Летние школы: как погрузиться в науку и не утонуть

Началось лето — отличная пора для проведения летних научных школ и рассказа о них нашим читателям. Публикуем интервью с организаторами трех — Фёдором Кондрашовым (Школа молекулярной и теоретической биологии, ШМТБ), Иваном Оладышкиным (Летняя физико-математическая школа ИПФ РАН) и Данилом Фёдоровых (ЛЭШ ILE).

Настоящая наука без боязни титулов и авторитетов

Фёдор Кондрашов,
PhD (Калифорнийский университет в Сан-Диего, США), эволюционный биолог, профессор, зав. лабораторией эволюционной геномики Австрийского института науки и технологии (IST Austria), научный директор ШМТБ

— Подскажите, когда была создана ваша школа? Кто был ее инициатором?

— Первый сезон ШМТБ прошел в 2012 году, на тот момент это был проект фонда «Династия». Концепция школы разрабатывалась тремя людьми: Анной Пиотровской, Дмитрием Кокориным и мной.

— Какова концепция вашей летней школы?

— На ШМТБ мы стараемся учить школьников через их непосредственное участие в настоящей научной работе под руководством настоящих ученых. На Западе этот формат называется authentic learning, что, наверное, можно перевести как «аутентичное обучение». То есть это обучение, которое основывается на решении аутентичных, настоящих задач. Мы придерживаемся этого формата по нескольким причинам, в том числе потому, что, как показали недавние исследования, такого рода обучение способствует лучшему освоению предмета обучающимися.

Кроме того, школа задумывалась как место, где школьники могли бы попробовать себя в науке до того, как они примут решение о выборе вуза, и мы решили показывать науку настолько реалистично, насколько это возможно. Участие настоящих ученых высокого уровня для нас тоже является ключевым фактором. Мы стремимся к тому, чтобы для наших школьников открытый диалог с учеными стал комфортным: чем раньше ребята почувствуют комфорт в обсуждении своих идей с авторитетами, тем легче им будет предлагать свои собственные идеи, без боязни титулов и авторитетов.

Мы внимательно следим не только за научной, но и за социальной составляющей обучения. Настоящий ученый в нашей школе — это модель для подражания. Школьники все разные, ученые тоже, и поэтому для участия в ШМТБ мы стараемся набирать разных ученых, чтобы школьники могли почувствовать это разнообразие. Нам критически важно, чтобы на ШМТБ была комфортная атмосфера, позволяющая ребятам сконцентрироваться на проектах и обучении.

Мы считаем, что комфортные взаимоотношения школьника с преподавателями повышает эффективность обучения. Поэтому мы строим наш маленький социум на основе уважения к личности всех участников школы — учеников, родителей и сотрудников. В рамках этого подхода мы неукоснительно следуем нашей антидискриминационной политике.

— Кто такие участники школы? Как вы их отбираете?

— Школьники отбираются каждый год осенью, более чем за полгода до начала школы. Все заявки на участие рассматриваются приемной комиссией, которая состоит из нескольких человек. Каждая заявка независимо рассматривается каждым экспертом, после чего на собрании приемной комиссии обсуждаются отдельные решения. Мы стремимся к тому, чтобы скрытые предубеждения экспертов комиссии не влияли на окончательное решение, поэтому эксперты обязаны обсудить все разногласия по поводу оценок, то есть каждый эксперт обязан объяснить свою отметку. Кроме заявки мы стали чаще использовать результаты дополнительного интервью по скайпу. Окончательный список принятых школьников — это консенсус всей приемной комиссии.

Мы принимаем школьников по двум потокам: русскоязычному и англоязычному. С каждым годом мы получаем заявки из всё более отдаленных регионов. В частности, в 2018 году мы приняли на ШМТБ школьников из России, Украины, Белоруссии, США, Великобритании, Испании, Польши, Хорватии и Филиппин.

— Как вы составляете программу очередной летней школы? Кто ваши преподаватели? Как проходит обучение, в каких форматах?

— Программа состоит из научных проектов. Ими руководят ученые, которых приглашаю лично я. Они свободно выбирают проект после консультации со мной и в рамках ограничений по технике безопасности. Завлабы привозят с собой команду сотрудников, которые непосредственно работают со школьниками. У нас также есть независимый пул вожатых, с которыми мы работаем уже несколько лет, а недостающие кадры мы независимо отбираем по открытому конкурсу.

Д. Б. Зимин и Г. Химуля, на тот момент ученик 11-го класса (2013 год). В настоящее время Григорий заканчивает бакалавриат в Гарварде

Д. Б. Зимин и Г. Химуля, на тот момент ученик 11-го класса (2013 год). В настоящее время Григорий заканчивает бакалавриат в Гарварде

— Кто финансово поддерживает школу?

— Практически весь проект финансирует Zimin Foundation. В этом году мы получили трехлетний грант от Howard Hughes Medical Institute. В 2016 году нам помог фонд «Эволюция»; благодаря его поддержке мы смогли послать научно-популярные книги тем школьникам, которые подали заявки к нам на конкурс, но не прошли. С фондом «Эволюция» нас объединяет интерес к научному образованию и науке, и мы надеемся развивать наше взаимодействие.

— Что самое приятное/интересное при организации летней школы?

— Это целый комплекс вещей, которые совместно создают сильную мотивацию у всех организаторов. Меня каждый год восхищает трансформация, которая происходит со школьниками к концу ШМТБ: многие становятся увереннее в себе, в своих знаниях и в своем выборе образования. Так как мы существуем уже несколько лет, у нас теперь есть возможность наблюдать за трансформацией выпускников по ходу обучения в вузе. Благодаря дополнительной поддержке Zimin Foundation в 2017 году мы открыли программу летних стажировок для выпускников ШМТБ, попавших на школу по русскоязычному

конкурсу. Нам чрезвычайно приятно продолжать участвовать в научном росте наших выпускников.

— Что самое трудное/неприятное при организации летней школы?

— Сложнее всего отказывать школьникам в участии. Каждый год мы получаем больше заявок, чем можем принять. Мы очень хорошо понимаем, что многие из тех, кому мы отказали, отлично бы справились с нашей программой и что наш отказ — обидный и демотивирующий. Мы изо всех сил стараемся брать максимальное количество школьников и писать отказ максимально корректно, но каждый год мы расстраиваемся.

— Какие три — пять советов вы бы дали тем людям, которые думают об организации своей летней школы? Что стоит делать? Чего делать не стоит?

— Мне кажется, что тут всё просто. В первую очередь имеет смысл определить цели и ценности организации и действовать исходя из них. Мы определили наши ценности как сочетание уважения к личности участников с высоким уровнем научных исследований. Всё остальное вытекает из того, что мы стараемся придерживаться самого высокого уровня научных исследований, насколько это возможно и разумно, и оказывать максимальную поддержку всем школьникам и сотрудникам, чтобы им было комфортно и приятно участвовать в нашей программе. Я уверен, что, если четко определить ценности и цели, что делать и как, чего не делать, — всё становится более или менее очевидным.

Подробнее о школе см. molbioschool.com

«Заинтересовать школьников реальной наукой»

Иван Оладышкин,
27 лет, выпускник Высшей школы общей и прикладной физики ННГУ им. Лобачевского, в настоящий момент заканчивает аспирантуру Института прикладной физики РАН. Область научных интересов — нелинейная оптика, взаимодействие мощного излучения с веществом. Руководит оргкомитетом Летней физико-математической школы с 2013 года.

— Подскажите, когда была создана ваша школа? Кто был ее инициатором (люди или организация)?

— Впервые Летняя физико-математическая школа проводилась в 1988 году и с тех пор проходит каждый август. В 2017 году мы праздновали юбилей — состоялась 30-я смена. Место проведения не менялось — это детский лагерь Института прикладной физики РАН, ДООЛ им. Н. С. Талалушкина, который находится в курортном поселке Зелёный Город неподалеку от Нижнего Новгорода.

ЛФМШ была организована Институтом прикладной физики, но, естественно, есть и конкретные люди, без которых школа бы не появилась. Это руководители ИПФ РАН того времени — академики РАН Андрей Викторович Гапонов-Грехов и Александр Григорьевич Литвак, по инициативе и при постоянной поддержке которых начались (да и проходили все последующие) школы; это президент РАН Александр Михайлович Сергеев, принимавший активное участие в организации первых смен, и это, естественно, первые преподаватели и руководители школы — Михаил Юрьевич Глявин, членкор РАН Ефим Аркадьевич Хазанов, Андрей Алексеевич Шайкин. Все они и сегодня не забывают об ЛФМШ, принимают участие в подготовке, интересуются жизнью школы, приезжают с лекциями.

— Какова концепция вашей летней школы? Кто ее участники и как вы их отбираете?

— Летняя физико-математическая школа — это сочетание учебы, творчества и активного отдыха. Среди главных принципов школы — факультативность: обязательная учебная программа выполняется довольно легко, дети самостоятельно выбирают интересные им занятия. Общая цель ЛФМШ — это заинтересовать слушателей реальной наукой и привлечь на естественнонаучные факультеты, показать, что за пределами школьной программы (да, вообще-то, и в ней самой) есть действительно интересные вещи.

Наши слушатели — это сто ребят, окончивших 8–10-й классы и прошедших конкурсный отбор. В основном мы работаем со школьниками из Нижнего Новгорода и Нижегородской области, однако с каждым годом у нас всё больше участников из других регионов — в этом году поступило около 30 заявок.

Общий конкурс в ЛФМШ в 2018 году составляет порядка 2,5 человека на место. Конкурсный отбор проходит в апреле и начале мая, он состоит из двух этапов — письменного решения задач по физике и математике и решения задач в форме собеседования с куратором.

— Как вы составляете программу очередной летней школы? Кто ваши преподаватели? Как проходит обучение, в каких форматах?

— За многие годы в ЛФМШ сложилось множество форматов занятий. Это ежедневные научно-популярные лекции, факультативные курсы, семинары (которые проводят сами слушатели), лабораторные работы, кружки (далеко не только физико-математические), экзамены по лекциям, олимпиады, академические бои.

Есть традиционная часть занятий — это базовые факультативные курсы и кружки по олимпиадной физике и математике, занятия по программированию, лабораторные работы по физике, факультативы по «дополнительным темам» школьной программы по естественным наукам. Конечно, из года в год программа корректируется и улучшается, мы можем добавлять или убирать какие-то курсы.

Лекции читают активно работающие ученые, ведущие специалисты в своих областях. В основном это физика и математика, но мы всегда стараемся разнообразить программу лекциями по медицине, биологии, химии и даже лингвистике. Педагогический состав — это бывшие слушатели ЛФМШ, нынешние студенты, выпускники и аспиранты вузов, а также молодые сотрудники ИПФ РАН.

— Кто финансово поддерживает школу?

— Конечно, основная организационная и финансовая нагрузка по проведению ЛФМШ лежит на плечах ИПФ РАН. В какие-то годы институту удавалось полностью покрыть расходы на организацию, и слушатели получали путевки бесплатно; сегодня ребята оплачивают менее половины полной стоимости участия.

В 2017 году благодаря поддержке фонда «Эволюция» мы смогли компенсировать иногородним участникам ЛФМШ расходы на билеты до Нижнего Новгорода и обратно. Также на средства фонда была приобретена часть расходных материалов, необходимых для проведения школы. В последние годы других грантов мы не выигрывали.

— Что самое приятное/интересное при организации летней школы?

— Самое приятное лично для меня — это общение с ребятами (в том числе преподавание) и ощущение общей слаженной работы в течение самой смены.

— Что самое трудное/неприятное при организации летней школы?

— Вся подготовительная работа, которая начинается еще в марте: она отнимает время и силы, но почти не дает отдачи. Много трудностей возникает с тем, чтобы удовлетворить всем требованиям детского лагеря — по документации, медицинским книжкам и справкам, распорядку дня, штатному расписанию и проч. Все эти требования в основном разумны, но выполнять их в режиме волонтерской работы довольно тяжело.

— Какие три — пять советов вы бы дали тем людям, которые думают об организации своей летней школы? Что стоит делать? Чего делать не стоит?

1. Всё начинается с команды; для хорошей организации нужны хотя бы несколько человек, которые будут вкладываться в подготовку в течение долгого времени. Обязательно должны быть как компетентные в предметной области специалисты, так и люди с опытом организации каких-либо мероприятий.

2. Обращайте внимание на распространение информации — нужны группы в соцсетях, сайт, рассылки, обзвоны, афиши, объявления на олимпиадах и конкурсах. В современной ситуации информация распространяется очень плохо.

3. Изучите законы и правила, касающиеся работы с детьми, детских лагерей, правил перевозки, дополнительного образования и т. п.

4. Постарайтесь найти контакты и обстоятельно поговорить с организаторами мероприятий, которые были бы максимально похожи на ваше (или то, о котором вы мечтаете).

Подробнее о школе см. на странице ЛФМШ во «ВКонтакте»: vk.com/lphmsh и на сайте lfmsh.ru

Найти заинтересованную аудиторию

Данил Фёдоровых

Данил Фёдоровых

Данил Фёдоровых, старший преподаватель факультета экономических наук Высшей школы экономики, поступил в Вышку, став призером Всероссийской олимпиады. В 2008 году вместе с друзьями — тоже бывшими олимпиадниками — запустил сайт ILoveEconomics.ru: сначала это был сборник олимпиадных задач, а теперь — большой и известный проект, необходимое подспорье для подготовки к олимпиадам по экономике. Активно участвует в популяризации экономических знаний как среди школьников, так и в более широкой аудитории. Руководит ЛЭШ.

— Подскажите, когда была создана ваша школа? Кто был ее инициатором (люди или организация)?

— Летняя экономическая школа ILoveEconomics (ЛЭШ ILE) выросла из небольших учебных лагерей, которые раньше организовывались в Липецкой области для детей из школ этого региона. В 2009 году организатор пригласил меня, тогда начинающего преподавателя Высшей школы экономики, прочитать лекцию. В течение последующих лет мы всё больше и больше активизировали это партнерство, и в последние годы ЛЭШ ILE превратилась в масштабное мероприятие с несколькими сотнями участников из примерно 40 регионов России и из ближнего зарубежья. До 2017 года школа так и проводилась в Липецкой области, но сейчас проект перерос свою изначальную площадку и с 2018 года переехал в Подмосковье.

— Какова концепция вашей летней школы? Кто ее участники? Как вы их отбираете?

— ЛЭШ ILE предназначена для школьников, которые переходят в 9–11-й класс, хотя иногда встречаются и восьмиклассники. У нас всегда больше заявок, чем мы можем одобрить, поэтому приходится проводить отбор и кому-то отказывать. Школьник заполняет довольно внушительных размеров анкету, в которой рассказывает о себе, своих достижениях (как учебных, так и внеучебных), увлечениях, интересах; эти анкеты потом читают наши эксперты — организаторы и преподаватели школы.

Мы спрашиваем в анкете еще и о том, кто может дать рекомендацию школьнику — например, его учитель. Иногда связываемся с рекомендателями и спрашиваем, что они могут сказать о школьнике, который подает заявку. Для нас важно, в первую очередь, заранее убедиться, что участник, когда приедет к нам, будет именно учиться, то есть возьмет максимум от академической части программы ЛЭШ ILE. Такая мотивация важнее солидных олимпиадных успехов, хотя и они могут сыграть роль. Летняя школа — это учебное мероприятие, хотя продуктивно совмещать учебу с отдыхом тоже можно.

— Как вы составляете программу очередной летней школы? Кто ваши преподаватели? Как проходит обучение, в каких форматах?

— У нас есть две образовательные траектории: олимпиадная и программа профориентации, и при подаче заявки школьники выбирают, куда хотят поехать. Первая предназначена для тех, кто уже уверен, что экономика — это его, и твердо нацелен на поступление на лучшие экономические бакалаврские программы. Для этого нужно выигрывать олимпиады по экономике, и первая программа в основном состоит из решения олимпиадных задач. Есть несколько модулей, по которым читаются лекции: математика, микро- и макроэкономика, теория игр, основы финансов (финансовой грамотности). После каждой лекции участники получают листок с задачами по материалу лекции; эти задачи нужно решить (самостоятельно или в группе) и рассказать преподавателю, который будет задавать каверзные вопросы.

На программе профориентации тоже много экономики (все-таки школа экономическая), но есть и лекции по другим социальным наукам: социологии, психологии, демографии, инновационному предпринимательству. Есть даже мини-курс про научную журналистику от Аси Казанцевой и про нейроэкономику от Василия Ключарёва. Учеба проще, меньше домашних заданий, но больше рефлексии — на этой программе учатся те, кто еще не уверен, что хочет стать именно экономистом, но интересуется экономикой и смежными областями знаний; мы даем таким ребятам возможность пообщаться с преподавателями и исследователями из этих областей.

Наши преподаватели — преимущественно сотрудники Высшей школы экономики и Российской экономической школы, многие из них так или иначе задействованы в других проектах для школьников, то есть понимают, что это за аудитория. Им помогают составлять задания и проверять решения студенты, которые сами в недавнем прошлом были олимпиадниками.

— Кто финансово поддерживает школу?

— В 2017 году ЛЭШ ILE участвовала в конкурсе поддержки летних школ фонда «Эволюция» и выиграла некоторую сумму денег, которую мы потратили на организацию бесплатного трансфера для участников нашего конкурса эссе, — школа была в Липецкой области, поэтому трансфер из Москвы тоже приходилось оплачивать, а эти ребята получили его бесплатно.

У нас есть целая грантовая программа [1], в рамках которой мы привлекаем средства — в основном от частных лиц, которые разделяют наши ценности, — и делаем скидки, а некоторые ребята даже приезжают бесплатно. К сожалению, сделать всю школу бесплатной или совсем недорогой невозможно, но мы стараемся, чтобы те, кто приложил усилия и успешно поучаствовал в специальном конкурсе эссе, смогли поехать бесплатно или со скидкой. Как правило, меценаты сами читают эссе и выбирают получателей своих грантов — обычно ими становятся ребята из регионов, для которых поездка еще дороже из-за необходимости добираться до Москвы.

— Что самое приятное/интересное при организации летней школы?

— В ЛЭШ ILE собирается уникальный коллектив преподавателей-единомышленников, организовывать работу которых и сложно, и интересно. У всех свои идеи, свои подходы, и дирижировать этим оркестром — нетривиальная задача. Но в результате того, что они собираются вместе, в ЛЭШ возникает неповторимая интеллектуальная среда, которой позавидовали бы многие мероприятия «для взрослых», — научные конференции, например. Общение с этими коллегами, а также с участниками ЛЭШ — самое приятное, что есть в моей работе.

— Что самое трудное/неприятное при организации летней школы?

— Лично для меня — бюрократия. Множество документов, справок, отчетов — это то, с чем я не очень люблю работать. К счастью, у меня есть соорганизаторы, которые хорошо с этим справляются.

— Какие три — пять советов вы бы дали тем людям, которые думают об организации своей летней школы? Что стоит делать? Чего делать не стоит?

— Во-первых, найдите свою аудиторию. Мы с коллегами приходили к тому, что нужно делать школу именно для олимпиадников-экономистов со всей страны, постепенно, каждый год расширяя масштаб и как-то отвечая на вызовы такого роста. Не сразу стало понятно, что на профориентационное направление тоже есть запрос — и не просто на профориентационное («Не знаю, биологом я хочу быть или инженером»), а именно для тех, кто выбирает между смежными дисциплинами («Экономика мне нравится, но, может быть, там слишком много формул и лучше пойти в социологию, где их меньше, или, может быть, запустить свой стартап?»). Во-вторых, уделите максимальное внимание составу преподавателей. Нам удается собирать нескольких звезд, имена которых известны далеко за пределами ЛЭШ ILE, но школа держится не на них, а на тех, кто просто, во-первых, достаточно квалифицирован, а во-вторых, имеет энтузиазм и интерес. Обязательно нужно приглашать тех, кто не оторван от участников школы по возрасту и положению, а близок к ним, — в нашем случае это студенты, которые еще недавно сами были школьниками и ездили в ЛЭШ ILE учиться. Они передают свой недавний опыт и лучше всех понимают, как это тяжело и интересно — учиться в старших классах и бороться за места на престижных олимпиадах. Конечно, они работают под руководством более опытных коллег.

Ну и, в-третьих, продумайте бюджет. К сожалению, об этом приходится беспокоиться, и, как бы ни были прекрасны ваши намерения, без серьезного финансового планирования, поиска партнеров и контрагентов, переговоров об условиях провести школу — как и любой большой проект — нельзя. Если вы никогда не сталкивались с этим, лучше позовите на помощь профессионалов: организация школы сопряжена с решением множества юридических и финансовых вопросов.

1. iloveeconomics.ru/lesh/grants

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 3,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Один комментарий

  • Александр Денисенко-:

    Очень приличная летняя школа проводится в Германии. Собираются наши бывшие из разных стран. Проводят люди с ВМК. Там искать концы. Сумма доступная в районе 700 или 800 евро за смену. Родня английская бывала и очень довольны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com