Десять лет гамма-телескопу «Ферми». Часть I

Борис Штерн

Борис Штерн

11 июня 2008 года был запу­щен кос­ми­че­ский гам­ма-теле­скоп «Фер­ми». Тогда он назы­вал­ся ина­че — GLAST (Gamma-ray Large Area Space Telescope), имя Энри­ко Фер­ми инстру­мент полу­чил в авгу­сте того же года. Для меня лич­но юби­лей «Фер­ми» насту­па­ет 4 авгу­ста — имен­но 4 авгу­ста 2008 года в 15:43 при­ле­тел пер­вый гам­ма-квант, кото­рый фигу­ри­ру­ет в обще­до­ступ­ной базе дан­ных (до это­го инстру­мент тоже реги­стри­ро­вал гам­ма-кван­ты в режи­ме отлад­ки и калиб­ров­ки).

Пер­вый гам­ма-квант из более мил­ли­ар­да фото­нов боль­ших энер­гий, с инфор­ма­ци­ей о кото­рых может озна­ко­мить­ся любой чело­век в почти любой насе­лен­ной точ­ке зем­но­го шара, где есть интер­нет. Автор этой ста­тьи ска­чи­ва­ет дан­ные «Фер­ми» к себе на ноут­бук из про­фес­си­о­наль­но­го инте­ре­са, но то же самое может сде­лать любой сту­дент или школь­ник из любо­пыт­ства — раз­ве не инте­рес­но как сле­ду­ет рас­смот­реть Все­лен­ную в гам­ма-лучах?

Под гам­ма-кван­та­ми, вооб­ще гово­ря, пони­ма­ют­ся фото­ны с энер­ги­ей выше сот­ни кэВ — обла­сти, харак­тер­ной для ядер­ных реак­ций и выше. В этой замет­ке речь пой­дет о фото­нах энер­гии выше 100 МэВ, даже ско­рее выше 1 ГэВ, где мож­но доста­точ­но хоро­шо изме­рить направ­ле­ние при­ле­та гам­ма-кван­та. Имен­но эти энер­гии наи­бо­лее удоб­ны для гам­ма-аст­ро­но­мии.

Что такое гамма-обсерватория «Ферми»

Пер­вый кос­ми­че­ский гам­ма-детек­тор был уста­нов­лен на спут­ни­ке Explorer-11, вышед­шем на орби­ту Зем­ли в апре­ле 1961 года. Он заре­ги­стри­ро­вал 22 гам­ма-кван­та. Пер­вые кос­ми­че­ские гам­ма-теле­ско­пы SAS-2 и COS B были запу­ще­ны в 1972 и 1975 годах соот­вет­ствен­но. Кро­ме того, неболь­шие гам­ма-детек­то­ры запус­ка­лись на совет­ских раз­ве­ды­ва­тель­ных спут­ни­ках серии «Кос­мос». Это были неболь­шие детек­то­ры (мак­си­маль­ная эффек­тив­ная пло­щадь COS B была око­ло 50 см2), но они уви­де­ли мно­го инте­рес­но­го — галак­ти­ку в гам­ма-лучах, Кра­бо­вид­ную туман­ность, пер­вые гам­ма-пуль­са­ры, вне­га­лак­ти­че­ские объ­ек­ты, впо­след­ствии назван­ные бла­за­ра­ми. Доль­ше (более 6 лет) и успеш­нее дру­гих из гам­ма-теле­ско­пов пер­во­го поко­ле­ния про-рабо­тал COS B.

Сле­ду­ю­щим шагом стал инстру­мент EGRET на бор­ту гам­ма-обсер­ва­то­рии «Комп­тон», запу­щен­ной в 1991 году. Этот детек­тор имел эффек­тив­ную пло­щадь око­ло 1000 см2 — на поря­док боль­ше, чем у пред­ше­ствен­ни­ков. Соот­вет­ствен­но, он выдал на поря­док боль­ше резуль­та­тов. Его ката­лог вклю­ча­ет 271 источ­ник, боль­шин­ство из кото­рых — бла­за­ры, в том чис­ле не отож­деств­лен­ные к тому вре­ме­ни с каки­ми-либо опти­че­ски­ми объ­ек­та­ми. Про­ра­бо­тал EGRET око­ло 6 лет — потом нача­лись про­бле­мы с газом для искро­вых камер.

Гам­ма-теле­скоп на бор­ту «Фер­ми» шаг­нул еще на поря­док вели­чи­ны. Его эффек­тив­ная пло­щадь око­ло квад­рат­но­го мет­ра. В ката­ло­ге «Фер­ми» уже боль­ше 3000 источ­ни­ков.

Соб­ствен­но теле­скоп назы­ва­ет­ся LAT — Large Area Telescope, на бор­ту «Фер­ми» есть и дру­гой, суще­ствен­но мень­ший инстру­мент — GBM, он слу­жит для реги­стра­ции гам­ма-всплес­ков в диа­па­зоне десят­ков-сотен кэВ. Если преды­ду­щие гам­ма-теле­ско­пы были сде­ла­ны на осно­ве про­во­лоч­ных искро­вых камер, то детек­тор «Фер­ми» — полу­про­вод­ни­ко­вый. Это, кро­ме луч­ше­го про­стран­ствен­но­го раз­ре­ше­ния, повы­ша­ет срок служ­бы: по вре­ме­ни служ­бы LAT уже на несколь­ко лет пре­взо­шел EGRET.

Схема телескопа LAT

Схе­ма теле­ско­па LAT

LAT — типич­ный детек­тор гам­ма-кван­тов, в экс­пе­ри­мен­тах на уско­ри­те­лях исполь­зу­ют­ся инстру­мен­ты, сде­лан­ные по той же идео­ло­гии. Детек­тор реша­ет три сле­ду­ю­щие зада­чи.

1. Кон­вер­сия гам­ма-кван­та в элек­трон-пози­трон­ную пару. Здесь нужен мате­ри­ал с боль­шим заря­дом ядра (веро­ят­ность кон­вер­сии про­пор­ци­о­наль­на Z2), в дан­ном слу­чае исполь­зу­ют­ся воль­фра­мо­вые пла­сти­ны.

2. Изме­ре­ние направ­ле­ния при­ле­та гам­ма-кван­та. Рож­ден­ная пара е+ е- сохра­ня­ет направ­ле­ние дви­же­ния гам­ма-кван­та с точ­но­стью me/​Eγ, что для энер­гии 1 ГэВ состав­ля­ет 0,03 гра­ду­са. Но всё пор­тит мно­го­крат­ное рас­се­я­ние в воль­фра­мо­вых пла­сти­нах. Что­бы точ­нее вос­ста­но­вить направ­ле­ние, во-пер­вых, нуж­ны мно­го­слой­ные тре­ко­вые детек­то­ры, во-вто­рых, пла­сти­ны воль­фра­ма долж­ны быть как мож­но тонь­ше, а сло­ев тре­ко­вых детек­то­ров, пере­ме­жа­ю­щих­ся с пла­сти­на­ми, — как мож­но боль­ше. В каче­стве тре­ко­вых детек­то­ров исполь­зу­ют­ся полос­ки крем­ния, уло­жен­ные крест-накрест в смеж­ных сло­ях.

3. Изме­ре­ние пол­ной энер­гии гам­ма-кван­та. Из-за тор­моз­но­го излу­че­ния элек­тро­нов и пози­тро­нов воз­ни­ка­ет элек­тро­маг­нит­ный кас­кад, кото­рый «рас­пу­ша­ет­ся» по мере раз­ви­тия. Что­бы изме­рить энер­гию началь­но­го гам­ма-кван­та, надо «собрать» боль­шую часть частиц кас­ка­да. Сэнд­ви­чем из воль­фра­мо­вых пла­стин и тре­ко­вых детек­то­ров это­го не сде­лать. Тут исполь­зу­ет­ся дру­гая тех­но­ло­гия — сцин­тил­ля­ци­он­ный кало­ри­метр. В дан­ном слу­чае это набор пла­стин из попу­ляр­но­го в физи­ке высо­ких энер­гий сцин­тил­ля­то­ра (моно­кри­сталл йоди­да цезия).

Конеч­но, детек­тор окру­жен анти­сов­па­да­тель­ной защи­той для того, что­бы отли­чать гам­ма-квант от заря­жен­ной части­цы. Общий вес LAT соста­вил 2,7 тон­ны.

Кро­ме того, что­бы сде­лать детек­тор, надо его отка­либ­ро­вать, то есть научить­ся пере­во­дить отклик мно­же­ства эле­мен­тов в харак­те­ри­сти­ки исход­но­го гам­ма-кван­та. Это очень труд­но сде­лать экс­пе­ри­мен­таль­но на уско­ри­те­лях — нуж­на слож­ная тех­но­ло­гия мече­ных фото­нов, и не факт, что она суще­ству­ет в нуж­ном объ­е­ме. Поэто­му детек­тор калиб­ро­вал­ся с помо­щью моде­ли­ро­ва­ния мето­дом Мон­те-Кар­ло: в огром­ном коли­че­стве моде­ли­ро­ва­лись элек­тро­маг­нит­ные кас­ка­ды раз­ных энер­гий вме­сте с откли­ком уста­нов­ки. Это мето­ди­ка доста­точ­но хоро­шо раз­ра­бо­та­на, но не иде­аль­на, что впо­след­ствии выли­лось в неко­то­рые про­бле­мы, о кото­рых будет ска­за­но ниже.

Калиб­ров­ка инстру­мен­та про­дол­жа­лась в поле­те. При этом исполь­зо­ва­лись объ­ек­ты с более-менее извест­ны­ми свой­ства­ми. Бла­го­да­ря откры­то­сти дан­ных в про­цес­се калиб­ров­ки участ­во­ва­ли иссле­до­ва­те­ли, не вхо­дя­щие в кол­ла­бо­ра­цию «Фер­ми», об одном из таких при­ме­ров будет рас­ска­за­но в сле­ду­ю­щей ста­тье.

Декла­ри­ро­ван­ный энер­ге­ти­че­ский диа­па­зон «Фер­ми» — от 20 МэВ до сотен ГэВ. На самом деле гам­ма-кван­ты ниже 100 МэВ детек­ти­ру­ют­ся пло­хо и полез­ны толь­ко в слу­чае реги­стра­ции гам­ма-всплес­ков. При энер­гии ниже 300 МэВ очень слож­но вос­ста­но­вить спектр дис­крет­ных источ­ни­ков — труд­но выде­лить сиг­нал из диф­фуз­но­го фона. При энер­гии выше 300 ГэВ начи­на­ют­ся про­бле­мы с опре­де­ле­ни­ем энер­гии гам­ма-кван­та. Но в целом инстру­мент заме­ча­тель­ный, и его откры­тая база дан­ных еще дол­го будет слу­жить источ­ни­ком новых инте­рес­ных резуль­та­тов.

Небо глазами «Ферми»

На рис. 1 — кар­та неба в гам­ма-лучах энер­гии выше 1 ГэВ, накоп­лен­ных «Фер­ми» за 5 пер­вых лет рабо­ты. Кар­та постро­е­на в галак­ти­че­ских коор­ди­на­тах, поэто­му по цен­тру рисун­ка идет яркий галак­ти­че­ский диск. Основ­ной вклад в яркую поло­су дает излу­че­ние кос­ми­че­ских лучей — про­то­нов высо­ких энер­гий, кото­рые, стал­ки­ва­ясь с части­ца­ми меж­звезд­ной сре­ды, рож­да­ют новые части­цы, вклю­чая гам­ма-кван­ты. Там есть и ком­пакт­ные источ­ни­ки — в основ­ном гам­ма-пуль­са­ры и моло­дые остат­ки сверх­но­вых.

рис. 1

Рис. 1

Самые яркие из них — Кра­бо­вид­ная туман­ность (там све­тит и туман­ность, и пуль­сар в ней) и гам­ма-пуль­сар Vela-X с окру­жа­ю­щей его туман­но­стью. «Фер­ми» видит око­ло полу­то­ра сотен гам­ма-пуль­са­ров и несколь­ко десят­ков туман­но­стей — остат­ков сверх­но­вых. Кро­ме того, све­тят скоп­ле­ния круп­ных звезд, есть и неиз­вест­ные источ­ни­ки. Дуги, отхо­дя­щие от галак­ти­че­ской плос­ко­сти, — близ­кие обо­лоч­ки сверх­но­вых, взо­рвав­ших­ся поряд­ка мил­ли­о­на лет назад. Диф­фуз­ное гам­ма-излу­че­ние галак­ти­ки про­сти­ра­ет­ся дале­ко за пре­де­лы галак­ти­че­ско­го дис­ка, какая-то его доля летит и из галак­ти­че­ско­го анти­цен­тра.

Кро­ме галак­ти­че­ско­го диф­фуз­но­го излу­че­ния есть и вне­га­лак­ти­че­ское, изо­троп­ное. Отно­си­тель­но того, из чего и в какой про­пор­ции оно скла­ды­ва­ет­ся, до сих пор идут спо­ры. Мы вер­нем­ся к это­му вопро­су ниже.

Нако­нец, самое инте­рес­ное с точ­ки зре­ния авто­ра дан­ной ста­тьи — яркие пят­ныш­ки, раз­бро­сан­ные по все­му небу. Боль­шин­ство этих пят­ны­шек — бла­за­ры, нахо­дя­щи­е­ся в сот­нях мил­ли­о­нов и мил­ли­ар­дах све­то­вых лет от нас. О бла­за­рах речь шла в преды­ду­щем номе­ре ТрВ-Нау­ка — недав­но от одно­го из них заре­ги­стри­ро­ва­ли поток ней­три­но — все­го несколь­ко штук, но лиха беда нача­ло [2].

На рис. 1 пока­за­на обра­бо­тан­ная кар­та неба — цвет отра­жа­ет коли­че­ство гам­ма-кван­тов, при­шед­ших из дан­но­го участ­ка. На самом деле любая обра­бот­ка, хоть и облег­ча­ет вос­при­я­тие, но скры­ва­ет часть инфор­ма­ции. Инте­рес­но пока­зать исход­ные кар­тин­ки, где каж­дый гам­ма-квант изоб­ра­жен точ­кой. Общая кар­та будет «засве­чен­ной», если пока­зы­вать фото­ны с энер­ги­ей выше 1 ГэВ (их слиш­ком мно­го), поэто­му даем кар­ту фото­нов с энер­ги­ей выше 6 ГэВ (рис. 2).

рис. 2. Карта неба в гамма-квантах энергии выше 6 ГэВ. Видны «пузыри Ферми» — свидетельство былой активности ядра Галактики

Рис. 2. Кар­та неба в гам­ма-кван­тах энер­гии выше 6 ГэВ. Вид­ны «пузы­ри Фер­ми» — сви­де­тель­ство былой актив­но­сти ядра Галак­ти­ки

На ней вид­на та же галак­ти­че­ская плос­кость, те же бла­за­ры, но более чет­ко выри­со­вы­ва­ют­ся «стол­бы», иду­щие от цен­тра Галак­ти­ки вверх и вниз. Это зна­ме­ни­тые «пузы­ри „Фер­ми“» — сле­ды актив­но­сти ядра нашей галак­ти­ки, где нахо­дит­ся чер­ная дыра мас­сой 4,7 млн сол­неч­ных масс.

Поряд­ка 10 млн лет назад ядро нашей галак­ти­ки рабо­та­ло, испус­ка­ло дже­ты. Про­то­ны, уско­рен­ные в этих дже­тах, до сих пор живут в пузы­рях и излу­ча­ют гам­ма-кван­ты при вза­и­мо­дей­ствии с части­ца­ми меж­звезд­ной сре­ды.

Инте­рес­но взгля­нуть на самый центр Галак­ти­ки. На рис. 3 цен­траль­ный рай­он ±10 гра­ду­сов по галак­ти­че­ской широ­те. В самом цен­тре, поме­чен­ном кре­сти­ком, нахо­дит­ся неболь­шой ком­пакт­ный источ­ник. Это и есть наш «спя­щий ква­зар», радио­и­сточ­ник Стре­лец А: какая-то актив­ность там есть, воз­мож­но суще­ству­ет и раз­ре­жен­ный аккре­ци­он­ный диск.

рис. 3. По осям — галактическая долгота и широта в градусах

Рис. 3. По осям — галак­ти­че­ская дол­го­та и широ­та в гра­ду­сах

Небо в гам­ма-лучах непо­сто­ян­но: бла­за­ры вспы­хи­ва­ют и гас­нут, ино­гда настоль­ко, что ста­но­вят­ся вооб­ще неви­ди­мы­ми. На рис. 4 кре­сти­ка­ми отме­че­ны бла­за­ры из ката­ло­га EGRET’а, про­ра­бо­тав­ше­го с 1991 по 1996 год. Будь они посто­ян­ны­ми, они были бы ярки­ми источ­ни­ка­ми на этой кар­те, но поло­ви­ны нет вооб­ще: за про­шед­шие годы они потуск­не­ли, уйдя за порог види­мо­сти. Наобо­рот, есть яркие бла­за­ры, кото­рые дол­жен был бы видеть EGRET, но их нет в его ката­ло­ге. Более подроб­но о пере­мен­но­сти бла­за­ров будет ска­за­но в сле­ду­ю­щей ста­тье.

рис. 4. Источники из каталога EGRET, наложенные на карту «Ферми» фотонов энергии выше 1 ГэВ

Рис. 4. Источ­ни­ки из ката­ло­га EGRET, нало­жен­ные на кар­ту «Фер­ми» фото­нов энер­гии выше 1 ГэВ

Зоопарк «Ферми»

Источ­ни­ки гам­ма-кван­тов, кото­рые видит «Фер­ми», собра­ны в ката­ло­ге, состав­лен­ном по дан­ным четы­рех­лет­них наблю­де­ний. Сей­час навер­ня­ка гото­вит­ся более све­жий ката­лог, воз­мож­но, он будет «юби­лей­ным». Все­го в опуб­ли­ко­ван­ном ката­ло­ге три с неболь­шим тыся­чи объ­ек­тов два­дца­ти одно­го типа (см. arxiv.org/pdf/1501.02003.pdf). В ката­ло­ге отсут­ству­ют Солн­це и Луна, кото­рые тоже пре­крас­но вид­ны в гам­ма-лучах, но не име­ют фик­си­ро­ван­ных коор­ди­нат. Гам­ма-всплес­ки собра­ны в отдель­ном ката­ло­ге.

Боль­шин­ство объ­ек­тов — «высо­ко­ши­рот­ные», то есть лежат дале­ко от галак­ти­че­ской плос­ко­сти и в боль­шин­стве сво­ем нахо­дят­ся очень дале­ко — в мил­ли­ар­дах све­то­вых лет. Это бла­за­ры раз­ных типов, их 1667, вклю­чая те, чей тип не уда­ет­ся опре­де­лить.

Бла­зар — одно из про­яв­ле­ний сверх­мас­сив­ных чер­ных дыр, сидя­щих в цен­трах галак­тик (актив­ные галак­ти­че­ские ядра). Чер­ная дыра ста­но­вит­ся актив­ной, когда на нее стя­ги­ва­ет­ся окрест­ное веще­ство. Клас­си­че­ская схе­ма подоб­ных объ­ек­тов: аккре­ци­он­ный диск и струи (дже­ты) замаг­ни­чен­ной плаз­мы вдоль оси вра­ще­ния аккре­ци­он­но­го дис­ка и чер­ной дыры (эти оси сов­па­да­ют).

Джет излу­ча­ет гам­ма-кван­ты в доволь­но узком кону­се, как луч про­жек­то­ра. Если мы попа­да­ем в этот луч, то видим бла­зар: очень яркий источ­ник все­го элек­тро­маг­нит­но­го спек­тра, где гам­ма-излу­че­ние, как пра­ви­ло, доми­ни­ру­ет по мощ­но­сти. Веро­ят­ность попасть в луч ква­за­ра мень­ше одной тысяч­ной, из чего мож­но заклю­чить, что в наблю­да­е­мой части Все­лен­ной мил­ли­о­ны актив­ных галак­ти­че­ских ядер с доста­точ­но мощ­ны­ми дже­та­ми. Более подроб­но о бла­за­рах будет рас­ска­за­но в сле­ду­ю­щей ста­тье.

Актив­ных ядер, не явля­ю­щих­ся бла­за­ра­ми, «Фер­ми» видит все­го два десят­ка. Хотя их кон­цен­тра­ция на три поряд­ка выше, све­ти­мость настоль­ко мень­ше, что вид­ны толь­ко бли­жай­шие объ­ек­ты. Еще есть око­ло тыся­чи неклас­си­фи­ци­ро­ван­ных источ­ни­ков, боль­шин­ство из кото­рых, ско­рее все­го, тоже бла­за­ры.

Обыч­ных (неак­тив­ных) галак­тик «Фер­ми» видит все­го несколь­ко штук. Это Магел­ла­но­вы обла­ка и М31 — туман­ность Андро­ме­ды, плюс еще несколь­ко, отли­ча­ю­щих­ся бур­ным обра­зо­ва­ни­ем звезд.

Сре­ди низ­ко­ши­рот­ных (в основ­ном галак­ти­че­ских) объ­ек­тов доми­ни­ру­ют пуль­са­ры. У 143 пуль­са­ров вид­ны импуль­сы в гам­ма-диа­па­зоне. Еще несколь­ко объ­ек­тов так или ина­че свя­за­ны с пуль­са­ра­ми — это обо­лоч­ки сверх­но­вых, при взры­ве кото­рых роди­лись пуль­са­ры и удар­ные вол­ны, обра­зо­вав­ши­е­ся от вза­и­мо­дей­ствия пуль­сар­но­го вет­ра с окру­жа­ю­щей сре­дой. Неко­то­рые, напри­мер Кра­бо­вид­ная туман­ность, пред­став­ля­ют собой супер­по­зи­ции всех трех ком­по­нент. Пуль­сар выде­ля­ет­ся доволь­но про­сто: по тай­мин­гу при­ле­та фото­нов, поэто­му спек­тры туман­но­сти и пуль­са­ра мож­но стро­ить отдель­но, хоть они и не раз­ре­ша­ют­ся по углу.

Более ред­кие галак­ти­че­ские объ­ек­ты: шаро­вые скоп­ле­ния (15 штук), двой­ные систе­мы из звез­ды и ком­пакт­но­го объ­ек­та (5 штук) и рай­о­ны интен­сив­но­го звез­до­об­ра­зо­ва­ния.

Нако­нец, в зоо­парк «Фер­ми» вхо­дят не толь­ко объ­ек­ты, но и собы­тия. Глав­ные из них — гам­ма-всплес­ки. Гам­ма-всплеск — это нечто вро­де малень­ко­го бла­за­ра, живу­ще­го секун­ды, десят­ки секунд, изред­ка — сот­ни секунд. Корот­ко­жи­ву­щий бла­зар обра­зу­ет­ся внут­ри кол­лап­си­ру­ю­щей звез­ды: в цен­тре сфор­ми­ро­ва­лась чер­ная дыра, сверх­плот­ный аккре­ци­он­ный диск вокруг нее и дже­ты: умень­шен­ная в про­стран­стве (но не по мощ­но­сти) вер­сия актив­но­го галак­ти­че­ско­го ядра. Внеш­ние слои звез­ды пона­ча­лу ниче­го «не зна­ют» об этом, но дже­ты за секун­ды про­жи­га­ют тол­щу в мил­ли­он кило­мет­ров и выры­ва­ют­ся нару­жу. Если дже­ты ори­ен­ти­ро­ва­ны в нашем направ­ле­нии, через мил­ли­ар­ды лет мы видим гам­ма-всплеск.

Изна­чаль­но их виде­ли в мяг­ком гам­ма-диа­па­зоне — сот­ни кэВ. Впо­след­ствии EGRET и дру­гие детек­то­ры заре­ги­стри­ро­ва­ли «хвост» спек­тра, тяну­щий­ся в ГэВ­ную область. Этот хвост есть дале­ко не у всех всплес­ков, но так или ина­че «Фер­ми» поста­вил детек­ти­ро­ва­ние фото­нов боль­шой энер­гии от гам­ма-всплес­ков на поток: в послед­нем ката­ло­ге гам­ма-всплес­ков содер­жит­ся 130 таких собы­тий.

Из дру­гих собы­тий «Фер­ми» видит сол­неч­ные вспыш­ки и гео­фи­зи­че­ские явле­ния, свя­зан­ные с гам­ма-излу­че­ни­ем в верх­них сло­ях зем­ной атмо­сфе­ры. К сожа­ле­нию, у нас недо­ста­точ­но места, что­бы уде­лить им долж­ное вни­ма­ние.

В сле­ду­ю­щей части ста­тьи речь пой­дет о дан­ных по бла­за­рам, по вне­га­лак­ти­че­ско­му диф­фуз­но­му фону, по гам­ма-всплес­кам и об их физи­че­ской интер­пре­та­ции.

Борис Штерн,
вед. науч. сотр. ИЯИ РАН, глав­ный редак­тор ТрВ-Нау­ка

1. heasarc.nasa.gov/docs/heasarc/missions/explorer11.html
2. Штерн Б. Пер­вый крик ней­трин­ной аст­ро­но­мии. /​/​ ТрВ-Нау­ка № 258 от 17 июля 2018 года, с. 1.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (3 оценок, среднее: 4,67 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Один комментарий

  • Сре­ди необъ­яс­ни­мых откры­тий пузы­ри Фер­ми – самое необъ­яс­ни­мое.
    Увле­ка­тель­ное заня­тие решет нере­шен­ное и объ­яс­нять необъ­яс­нен­ное.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com