Primus — эффективное орудие эволюции приматов

Павел Под­ко­сов, гене­раль­ный дирек­тор изда­тель­ства «Аль­пи­на нон-фикшн», рас­ска­зал кор­ре­спон­ден­ту ТрВ-Нау­ка Алек­сею Огнё­ву о сотруд­ни­че­стве с фон­дом «Эво­лю­ция», серии «Primus», про­шлом, насто­я­щем и буду­щем сво­е­го изда­тель­ства и пред­по­сыл­ках бума науч­ной попу­ля­ри­за­ции в Рос­сии.

Вы може­те при­нять уча­стие в кра­уд­фандин­го­вой кам­па­нии фон­да «Эво­лю­ция», про­сле­до­вав по ссыл­ке evolutionfund.ruВас ждут кни­ги с авто­гра­фа­ми, фут­бол­ки с порт­ре­та­ми неот­ра­зи­мых попу­ля­ри­за­то­ров и выход­ные на даче с уче­ны­ми!

Павел Под­ко­сов

— Как Вы дума­е­те, чем вызван бур­ный рост инте­ре­са к науч­ной попу­ля­ри­за­ции в Рос­сии в послед­ние годы?  Алек­сандр Архан­гель­ский на цере­мо­нии вру­че­ния юби­лей­ной пре­мии «Про­све­ти­тель» заме­тил, что 10 лет назад с тру­дом уда­ва­лось наскре­сти кни­ги на лонг-лист, а сей­час даже созда­ют спе­ци­аль­ные номи­на­ции, что­бы не обой­ти вни­ма­ни­ем хоро­шие кни­ги….

— Мне кажет­ся, пере­лом про­изо­шел в 2008 году. По край­ней мере, наши тира­жи с тех пор ста­биль­но рас­тут. Здесь сра­бо­тал целый ком­плекс причин.Во-первых, раз­ра­зил­ся доволь­но жест­кий финан­со­вый кри­зис. Веро­ят­но, мно­гие люди поня­ли, что в этом мире всё доста­точ­но зыб­ко. И рабо­та, и день­ги могут за секун­ду рас­тво­рить­ся. Гово­рят, что кри­зис — вре­мя воз­мож­но­стей. Даже китай­ский иеро­глиф «кри­зис» рас­па­да­ет­ся на два иеро­гли­фа: «опас­ность» и «воз­мож­ность» [1]. Моя вер­сия заклю­ча­ет­ся в том, что мно­гие люди реши­ли не спи­вать­ся на диване и не гру­стить-горе­вать, что с рабо­ты уво­ли­ли, а занять­ся полез­ным делом и вый­ти из кри­зи­са с новы­ми зна­ни­я­ми о мире. В обще­стве появил­ся запрос на умную лите­ра­ту­ру, кото­рая не под­вер­же­на коле­ба­ни­ям наше­го мира. Зна­ния, в отли­чие от денег в кошель­ке, про­пасть не могут. Зна­ния – это ста­биль­ность. Они обо­га­ща­ют вне зави­си­мо­сти от того, кри­зис на дво­ре или не кри­зис, но кри­зис дает вре­мя для полу­че­ния новых зна­ний. Мно­гие мои дру­зья, остав­шись без рабо­ты, не впа­ли в депрес­сию, а пошли на кур­сы, ста­ли читать серьез­ные книж­ки.

Во-вто­рых, в тот момент рез­ко уси­ли­лась дея­тель­ность фон­да «Дина­стия». Пер­вая кни­га наше­го изда­тель­ства, кото­рую под­дер­жал фонд «Дина­стия», — «Физи­ка невоз­мож­но­го» Митио Каку. С это­го момен­та мы нача­ли доста­точ­но плот­но сотруд­ни­чать. Это сотруд­ни­че­ство дава­ло нам воз­мож­ность мень­ше рис­ко­вать, без­бо­лез­нен­но уве­ли­чи­вать тира­жи до 5 тыс. экз., вый­ти на новые стан­дар­ты каче­ства и по кон­тен­ту, и по поли­гра­фии. «Дина­стия» ста­ла ката­ли­за­то­ром инте­ре­са к науч­ной попу­ля­ри­за­ции в Рос­сии, при­чем речь идет не толь­ко о книж­ках, а о лек­ци­ях, гран­тах для моло­дых уче­ных, под­держ­ке талант­ли­вых школь­ни­ков [2].

В-тре­тьих, в то вре­мя науч­ные ново­сти в миро­вых сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции ста­ли появ­лять­ся всё чаще. И сей­час мы прак­ти­че­ски каж­дый день чита­ем о новых экзо­пла­не­тах или откры­ти­ях в моле­ку­ляр­ной био­ло­гии. Види­мо, сра­бо­тал куму­ля­тив­ный эффект.

— Как раз­ви­ва­ет­ся ваше изда­тель­ство с эко­но­ми­че­ской точ­ки зре­ния?

 — Сей­час мы выпус­ка­ем око­ло 50 нови­нок в год. И это не так мно­го. Рост выруч­ки за год око­ло 35%. (Для срав­не­ния: у «Ad Marginem» 30%, у «Аль­пи­ны Паб­ли­шер» 43%.)

Необ­хо­ди­мо отме­тить, что тира­жи и выруч­ка у «Аль­пи­ны нон-фикшн» мно­гие годы рос­ли на фоне обще­го спа­да книж­но­го рын­ка в Рос­сии. С 2008 по 2016 год тира­жи в Рос­сии упа­ли с 760 млн до 446 млн экзем­пля­ров, сред­нее чис­ло экзем­пля­ров на душу насе­ле­ния умень­ши­лось с 5,5 до 3. Для срав­не­ния: в Вели­ко­бри­та­нии этот пока­за­тель состав­ля­ет око­ло 8. Рынок в США и Вели­ко­бри­та­нии дав­но ста­би­ли­зи­ро­вал­ся, и он намно­го мощ­нее наше­го. Но пред­ва­ри­тель­ные рас­че­ты за 2017 год пока­зы­ва­ют рост книж­но­го рын­ка в Рос­сии на 10%.

— Поче­му?

— Во-пер­вых, такие гиган­ты, как «Экс­мо» и «АСТ», как бы мы их ни кри­ти­ко­ва­ли, зани­ма­ют­ся откры­ти­ем новых мага­зи­нов. Коли­че­ство книж­ных мага­зи­нов в Рос­сии, конеч­но, несрав­ни­мо с коли­че­ством мага­зи­нов на Запа­де, даже, по-мое­му, с коли­че­ством книж­ных мага­зи­нов до рево­лю­ции.

Во-вто­рых, повли­я­ла ста­би­ли­за­ция в отно­ше­нии укра­ин­ско­го рын­ка. По-мое­му, до апре­ля 2017 года все кни­ги рос­сий­ских изда­тельств были запре­ще­ны к вво­зу на Укра­и­ну, а это боль­шой рус­ско­языч­ный рынок. Но и сей­час про­цесс по-преж­не­му слож­ный: каж­дая кни­га про­хо­дит гор­ни­ло цен­зур­но­го коми­те­та.

— Каж­дая?!

— Абсо­лют­но каж­дая. В ито­ге к вво­зу раз­ре­ше­но око­ло 15–16 тыс. рос­сий­ских наиме­но­ва­ний. Все наши кни­ги про­шли цен­зу­ру, кро­ме «Изоб­ре­те­но в Рос­сии» Тима Ско­рен­ко.

—Какое соот­но­ше­ние элек­трон­ных и бумаж­ных про­даж?

— В нашем бюд­же­те доход от элек­трон­ных книг состав­ля­ет 10%, хотя элек­трон­ные вер­сии доступ­ны на всех круп­ных ресур­сах, от «Литре­са» до Google Play.

— Бумаж­ные кни­ги доро­жа­ют. В «Биб­лио-гло­бу­се» ваши кни­ги сто­ят око­ло 700 руб., в «Рес­пуб­ли­ке» еще доро­же…

— На сай­те изда­тель­ства кни­ги сто­ят зна­чи­тель­но дешев­ле. Но мне, чест­но гово­ря, кажет­ся, что за хоро­шую 700-стра­нич­ную книж­ку запла­тить 700 руб. нор­маль­но. Это сто­и­мость двух кру­жек чеш­ско­го пива, или трех чашек кофе, или биле­та на блок­ба­стер в кино­те­ат­ре.

— Это цены цен­тра Моск­вы. Но эко­но­ми­че­ское нера­вен­ство в Рос­сии, насколь­ко я знаю, самое высо­кое в мире. Для сту­ден­та, млад­ше­го науч­но­го сотруд­ни­ка, осо­бен­но в про­вин­ции, 700 руб. — боль­шой напряг. Он ско­рее пой­дет в биб­лио­те­ку, одол­жит книж­ку, ска­ча­ет на пират­ском ресур­се… Пиво он поку­па­ет в супер­мар­ке­те, пита­ет­ся фаст­фу­дом, кофе пьет рас­тво­ри­мый…

 — Вы совер­шен­но пра­вы. Но здесь у меня есть хоро­шая новость. Пару меся­цев назад мы ста­ли пере­из­да­вать все основ­ные бест­сел­ле­ры в фор­ма­те покет­бу­ка. Цена — в рай­оне 200 руб. Тира­жи — по 5 тыс. экз. Покет­бук не скле­ен­ный, а сши­тый, и поэто­му не рвет­ся и рас­счи­тан не на одно про­чте­ние. Про­да­жи пока­зы­ва­ют, что мы абсо­лют­но пра­вы в этом экс­пе­ри­мен­те. Уже вышло око­ло 15 поке­тов, до кон­ца лета их будет 20.

 — Кто ваша целе­вая ауди­то­рия? С млад­ши­ми науч­ны­ми сотруд­ни­ка­ми всё ясно, но, полу­ча­ет­ся, услов­ные посе­ти­те­ли «Жан-Жака» полю­би­ли науч­но-попу­ляр­ную лите­ра­ту­ру?

— Пока, разу­ме­ет­ся, мы видим наи­боль­шие про­да­жи в Москве и Пите­ре. В про­вин­ции про­да­жи мень­ше, хотя они рас­тут. Мы регу­ляр­но участ­ву­ем в реги­о­наль­ных выстав­ках-ярмар­ках: Иркутск, Ново­си­бирск, Казань… Мы про­да­ем кни­ги по изда­тель­ским ценам и видим, что с каж­дым годом при­хо­дит­ся вез­ти всё боль­ше и боль­ше кни­жек. В Крас­но­яр­ске ску­па­ет­ся абсо­лют­но всё, что мы при­во­зим. Люди при­хо­дят с коляс­ка­ми и заку­па­ют­ся на год впе­ред.

Есть кате­го­рия людей, кото­рые инте­ре­су­ют­ся абсо­лют­но всем. Они ори­ен­ти­ру­ют­ся на изда­тель­ство, а не на отдель­ные кни­ги. Это при­ме­та послед­не­го вре­ме­ни. У меня есть зна­ко­мые с широ­чай­шим кру­гом инте­ре­сов: учи­тель­ни­ца исто­рии из Ека­те­рин­бур­га, медик из Кали­нин­гра­да. Это очень цен­ная ауди­то­рия, ее надо холить и леле­ять.

— Мож­но ли в мас­шта­бе всей Рос­сии от Дарьи Дон­цо­вой сме­стить инте­рес в сто­ро­ну Кар­ла Сага­на? И как этот сде­лать?

— Нуж­но дол­го, упря­мо (но совер­шен­но не нуд­но) рабо­тать. Паде­ние рын­ка, о кото­ром я гово­рил, каса­лось пре­иму­ще­ствен­но жен­ских рома­нов и детек­ти­вов, деше­вых во всех смыс­лах: «Лютый про­тив Беше­но­го» и так далее. Чита­те­ли такой лите­ра­ту­ры ушли в интер­нет. У изда­тельств серьез­ной лите­ра­ту­ры, как мне кажет­ся, про­ва­лов как раз не было.

— Полу­ча­ет­ся, про­изо­шло пере­фор­ма­ти­ро­ва­ние рын­ка?

— Имен­но. Мне кажет­ся, что «Гар­ри Пот­тер» вер­нул огром­ное коли­че­ство запад­ных и рос­сий­ских школь­ни­ков к чте­нию. Это уже пер­вый шаг к науч­но-попу­ляр­ным кни­гам.

Два-три года назад читать ста­ло мод­но. В мос­ков­ском мет­ро ста­ло замет­но боль­ше людей с бумаж­ны­ми книж­ка­ми. Конеч­но, их по-преж­не­му мало, мень­ше, чем в девя­но­стые годы, но они есть. Сей­час есть воз­мож­ность купить хоро­шо пере­ве­ден­ный, отре­дак­ти­ро­ван­ный и издан­ный про­дукт. Мы все пом­ним, какой трэш был в девя­но­стые годы. Совер­шен­но жут­кие в поли­гра­фи­че­ском испол­не­нии изда­ния, кото­рые через неде­лю рас­сы­па­лись. Не было редак­ту­ры и кор­рек­ту­ры.

Жан-Поль Сартр и Аль­бер Камю – близ­не­цы-бра­тья!

— У меня есть зна­ко­мый с фило­соф­ско­го факуль­те­та Выш­ки. Когда он учил­ся в Севе­ро­двин­ске, школь­ная учи­тель­ни­ца пода­ри­ла ему кни­гу Сарт­ра. Но на зад­ней сто­роне облож­ки он обна­ру­жил порт­рет Камю.

— Яркий пока­за­тель, меж­ду про­чим. В девя­но­стые так всё и дела­лось.

— Насколь­ко мно­го рус­ских книг вы выпус­ка­е­те по срав­не­нию с пере­вод­ны­ми?

 — В 2010–2011 году нас ста­ло тре­во­жить, что рос­сий­ских книг в изда­тель­ском порт­фе­ле почти нет. Я лич­но ходил на мас­су лек­то­ри­ев, смот­рел лек­ции на YouTube, зна­ко­мил­ся с попу­ля­ри­за­то­ра­ми, общал­ся с ними в Facebook’е. Сей­час посто­ян­ные авто­ры реко­мен­ду­ют кол­лег, зна­ко­мых. Уче­ные и науч­ные жур­на­ли­сты пишут мне лич­но в соци­аль­ных сетях. Клас­си­че­ская схе­ма: сна­ча­ла мы рабо­та­ем на репу­та­цию, потом репу­та­ция на нас. Сей­час мы одно­вре­мен­но рабо­та­ем с 20–30 рос­сий­ски­ми авто­ра­ми. Кни­ги на раз­ных ста­ди­ях рабо­ты: или на уровне идеи, или закон­че­на пер­вая гла­ва, а кто-то уже на финиш­ной пря­мой. 

— Рас­ска­жи­те, пожа­луй­ста, о серии «Primus».

— Летом 2016 года одно­вре­мен­но вышли «Вве­де­ние в пове­де­ние» Бори­са Жуко­ва в «Corpus’е» и «Про­ис­хож­де­ние жиз­ни» Миха­и­ла Ники­ти­на в нашем изда­тель­стве. Это была идея двух фон­дов: «Книж­ные про­ек­ты Дмит­рия Зими­на» и «Эво­лю­ция». Кри­те­рии про­стые: пер­вая науч­но-попу­ляр­ная кни­га рос­сий­ско­го науч­но­го жур­на­ли­ста или уче­но­го, хоро­шо напи­сан­ная и без­уко­риз­нен­ная с науч­ной точ­ки зре­ния. Пока что участ­ву­ют два изда­тель­ства, но путь открыт всем. Кни­ги оформ­ля­ют­ся в одном сти­ле. Макет и облож­ки дела­ет извест­ней­ший худож­ник-иллю­стра­тор Андрей Бон­да­рен­ко. Для мно­гих серия «Primus» ста­ла зна­ком каче­ства.

— Как про­хо­дит отбор книг?

— Я высы­лаю экс­пер­там пред­ло­же­ние: есть руко­пись, она под­хо­дит по всем кри­те­ри­ям. Даль­ше текст оце­ни­ва­ют экс­пер­ты.

— Рас­ска­жи­те подроб­нее о трех кни­гах серии «Primus», вышед­ших в «Аль­пине нон-фикшн».

— Самая пер­вая — «Про­ис­хож­де­ние жиз­ни. От туман­но­сти до клет­ки» Миха­и­ла Ники­ти­на. Это перед­ний край нау­ки о жиз­ни: все гипо­те­зы, под­твер­жден­ные и еще не под­твер­жден­ные, о про­ис­хож­де­нии клет­ки. Автор — пре­по­да­ва­тель МГУ, лек­тор на лет­них шко­лах, пуб­ли­ко­вал­ся в жур­на­ле «Химия и жизнь». На осно­ве этих пуб­ли­ка­ций появил­ся текст. На обрат­ной сто­роне облож­ки — отзы­вы био­ло­гов Алек­сандра Мар­ко­ва и Арме­на Мул­ки­джа­ня­на. Кни­га доста­точ­но хард­кор­ная. Но слож­ные кни­ги полез­ны тем, что даже если чего-то не пони­ма­ешь сра­зу, зале­за­ешь в Google, чита­ешь «Вики­пе­дию». Это рож­да­ет ней­рон­ные свя­зи в огром­ных коли­че­ствах и рас­ши­ря­ет кру­го­зор. Кни­га места­ми близ­ка к науч­ной моно­гра­фии. Вто­рая часть тре­бу­ет серьез­но­го био­ло­ги­че­ско­го бэк­гра­ун­да. Но про­да­жи у нее хоро­шие. Было уже три допол­ни­тель­ных тира­жа. Миха­ил сей­час рабо­та­ет над новой кни­гой. Подроб­но­сти пока не буду рас­кры­вать.

Вто­рая кни­га — «Воля и само­кон­троль. Как гены и мозг меша­ют нам бороть­ся с соблаз­на­ми» Ири­ны Яку­тен­ко. Она доступ­ней, более прак­тич­ная, рас­счи­та­на на более широ­кую ауди­то­рию. При этом с науч­ной точ­ки зре­ния текст Ири­ны без­упре­чен. Отзы­вы напи­са­ли Миха­ил Гель­фанд и Ася Казан­це­ва. В кни­ге есть раз­де­лы «Мозг», «Гены», «Вли­я­ние сре­ды». Автор рас­ска­зы­ва­ет, что успех в жиз­ни во мно­гом свя­зан не с хариз­мой и умом, а с гене­ти­че­ским кодом и нали­чи­ем или отсут­стви­ем воли и само­кон­тро­ля. Ири­на пишет об извест­ном «зефир­ном тесте». Если школь­ни­ки не ели зефир­ку сра­зу, а дер­жа­лись 20 минут, они полу­ча­ли две зефир­ки. Через мно­го лет выяс­ни­лось, что те, кто про­явил волю, доби­лись боль­ших успе­хов в жиз­ни. Воле­вые люди немно­го отли­ча­ют­ся от дру­гих на био­хи­ми­че­ском уровне. Сти­вен Пин­кер в «Чистом листе» тоже об этом пишет. Ири­на гово­рит, что гло­баль­но ниче­го поме­нять нель­зя, по край­ней мере, до тех пор, пока ген­ная инже­не­рия не ста­нет повсе­мест­ной. Мож­но, конеч­но, ска­зать: у меня всё рав­но воли нет, отле­жусь на диване. Но Ири­на пред­ла­га­ет мас­су тестов, кото­рые помо­га­ют понять свои сла­бые сто­ро­ны и рабо­тать с ними целе­на­прав­лен­но. Сама Ири­на гово­рит, что абсо­лют­но лише­на силы воли и само­кон­тро­ля. Но она сде­ла­ла уси­лие и напи­са­ла боль­шую науч­но-попу­ляр­ную книж­ку. В эпи­гра­фе она бла­го­да­рит за мораль­ную под­держ­ку сво­е­го мужа. Не нуж­но рас­стра­и­вать­ся из-за отсут­ствия воли. Про­сто нуж­но боль­ше рабо­тать, выстра­и­вать дол­го­сроч­ные цели и осу­ществ­лять их.

Новин­ка — «От ато­мов к дре­ву. Вве­де­ние в нау­ку о жиз­ни» Сер­гея Яст­ре­бо­ва. По сути дела, это крат­кий и доступ­ный курс био­ло­гии. Там четы­ре раз­де­ла: «Химия жиз­ни», «Меха­низм жиз­ни», «Энер­гия жиз­ни», «Исто­рия жиз­ни». Сер­гей — выпуск­ник био­фа­ка МГУ, посто­ян­ный автор пор­та­ла «Эле­мен­ты», «Химия и жизнь», опуб­ли­ко­вал око­ло 70 науч­но-попу­ляр­ных ста­тей, ведет доста­точ­но извест­ный блог.

 Кни­ги Ири­ны Яку­тен­ко и Сер­гея Яст­ре­бо­ва  вошли в длин­ный спи­сок  пре­мии «Про­све­ти­тель» в этом году. У этих тек­стов огром­ные шан­сы прой­ти даль­ше.

— Какие еще кни­ги ваше­го изда­тель­ства под­дер­жал фонд «Эво­лю­ция»?

«Недо­вер­чи­вые умы: чем нас при­вле­ка­ют тео­рии заго­во­ров» Роба Бра­зер­то­на, «Уче­ные скры­ва­ют? Мифы XXI века» Алек­сандра Соко­ло­ва, «Эво­лю­ция. Неопро­вер­жи­мые дока­за­тель­ства» Джер­ри Кой­на, «Объ­яс­няя рели­гию: при­ро­да рели­ги­оз­но­го мыш­ле­ния» Пас­ка­ля Буайе, «Вре­мя гено­ма: Как гене­ти­че­ские тех­но­ло­гии меня­ют наш мир и что это зна­чит для нас» Сти­ве­на Лип­ки­на и Джо­на Луо­ма, «Путе­во­ди­тель для влюб­лен­ных в мате­ма­ти­ку» Эдвар­да Шей­нер­ма­на. Гото­вит­ся к печа­ти «бом­ба» от Еле­ны Фоер и Дарьи Вар­ла­мо­вой (она лау­ре­ат пре­мии «Про­све­ти­тель» за «Путе­во­ди­тель по пси­хи­че­ским рас­строй­ствам боль­шо­го горо­да») – кни­га «Секс. От ней­ро­био­ло­гии либи­до до вир­ту­аль­но­го пор­но».

— Как вы лич­но ста­ли зани­мать­ся науч­но-попу­ляр­ны­ми кни­га­ми?

— Совер­шен­но неожи­дан­но. С дет­ства я очень мно­го читал, хотя в основ­ном, конеч­но, про­зу, и под­со­зна­тель­но верил, что когда-нибудь хоб­би будет при­но­сить день­ги. И сей­час я нашел рабо­ту меч­ты. Это  самое боль­шое сча­стье в жиз­ни, хотя на пер­вом месте все-таки семья и дети.

После окон­ча­ния ист­фа­ка МПГУ я дол­го рабо­тал в рекла­ме, потом меня при­гла­си­ли в «Аль­пи­ну паб­ли­шер» для про­ек­та «Fashion books» — серия книг, наце­лен­ных на жен­скую ауди­то­рию. Посте­пен­но я начал пони­мать, как устро­ен книж­ный мир. Даль­ше учре­ди­те­лям «Аль­пи­ны» ста­ло ясно, что нуж­но раз­ви­вать­ся в сто­ро­ну каче­ствен­но­го нон-фикш­на. Мы виде­ли этот тренд на книж­ных выстав­ках в Лон­доне, Франк­фур­те-на-Майне. И тогда мы раз­вер­ну­ли лод­ку в дру­гую сто­ро­ну. В 2006 году появи­лась «Аль­пи­на нон-фикшн». В 2008 году она ста­ла отдель­ным юри­ди­че­ским лицом: своя бух­гал­те­рия, свое поме­ще­ние, свой редак­ци­он­ный совет. Мы неза­ви­си­мы в финан­со­вых и редак­ци­он­ных реше­ни­ях. Ино­гда даже стал­ки­ва­ем­ся в борь­бе за книж­ку: напри­мер, за пра­во изда­вать «Крат­кую исто­рию пьян­ства».

— Вы чита­е­те все кни­ги, кото­рые изда­е­те?

 — Цели­ком, конеч­но, нет. Но всё, что наме­чаю, я про­чи­ты­ваю, ино­гда через два-три года, что­бы не остав­лять неза­кры­тый гештальт.

— Какие кни­ги на вас боль­ше все­го повли­я­ли?

— Точ­но повли­ял Горь­кий, его авто­био­гра­фи­че­ская три­ло­гия. Фран­цу­зы: Рем­бо, Камю и Сартр. Я мно­го раз их пере­чи­ты­вал, они мне близ­ки и по миро­ощу­ще­нию, по сти­лю. Ору­элл, Соло­губ, Пла­то­нов…

— А вы не бои­тесь Боль­шо­го Бра­та?

— Нет. Моя рабо­та под­дер­жи­ва­ет внут­рен­ний опти­мизм.

 

[1]  На самом деле это доволь­но воль­ная интер­пре­та­ция, став­шая попу­ляр­ной с лег­кой руки  Джо­на Кен­не­ди. Сино­лог Вик­тор Мейр отме­ча­ет, что иеро­глиф jī (機/​机) в дан­ном слу­чае ско­рее озна­ча­ет «начальный/​переломный момент». См.: pinyin.info/chinese/crisis.htmlА.О.

[2] Когда «Дина­стия» была вклю­че­на в спи­сок «ино­стран­ных аген­тов», после про­дол­жи­тель­ных спо­ров с Мини­стер­ством юсти­ции РФ совет фон­да при­нял реше­ние о его лик­ви­да­ции 5 июля 2015 года. — А.О.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
1 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
1 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
Алексей ОгнёвАся Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Ася
Ася

Тро­га­тель­ная опе­чат­ка «ней­трон­ные свя­зи» ))

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: