Алюминий на поляне

Сергей Ижевский

Сер­гей Ижев­ский

Как-то с кол­ле­га­ми ока­зал­ся я в США на меж­ду­на­род­ной встре­че спе­ци­а­ли­стов по урбо­эко­ло­гии. Этим страш­ным, буд­то выруб­лен­ным топо­ром тер­ми­ном назы­ва­ют теперь всем понят­ное явле­ние, кото­рое на рус­ском язы­ке озна­ча­ет воз­дей­ствие город­ской сре­ды на при­ро­ду.

После несколь­ких дней плот­ной рабо­ты был орга­ни­зо­ван пере­рыв — посе­ще­ние уни­вер­си­те­тов. Мы с моим спут­ни­ком были при­гла­ше­ны в Кор­нель­ский уни­вер­си­тет. Несколь­ко дней зна­ко­ми­лись со сту­ден­че­ским кам­пу­сом, с био­ло­ги­че­ски­ми и эко­ло­ги­че­ски­ми лабо­ра­то­ри­я­ми. На уикенд наши госте­при­им­ные хозя­е­ва пред­ло­жи­ли выехать на при­ро­ду на неболь­шой пик­ник. Мы, есте­ствен­но, с радо­стью согла­си­лись.

День был выход­ной. Пого­да сто­я­ла чудес­ная. Окрест­но­сти неболь­шо­го уни­вер­си­тет­ско­го город­ка Ита­ка вос­хи­ща­ли сво­и­ми хол­ми­сты­ми пей­за­жа­ми. На двух авто­мо­би­лях про­фес­со­ра со сво­и­ми жена­ми и мы — мос­ков­ские гости, отъ­е­ха­ли миль на 10 и оста­но­ви­лись на краю огром­но­го изу­мруд­но­го луга, кото­рый плав­но спус­кал­ся к бере­гам озе­ра Кей­ю­га.

На самом лугу ярки­ми цвет­ны­ми пят­на­ми, совсем как у Эду­ар­да Мане, выде­ля­лись доволь­но мно­го­чис­лен­ные ком­па­нии отды­ха­ю­щих. Око­ло неко­то­рых рас­по­ла­га­лись их люби­мые авто­ма­ши­ны. Хотя, как было вид­но, въезд на луг авто­транс­пор­ту не запре­щал­ся, наши про­фес­со­ра при­пар­ко­ва­лись все-таки на асфаль­то­вой сто­ян­ке. Из багаж­ни­ков были извле­че­ны объ­е­ми­стые сум­ки-бау­лы, мы взва­ли­ли их на пле­чи и напра­ви­лись к кра­сав­цу-сика­мо­ру (так аме­ри­кан­цы име­ну­ют пла­та­ны), подоб­но бао­ба­бу широ­ко рас­ки­нув­ше­му свой тем­но-зеле­ный шатер в цен­тре луга.

Это было тра­ди­ци­он­ное аме­ри­кан­ское меро­при­я­тие — эмо­ци­о­наль­но сдер­жан­ное, с погло­ще­ни­ем боль­шо­го коли­че­ства куп­лен­ных зара­нее заку­сок, упа­ко­ван­ных в рос­кош­ные короб­ки, паке­ты, бан­ки, но оди­на­ко­во без­вкус­ных. Всё это запи­ва­лось дека­лит­ра­ми без­ал­ко­голь­но­го баноч­но­го питья: кокой, фан­той, севен-ап, пеп­си, холод­ным чаем. Конеч­но, не это име­ло для нас основ­ное зна­че­ние. Мы были погло­ще­ны инте­рес­ной бесе­дой, одно­вре­мен­но жад­но впи­ты­вая впе­чат­ле­ния от окру­жа­ю­ще­го.

По мере опу­сто­ше­ния бес­чис­лен­ных банок я заме­тил, что они отки­ды­ва­лись наши­ми хозя­е­ва­ми как бы за обо­чи­ну нашей тер­ри­то­рии, за гра­ни­цы огром­но­го пле­да, на кото­ром мы все, подоб­но рим­ским пат­ри­ци­ям, воз­ле­жа­ли. Я сде­лал было роб­кую попыт­ку под­би­рать эти алю­ми­ни­е­вые пустыш­ки и неза­мет­но засо­вы­вать их в один из осво­бо­див­ших­ся бау­лов. Так я и мои дру­зья все­гда посту­па­ем в Под­мос­ко­вье, стре­мясь хоть нена­дол­го замед­лить про­цесс пре­вра­ще­ния люби­мых лес­ных полян в свал­ки мусо­ра. Но на эти мои пар­ти­зан­ские ухищ­ре­ния про­фес­со­ра и их жены хором вскри­ки­ва­ют: «No, no! No need to do it! (Нет, нет! Это совсем не обя­за­тель­но!)» — и, улы­ба­ясь, пока­зы­ва­ют паль­ца­ми куда-то в сто­ро­ну. И вот что я вижу.

По лугу мед­лен­но, слег­ка пока­чи­ва­ясь, слов­но корабль, вхо­дя­щий в бух­ту, дви­жет­ся огром­ный белый лиму­зин. За рулем-штур­ва­лом капи­тан — седой води­тель. Он акку­рат­но ведет свой, как это сра­зу же ста­но­вит­ся замет­но, пови­дав­ший жизнь корабль сре­ди ост­ро­вов и рифов мно­го­чис­лен­ных отды­ха­ю­щих ком­па­ний. А коман­да его — по всей види­мо­сти, бли­жай­шие род­ствен­ни­ки, — слов­но траль­щи­ки, рас­сы­па­лась вокруг и с боль­ши­ми пла­сти­ко­вы­ми меш­ка­ми про­че­сы­ва­ет «аква­то­рию».

Ока­зы­ва­ет­ся, что мы явля­ем­ся сви­де­те­ля­ми заме­ча­тель­ной эко­ло­ги­че­ской, с явной эко­но­ми­че­ской подо­пле­кой, акции. На этот раз семья седо­го капи­та­на вышла на зара­бот­ки. Не спе­ша, с досто­ин­ством, акку­рат­но оде­тые мат­ро­на-мама и ее дети бре­дут по лугу, соби­рая остав­лен­ные отды­ха­ю­щи­ми бан­ки, утрам­бо­вы­ва­ют ими меш­ки, отно­сят к машине, в огром­ный багаж­ник-трюм кото­рой акку­рат­но и без шума выгру­жа­ют. Всё это про­из­во­дит впе­чат­ле­ние толь­ко на нас. Осталь­ное насе­ле­ние луга про­дол­жа­ет зани­мать­ся сво­им делом. Одни отды­ха­ют, дру­гие рабо­та­ют.

Поз­же я узнал — для Аме­ри­ки это обыч­ное явле­ние. Сбор и сда­ча в утиль опо­рож­нен­ной и остав­лен­ной в подоб­ных местах после выход­ных дней метал­ли­че­ской тары — вполне достой­ное, не хуже дру­гих, заня­тие, даю­щее при­лич­ный допол­ни­тель­ный зара­бо­ток одной или несколь­ким живу­щим побли­зо­сти семьям.

Мы поди­ви­лись еще одной стран­но­сти этих не зна­ю­щих, чем уж и занять­ся, аме­ри­кан­цев. На этом мож­но было бы и закон­чить эко­ур­ба­нист­ский сюжет.

Но вот спу­стя неко­то­рое вре­мя в одной из наших газет читаю крат­кую замет­ку, из кото­рой узнаю, что в Москве еже­днев­но потреб­ля­ет­ся не менее полу­то­ра мил­ли­о­нов подоб­ных банок. Око­ло 500 млн банок в год! При этом 400 мил­ли­о­нов — это имен­но алю­ми­ни­е­вые бан­ки. В Мос­ков­ской обла­сти их коли­че­ство состав­ля­ет от 30 до 35% от сто­лич­но­го. Пока пустые метал­ли­че­ские бан­ки вме­сте с дру­гим мусо­ром выво­зят на под­мос­ков­ные помой­ки, кото­рые уже дав­но пере­пол­не­ны. А вме­сте с тем име­ет­ся аме­ри­кан­ский опыт, да и опыт Евро­пы, где на пред­при­я­ти­ях по про­из­вод­ству пище­во­го алю­ми­ния исполь­зу­ют до 55% вто­рич­но­го сырья.

Поз­же мы с кол­ле­гой оце­ни­ли уви­ден­ное как отлич­ную иллю­стра­цию к теме нашей кон­фе­рен­ции. А для себя при­ду­ма­ли сло­ган, кото­рый при­го­то­ви­ли для рас­про­стра­не­ния в нашей заму­со­рен­ной Рос­сии: Запря­жем свои лиму­зи­ны — раз­вер­нем выгод­ный эко­ло­ги­че­ский биз­нес!

Сер­гей Ижев­ский,
докт. биол. наук

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (5 оценок, среднее: 3,60 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , ,

 

4 комментария

  • Дмитрий:

    У нас этой «заме­ча­тель­ной эко­ло­ги­че­ской, с явной эко­но­ми­че­ской подо­пле­кой, акци­ей» очень эффек­тив­но зани­ма­ют­ся лица, веду­щие асо­ци­аль­ный образ жиз­ни. Выгре­ба­ют эти бан­ки ото­всю­ду, не толь­ко с лужа­ек, ни и из урн и кон­тей­не­ров.

    • Валерий Лесов:

      И пен­си­о­не­ры, мой друг, напри­мер, шах­ма­тист, инва­лид 1 груп­пы, 78 лет.

  • Пал палыч:

    Аме­ри­кан­ская дикость. Бррр.
    Более того, автор явно не обра­щал вни­ма­ние на ука­за­те­ли вдоль дорог. Есть щит­ки с над­пи­сью «No litter. Fine $1000». Что озна­ча­ет «Не выбра­сы­вать мусор из окна авто­мо­би­ля. Штраф $1000». А через пару миль появ­ля­ет­ся новый шиль­дик «Litter». Это озна­ча­ет, что вот теперь мож­но весь накоп­лен­ный в машине мусор про­сто вышвыр­нуть на пол­ном ходу в окно.
    Спра­ши­ва­е­те, кто убе­рёт этот мусор с обо­чин? А те же, кто в ста­лин­ских ГУЛА­Гах лес рубил: ЗК. Толь­ко аме­ри­кан­ские ЗК. Бла­го дело каж­дый 100-й взрос­лый аме­ри­ка­нец сидит в тюрь­ме. Чем зани­мать эту двух­мил­ли­он­ную армию без­дель­ни­ков? Если дере­вья валить – леса в аме­ри­ке не оста­нет­ся. Вот, гоня­ют вдоль дорог и таких «лужа­ек для пик­ни­ков» мусор соби­рать.
    В Евро­пе про­бле­ма реша­ет­ся ина­че. Каж­дая алю­ми­ни­е­вая баноч­ка сто­ит 25 цен­тов (20 руб­лей) и при­ни­ма­ет­ся в любом мага­зине. То же самое с пла­сти­ко­вы­ми буты­лоч­ка­ми. А пла­сти­ко­вые паке­ти­ки боль­ше про­сто не про­да­ют­ся в боль­шин­стве мага­зи­нов. В резуль­та­те мусо­ра вдоль обо­чин прак­ти­че­ски нет.

  • Дмитрий:

    Я бы всё рав­но бан­ки соби­рал в баул. Как-то непри­ят­но рас­ки­ды­вать мусор, даже если зна­ешь, что его под­бе­рут. Тем более что соби­раль­щи­кам про­ще будет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com