«Виновна в экстремизме и растрате» — 2

Марина Вишневецкая

Мари­на Виш­не­вец­кая

При­го­вор по делу Ната­льи Шари­ной, быв­ше­го дирек­то­ра Биб­лио­те­ки укра­ин­ской лите­ра­ту­ры, реше­ни­ем Мосгор­су­да от 24 апре­ля 2018 года остав­лен без изме­не­ний. Хро­ни­ку собы­тий вос­ста­нав­ли­ва­ет писа­тель, сви­де­тель нашу­мев­ше­го про­цес­са Мари­на Виш­не­вец­кая.

(Окон­ча­ние. Нача­ло см. в ТрВ-Нау­ка № 253)

То, что послед­ний вещ­док, тор­же­ствен­но предъ­яв­лен­ный судьей Еле­ной Гудош­ни­ко­вой на засе­да­нии 4 мая 2017 года, ока­жет­ся под­бро­шен­ным — при­чем не в день обыс­ка, а неопре­де­лен­ное вре­мя спу­стя — в запе­ча­тан­ный пакет с изъ­яты­ми в биб­лио­те­ке «экс­тре­мист­ски­ми мате­ри­а­ла­ми», не сра­зу укла­ды­ва­ет­ся в моей голо­ве. Но вот по хода­тай­ству адво­ка­тов, несмот­ря на настой­чи­вый про­ку­рор­ский про­тест, мы смот­рим кад­ры, сня­тые 28 октяб­ря 2015 года кана­лом РЕН-ТВ [1]). Сре­ди раз­ло­жен­ных для съем­ки книг есть и серень­кая, невзрач­ная книж­ка Дмит­ро Кор­чинь­ско­го «Вiй­на в натов­пi» («Вой­на в тол­пе». -Ред.) — с пред­ло­гом «в» (кни­га с таким назва­ни­ем не вхо­дит в спи­сок экс­тре­мист­ских мате­ри­а­лов, опуб­ли­ко­ван­ный Миню­стом). А вот та, кото­рую в каче­стве глав­но­го вещ­до­ка предъ­яви­ла судья, с пред­ло­гом «у», — «Вiй­на у натов­пi» — в спис­ке экс­тре­мист­ских мате­ри­а­лов есть, под номе­ром 2089 («„Ама­дей“, Киiв, 1999 г. при­зна­на экс­тре­мист­ской реше­ни­ем Мещан­ско­го рай­он­но­го суда Моск­вы от 14.03.2013» [2]).

Внешне эти кни­ги отли­ча­ют­ся друг от дру­га рази­тель­но: засня­тая при обыс­ке тонь­ше, в серо­ва­то-бес­цвет­ной облож­ке. Предъ­яв­лен­ная судьей — яркая и раза в пол­то­ра тол­ще. Адво­ка­ты, а потом и Ната­лья Шари­на обра­ща­ют на это вни­ма­ние судьи. «Кни­га Кор­чинь­ско­го, кото­рую мы видим на экране, была изъ­ята во вре­мя обыс­ка 2010 года, — объ­яс­ня­ет Шари­на, — поэто­му нас очень уди­ви­ло, когда ее обна­ру­жи­ли при обыс­ке 2015 года. Ваша честь, но сего­дня каким-то обра­зом появи­лась дру­гая кни­га!»

Надо ли гово­рить, что на этой «дру­гой» нет ника­ких биб­лио­теч­ных помет? Вслух об этом гово­рит адво­кат… А я вижу соб­ствен­ны­ми гла­за­ми — зал малень­кий и сижу я непо­да­ле­ку, — как Ната­лья Шари­на листа­ет бело­снеж­ные, без еди­ной отмет­ки стра­ни­цы. И всё еще верит, что морок рас­се­ет­ся. Пото­му что без этой веры невоз­мож­но из засе­да­ния в засе­да­ние повто­рять: «Ваша честь!..»

Поэто­му ли «дело Шари­ной» меня так дол­го не отпус­ка­ет? Для меня оно пол­нит­ся не толь­ко каф­ки­ан­ским абсур­дом («Кто-то, по-види­мо­му, окле­ве­тал Йозе­фа К., пото­му что, не сде­лав ниче­го дур­но­го, он попал под арест»), но и живы­ми людь­ми, их стра­стя­ми, их обма­ну­ты­ми надеж­да­ми. Их упор­ством и неуто­ми­мо­стью в отста­и­ва­нии исти­ны.

18 мая 2017 года пока­за­ния в суде дает сле­до­ва­тель Дмит­рий Лопа­ев, это он 28 октяб­ря 2015 года про­во­дил в БУЛ обыск.

Адво­кат И. Пав­лов. В ходе обыс­ка вы кого-либо уда­ля­ли? Обра­ти­те вни­ма­ние, за вами сидят люди. Может быть, кого-то из них?

Д. Лопа­ев (огля­ды­ва­ет­ся, дол­го смот­рит в зал). Сотруд­ник сто­ял при вхо­де. И, насколь­ко я пом­ню, девуш­ка при­шла и не хоте­ла ухо­дить, ска­за­ла: «Буду здесь рабо­тать».

Со сво­е­го места в зале под­ни­ма­ет­ся сотруд­ни­ца биб­лио­те­ки Татья­на Мун­тян.

И. Пав­лов. За что вы хоте­ли ее уда­лить?

Д. Лопа­ев. Я ей объ­яс­нил: здесь про­во­дят­ся след­ствен­ные дей­ствия.

И. Пав­лов. А ни на что она не хоте­ла обра­тить ваше вни­ма­ние? (Обра­ща­ясь к сотруд­ни­це.) Где он нахо­дил­ся, когда вы виде­ли вброс книг?

Судья Е. Гудош­ни­ко­ва. Вброс книг? Что вы име­е­те в виду? (И это уже после засе­да­ния 4 мая! — М. В.)

И. Пав­лов. Вброс книг.

Т. Мун­тян. Когда я заме­ти­ла, что доста­ет­ся стоп­ка книг и три из них не име­ют опо­зна­ва­тель­ных зна­ков биб­лио­те­ки, рядом сле­до­ва­те­ля Лопае-ва не было. Я ска­за­ла, что нам опять под­бра­сы­ва­ют кни­ги, и он через несколь­ко минут подо­шел… Я про­си­ла вне­сти это в про­то­кол. Дмит­рий Нико­ла­е­вич ска­зал, что он сам будет решать, что вне­сти в про­то­кол.

Е. Гудош­ни­ко­ва (Лопа­е­ву). Вы под­твер­жда­е­те?

Д. Лопа­ев. Не совсем. Все пере­ме­ща­лись после­до­ва­тель­но.

Е. Гудош­ни­ко­ва. Ситу­а­ция с под­бра­сы­ва­ни­ем книг была?

Д. Лопа­ев (после пау­зы). Исклю­чаю воз­мож­ность их под­бро­са.

А еще во вре­мя допро­са сви­де­те­ля Лопа­е­ва выяс­ня­ет­ся, что дело об экс­тре­миз­ме было заве­де­но им 28 октяб­ря 2015 года в 23 часа 58 минут. После чего за две мину­ты, остав­ши­е­ся до исте­че­ния суток, дело было направ­ле­но в След­ствен­ное управ­ле­ние (Пав­лов предъ­яв­ля­ет бума­ги, под­твер­жда­ю­щие это), отту­да в Глав­ное след­ствен­ное управ­ле­ние (еще один доку­мент), а из ГСУ обрат­но Лопа­е­ву.

Наталья Шарина на заседании суда 5 июня 2017 года с адвокатами. Слева — Евгений Смирнов, справа — Иван Павлов. Фото М. Вишневецкой

Ната­лья Шари­на на засе­да­нии суда 5 июня 2017 года с адво­ка­та­ми. Сле­ва — Евге­ний Смир­нов, спра­ва — Иван Пав­лов. Фото М. Виш­не­вец­кой

И. Пав­лов. Вы допус­ка­е­те, что это воз­мож­но?

Д. Лопа­ев. Даты ука­за­ны вер­но.

И. Пав­лов. За две мину­ты уже пятое реше­ние. Вас не пора­жа­ет эта ско­рость?

Е. Гудош­ни­ко­ва. Вопрос сни­ма­ет­ся.

И тогда адво­кат сооб­ща­ет еще о двух доку­мен­тах, дати­ро­ван­ных тем же днем, один из кото­рых сви­де­тель­ству­ет о назна­че­нии Лопа­е­ва руко­во­ди­те­лем след­ствен­ной груп­пы.

И. Пав­лов. Семь про­цес­су­аль­ных доку­мен­тов все­го за две мину­ты 28 октяб­ря 2015 года.

Поку­рор Л. Балан­ди­на. Я про­тив…

И. Пав­лов. Эти доку­мен­ты сви­де­тель­ству­ют о фаль­си­фи­ка­ции уго­лов­но­го дела.

Е. Гудош­ни­ко­ва (сви­де­те­лю). Вы наста­и­ва­е­те, что эти доку­мен­ты дати­ро­ва­ны вер­но?

Д. Лопа­ев. Да.

Обви­не­ние в круп­ной рас­тра­те, выдви­ну­тое про­тив Шари­ной в апре­ле 2016 года (ч. 4 ст. 160 УК РФ), раз­би­ра­ет­ся на каж­дом из засе­да­ний так же тща­тель­но, как и обви­не­ние в экс­тре­миз­ме. Когда в 2010 году в биб­лио­те­ке был про­ве­ден пер­вый обыск и воз­буж­де­но пер­вое дело по 282-й ста­тье, в БУЛ появи­лась став­ка юри­ста — с бла­го­сло­ве­ния непо­сред­ствен­ных началь­ни­ков Шари­ной в ЦАО и мэрии. На эту став­ку взя­ли двух сов­ме­сти­те­лей. Выпла­чен­ные им день­ги (то, что себе Шари­на не взя­ла ни копей­ки, при­зна­ет и сто­ро­на обви­не­ния), и назы­ва­ют­ся «круп­ной рас­тра­той».

— Все мои дей­ствия, — день за днем пояс­ня­ет Шари­на, — осу­ществ­ля­лись в инте­ре­сах биб­лио­те­ки, и ника­кой рас­тра­ты я не совер­ша­ла. Как толь­ко воз­ник­ла эта нестан­дарт­ная ситу­а­ция (дело, заве­ден­ное в 2010 году — М. В.) на самом высо­ком уровне, на сове­ща­нии, на кото­ром при­сут­ство­ва­ла Люд­ми­ла Ива­нов­на Шве­цо­ва (заме­сти­тель мэра Моск­вы по соци­аль­ной поли­ти­ке. — М. В.), было реше­но, что биб­лио­те­ке необ­хо­ди­мо при­сут­ствие юри­ста… Поэто­му в биб­лио­те­ке появи­лась став­ка юри­ста.

Это же, чуть ины­ми сло­ва­ми, под­твер­жда­ет в сво­их пока­за­ни­ях и сви­де­тель Р. Кры­лов-Иод­ко, началь­ник управ­ле­ния куль­ту­ры ЦАО Моск­вы.

И.Павлов. Мож­но ли ска­зать, что вы зна­ли о при­вле­че­нии адво­ка­та к это­му делу и одоб­ря­ли его?

Р. Кры­лов-Иод­ко. Да. Кро­ме того, зна­ла об этом и Люд­ми­ла Шве­цо­ва.

На вопрос про­ку­ро­ра, знал ли Кры­лов-Иод­ко, когда под­пи­сы­вал сче­та об опла­те, какие имен­но услу­ги ока­зы­ва­ет юрист биб­лио­те­ке и с каким делом они свя­за­ны, сви­де­тель отве­ча­ет утвер­ди­тель­но.

Но пози­ция обви­ни­те­ля оста­нет­ся неиз­мен­ной: денеж­ные сред­ства (более 2,2 млн руб.) выде­ля­лись не на пред­став­ле­ние инте­ре­сов всей биб­лио­те­ки, а исполь­зо­ва­лись Шари­ной исклю­чи­тель­но в сво­их инте­ре­сах и не были ею воз­ме­ще­ны.

5 июня 2017 года эту пози­цию раз­де­лит в сво­ем при­го­во­ре и судья Гудош­ни­ко­ва, при­знав Шари­ну винов­ной как в экс­тре­миз­ме, так и в круп­ной рас­тра­те. В душ­ном зале, пере­пол­нен­ном жур­на­ли­ста­ми, судья будет читать при­го­вор в тече­ние несколь­ких часов (как это часто быва­ет в наших судах, почти дослов­но вос­про­из­во­дя дово­ды про­ку­ро­ра). Обви­ня­е­мая, стра­да­ю­щая от болей в спине (ком­прес­си­он­ный пере­лом позво­ноч­ни­ка Ната­лья Шари­на полу­чи­ла 29 октяб­ря 2015 года, когда ее в наруч­ни­ках вез­ли в авто­за­ке, наско­чив­шем на «лежа­че­го поли­цей­ско­го»), успе­ет несколь­ко раз при­сесть и сно­ва встать. Сколь­ко-то дол­гих минут мне будет казать­ся, что срок Шари­на полу­чит реаль­ный, -так реши­те­лен бли­же к фина­лу голос судьи. И нако­нец-то, услы­шав «четы­ре года услов­но», я почув­ствую облег­че­ние. Но в гла­зах Ната­льи Гри­го­рьев­ны — толь­ко гнев и оби­да. На вопрос судьи, поня­тен ли ей при­го­вор, она горя­чо отве­ча­ет, что нет, не поня­тен, что 282-я ста­тья — это раз­жи­га­ние враж­ды и нена­ви­сти, это какие-то опре­де­лен­ные дей­ствия, но в ходе судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства, кото­рое дли­лось более семи меся­цев, ни один из сви­де­те­лей, ни гособ­ви­ни­тель не при­ве­ли ни одно­го фак­та, какие имен­но дей­ствия были ею совер­ше­ны.

О том же после объ­яв­ле­ния при­го­во­ра ска­жет жур­на­ли­стам и Пав­лов: — Ведь дол­жен быть дока­зан пря­мой умы­сел на совер­ше­ние пре­ступ­ле­ния по 282-й ста­тье. Само по себе хра­не­ние мате­ри­а­лов, пусть даже вклю­чен­ных во все страш­ные спис­ки, не обра­зу­ет соста­ва пре­ступ­ле­ния, для это­го есть адми­ни­стра­тив­ная ответ­ствен­ность. И доба­вит:

— Хоро­шо то, что Ната­лья Гри­го­рьев­на, пол­то­ра года нахо­див­ша­я­ся под домаш­ним аре­стом, сего­дня на сво­бо­де.

Что это было?

Нет сомне­ния, что за всем судо­про­из­вод­ством, т. е. в моем слу­чае за этим аре­стом и за сего­дняш­ним раз­би­ра­тель­ством, сто­ит огром­ная орга­ни­за­ция. Орга­ни­за­ция эта име­ет в сво­ем рас­по­ря­же­нии не толь­ко про­даж­ных стра­жей, бес­тол­ко­вых инспек­то­ров и сле­до­ва­те­лей, про­яв­ля­ю­щих в луч­шем слу­чае похваль­ную скром­ность, но в нее вхо­дят так­же и судьи высо­ко­го и наи­выс­ше­го ран­га с бес­чис­лен­ным, неиз­беж­ным в таких слу­ча­ях шта­том слу­жи­те­лей, пис­цов, жан­дар­мов и дру­гих помощ­ни­ков, а может быть, даже и пала­чей — я это­го сло­ва не боюсь. А в чем смысл этой огром­ной орга­ни­за­ции, гос­по­да? — вопро­ша­ет Йозеф К. в романе «Про­цесс». И сам себе отве­ча­ет:

— Аре­сто­вы­вать невин­ных людей… [3]

— Ни на какое дело об убий­стве не тра­тят­ся такие сред­ства, как на дело о биб­лио­те­ке. Так на что же направ­ле­ны все эти силы? — спро­сит спу­стя сто­ле­тие адво­кат Евге­ний Смир­нов.

И отве­тит:

— На поли­ти­ку!

Гособ­ви­ни­тель под­твер­дит пред­по­ло­же­ние адво­ка­та в сво­ей заклю­чи­тель­ной речи:

— Укра­ин­ский наци­о­на­лизм, рука об руку шед­ший с немец­ким нациз­мом во вре­ме­на Вто­рой миро­вой вой­ны, вновь под­нял голо­ву. Узур­пи­ро­вав­шие власть в сосед­нем госу­дар­стве лица, уже будучи назна­чен­ны­ми на госу­дар­ствен­ные долж­но­сти, пота­кая жела­ни­ям укра­ин­ских наци­о­на­ли­стов, откры­то гово­рят о необ­хо­ди­мо­сти захва­та рос­сий­ских реги­о­нов, руко­вод­ству­ясь пре­ступ­ны­ми иде­я­ми, изло­жен­ны­ми в том чис­ле в так назы­ва­е­мой лите­ра­ту­ре, а по сути в наци­о­на­ли­сти­че­ских агит­ках, изъ­ятых с полок биб­лио­те­ки, дирек­то­ром кото­рой явля­лась под­су­ди­мая. Сего­дняш­ние лиде­ры Укра­и­ны вся­че­ски уни­что­жа­ют рус­ское насе­ле­ние этой стра­ны, запре­ща­ют рус­ский язык, тра­ди­ции, празд­ни­ки, куль­ту­ру. Таким обра­зом, я счи­таю, что под­су­ди­мая фак­ти­че­ски явля­ет­ся одной из частей слож­но­го меха­низ­ма, рабо­та кото­ро­го направ­ле­на на опо­ро­чи­ва­ние и дис­кре­ди­та­цию рус­ской куль­ту­ры на Укра­ине.

Что теперь?

Подан­ная адво­ка­та­ми апел­ля­ция на при­го­вор Мещан­ско­го суда была рас­смот­ре­на Мосгор­су­дом почти год спу­стя. И ста­ла бы рядо­вым, лишен­ным интри­ги собы­ти­ем (про­ку­рор, гля­дя в шпар­гал­ку, повто­ря­ла зна­ко­мые обви­не­ния, адво­ка­ты вновь гово­ри­ли о гру­бей­ших нару­ше­ни­ях на ста­дии след­ствия, о неком­пе­тент­но­сти про­ве­ден­ной экс­пер­ти­зы, когда из-за нали­чия в кни­ге выра­же­ния «совет­ская импе­рия» кни­га ока­зы­ва­лась при­чис­лен­ной экс­пер­том к экс­тре­мист­ским…), если бы не один пора­зи­тель­ный инци­дент. 20 апре­ля 2018 года высо­кий суд после двух­ча­со­во­го засе­да­ния пере­нес слу­ша­ния на сле­ду­ю­щую неде­лю. Одна­ко в сере­дине того же дня в несколь­ких СМИ со ссыл­кой на пресс-служ­бу Мосгор­су­да появи­лась инфор­ма­ция о том, что при­го­вор Ната­лье Шари­ной остав­лен в силе. Надо ска­зать, что это собы­тие про­из­ве­ло на адво­ка­тов силь­ное впе­чат­ле­ние. На засе­да­нии 24 апре­ля они попро­си­ли вызвать в каче­стве сви­де­те­ля и допро­сить руко­во­ди­те­ля пресс-служ­бы Мос­ков­ско­го город­ско­го суда «по обсто­я­тель­ствам ее осве­дом­лен­но­сти». Одна­ко суд, посо­ве­щав­шись на месте, при­нял реше­ние в хода­тай­стве отка­зать.

А все-таки пока­за­лось, что воз­ни­ка­ет интри­га. А с ней и надеж­да на то, что хотя бы по одной из ста­тей обви­не­ние с Шари­ной сни­мут — ради демон­стра­ции спон­тан­но­сти при­ни­ма­е­мых в сове­ща­тель­ной ком­на­те реше­ний. Увы. Рас­про­стра­нен­ная пресс-служ­бой 20 апре­ля инфор­ма­ция через четы­ре дня была повто­ре­на пред­се­да­те­лем судеб­но­го соста­ва Юли­ей Ком­ле­вой прак­ти­че­ски дослов­но: при­го­вор Шари­ной оста­вить без изме­не­ний.

Это реше­ние вооду­ше­ви­ло Сер­гея Соку­ро­ва на боль­шую «пат­ри­о­ти­че­скую» ста­тью. 30 апре­ля он отчи­тал­ся в ней перед чита­те­ля­ми ИА Regnum о про­де­лан­ной вме­сте с еди­но­мыш­лен­ни­ка­ми рабо­те: «Поте­ряв надеж­ду повли­ять на Шари­ну доб­рым убеж­де­ни­ем и слу­жеб­ны­ми обра­ще­ни­я­ми, опа­са­ясь за рас­пол­за­ние „оран­же­во­го пят­на из цен­тра Моск­вы“, я стал обра­щать­ся к обще­ствен­но­сти через СМИ. Мой пуб­ли­ци­сти­че­ский „SOS“ под­нял на новые акции про­те­ста пат­ри­о­ти­че­скую моло­дежь из ОД „Мест­ные“ и „Евразий­цев“ <…> Муни­ци­паль­ный депу­тат рай­о­на Яки­ман­ка Д. Заха­ров заявил в печа­ти о сво­ей реши­мо­сти лик­ви­ди­ро­вать это „бан­де­ров-ское под­по­лье“ и, по всей види­мо­сти, имен­но он обра­тил­ся в „орга­ны пра­во­по­ряд­ка“» (в глав­ке под назва­ни­ем «Конец мос­ков­ско­го цен­тра укра­ин­ской русо­фо­бии») [4].


Кста­ти, о еди­но­мыш­лен­ни­ках. 1 мая поня­тые Журав­лёв и Заха­ров (чудес­ным обра­зом в день обыс­ка встре­тив­ши­е­ся воз­ле БУЛ в семь утра) сно­ва ока­зы­ва­ют­ся рядом — на этот раз воз­ле Саха­ров­ско­го цен­тра вме­сте с каза­ка­ми и акти­ви­ста­ми само­про­воз­гла­шен­ных рес­пуб­лик, попы­тав­ши­ми­ся сорвать фести­валь неза­ви­си­мо­го граж­дан­ско­го искус­ства «Муза непо­кор­ных».


Биб­лио­те­ка укра­ин­ской лите­ра­ту­ры, дол­гие годы являв­ша­я­ся мостом меж-ду дву­мя сла­вян­ски­ми куль­ту­ра­ми (так ее роль опре­де­ля­ла и сама Шари­на, и дру­гие сотруд­ни­ки БУЛ), пре­кра­ти­ла свое суще­ство­ва­ние. В ее поме­ще­нии теперь рас­по­ла­га­ет­ся ГБУ «Центр раз­ви­тия туриз­ма горо­да Моск­вы».


Адво­ка­ты Пав­лов и Смир­нов наме­ре­ны обжа­ло­вать в ЕСПЧ выне­сен­ный Шари­ной при­го­вор.

* * *

Уточ­не­ния к пер­вой части ста­тьи:

  1. Сер­гей Соку­ров, веро­ят­ней все­го, не писал на Шари­ну заяв­ле­ния в След­ствен­ный коми­тет, а огра­ни­чил­ся дей­стви­я­ми, опи­сан­ны­ми им в про­ци­ти­ро­ван­ной ста­тье;
  2. пер­вое дело Шари­ной (2010−2011), закры­вав­ше­е­ся, но потом вновь откры­тое, до сих пор не пре­кра­ще­но.

Мари­на Виш­не­вец­кая

1. Биб­лио­те­ка укра­ин­ской лите­ра­ту­ры про­дол­жа­ет рабо­ту в штат­ном режи­ме. Ранее в биб­лио­те­ке были про­ве­де­ны обыс­ки.

2. Феде­раль­ный спи­сок экс­тре­мист­ских мате­ри­а­лов. minjust.ru/ru/extremist-materials?field_extremist_content_value=корчинський

3. Гла­ва 2, пере­вод Риты Райт-Кова­лё­вой.

4. Соку­ров С. Рус­ская биб­лио­те­ка во Льво­ве и Укра­ин­ская биб­лио­те­ка в Москве. Две биб­лио­те­ки — две судь­бы. regnum.ru/news/2410413.html

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (6 оценок, среднее: 4,50 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Один комментарий

  • Юрий Простой:

    Фу! Такое печа­тать в газе­те для уче­ных? Ну, не знаю. Оно как-то даже не при­лич­но.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com