Химия Никичей. Загадка одной картины

Мария Хрущева
Мария Хру­ще­ва

На выстав­ку я зашла меж­ду делом. К 100-летию со дня рож­де­ния Ана­то­лия Юрье­ви­ча Ники­ча была орга­ни­зо­ва­на мас­штаб­ная экс­по­зи­ция в Тре­тья­ков­ской гале­рее: «Худож­ник Никич. Мир внут­ри и жизнь сна­ру­жи». Живо­пи­сец, мало извест­ный широ­кой пуб­ли­ке. Учил­ся у Бори­са Иоган­со­на, пере­жил аре­сты роди­те­лей (отца в 1937-м рас­стре­ля­ли), про­шел вой­ну. Рисо­вал мно­го и все­гда — иллю­стри­ро­вал кни­ги, рас­пи­сы­вал тка­ни, писал заказ­ные порт­ре­ты. К 1960-м сфор­ми­ро­вал­ся его соб­ствен­ный худо­же­ствен­ный язык, кар­ти­ны Ники­ча заня­ли почет­ное место сре­ди работ шести­де­сят­ни­ков. Общал­ся в сре­де лите­ра­тур­ной и худо­же­ствен­ной; людей от нау­ки в кру­ге обще­ния не обна­ру­жи­ла, раз­ве что мать до аре­ста рабо­та­ла в Инсти­ту­те рас­те­ние­вод­ства АН СССР. Мне его твор­че­ство пока­за­лось неблиз­ким. Так бы и про­бе­жа­ла мимо­хо­дом залы, если бы взгляд не наткнул­ся на полот­но (а он и не мог не наткнуть­ся: кар­ти­на зани­ма­ла поло­ви­ну сте­ны и была абсо­лют­но не похо­жа ни на что иное в этом зале — сплош­ные кисти, натур­щи­цы, порт­ре­ты, наброс­ки, пей­за­жи, быто­вые зари­сов­ки).

Рабо­та назы­ва­лась «Химия» и пред­став­ля­ла собой реа­ли­стич­ный образ хими­че­ской лабо­ра­то­рии. Годом напи­са­ния зна­чил­ся 1964-й.

А. Никич. Химия. 1964 (фото из пресс-релиза ГТГ)
А. Никич. Химия. 1964 (фото из пресс-рели­за ГТГ)

«Ска­жи­те, — спро­си­ла я у сотруд­ни­ка выстав­ки, — отку­да этот сюжет? Что и где писал худож­ник?» «Да при­ду­мал, он, навер­ное. Брат у него, прав­да, хими­ком был, но недол­го, потом режис­се­ром стал. Ну а так — выду­мал, по вос­по­ми­на­ни­ям бра­та писал, вот ведь и репро­дук­цию Пикассо на кар­ти­ну поме­стил, не мог­ла же она быть в лабо­ра­то­рии. Точ­но при­ду­мал, по рас­ска­зам».

То, что на кар­тине не вос­по­ми­на­ния, мне, как хими­ку, было оче­вид­но. Слиш­ком уж точ­но изоб­ра­же­ны ЛАТР (лабо­ра­тор­ный авто­транс­фор­ма­тор), уста­нов­ка для син­те­за под высо­ким дав­ле­ни­ем, хит­ро­ум­ные при­бо­ры с пере­гон­ка­ми и осу­ши­те­ля­ми, дере­вян­ные стой­ки для суш­ки посу­ды на хими­че­ской рако­вине; да и до сих пор не пере­ве­лись рези­но­вые труб­ки точ­но тако­го, про­тив­но рыже­го, цве­та, как на кар­тине. Без оши­бок выпи­са­ны назва­ния эле­мен­тов на таб­ли­це Мен­де­ле­е­ва. Ну а в склян­ке, сто­я­щей на хими­че­ском сто­ле, совер­шен­но точ­но мед­ная соль — такой цвет может быть толь­ко у солей меди. Писал он кар­ти­ну, конеч­но, с нату­ры. А вот что послу­жи­ло образ­цом? В какой лабо­ра­то­рии тво­рил мастер?

Не бра­том, но сыном Ана­то­лия Ники­ча был Оскар Ана­то­лье­вич Никич-Кри­ли­чев­ский. Режис­сер, сце­на­рист. Он рано ушел из жиз­ни, в 1999 году, лишь на пять лет пере­жив отца; ему не было и шести­де­ся­ти. Успел создать с деся­ток сце­на­ри­ев и снять пару филь­мов. Мало кто сего­дня их вспом­нит, но они были, полу­ча­ли награ­ды. Пер­вый сня­тый им фильм, «Дети», вышел в 1970 году.

А в 1964-м, в том самом году, когда была напи­са­на кар­ти­на «Химия», буду­щий режис­сер окон­чил хими­че­ский факуль­тет МГУ им. М. В. Ломо­но­со­ва. До момен­та, когда Оскар Никич пол­но­стью ушел в твор­че­скую дея­тель­ность, он успел пора­бо­тать и в химии — был лабо­ран­том в Инсти­ту­те хими­че­ской физи­ки АН СССР, затем науч­ным сотруд­ни­ком Инсти­ту­та высо­ких тем­пе­ра­тур АН СССР.

Но что же все-таки на кар­тине? Где эта лабо­ра­то­рия, в кото­рой над сто­лом висит таб­ли­ца, а окон­ный про­ем обрам­ля­ют пол­ки с хими­че­ской посу­дой?

Ответ был най­ден бла­го­да­ря выпуск­ни­кам хим­фа­ка МГУ. Свет­ла­на Кото­ва и Мария Бре­хов­ских уви­де­ли, что это не окон­ный про­ем обрам­ля­ют хими­че­ские пол­ки. Окно — напро­тив, и вид из него отра­жа­ет­ся в стек­ле полок. В край­нем пра­вом углу — часть фаса­да, кото­рый ни с чем не спу­та­ешь: угол верх­не­го эта­жа ака­де­ми­че­ско­го зда­ния, рас­по­ло­жен­но­го в Москве на ули­це Вави­ло­ва. Лабо­ра­то­рия, в кото­рой писа­лось полот­но, — в его пра­вом кры­ле. И хотя Оскар Никич, по доступ­ным све­де­ни­ям, там не рабо­тал, но это, без­услов­но, ИНЭОС РАН им. А. Н. Несме­я­но­ва.

Справа: ИНЭОС РАН в его современном виде («Википедия»)
Спра­ва: ИНЭОС РАН в его совре­мен­ном виде («Вики­пе­дия»)

Выпуск­ни­ки хим­фа­ка, вни­ма­тель­но рас­смот­рев кар­ти­ну, сде­ла­ли вывод, что полот­но писа­лось в поме­ще­нии, где зани­ма­лись син­те­зом фтор­ор­га­ни­че­ских соеди­не­ний; воз­мож­но, это лабо­ра­то­рия ака­де­ми­ка И. Л. Кну­нян­ца. Да и само­го Оска­ра Ники­ча, чья рабо­та в хими­че­ской лабо­ра­то­рии, веро­ят­но, вдох­но­ви­ла худож­ни­ка, они вспом­ни­ли: уже учась на хим­фа­ке, он актив­но зани­мал­ся твор­че­ской само­де­я­тель­но­стью и, по вос­по­ми­на­ни­ям, играл в сту­ден­че­ском теат­ре МГУ.

Кар­ти­ну пока еще — до 13 мая — мож­но уви­деть в Инже­нер­ном кор­пу­се Тре­тья­ков­ской гале­реи на выстав­ке, посвя­щен­ной твор­че­ству Ана­то­лия Ники­ча. Полот­но явля­ет­ся соб­ствен­но­стью ВТОО «Союз худож­ни­ков Рос­сии».

Мария Хру­ще­ва,
канд. хим. наук, хими­че­ский факуль­тет МГУ им. М. В. Ломо­но­со­ва,
кафед­ра элек­тро­хи­мии

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

5 комментариев

  1. Реа­лизм на кар­тине присутствует,но лишь в части бес­по­ряд­ка, обыч­но­го для лабо­ра­то­рий. На ней изоб­ра­жен ско­рее все­го забро­шен­ный угол поме­ще­ния, куда соста­ви­ли ненуж­ные вещи. Но тогда тет­радь и баноч­ка с веще­ством выгля­дят уже слиш­ком наро­чи­то, неумест­но. Не ясно, к чему под­со­еди­нен ваку­ум­ный конец при­бо­ра для пере­гон­ки. Диф­фу­зи­он­ник, хоть и пустой, висит на двух зажи­мах, захва­ты­ва­ю­щих его непо­треб­ным обра­зом. Фор­ва­ку­ум­ный шланг чрез­мер­но знат­ный и боль­ше под­хо­дит для высо­ко­го ваку­у­ма. Похо­же, кар­ти­на (кро­ме вида из окна) дей­стви­тель­но писа­лась по вос­по­ми­на­ни­ям режис­се­ра.

    1. Ни одно худо­же­ствен­ное про­из­ве­де­ние (даже фото­гра­фи­че­ское) не явля­ет­ся точ­ным вос­про­из­ве­де­ни­ем дей­стви­тель­но­сти. И уж худо­же­ствен­ные полот­на (даже сде­лан­ные в сти­ле соц­ре­а­лиз­ма) не обя­за­ны точ­но сле­до­вать моде­ли. Никич – никак не реа­лист, кро­ме того, его частые отсыл­ки в кар­ти­нах к Пикассо (и это не толь­ко «Кош­ка с птич­кой» здесь, есть гораз­до более силь­ные вещи – напри­мер «Потрет сына», где фоном (или не фоном) явля­ет­ся худож­ник, рису­ю­щий «Гер­ни­ку») гово­рят о о при­стра­стии к сти­лю, отнюдь не реа­ли­стич­но­му. Дета­ли (прак­ти­че­ски точ­ное соот­вет­ствие не толь­ко гео­мет­рии, но и цве­то­вым реше­ни­ям) гово­рят о том, что реаль­ная модель была. И, конеч­но, она была обра­бо­та­на в соот­вет­ствии со сти­лем масте­ра и в его духе. Конеч­но, мож­но уви­деть, что ЛАТР вытя­нут не туда, куда сле­ду­ет, и что зме­е­вик стран­ной фор­мы, да и ИНЭО­Су сле­до­ва­ло бы быть сле­ва, а не спра­ва, если это отра­же­ние. Но нель­зя не согла­сить­ся с тем, что Никич был в реаль­ной лабо­ра­то­рии, как мини­мум делал там наброс­ки, и эта лабо­ра­то­рия – одно­знач­но ИНЭОС, и, ско­рее все­го, фос­фор­ор­га­ни­ка, а уж потом сде­лал – не фото­гра­фи­че­ский сни­мок, а имен­но про­из­ве­де­ние, кото­рым хотел ска­зать мно­го боль­ше, чем про­сто визу­аль­ный сле­пок с дей­стви­тель­но­сти. А вот что он хотел ска­зать – вот об этом пусть спо­рят искус­ство­ве­ды и куль­ту­ро­ло­ги. И вы зна­е­те, там где реа­лист видит толь­ко ЛАТР непра­виль­ной фор­мы, они (искус­ство­ве­ды и фило­со­фы) видят гораз­до боль­ше. Он видят дух кар­ти­ны, ее смысл. В любом слу­чае – перед нами и памят­ник искус­ства, и исто­ри­че­ский доку­мент. И эта кар­ти­на цен­на и тем, и тем. И еще, к сло­ву, ока­зы­ва­ет­ся она дей­стви­тель­но была забы­та, и слу­чай­но была обна­ру­же­на вовре­мя под­го­тов­ки выстав­ки. Думаю, ИНЭО­Су (как мини­мум) сле­ду­ет заин­те­ре­со­вать­ся этим про­из­ве­де­ни­ем. И очень наде­юсь, что созда­тель выстав­ки, Г.Никич, нам когда-нибудь рас­ска­жет что-нибудь более подроб­ное об этом про­из­ве­де­нии.

      1. Мария, Вы пра­вы – эта кар­ти­на Ники­ча на удив­ле­ние реа­ли­стич­на. На мой взгляд, писа­на с нату­ры (как мини­мум, наброс­ки), а не с фото­гра­фии (цве­та пере­да­ны почти иде­аль­но, а цвет­ная фото­плён­ка хоро­ше­го каче­ства в 1964 – неве­ро­ят­ная ред­кость!). Этаж ИНЭО­Са – тре­тий (ско­рее) или чет­вёр­тый. Чело­век без хими­че­ско­го или физи­че­ско­го обра­зо­ва­ния не смог бы так точ­но вос­про­из­ве­сти стек­лян­ный диф­фу­зи­он­ник по памя­ти или, тем более, «из голо­вы». Кста­ти, на отра­же­нии при­сут­ству­ет ещё одно зда­ние (гараж авто­ба­зы АН), что отме­та­ет послед­ние сомне­ния о месте напи­са­ния.

  2. Я не совсем поня­ла, кому при­пи­сы­ва­ет­ся кар­ти­на: отцу или Оска­ру Ники­чу. Мне кажет­ся мало­ве­ро­ят­ным, что отец худож­ник рисо­вал хими­че­ский инте­рьер пото­му, что его сын рабо­тал в лабо­ра­то­рии. Я учи­лась на одном кур­се на хим­фа­ке с Оска­ром Ники­чем, были мы прав­да в раз­ных груп­пах. Но насколь­ко я пом­ню, Оскар тоже рисо­вал. Мне кажет­ся более веро­ят­ным, что это его кар­ти­на, а иден­ти­фи­ка­ция ИНЭО­Са по зда­нию в окне, тоже очень сомни­тель­на. Это вполне мог быть вид из окна Инсти­ту­та Хим­фи­зи­ки, где рабо­тал Оскар

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (4 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: