Фильм о любви и утрате

Ревекка Фрумкина
Ревек­ка Фрум­ки­на

Кри­сто­фер Ишервуд (Christopher Isherwood, 1901–1986) — извест­ный аме­ри­кан­ский писа­тель. Мы зна­ем не столь­ко его тек­сты, сколь­ко филь­мы, создан­ные по его сочи­не­ни­ям, точ­нее, по моти­вам его сочи­не­ний. Преж­де все­го это «Каба­ре» (“Cabaret”, 1972 год, в нашем про­ка­те с 1988-го), а так­же «Оди­но­кий муж­чи­на» (“A Single man”, 2009 год, в про­ка­те с 2010-го). Конеч­но, я виде­ла «Каба­ре»; что каса­ет­ся “A Single man”, это мой люби­мый фильм — я смот­ре­ла его четы­ре раза и все­гда с ощу­ще­ни­ем, что я что-то упу­сти­ла.

Кристофер Ишервуд (fortnightlyreview.co.uk)
Кри­сто­фер Ишервуд (fortnightlyreview.co.uk)

При этом тек­стов Ишерву­да я почти не чита­ла…

Вооб­ще-то про­чи­тав­шие зна­чи­тель­ный лите­ра­тур­ный текст чаще все­го не удо­вле­тво­ре­ны его экра­ни­за­ци­ей — хотя бы пото­му, что кино тре­бу­ет дей­ствия, вопло­щен­но­го в види­мом сюже­те, а в тек­сте-источ­ни­ке сюжет может вооб­ще не сво­дить­ся к чему-либо види­мо­му. Ведь нере­аль­но пытать­ся «по Тол­сто­му» снять пер­вый бал Ната­ши Росто­вой: в тек­сте рома­на кон­траст бала и душев­но­го состо­я­ния геро­и­ни пере­дан фра­зой «…зву­ки поль­ско­го, про­дол­жав­ше­го­ся доволь­но дол­го, уже нача­ли зву­чать груст­но — вос­по­ми­на­ни­ем в ушах Ната­ши».

“A Single man”— это фильм о люб­ви и смер­ти, об утра­те смыс­ла жиз­ни.

И подоб­но тому как невоз­мож­но снять на плен­ку зву­ча­ние валь­са, как его начи­на­ет слы­шать Ната­ша, — едва ли воз­мож­но пока­зать душев­ное опу­сто­ше­ние героя после гибе­ли люби­мо­го чело­ве­ка. Мастер­ство режис­се­ра в том, что­бы сред­ства­ми кино погру­зить зри­те­ля в состо­я­ние, близ­кое к это­му опу­сто­ше­нию, вызы­вая тем самым наше без­услов­ное сочув­ствие.

Том Форд, кото­ро­му это уда­лось, — зна­ме­ни­тый дизай­нер одеж­ды; “A Single man” — его пер­вый фильм. Оди­но­ко­го муж­чи­ну по име­ни Джордж игра­ет Колин Фёрт. Зада­ча акте­ра здесь — рас­крыть душев­ный слом, кото­рый пере­жи­ва­ет герой, со смер­тью дру­га поте­ряв­ший себя само­го.

Зри­тель не сра­зу дога­ды­ва­ет­ся, что, когда Джордж с обыч­ной для него пунк­ту­аль­но­стью пла­ни­ру­ет свою даль­ней­шую жизнь, на самом деле он пла­ни­ру­ет свой уход из жиз­ни.

Вот Джордж чита­ет сту­ден­там оче­ред­ную лек­цию, при­во­дит в поря­док свои дела в бан­ке, наве­ща­ет ста­рин­ную при­я­тель­ни­цу — они ужи­на­ют, ожив­лен­но бесе­ду­ют и даже тан­цу­ют… Зри­тель уже понял, что всё это — при­выч­ные для героя риту­а­лы, сию­ми­нут­ные акты пси­хо­ло­ги­че­ской защи­ты, а под­лин­ность — это вос­по­ми­на­ния о погиб­шем Джи­ме, о его голо­се, улыб­ке. И тут я забы­ваю, что это все­го лишь кино…

Ревек­ка Фрум­ки­на

Подроб­ный ана­лиз филь­ма см.: offscreen.com/view/single_man

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (3 оценок, среднее: 4,67 из 5)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: