«Виновна в экстремизме и растрате»

Марина Вишневецкая
Мари­на Виш­не­вец­кая

При­го­вор по делу Ната­льи Шари­ной, быв­ше­го дирек­то­ра Биб­лио­те­ки укра­ин­ской лите­ра­ту­ры, реше­ни­ем Мосгор­су­да от 24 апре­ля 2018 года остав­лен без изме­не­ний. Хро­ни­ку собы­тий вос­ста­нав­ли­ва­ет писа­тель, сви­де­тель нашу­мев­ше­го про­цес­са Мари­на Виш­не­вец­кая.

Впер­вые Ната­лью Шари­ну я уви­де­ла в апре­ле 2017 года в длин­ном, неуют­ном кори­до­ре Мещан­ско­го суда. И по бли­зо­ру­ко­сти при­ня­ла за судью: чер­ный пиджак, ворот­ни­чок бело­снеж­ной блу­зы, изящ­ная стриж­ка. Лицо мило­вид­ное, но гла­за нико­го не ищут, наобо­рот, избе­га­ют встре­чи — содер­жа­ние под домаш­ним аре­стом исклю­ча­ло обще­ние с посто­рон­ни­ми.

Дело Шари­ной выхо­ди­ло на финиш­ную пря­мую, и было стыд­но хотя бы раз не прий­ти и не под­дер­жать чело­ве­ка, за кото­ро­го я впи­са­лась в октяб­ре 2015 года — вме­сте с дру­ги­ми чле­на­ми тогда еще не рас­пав­ше­го­ся на части Рус­ско­го ПЕН-цен­тра. Как толь­ко в СМИ появи­лись пер­вые сооб­ще­ния об обыс­ке в биб­лио­те­ке, о задер­жа­нии дирек­то­ра биб­лио­те­ки, об уго­лов­ном деле, кото­рое гро­зит дирек­то­ру биб­лио­те­ки (за что? за про­фес­си­о­наль­ную дея­тель­ность?), око­ло 140 извест­ных лите­ра­то­ров опуб­ли­ко­ва­ли в защи­ту Ната­льи Шари­ной заяв­ле­ние с тре­бо­ва­ни­ем «пре­кра­тить пре­сле­до­ва­ния сотруд­ни­ков биб­лио­те­ки по абсурд­ным обви­не­ни­ям». Далее в заяв­ле­нии гово­ри­лось: «В нынеш­них поли­ти­че­ских обсто­я­тель­ствах, Биб­лио­те­ка укра­ин­ской лите­ра­ту­ры оста­ет­ся одним из послед­них сви­де­тельств исто­ри­че­ско­го един­ства и духов­ной бли­зо­сти двух вели­ких наро­дов, двух вели­ких язы­ков, двух вели­ких лите­ра­тур­ных тра­ди­ций. <…> Даже если в фон­дах име­ют­ся изда­ния, кото­рые рос­сий­ские вла­сти поче­му-либо счи­та­ют „вред­ны­ми“ или „неже­ла­тель­ны­ми“, — это не может слу­жить осно­ва­ни­ем для уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния руко­во­ди­те­лей учре­жде­ния куль­ту­ры или для созда­ния пре­пят­ствий к его нор­маль­ной рабо­те. Тако­го рода пре­тен­зии могут быть предъ­яв­ле­ны, изу­че­ны и уре­гу­ли­ро­ва­ны адми­ни­стра­тив­ным путем» [1].

Но не для того начи­ная с 2010 года «дело Шари­ной» раз­го­ра­лось и тле­ло, дого­ра­ло дотла и вновь раз­ду­ва­лось, что­бы завер­шить­ся ничем. Дел, соб­ствен­но, было два; по вто­ро­му Ната­лью сна­ча­ла обви­ня­ли толь­ко в экс­тре­миз­ме, поз­же доба­ви­лось обви­не­ние в круп­ной рас­тра­те… И чем вни­ма­тель­нее я сле­ди­ла за про­ис­хо­дя­щим в суде (при­дя раз, ста­ра­лась уже не про­пус­кать засе­да­ний), тем неве­ро­ят­ней каза­лось про­ис­хо­дя­щее.

Но обо всем по поряд­ку.

Библиотека украинской литературы в Москве закрыта. Ее фонды переданы «Иностранке» («Википедия»)
Биб­лио­те­ка укра­ин­ской лите­ра­ту­ры в Москве закры­та. Ее фон­ды пере­да­ны «Ино­стран­ке» («Вики­пе­дия»)

Дирек­то­ром биб­лио­те­ки укра­ин­ской лите­ра­ту­ры (БУЛ) Ната­лья Шари­на ста­ла в мар­те 2007 года. Как пока­за­ла на суде одна из быв­ших сотруд­ниц биб­лио­те­ки, «укра­ин­ская диас­по­ра нега­тив­но вос­при­ня­ла назна­че­ние Шари­ной, посколь­ку та не зна­ла укра­ин­ско­го язы­ка и укра­ин­ской куль­ту­ры», а быв­ший дирек­тор биб­лио­те­ки Юрий Коно­нен­ко, кото­ро­го Ната­лья Шари­на на этом посту сме­ни­ла, утвер­ждал, что вла­сти назна­чи­ли Шари­ну, что­бы очи­стить биб­лио­те­ку «от укра­ин­ско­го наци­о­на­лиз­ма». С точ­ки зре­ния руко­вод­ства, поло­же­ние там и в самом деле вызы­ва­ло тре­во­гу. «Я вас очень про­шу перей­ти в БУЛ, там слож­ная ситу­а­ция», — напут­ство­вал Шари­ну, сем­на­дцать лет про­ра­бо­тав­шую в Книж­ной пала­те, началь­ник Управ­ле­ния куль­ту­ры ЦАО Рому­альд Кры­лов-Иод­ко.

До подо­зре­ний в экс­тре­миз­ме и [укра­ин­ском] ради­кал-наци­о­на­лиз­ме оста­ва­лось не более трех лет. Пер­вым забил тре­во­гу Сер­гей Ана­то­лье­вич Соку­ров, в недав­нем про­шлом глав­ный биб­лио­те­карь БУЛ, уво­лен­ный Шари­ной по сокра­ще­нию шта­тов. В сво­ем заяв­ле­нии в про­ку­ра­ту­ру он сооб­щил, что в биб­лио­те­ке есть кни­ги, кото­рые, по его «про­фес­си­о­наль­но­му мне­нию», явля­ют­ся «русо­фоб­ски­ми» и име­ют «явный анти­рус­ский харак­тер». Вско­ре, по сути, о том же напи­сал в про­ку­ра­ту­ру и сту­дент Мос­ков­ско­го финан­со­во-юри­ди­че­ско­го уни­вер­си­те­та, член полит­со­ве­та дви­же­ния «Мест­ные» Алек­сандр Гнез­ди­лов. Как гово­рит­ся в доку­мен­тах след­ствия, Гнез­ди­лов запи­сал­ся в биб­лио­те­ку, что­бы подроб­нее озна­ко­мить­ся с книж­ны­ми изда­ни­я­ми, кото­рые, на его взгляд, про­па­ган­ди­ру­ют дея­тель­ность орга­ни­за­ций и лиц, направ­лен­ную на раз­жи­га­ние наци­о­наль­ной враж­ды.

Заяви­те­ли недву­смыс­лен­но мети­ли в п. 2 ст. 282 УК РФ: воз­буж­де­ние нена­ви­сти либо враж­ды с исполь­зо­ва­ни­ем слу­жеб­но­го поло­же­ния. И не про­мах­ну­лись: утром 21 декаб­ря 2010 года в каби­нет дирек­то­ра биб­лио­те­ки вошли девять чело­век, один из кото­рых предъ­явил Шари­ной поста­нов­ле­ние об обыс­ке. Так нача­лось пер­вое уго­лов­ное дело, воз­буж­ден­ное «за рас­про­стра­не­ние экс­тре­мист­ской лите­ра­ту­ры». Но вре­ме­на сто­я­ли почти веге­та­ри­ан­ские. То, что некие кни­ги нахо­ди­лись в биб­лио­те­ке, не озна­ча­ло, что Шари­на совер­ша­ла «актив­ные дей­ствия по их рас­про­стра­не­нию». А пото­му след­ствие не обна­ру­жи­ло в дей­стви­ях дирек­то­ра биб­лио­те­ки при­зна­ков пре­ступ­ле­ния, и 5 авгу­ста 2011 года офи­ци­аль­но дело было закры­то. Неофи­ци­аль­но же оно про­дол­жа­ло свое тай­ное путе­ше­ствие по инстан­ци­ям. В авгу­сте 2013 года посту­пи­ло в Таган­ский след­ствен­ный коми­тет и ста­ло тер­пе­ли­во дожи­дать­ся сво­е­го часа. Мы не зна­ем точ­но, когда он про­бил, но в янва­ре 2015 года сотруд­ни­ков биб­лио­те­ки ста­ли вновь вызы­вать на допро­сы в каче­стве сви­де­те­лей. Одна­ко вско­ре срок след­ствия истек, а соста­ва пре­ступ­ле­ния обна­ру­же­но сно­ва не было. И в сен­тяб­ре 2015-го дело закры­ли. То, пер­вое дело. Что­бы месяц спу­стя открыть вто­рое, по той же 282-й ста­тье. На этот раз пово­дом для его воз­буж­де­ния ста­ло заяв­ле­ние депу­та­та муни­ци­паль­но­го окру­га Яки­ман­ка Дмит­рия Заха­ро­ва.

На упре­ки жур­на­ли­стов, назвав­ших заяв­ле­ние доно­сом, Заха­ров отве­тил на сво­ей стра­ни­це в «Фейс­бу­ке»: «Донос — это ано­ним­ное пись­мо в орга­ны:))) А я борюсь с либе­раль­ны­ми гни­да­ми и бен­де­ров­ца­ми откры­то и пуб­лич­но. Это назы­ва­ет­ся депу­тат­ское пись­мо. Гра­мо­теи:)))))) Но спа­си­бо поржал:)».

А сра­зу после зна­ме­ни­то­го мно­го­ча­со­во­го обыс­ка, попав­ше­го 29 октяб­ря 2015 года во все новост­ные лен­ты, депу­тат дал интер­вью «Ленте.ру»: «Я, начи­ная с Май­да­на, зани­ма­юсь темой Укра­и­ны плот­но. И в Кры­му был, и в Дон­бас­се по раз­лич­ным вопро­сам. Ну, есте­ствен­но, я обща­юсь в этих сфе­рах, где мно­го укра­ин­цев, и мне несколь­ко раз жало­ва­лись, что Биб­лио­те­ка укра­ин­ской лите­ра­ту­ры в Москве пре­вра­ти­лась в рас­сад­ник бан­де­ров­щи­ны и русо­фо­бии. <…> И после неко­то­рых под­го­то­ви­тель­ных дей­ствий, заняв­ших неко­то­рое коли­че­ство вре­ме­ни, орга­ны про­ве­ли вот это меро­при­я­тие» [2].

Каким обра­зом Заха­ров ока­зал­ся поня­тым при про­ве­де­нии «вот это­го меро­при­я­тия», оста­ет­ся загад­кой. Как и то, поче­му вто­рым поня­тым стал Нико­лай Журав­лёв, чело­век, из-за заяв­ле­ния кото­ро­го в 2010 году была лик­ви­ди­ро­ва­на Феде­раль­ная наци­о­наль­но-куль­тур­ная авто­но­мия укра­ин­цев Рос­сии (а в жиз­ни друг и еди­но­мыш­лен­ник того само­го Сер­гея Соку­ро­ва, став­ше­го застрель­щи­ком пер­во­го дела).

Итак, в семь утра Заха­ров и Журав­лёв «слу­чай­но» ока­зы­ва­ют­ся у вхо­да в биб­лио­те­ку. Ока­зы­ва­ют­ся или под­пи­сы­ва­ют про­то­кол обыс­ка зад­ним чис­лом, я уве­рен­но ска­зать не могу. Но о том, что во вре­мя это­го обыс­ка в биб­лио­те­ку были под­бро­ше­ны некие кни­ги, ее сотруд­ни­ки ска­жут в суде не раз. На засе­да­нии, во вре­мя кото­ро­го эти кни­ги будут пред­став­ле­ны в каче­стве вещ­до­ков, ока­жусь и я. Уви­жу, как судья рас­пе­ча­ты­ва­ет постав­лен­ную перед ней короб­ку. Как извле­ка­ет из нее кни­ги, одну из кото­рых вдруг мол­ча откла­ды­ва­ет в сто­ро­ну. При этом сидя­щие в зале сотруд­ни­цы биб­лио­те­ки неожи­дан­но ожив­ля­ют­ся, что-то мне еще неиз­вест­ное про эту кни­гу поняв. А при­став тем вре­ме­нем уже кла­дет изъ­ятые кни­ги на стол перед Шари­ной и ее адво­ка­та­ми Ива­ном Пав­ло­вым и Евге­ни­ем Смир­но­вым.

Про­ци­ти­рую свои запи­си, сде­лан­ные на этом засе­да­нии и сра­зу после него.

Судья Е. Гудош­ни­ко­ва. Кни­га «Голод в Укра­ине 1946–1947 гг.». Доку­мен­ты и мате­ри­а­лы. Киев — Нью-Йорк, 1996 год.

Н. Шари­на (вни­ма­тель­но осмат­ри­ва­ет пере­дан­ную ей при­ста­вом кни­гу, как будет делать потом вся­кий раз). Ваша честь, эта кни­га, ско­рее все­го, есть в нашем элек­трон­ном ката­ло­ге, она име­ет инвен­тар­ный номер, она про­шла инвен­та­ри­за­цию в 2008 году, есть штамп; по фор­му­ля­ру мы видим, что кни­га была выда­на 1 фев­ра­ля 2010 года… Но самое глав­ное, что эта кни­га не была воз­вра­ще­на в биб­лио­те­ку. <…> Каким обра­зом она появи­лась на этой полоч­ке (види­мо, речь идет о пол­ке с «экс­тре­мист­ской лите­ра­ту­рой, изъ­ятой при обыс­ке». — М. В.), непо­нят­но.

Судья. Сле­ду­ю­щая кни­га — Дмит­ро Дон­цов «Росiя чи Евро­па и дру­гие эссе», 2005 год.

Адво­кат Е. Смир­нов. Ваша честь, на кни­ге нет сви­де­тельств, что она при­над­ле­жит биб­лио­те­ке: нет кар­маш­ка, нет шиф­ра, нет фор­му­ля­ра. На пер­вой стра­ни­це штамп «Моло­деж­ный наци­о­на­ли­сти­че­ский кон­гресс».

Судья. Сле­ду­ю­щая кни­га — «Наци­о­на­лизм — осно­ва гря­ду­ще­го миро­по­ряд­ка», изда­тель­ство «Кон­гресс укра­ин­ских наци­о­на­ли­стов», Львов, 1993 год.

Е. Смир­нов. Ваша честь, в фор­му­ля­ре отсут­ству­ют све­де­ния о выда­че кни­ги.

Судья. Сле­ду­ю­щая кни­га — «Орга­ни­за­ция укра­ин­ских наци­о­на­ли­стов „Бан­де­ров­цы“», изда­тель­ство «Спил­ка», 2010 год.

Н. Шари­на. Ваша честь, на кни­ге отсут­ству­ют при­ме­ты обра­бот­ки ее в биб­лио­те­ке. Нет шиф­ра, иден­ти­фи­ка­ци­он­но­го номе­ра, печа­ти на сем­на­дца­той стра­ни­це. То есть ни одно­го опо­зна­ва­тель­но­го зна­ка, каса­ю­ще­го­ся про­ис­хож­де­ния ее из биб­лио­те­ки, здесь нет.

Судья. Сле­ду­ю­щая кни­га. Автор Боб­ро­вич, «Как каза­ки Кав­каз вое­ва­ли», 2010 год.

Е. Смир­нов. Ваша честь, дан­ная кни­га не содер­жит ни одно­го при­зна­ка того, что была в Биб­лио­те­ке укра­ин­ской лите­ра­ту­ры: печа­ти, инвен­тар­но­го номе­ра, кар­маш­ка, отсут­ству­ют отмет­ки о выда­че кому-либо.

Все­го из два­дца­ти трех предъ­яв­лен­ных обви­не­ни­ем в виде печат­ной про­дук­ции «улик», изъ­ятых в Биб­лио­те­ке укра­ин­ской лите­ра­ту­ры, две ока­за­лись неболь­ши­ми бук­ле­та­ми без каких бы то ни было при­зна­ков реги­стра­ции и обра­бот­ки их в биб­лио­те­ке. Две кни­ги были поме­че­ны печа­тью киев­ской орга­ни­за­ции «Моло­деж­ный наци­о­на­ли­сти­че­ский кон­гресс». Две кни­ги не были воз­вра­ще­ны чита­те­ля­ми задол­го до пер­во­го обыс­ка. И еще семь или восемь книг (не всё уда­ва­лось рас­слы­шать) вооб­ще не име­ли при­мет обра­бот­ки их сотруд­ни­ка­ми биб­лио­те­ки. Ины­ми сло­ва­ми, к «делу Шари­ной» отно­ше­ния не име­ли. И да, веро­ят­ней все­го, были в биб­лио­те­ку под­бро­ше­ны. Одна­ко судью это ничуть не сму­ти­ло. Она дер­жа­ла в руках свой глав­ный козырь (помни­те, зара­нее отло­жен­ную кни­гу из короб­ки с вещ­до­ка­ми?) и нако­нец-то чет­ко про­из­нес­ла: «Дмит­ро Кор­чин­ский „Вiй­на у натов­пi“» («Вой­на в тол­пе»)*. Но и эта козыр­ная кар­та ока­за­лась крап­ле­ной.

(Окон­ча­ние сле­ду­ет)

1. www.novayagazeta.ru/news/2015/10/29/115985-chleny-russkogo-pen-tsentra-vystupili-v-zaschitu-ukrainskoy-biblioteki

2. lenta.ru/articles/2015/10/30/zaharov/


*Кни­га при­зна­на в Рос­сии экс­тре­мист­ской.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

1
Оставить комментарий

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Александр Новиков Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Александр Новиков
Гость
Александр Новиков

прям по писа­но­му – дело учё­ных, дело режис­сё­ров, дело вра­чей, дело учи­те­лей, дело биб­лио­те­ка­рей…

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (8 оценок, среднее: 3,88 из 5)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: