­сти. Со сло­ва «автор­ша» сей­час тоже места­ми обле­за­ет кон­но­та­тив­ная накипь, при­лип­шая от недоб­ро­же­ла­тель­ных кон­тек­стов. Сме­на кон­но­та­ций, «пере­хват» («реап­про­при­а­ция») даже насто­я­щих обид­ных кли­чек как само­на­зва­ний – реаль­но­ое язы­ко­вое явле­ние. И вон, мож­но убе­дить­ся, с автор­шей это тоже поис­хо­дит: https://avtorsha-com.livejournal.com/, http://avtorsha.me/recbook.php?rb=91.

      • Суф­фикс «-ша» в рус­ском тра­ди­ци­он­но ука­зы­ва­ет жену по роду дея­тел­но­сти мужа. «Гене­рал» — «гене­раль­ша» (жена гене­ра­ла), «про­фес­сор» — «про­фес­сор­ша» (жена про­фес­со­ра) и т.п.

        Поэто­му постро­е­ния, типа «блоггер­ша» или «автор­ша» в смыс­ле блогге­ра или авто­ра жен­ско­го пола некор­рект­ны. Они несут смысл жены блогге­ра и авто­ра :) И от это­го выгля­дят несколь­ко пре­не­бре­жи­тель­но.

        • Ирина Фуфаева:

          Похо­же, что читать ком­мен­ти­ру­е­мый текст – это какой-то отдель­ный и очень ред­кий навык. «…в сете­вых дис­кус­си­ях посто­ян­но транс­ли­ру­ет­ся миф о -ша как о спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ном «суф­фик­се жены». И прав­да, в XVIII-XIX веках май­ор­ша, про­фес­сор­ша — жёны май­о­ра и про­фес­со­ра. Но одно­вре­мен­но, как видим, уже в том же XVIII веке назы­ва­ют дирек­тор­шей руко­во­ди­тель­ни­цу труп­пы. «Дирек­тор­ша этой труп­пы» упо­ми­на­ет­ся в «Жур­на­ле путе­ше­ствия В. Н. Зино­вье­ва по Гер­ма­нии, Ита­лии, Фран­ции и Англии в 1784–1788 гг.» А малер­шей — худож­ни­цу: «Сле­ду­ю­щие пер­со­ны от ака­де­мии жало­ва­нье полу­ча­ют: Биб­лио­те­карь 800 руб­лев Малер­ша 300 Апте­карь 200».

          Более того, ров­но та же исто­рия со все­ми «суф­фик­са­ми жен­ско­сти». В одной ситу­а­ции они обо­зна­ча­ют жен, как «сол­дат­ка» в ста­рой рус­ской деревне, в дру­гих — дея­тель­ниц, как та же «сол­дат­ка» в совре­мен­ном рус­ско­языч­ном Изра­и­ле. «Док­тор­ша», как и допет­ров­ское док­то­ри­ца, зна­чи­ло «жена док­то­ра», но лишь пер­вые жен­щи­ны ста­ли полу­чать меди­цин­ское обра­зо­ва­ние, сло­во начи­на­ет обо­зна­чать жен­щи­ну-вра­ча. «Новая док­тор­ша — 27 лет, зани­ма­лась сна­ча­ла в Жене­ве, где полу­чи­ла диплом „бака­лав­ра физи­че­ских и есте­ствен­ных наук“, а затем обра­ти­лась к изу­че­нию меди­ци­ны в Цюри­хе и Бер­лине» («Рус­ский листок», 1907). Нет в рус­ском язы­ке спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных «суф­фик­сов жен», а сей­час и само это зна­че­ние уста­ре­ло».
          О том, что суф­фикс -ша не явля­ет­ся пол­но­стью ней­траль­ным, в ста­тье напи­са­но.

          • «тра­ди­ци­он­но ука­зы­ва­ет» — совсем не то же самое, что «спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ный суф­фикс». И аль­тер­на­тив­ных зна­че­ний пол­но («мама­ша»), и про­сто негра­мот­но­го, но уже уко­ре­нив­ше­го­ся исполь­зо­ва­ния. Речь о том, что исполь­зо­ва­ние суф­фик­са «-ша» в каче­стве феми­на­ти­ва порож­да­ет неод­но­знач­ность в слу­чае нео­ло­гиз­мов и поэто­му его надо избе­гать. Вы не може­те ска­зать, ори­ен­ти­ру­ясь на фор­маль­ные пра­ви­ла, озна­ча­ет ли «редак­тор­ша» редак­то­ра жен­ско­го пола или жену редак­то­ра. И язы­ко­вое чутьё тут будет под­во­дить тоже. Допу­сти­мы оба вари­ан­та. Нуж­на одно­знач­ность? Тогда нуж­но выби­рать дру­гой суф­фикс. Бла­го, в рус­ском язы­ке их доста­точ­но :)

            • Ирина Фуфаева:

              «Вы не може­те ска­зать, ори­ен­ти­ру­ясь на фор­маль­ные пра­ви­ла, озна­ча­ет ли «редак­тор­ша» редак­то­ра жен­ско­го пола или жену редактора.И язы­ко­вое чутьё тут будет под­во­дить тоже. Допу­сти­мы оба вари­ан­та» -
              – при­ве­ди­те, пожа­луй­ста, совре­мен­ные при­ме­ры исполь­зо­ва­ния слов «редак­тор­ша» в зна­че­нии «жена редак­то­ра», «дик­тор­ша» – «жена дик­то­ра», «автор­ша» – «жена авто­ра», «бло­гер­ша» – «жена бло­ге­ра», «кура­тор­ша» – «жена кура­то­ра» и проч.
              Для «автор­ша» при­ве­ди­те, пожа­луй­ста, хотя бы един­ствен­ный при­мер тако­го зна­че­ния, пусть из 19 века.
              Нако­нец, при­ве­ди­те, пожа­луй­ста, любые совре­мен­ные при­ме­ры слов со зна­че­ни­ем «жена Х», с любы­ми суф­фик­са­ми.

              Утвер­ждать «аль­тер­на­тив­ных зна­че­ний пол­но» на осно­ва­нии сло­ва «мама­ша» – это слиш­ком сме­ло)

              Выра­же­ние «надо выби­рать дру­гой суф­фикс» неяв­но опи­ра­ет­ся на невер­ное поло­же­ние о про­цес­се сло­во­об­ра­зо­ва­ния как чем-то осо­знан­ном, типа пла­ни­ро­ва­ния, тогда как он в абсо­лют­ном боль­шин­стве слу­ча­ев спон­та­нен.

      • Екатерина:

        Да, они попа­ли в кор­пус язы­ка, но далее вы ведь сами упо­ми­на­е­те пре­не­бре­жи­тель­ное зву­ча­ние это­го суф­фик­са. И я тоже его чув­ствую. Что каса­ет­ся нефор­маль­но­го обще­ния, вот недав­но попа­лось в твит­те­ре: https://twitter.com/Mirasolcosplay/status/1048990739181555712

        «Mirasol
        За игро­мир поня­ла, что сло­во «кос­пле­ер­ша», осо­бен­но со сце­ны, зву­чит так, как буд­то веду­щий щас позо­вет на сце­ну сове­ду­щен­ку-Люд­ку и они тор­же­ствен­но при­жрут само­го­ну за сие тор­же­ствен­ное собы­тие.
        Не надо так!
        КОСПЛЕЕР быва­ет или 1шт или их быва­ет мно­го и тогда это КОСПЛЕЕРЫ.»

        Воз­мож­но, этот слу­чай вовсе не отоб­ра­жа­ет реаль­ной ста­ти­сти­ки, но я пред­по­ла­гаю, что мно­гие люди ощу­ща­ют пре­не­бре­жи­тель­ность суф­фик­са. И ваши заме­ча­ния в целом не про­ти­во­ре­чат моим сло­вам. Я не отри­цаю, что зна­че­ние тех или иных слов или их состав­ля­ю­щих может поме­нять­ся. Я гово­рю о сего­дняш­нем поло­же­нии дел – сего­дня сре­ди суф­фик­сов, с помо­щью кото­рых мож­но создать жен­скую фор­му сло­ва, почти нет тех, кото­рые не зву­ча­ли бы нега­тив­но, а тех, что лише­ны таких доп. зна­че­ний, не хва­тит на все сло­ва.

        «Сме­на кон­но­та­ций, «пере­хват» («реап­про­при­а­ция») даже насто­я­щих обид­ных кли­чек как само­на­зва­ний – реаль­но­ое язы­ко­вое явле­ние».
        Да. Ино­гда это еще назы­ва­ют «реклей­мин­гом», но заметь­те – вы гово­ри­те имен­но о сло­вах цели­ком, а не о смене зна­че­ний на мор­фо­ло­ги­че­ском уровне. Сло­во «квир», счи­тав­ше­е­ся на заре сво­е­го суще­ство­ва­ния обид­ным, изме­ни­ло свое зна­че­ние за счет того, что ста­ло упо­треб­лять­ся людь­ми, про­тив кото­рых оно было направ­ле­но, с поло­жи­тель­ным и/​или ней­траль­ным зна­че­ни­ем. Я же пред­по­ла­гаю, что пре­одо­ле­ние нега­тив­ной семан­ти­ки на лек­си­че­ском уровне не тож­де­ствен­но пре­одо­ле­нию того же само­го на уровне мор­фо­ло­гии. Мно­ги­ми этот уро­вень даже не вос­при­ни­ма­ет­ся как подвиж­ный (хотя он тако­вым, конеч­но же, явля­ет­ся). Но он более глу­бин­ный, чисто инту­и­тив­но этот уро­вень ско­рее вос­при­ни­ма­ет­ся людь­ми как что-то более глу­бо­кое и незыб­ле­мое, что-то с поз­во­ле­ния ска­зать – фун­да­мен­таль­ное. Посколь­ку одно дело изме­нить сло­во, ОДНО сло­во, а дру­гое – изме­нить неко­то­рый кир­пи­чик язы­ка, име­ю­щий отно­ше­ние КО МНОГИМ сло­вам. Я вижу боль­шую раз­ни­цу меж­ду эти­ми дву­мя дей­стви­я­ми. И я не уве­ре­на, что они про­ис­хо­дят по ана­ло­гич­ным лека­лам, ой как не уве­ре­на.

  • Котенька:

    джи­зас, зачем замы­кать­ся на ша и ка, когда есть потря­са­ю­ще бла­го­звуч­ные суф­фик­сы?
    Авто­рес­са, дирек­три­са, док­то­рес­са, пова­рес­са
    Гине­ко­ло­ги­ня, пат­ри­арх-мат­ри­арх­и­ня), кино­ло­ги­ня, кар­то­гра­фи­ня, хирур­ги­ня,
    Ста­ле­вар­щи­ца, груз­чи­ца,
    Стро­и­тель­ни­ца, пожар­ни­ца,
    Мене­ждер­ша, режис­сер­ша, дири­жер­ша
    Логистка
    а вот со сло­ва­ми типа гене­тик, меха­ник, элек­трик #всёоченьплохо.джпг

    • Ирина Фуфаева:

      Пото­му что неко­то­рые осно­вы свя­зы­ва­ют­ся толь­ко с опре­де­лен­ны­ми суф­фик­са­ми, напри­мер, в вашем при­ме­ре – -ница или при­со­еди­ня­ет­ся к осно­вам на -тель, или заме­ня­ет -ник, -чица ана­ло­гич­но заме­ня­ет -чик. К любым про­из­воль­ным осно­вам их не при­со­еди­нишь. Логистка, режис­сер­ша – тут тот самый суф­фикс -ка и тот самый суф­фикс -ша, на кото­рых вы при­зы­ва­е­те не замы­кать­ся. И т.д. Язык – это систе­ма из мно­же­ства систем.

  • Соня:

    Счи­таю суф­фик­сы досто­я­ни­ем рус­ской куль­ту­ры. В дет­стве с подру­гой игра­ли в игру, при­ду­мы­ва­ли все воз­мож­ные вари­ан­ты сло­ва от одно­го кор­ня, меняя суф­фик­сы и насла­жда­ясь изме­не­ни­ем смыс­ла. Ну напри­мер зуб — зубок — зубик — зубё­нок — зуби­ще и т.п. Конеч­но поло­ви­ны этих слов в рус­ском язы­ке не было, но фено­мен при кото­ром сло­во при­об­ре­та­ет новый смыс­ло­вой отте­нок, бла­го­да­ря суф­фик­су, и этот смыс­ло­вой отте­нок оди­на­ко­во счи­ты­ва­ет­ся теми, кто зна­ет язык, уди­ви­те­лен.

  • Рус­ский язык сей­час испы­ты­ва­ет боль­шое дав­ле­ние англий­ско­го и теря­ет свою син­те­тич­ность в поль­зу ана­ли­тич­но­сти. Из-за это­го мы всё боль­ше стес­ня­ем­ся при­ме­нять гиб­кое сло­во­об­ра­зо­ва­ние рус­ско­го и при­бе­га­ем с грам­ма­ти­че­ским кон­струк­ци­ям. В моём дет­стве тер­мин «дирек­три­са» был офи­ци­аль­ным и широ­ко исполь­зу­е­мым. А не нынеш­няя химе­ра «дирек­тор жен­ско­го пола».

    Ана­ло­гич­но в рус­ском язы­ке есть и упо­треб­ляв­ший­ся когда-то, но теперь непри­выч­ный тер­мин «редак­три­са»: https://ru.wiktionary.org/wiki/редактриса

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com