Передний край нейробиологии

Ольга Орлова
Оль­га Орло­ва

Уче­ные шутят: «Если вы вклю­ча­е­те в свою пре­зен­та­цию кар­тин­ку с изоб­ра­же­ни­ем моз­га, ваш доклад счи­та­ют более науч­ным». Это поня­ли и в шоу-биз­не­се, когда ста­ли при­гла­шать спе­ци­а­ли­стов по моз­гу в теле­ви­зи­он­ные про­грам­мы. Пони­мать реак­ции сво­е­го моз­га и управ­лять ими теперь хотят все, но это не так лег­ко. Чего еще не могут понять уче­ные по гам­бург­ско­му сче­ту? Об этом веду­щая про­грам­мы «Гам­бург­ский счет» на ОТР Оль­га Орло­ва пого­во­ри­ла с дирек­то­ром Инсти­ту­та когни­тив­ных ней­ро­на­ук Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки Васи­ли­ем Клю­ча­рё­вым.

Васи­лий Клю­ча­рёв, ней­ро­био­лог, спе­ци­а­лист по когни­тив­ным тех­но­ло­ги­ям. В 1994 году окон­чил био­ло­ги­че­ский факуль­тет СПб­ГУ по спе­ци­аль­но­сти физио­ло­гия. В 2000 году защи­тил кан­ди­дат­скую дис­сер­та­цию в обла­сти ней­ро­био­ло­гии. С 2000 по 2013 год вел науч­ную рабо­ту в Хель­синк­ском тех­но­ло­ги­че­ском уни­вер­си­те­те, Рот­тер­дам­ском уни­вер­си­те­те Эраз­ма. Руко­во­дил иссле­до­ва­ни­я­ми в обла­сти ней­ро­эко­но­ми­ки в Уни­вер­си­те­те Базе­ля. С 2013 года — вед. науч. сотр. Цен­тра ней­ро­эко­но­ми­ки и когни­тив­ных иссле­до­ва­ний Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки. Так­же рабо­тал зам­де­ка­на по нау­кам о пове­де­нии на факуль­те­те соци­аль­ных наук. С 2017 года — дирек­тор Инсти­ту­та когни­тив­ных ней­ро­на­ук Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки.

— Васи­лий, вы два сезо­на сни­ма­лись в теле­ви­зи­он­ной пере­да­че «Уди­ви­тель­ные люди» в каче­стве чле­на жюри, где участ­ни­ки демон­стри­ро­ва­ли свои неве­ро­ят­ные спо­соб­но­сти, в том чис­ле и интел­лек­ту­аль­ные. И всё это в усло­ви­ях стрес­са. Вот вам как уче­но­му это было инте­рес­но?

— Да, это была любо­пыт­ная зада­ча и вызов для меня лич­но. Пото­му что ино­гда впер­вые в жиз­ни вы стал­ки­ва­е­тесь с новы­ми ситу­а­ци­я­ми и пыта­е­тесь объ­яс­нить их с точ­ки зре­ния рабо­ты моз­га. Поэто­му мне при­хо­ди­лось доволь­но мно­го читать и гото­вить­ся к этим собы­ти­ям. Ино­гда неко­то­рые зада­ния, кото­рые я видел на сцене, ста­ви­ли меня в тупик.

— Было такое, что вы не сра­зу пони­ма­ли, как чело­век это дела­ет, имен­но с точ­ки зре­ния рабо­ты моз­га?

— Да. Более того, мне при­хо­ди­лось в неко­то­рых слу­ча­ях при­гла­шать к себе участ­ни­ка, и мы в лабо­ра­то­рии бесе­до­ва­ли. Был совер­шен­но заме­ча­тель­ный участ­ник, кото­рый спо­со­бен гово­рить в обрат­ном поряд­ке. Он может инвер­ти­ро­вать речь. И он дела­ет это онлайн. Он с вами раз­го­ва­ри­ва­ет, про­из­но­ся сло­ва в обрат­ном поряд­ке. Он может читать про­из­ве­де­ние у вас на гла­зах, в обрат­ном поряд­ке рас­по­ла­гая зву­ки. При этом он дей­стви­тель­но это дела­ет настоль­ко вир­ту­оз­но, что, когда вы запи­сы­ва­е­те эти сло­ва и про­иг­ры­ва­е­те в обрат­ном поряд­ке, они выгля­дят совер­шен­но нор­маль­ной речью. Меня это так уди­ви­ло, что я при­вел его к нам в лабо­ра­то­рию для иссле­до­ва­ний.

— То есть участ­ни­ки не фокус­ни­ки, они дей­стви­тель­но демон­стри­ру­ют то, что уме­ют?

— На мой взгляд, это люди с заме­ча­тель­ны­ми спо­соб­но­стя­ми, ино­гда выда­ю­щи­ми­ся, ино­гда на уровне миро­вых рекор­дов по запо­ми­на­нию инфор­ма­ции и так далее. Боль­шин­ство из них — обыч­ные люди, кото­рые раз­ви­ли в себе доволь­но необыч­ные дости­же­ния. Кому-то может пока­зать­ся невоз­мож­ным запом­нить десят­ки тысяч цифр, но опре­де­лен­ной мето­до­ло­ги­ей это мож­но сде­лать. На самом деле имен­но это было одним из важ­ней­ших для меня откры­тий. Я не ожи­дал, что чело­век может так кру­то поль­зо­вать­ся ресур­са­ми сво­е­го моз­га.

В нашей лабо­ра­то­рии мы изу­ча­ем про­цес­сы при­ня­тия реше­ний в ситу­а­ции стрес­са и не толь­ко. И, судя по все­му, стресс запус­ка­ет очень серьез­ные фун­да­мен­таль­ные био­ло­ги­че­ские про­цес­сы в нашем моз­ге, свя­зан­ные с тем, что­бы моби­ли­зо­вать орга­низм в тяже­лой ситу­а­ции и запу­стить такую базо­вую реак­цию «сра­жать­ся с этой ситу­а­ци­ей или убе­гать». Эта ситу­а­ция очень серьез­но вли­я­ет на наши реше­ния, запус­кая авто­ма­ти­че­ские про­цес­сы при­ня­тия реше­ния. В такой ситу­а­ции мозг запус­ка­ет авто­ма­тизм. Мы либо скло­ня­ем­ся к хао­ти­че­ской реак­ции, либо запус­ка­ем пер­вое, что при­хо­дит нам в голо­ву.

Если мозг чело­ве­ка «натре­ни­ро­ван», то в стрес­со­вой ситу­а­ции в памя­ти всплы­ва­ет имен­но после­до­ва­тель­ность точ­ных реше­ний. В про­цес­се при­ня­тия реше­ний мы либо исполь­зу­ем так назы­ва­е­мую систе­му 1 (эмо­ци­о­наль­ную систе­му навы­ков), либо исполь­зу­ем систе­му 2, так назы­ва­е­мую систе­му раци­о­наль­ных реше­ний, где мы можем про­ду­мать свое реше­ние. В ситу­а­ции стрес­са запус­ка­ет­ся систе­ма 1 — эмо­ци­о­наль­ная систе­ма навы­ков.

Поче­му это так инте­рес­но изу­чать? Пото­му что это такая кро­шеч­ная область в наших височ­ных отде­лах, назы­ва­ет­ся «мин­да­ли­на», или «ами­гда­ла». Она вызы­ва­ет всплеск гор­мо­нов в кро­ви, наши над­по­чеч­ни­ки выде­ля­ют кор­ти­зол или адре­на­лин, все это моби­ли­зу­ет орга­низм. И он моби­ли­зу­ет­ся на то, что­бы сра­жать­ся с этой ситу­а­ци­ей. И у вас про­ис­хо­дит выброс глю­ко­зы в кровь, у вас уча­ща­ет­ся серд­це­би­е­ние. Вы моби­ли­зу­е­тесь, но у это­го есть обрат­ная сто­ро­на. Напри­мер, для моби­ли­за­ции всех ресур­сов подав­ля­ет­ся ваша иммун­ная систе­ма. По-дру­го­му начи­на­ют при­ни­мать­ся реше­ния. В этой ситу­а­ции мы не склон­ны к кре­а­тив­ным реше­ни­ям. Мы склон­ны ска­тить­ся на навы­ки. И если навы­ков нет, ско­рее обыч­ный чело­век будет при­ни­мать хао­тич­ные реше­ния, исполь­зуя то, что пер­вое при­дет ему в голо­ву.

— Вы ведь тоже на съем­ках той про­грам­мы ока­за­лись в необыч­ной ситу­а­ции: уче­ный, заве­ду­ю­щий лабо­ра­то­ри­ей ока­зы­ва­ет­ся сре­ди пред­ста­ви­те­лей шоу-биз­не­са. Съем­ки дли­лись доволь­но дол­го. Что вли­я­ло на ваше при­ня­тие реше­ний?

— Да, это непро­стой вопрос — участ­во­вать в таком шоу. В прин­ци­пе, меж­ду нами гово­ря, сре­ди уче­ных репу­та­ция теле­ви­де­ния под­мо­че­на. Поэто­му вый­ти на боль­шой экран — это на самом деле…

— Это ведь риск и для вашей репу­та­ции.

— Это риск и для моей репу­та­ции. К чести созда­те­лей этой про­грам­мы они все-таки пыта­ют­ся вовлечь уче­но­го с бла­гой целью: что­бы про­ин­тер­пре­ти­ро­вать неко­то­рые спо­соб­но­сти, кото­рые демон­стри­ру­ют­ся на экране. Было мно­го при­чин при­нять уча­стие в этой пере­да­че. Пер­вое — было любо­пыт­но загля­нуть за всю эту кули­су. И надо ска­зать, что для меня было неожи­дан­но­стью, что во вре­мя съе­мок пер­во­го сезо­на мы нахо­ди­лись в сту­дии до пяти утра. И в 9:00 я появ­лял­ся в уни­вер­си­те­те, зани­мал­ся со сво­и­ми сту­ден­та­ми. Это был серьез­ный стресс.

— Вы почув­ство­ва­ли себя звез­дой? Вот так живут звез­ды — рабо­та­ют до пяти утра.

— Да, это было неожи­дан­но. Когда я раз­ду­мы­вал, при­нять ли при­гла­ше­ние на эту про­грам­му, то думал вот о чем. Боль­шин­ство уче­ных — они же и пре­по­да­ва­те­ли. И мы вовле­че­ны в ряд про­грамм (маги­стер­ских и бака­лавр­ских). Мы пыта­ем­ся при­влечь наи­бо­лее инте­рес­ных, пер­спек­тив­ных сту­ден­тов. И доволь­но слож­но досту­чать­ся до роди­те­лей, кото­рые очень серьез­но вли­я­ют на выбор буду­щих аби­ту­ри­ен­тов. Ко мне одна­жды на пуб­лич­ном науч­ном меро­при­я­тии подо­шла дама и ска­за­ла: «Мой ребе­нок хочет стать ней­ро­био­ло­гом. Какой ужас! Он умрет от голо­да». И мне при­шлось с ней раз­го­ва­ри­вать на тему того, что совре­мен­ный уче­ный — это дале­ко не бед­ный, голод­ный чело­век, кото­рый зани­ма­ет­ся непо­нят­ным, не нуж­ным нико­му делом. И теле­ви­зи­он­ная ауди­то­рия — это воз­мож­ность досту­чать­ся до роди­те­лей и малень­ких дети­шек, кото­рые еще не ушли в Интер­нет. Это воз­мож­ность с ними пого­во­рить напря­мую о том, как инте­рес­но на самом деле зани­мать­ся нау­кой.

— Что­бы у роди­те­лей изме­ни­лось пред­став­ле­ние об уче­ных?

— Да. Есть и тре­тий важ­ный аспект, кото­рый в прин­ци­пе застав­ля­ет уче­ных на пуб­ли­ке рас­ска­зы­вать о науч­ных откры­ти­ях. Я про­вел 15 лет в евро­пей­ских уни­вер­си­те­тах. Меня удив­ля­ло, насколь­ко часто евро­пей­ские уче­ные обща­ют­ся с пуб­ли­кой: дни откры­тых две­рей, когда лабо­ра­то­рии откры­ва­ют­ся для всех жела­ю­щих. Одна­жды в Гол­лан­дии я спро­сил дирек­то­ра цен­тра, поче­му мы столь­ко вре­ме­ни тра­тим на то, что­бы раз­го­ва­ри­вать с про­сты­ми людь­ми. И он, с очень серьез­ным выра­же­ни­ем лица, отве­тил так: «Пони­ма­ешь, Васи­лий, боль­шин­ство денег, кото­рые мы полу­ча­ем, — это день­ги нало­го­пла­тель­щи­ков. Боль­шин­ство наших гран­тов — это госу­дар­ствен­ные гран­ты. Мы обя­за­ны рас­ска­зы­вать людям, кото­рые дают нам день­ги, чем мы зани­ма­ем­ся». И это зву­ча­ло пате­тич­но. Но через 15 лет тако­го опы­та я при­шел к тому, что мы долж­ны рас­ска­зы­вать о том, чем мы зани­ма­ем­ся. Наша лабо­ра­то­рия доста­точ­но откры­тая. У нас мно­го дней откры­тых две­рей. Мы раз в две неде­ли водим людей по тем или иным пово­дам по нашим лабо­ра­то­ри­ям, высту­па­ем с цик­ла­ми лек­ций и так далее. Мы тра­тим день­ги не таких уж бога­тых нало­го­пла­тель­щи­ков. Мы долж­ны рас­ска­зы­вать им о том, что про­ис­хо­дит в совре­мен­ной нау­ке. Так что для уча­стия в той про­грам­ме было мно­го пово­дов, вклю­чая любо­пыт­ство.

— Насколь­ко то, что вы уви­де­ли, при­ме­ни­мо или непри­ме­ни­мо в иссле­до­ва­ни­ях вашей лабо­ра­то­рии?

— Мы изу­ча­ем про­цесс при­ня­тия реше­ний в самых раз­ных ипо­ста­сях — как вза­и­мо­дей­ству­ют те или иные цен­тры моз­га при при­ня­тии реше­ния. Я уже упо­мя­нул о том, что есть две базо­вые систе­мы при­ня­тия реше­ний — эмо­ци­о­наль­ная и раци­о­наль­ная. Как мы видим этот про­цесс? Это такие каче­ли актив­но­сти в раз­ных цен­трах наше­го моз­га. Если каче­ли скло­ня­ют­ся в поль­зу раци­о­наль­но­го реше­ния, эти обла­сти более актив­ны, мы при­ни­ма­ем раци­о­наль­ное реше­ние. Если каче­ли скло­ня­ют­ся в поль­зу эмо­ци­о­наль­ных обла­стей, эво­лю­ци­он­но древ­них обла­стей, мы при­ни­ма­ем эмо­ци­о­наль­ное, ино­гда неадап­тив­ное, реше­ние. И на эти каче­ли вли­я­ет мно­же­ство фак­то­ров. Стресс вли­я­ет на то, что мы поль­зу­ем­ся систе­мой Алко­голь может скло­нить весы в одну стро­ну. Само­кон­троль в дру­гую и так далее. Мозг заме­ча­ет даже мало­за­мет­ные инфор­ма­ци­он­ные клю­чи, на кото­рые мы, каза­лось бы, не обра­ща­ем вни­ма­ние, меняя «веса» эмо­ци­о­наль­ных и раци­о­наль­ных фак­то­ров в систе­ме при­ня­тия реше­ний.

— А как про­хо­дят экс­пе­ри­мен­ты? Как вы види­те про­цес­сы в моз­ге?

— Ино­гда мы вли­я­ем на мозг. Одна из инте­рес­ней­ших тем, кото­рой мы зани­ма­ем­ся в насто­я­щий момент (мои аспи­ран­ты этим зани­ма­ют­ся), — про­цесс при­ня­тия реше­ния про­ко­опе­ри­ро­вать друг с дру­гом, помочь друг дру­гу. На самом деле это боль­шая загад­ка, поче­му люди помо­га­ют, поче­му чело­век чело­ве­ку не волк.

— Но ведь аль­тру­изм как меха­низм эво­лю­ции — это более-менее извест­ная вещь. Быва­ют ситу­а­ции, когда эво­лю­ци­он­но выгод­но помо­гать друг дру­гу.

— Вот мы и изу­ча­ем этот про­цесс, как мозг пони­ма­ет, что ему выгод­но помо­гать. И более того, мы изу­ча­ем кон­крет­ный этап. Это наша реак­ция на совер­ша­ю­щу­ю­ся неспра­вед­ли­вость. В тео­рии при­ня­тия реше­ний есть доволь­но мно­го иссле­до­ва­ний того, как люди реа­ги­ру­ют на неспра­вед­ли­вость. Напри­мер, на неспра­вед­ли­вое раз­де­ле­ние денег.

— А вы може­те зафик­си­ро­вать по реак­ци­ям моз­га, что в слу­чае неспра­вед­ли­во­сти, когда кого-то неспра­вед­ли­во обде­ли­ли день­га­ми, мозг реа­ги­ру­ет опре­де­лен­ным обра­зом? Что про­ис­хо­дит в это вре­мя?

— Мож­но про­ска­ни­ро­вать мозг с помо­щью маг­нит­но-резо­нанс­но­го ска­не­ра. Как раз в той дилем­ме, кото­рую я упо­ми­нал, это назы­ва­ет­ся «игра в уль­ти­ма­тум». Что про­ис­хо­дит в моз­ге чело­ве­ка, кото­ро­му пред­ла­га­ют неспра­вед­ли­вую сум­му денег? Иссле­до­ва­ния пока­зы­ва­ют, что ряд очень эмо­ци­о­наль­ных обла­стей реа­ги­ру­ют на неспра­вед­ли­вое пред­ло­же­ние. И мы можем повли­ять на эти обла­сти. Мы дела­ем это с помо­щью, напри­мер, тран­с­кра­ни­аль­ной маг­нит­ной сти­му­ля­ции. Мы можем вре­мен­но пода­вить ту или иную область моз­га и посмот­реть, как меня­ет­ся про­цесс при­ня­тия реше­ний. То есть мы можем не толь­ко заре­ги­стри­ро­вать актив­ность моз­га с помо­щью ска­не­ра, но и повли­ять на эту актив­ность сти­му­ля­ци­ей.

Наши кол­ле­ги в Цюри­хе, напри­мер, пода­ви­ли опре­де­лен­ную область в лоб­ных долях и пока­за­ли, что люди начи­на­ют согла­шать­ся с неспра­вед­ли­вы­ми реше­ни­я­ми. Здесь вы може­те начать подроб­но изу­чать, что же про­ис­хо­дит в моз­ге. Напри­мер, если наш мозг похож на мозг дру­гих живот­ных, обна­ру­жи­ва­ет­ся, что у обе­зьян капу­ци­нов есть такая же реак­ция на неспра­вед­ли­вость. Обе­зьян­ки, с кото­ры­ми мы разо­шлись 35 млн лет назад в эво­лю­ции, так же реа­ги­ру­ют на неспра­вед­ли­вое раз­де­ле­ние ресур­сов.

— То есть у них реак­ции моз­га такие же, как у нас, когда они видят неспра­вед­ли­вость?

— Да, и вы може­те най­ти инте­рес­ней­шие видео­за­пи­си, как ярост­но кро­шеч­ные обе­зьян­ки реа­ги­ру­ют на неспра­вед­ли­вое раз­де­ле­ние ресур­сов.

В нашей лабо­ра­то­рии мы идем немнож­ко на шаг даль­ше. Нам инте­рес­но, как люди реа­ги­ру­ют, когда видят, что кто-то ведет себя неспра­вед­ли­во с дру­гим чело­ве­ком. То есть вы напря­мую не вовле­че­ны. Вы сви­де­тель. Поче­му это важ­но изу­чать? Пото­му что, судя по все­му, в боль­ших груп­пах очень важ­но, что не толь­ко участ­ни­ки собы­тий реа­ги­ру­ют на неспра­вед­ли­вость, но и наблю­да­те­ли, сви­де­те­ли. Мно­гие мате­ма­ти­че­ские моде­ли пока­зы­ва­ют: что­бы уста­но­вить в боль­шой груп­пе спра­вед­ли­вость, вы не долж­ны про­хо­дить мимо тех людей, кото­рые ведут себя неспра­вед­ли­во, и даже не с вами, а с кем-то дру­гим.

Мы изу­ча­ем, какие обла­сти моз­га вовле­че­ны в то, что назы­ва­ет­ся нака­за­ни­ем тре­тьей сто­ро­ной, то есть сви­де­те­лем, посто­рон­ним чело­ве­ком. И очень любо­пыт­но. Моя аспи­рант­ка Окса­на Зин­чен­ко пока­зы­ва­ет, что, сти­му­ли­руя опре­де­лен­ные обла­сти, мы можем повли­ять на то, что люди нака­зы­ва­ют или не нака­зы­ва­ют наблю­да­е­мую про­ис­хо­дя­щую не с ними неспра­вед­ли­вость.

— То есть полу­ча­ет­ся, что мы можем у несколь­ких сви­де­те­лей вызвать нуж­ную нам реак­цию?

— Да, мы сей­час всё боль­ше и боль­ше пони­ма­ем, как мозг про­грам­ми­ру­ет эту реак­цию. Судя по все­му, есть три важ­ных сети в моз­ге, свя­зан­ных с реак­ци­я­ми на наблю­да­е­мую нами неспра­вед­ли­вость. Пер­вая реак­ция свя­за­на с цин­гу­ляр­ной корой. Это очень древ­няя область моз­га меж­ду ваши­ми полу­ша­ри­я­ми. Она обна­ру­жи­ва­ет эту неспра­вед­ли­вость. Она «видит», что что-то про­ис­хо­дит не так. И сиг­на­ли­зи­ру­ет дру­гим обла­стям моз­га: «Так, надо вклю­чить­ся. Там про­ис­хо­дит нару­ше­ние наших тра­ди­ций, норм, спра­вед­ли­во­сти и т. д.».

Вто­рая важ­ная изу­ча­е­мая нами область вклю­ча­ет­ся как раз в этот момент. Она свя­за­на с эмпа­ти­ей. Если вы не сим­па­ти­зи­ру­е­те это­му чело­ве­ку (чело­век не нашей груп­пы, мер­за­вец, кото­ро­го нака­зы­ва­ют по делу и так далее), вы не буде­те нака­зы­вать в ответ на нару­ше­ние норм коопе­ра­ции. Вы мыс­лен­но ска­же­те себе: «Пото­му что он мер­за­вец. Пото­му что это не наш чело­век, он не из наше­го пле­ме­ни, я ему не сим­па­ти­зи­рую». За это отве­ча­ет область на гра­ни­це меж­ду заты­лоч­ной и темен­ной корой, свя­зан­ная с эмпа­ти­ей, с тем, насколь­ко мы сим­па­ти­зи­ру­ем чело­ве­ку, с кото­рым тво­рит­ся неспра­вед­ли­вость. Мы как раз сей­час ее изу­ча­ем. И дей­стви­тель­но, мани­пу­ли­руя актив­но­стью этой обла­сти, мож­но повли­ять на то, нака­зы­ва­ет чело­век или не нака­зы­ва­ет. То есть это вто­рой важ­ный этап в реше­нии нака­зать (есть ли сим­па­тия к жерт­ве оби­ды).

И нако­нец, есть тре­тья область — это лоб­ные обла­сти моз­га. Они вопло­ща­ют кон­крет­ное нака­за­ние. Мы изу­ча­ем этот кас­кад про­цес­сов в моз­ге, от обна­ру­же­ния того, что кто-то ведет себя неспра­вед­ли­во, до сим­па­тии и эмпа­тии к чело­ве­ку, по отно­ше­нию к кото­ро­му тво­рит­ся неспра­вед­ли­вость, и вопло­ще­ния кон­крет­но­го нака­за­ния. И мы наши­ми инстру­мен­та­ми можем повли­ять на каж­дый из этих про­цес­сов. Это очень любо­пыт­но. Мы луч­ше пони­ма­ем во мно­гом какой-то авто­ма­тизм под­держ­ки коопе­ра­ции в нашей груп­пе.

— Если вы пой­ме­те весь этот про­цесс дос­ко­наль­но и научи­тесь этим управ­лять, отсю­да сра­зу воз­ни­ка­ет целый огром­ный ком­плекс эти­че­ских и тех­но­ло­ги­че­ских след­ствий и про­блем. Не так ли?

— Вопрос воз­мож­ных мани­пу­ля­ций — это часто воз­ни­ка­ю­щий вопрос, когда я бесе­дую со сту­ден­та­ми: «Как вы може­те мани­пу­ли­ро­вать людь­ми с помо­щью этих тех­но­ло­гий?»

— До какой гра­ни­цы вы може­те дой­ти? А сту­ден­ты зада­ют вам такие вопро­сы?

— Очень часто.

— Их это вол­ну­ет?

— Да и очень серьез­но. К сча­стью или несча­стью, у нас такие мас­сив­ные инстру­мен­ты, что мы не можем ими повли­ять на боль­шое коли­че­ство людей. Я сво­им сту­ден­там на лек­ции гово­рю, что если к вам при­бли­зил­ся стран­ный чело­век с боль­шой маг­нит­ной катуш­кой, при­ло­жил ее к вашей голо­ве и начи­на­ет что-то такое вытво­рять с вашим моз­гом, про­сто убе­гай­те от него. Вы не може­те не заме­тить, что я подо­шел к вам с маг­нит­ной катуш­кой. Поэто­му наши совре­мен­ные мето­ды не поз­во­ля­ют неза­мет­но мани­пу­ли­ро­вать чело­ве­ком.

Мы ско­рее зани­ма­ем­ся выяс­не­ни­ем фун­да­мен­таль­ных меха­низ­мов, в том чис­ле коопе­ра­ции. На самом деле это важ­ный момент. Когда ты обсуж­да­ешь эту про­бле­му с людь­ми, у кото­рых, напри­мер, есть какие-то рели­ги­оз­ные убеж­де­ния, то у них порой воз­ни­ка­ет шок от того, что из наших иссле­до­ва­ний сле­ду­ет — у людей есть фун­да­мен­таль­ная (эво­лю­ци­он­но обу­слов­лен­ная) необ­хо­ди­мость в коопе­ра­ции, что это наше осно­во­по­ла­га­ю­щее свой­ство. И что не нуж­но при­вле­кать рели­ги­оз­ные аспек­ты, что­бы объ­яс­нить необ­хо­ди­мость вза­и­мо­по­мо­щи.

— Как это мож­но было бы исполь­зо­вать на прак­ти­ке?

— Мы доволь­но серьез­но зани­ма­ем­ся тех­но­ло­ги­че­ски­ми при­ло­же­ни­я­ми. В рам­ках мега­гран­та мы откры­ли лабо­ра­то­рию по мозг-ком­пью­тер­ным интер­фей­сам. Мы зани­ма­ем­ся очень инте­рес­ной зада­чей. Мы при­гла­си­ли заме­ча­тель­но­го рос­сий­ско­го уче­но­го Миха­и­ла Лебе­де­ва. Он рабо­та­ет дол­гие годы в Уни­вер­си­те­те Дью­ка в США. Миха­ил — насто­я­щий футу­рист и чело­век буду­ще­го. Вме­сте с выда­ю­щим­ся бра­зиль­ским ней­ро­био­ло­гом Миге­лем Нико­ле­ли­сом (Miguel Nicolelis) они «объ­еди­ня­ют» мозг с ком­пью­те­ром. И их идея, что, может быть, в буду­щем мы будем раз­ви­вать­ся через такие тех­но­ло­гии, в первую оче­редь, конеч­но, помо­гая людям, у кото­рых есть про­бле­мы со здо­ро­вьем.

Все их про­ек­ты были направ­ле­ны на помощь пара­ли­зо­ван­ным паци­ен­там. Ведь мозг у пара­ли­зо­ван­но­го чело­ве­ка теря­ет связь с внеш­ним миром. И их идея– вжи­вить неко­то­рый чип в мозг и поз­во­лить чело­ве­ку общать­ся с внеш­ним миром, напри­мер, искус­ствен­ной конеч­но­стью. Пер­вые иссле­до­ва­ния они дела­ли на обе­зья­нах. И мож­но най­ти фан­та­сти­че­ские при­ме­ры, как обе­зья­ны управ­ля­ют метал­ли­че­ски­ми про­те­за­ми, кото­рые поз­во­ля­ют обе­зьяне взять кусо­чек ябло­ка. У обе­зья­ны появ­ля­ет­ся «тре­тья рука», непо­сред­ствен­но под­клю­чен­ная к моз­гу.

Еще одно иссле­до­ва­ние поз­во­ли­ло обе­зьяне исполь­зо­вать ава­тар на экране. Обе­зья­на при­об­ре­та­ет вир­ту­аль­ную конеч­ность и может с помо­щью этой конеч­но­сти выпол­нять мани­пу­ля­ции уже в вир­ту­аль­ной сре­де ком­пью­те­ра. Это абсо­лют­но футу­ри­сти­че­ские иссле­до­ва­ния. Цель нашей новой лабо­ра­то­рии — создать такой интер­фейс, кото­рый будет не толь­ко коман­до­вать внеш­ни­ми при­бо­ра­ми, напри­мер вашим ава­та­ром, и будет выпол­нять все ваши жела­ния, но и полу­чать обрат­ную инфор­ма­цию, и, может быть, даже вир­ту­аль­ную инфор­ма­цию.

Пред­ставь­те себе, что вы при­тра­ги­ва­е­тесь к вир­ту­аль­ной поверх­но­сти и ощу­ща­е­те ее шеро­хо­ва­тость. То есть ваш ава­тар путе­ше­ству­ет по кибер­про­стран­ству, и вы чув­ству­е­те, к чему он при­ка­са­ет­ся. Это такой футу­ри­сти­че­ский план. И пер­вые иссле­до­ва­ния Миха­и­ла в США пока­за­ли, что с обе­зья­на­ми это полу­ча­ет­ся. Обе­зья­на может погру­зить­ся в вир­ту­аль­ное про­стран­ство. Дотра­ги­ва­ясь ава­та­ром до опре­де­лен­ных поверх­но­стей, она чув­ству­ет, полу­ча­ет вир­ту­аль­ные ощу­ще­ния.

И то, что он дела­ет, это, конеч­но, фан­та­стич­но. Он объ­еди­ня­ет моз­ги трех обе­зьян в сеть. И они вме­сте выпол­ня­ют одну зада­чу. Одной обе­зьяне не объ­яс­нить, что им вме­сте нуж­но управ­лять элек­тро­мо­би­лем или дви­гать на экране какой-то объ­ект, но три моз­га вме­сте могут научить­ся это делать. В одном про­ек­те, напри­мер, три моз­га обе­зьян вме­сте пред­ска­зы­ва­ли пого­ду. То есть идет рабо­та по созда­нию гипер­моз­га, гипер­се­ти. Каж­дый раз, когда я узнаю про его новые иссле­до­ва­ния, я в неко­то­ром шоке. Это перед­ний край ней­ро­тех­но­ло­гий, ней­ро­био­ло­гии. И мы попро­бу­ем раз­вить такие тех­но­ло­гии в Рос­сии, в нашем инсти­ту­те.

Васи­лий Клю­ча­рёв
Бесе­до­ва­ла Оль­га Орло­ва

Видео­за­пись пере­да­чи см. otr-online.ru/programmy/gamburgskii-schet/vasilii-klyucharev-kak-31744.html

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

1
Оставить комментарий

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
VladimirKox Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
VladimirKox
Гость
VladimirKox

В чём отли­чие ней­ро­био­ло­гии от пси­хо­фи­зио­ло­гии?

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (3 оценок, среднее: 2,00 из 5)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: