Резолюция 4-й сессии конференции научных работников РАН 27 марта 2018 года

«Проблемы науки не должны интересовать исключительно академическое сообщество»

Четвертая сессия Конференции научных работников с тревогой констатирует, что Россия потеряла статус ведущей научной державы и деградация отечественной науки продолжается. В рейтинге стран по уровню научно-исследовательской активности наша страна находится в середине второго десятка, а по удельному весу научных исследователей в структуре рабочей силы — в третьем десятке.

«Реформа» 2013 года существенно ухудшила ситуацию, так что сейчас речь должна идти прежде всего о восстановлении научной, научно-образовательной и культурной среды. Без этого любые стратегии научно-технологического развития останутся лишь пустыми декларациями о намерениях, и никакие финансовые вливания и манипуляции с показателями и отчетностью не помогут восстановить роль России в мировой науке. Поэтому первоочередным и главным пунктом любой стратегии должно быть восстановление этой среды, включающее конкретный план увеличения удельного веса исследователей и создание им условий для активной работы на современном мировом уровне.

В настоящий момент, несмотря на определенное увеличение финансирования фундаментальной науки в 2018 году и принятие в первом чтении законопроекта о внесении поправок в закон о РАН, который расширяет полномочия Академии, положение институтов РАН и научных работников продолжает оставаться крайне сложным. Нарастающая бюрократизация разрушает научную среду и убивает российскую фундаментальную науку, а повышение зарплат научных сотрудников делает еще более критической ситуацию с отсутствием средств на зарплату инженеров, механиков, административного аппарата, на приобретение оборудования, расходных материалов, проведение экспедиций и пр.

Притом, что ФАНО добивается ряда положительных результатов, касающихся имущественного комплекса академической науки, получения дополнительного финансирования по ряду направлений деятельности и другим хозяйственным делам, руководить научной деятельностью чиновники ФАНО, не являющиеся компетентными в этом вопросе, не могут. Основной чертой многих принимаемых решений является их формально-бюрократический характер без понимания сути проблем и задач науки. В результате на институты выплеснулись все недостатки российской бюрократической системы, к которым добавились и новые, связанные с механическим распространением на научную сферу подходов, применяемых в других отраслях.

Тезисы о необходимости: сосредоточиться исключительно на выделенных направлениях с упором на мегасайнс; поддерживать только сильнейших в науке; требовать немедленного внедрения; сделать конкурсное финансирование основным; ввести нормочасы для учета труда ученых (что даже Госплан СССР в свое время отвергал) и т. д. — определяют крайне примитивные меры «либерализации» научной сферы, направленные на создание видимости расцвета науки, а в действительности для науки гибельные.

В итоге единая система научных институтов дробится на отдельные независимые структуры; основной целью «ведущих коллективов» становятся не научные исследования, а борьба за гранты и конвейерный поток публикаций, зачастую бессмысленных; всё больше времени уходит на составление бесконечных отчетов, ориентированных на искусственные конструкции для определения «эффективности». Серьезные, оригинальные длительные исследования и «прорывные» результаты при этом становятся невозможными.

Объективные данные показывают, что за время руководства ФАНО с 2013 года в институтах РАН-ФАНО уменьшилось число исследователей (на 2,6%), уменьшилось число докторов наук (на 6%), кандидатов наук (на 3,8%), до декабря 2017 года уменьшалось отношение средней зарплаты к средней по стране (с 1,10 до 1,08), фондо- и техновооруженность исследований упали на 15–16%.

Искаженная, ненормальная ситуация с отсутствием достаточного базового финансирования и чрезмерное увлечение конкурсным финансированием также приводят к искажению смысла и цели системы грантов. Во всем мире гранты получают не на зарплату, а на поддержку аспирантов и постдоков, поездки на конференции, на приобретение оборудования. То, что у нас научные сотрудники вынуждены «сражаться» за гранты, чтобы обеспечить себе прожиточный минимум, — исключительно изобретение нашей бюрократической системы. Необходимо добиваться нормального решения — увеличения ставок сотрудников, вместо придуманных искусственных конструкций, основанных на демагогических лозунгах, таких как «повышение результативности», «адресное финансирование», «междисциплинарность», «технологическая платформа» и пр.

Принимая решения о реформировании науки, необходимо ясно понимать, что наука не может дать отдачу мгновенно. Цепочка от фундаментальной науки до промышленности выстраивается десятилетиями. Невозможно удерживать высокий уровень лишь по якобы «эффективным» направлениям, если исследования по большей части научных направлений будут уничтожены. Только развитие исследований по широкому фронту создает тот фундамент, тот запас прочности, на основе которого могут быть получены выдающиеся результаты и возможна эффективная либерализация инновационной сферы с постепенным расширением сети внеакадемических организаций, занимающихся прикладными исследованиями в условиях свободного рынка.

Конференция считает, что должны быть приняты следующие неотложные меры, направленные на восстановление научной и научно-образовательной среды и на создание условий исследователям для активной работы на современном мировом уровне.

  1. Увеличить бюджетные расходы на фундаментальные исследования с 0,15% в 2018 году до 0,3% ВВП к 2024 году, чтобы обеспечить необходимое финансирование для закупки оборудования, поддержку инфраструктуры, проведений экспедиций и конференций.
  2. Немедленно остановить массовые увольнения научных работников в ряде институтов РАН-ФАНО и перевод подавляющего большинства оставшихся на дробные ставки под предлогом исполнения указа № 597.
  3. Признать необоснованными и прекратить все попытки механического нормирования труда ученых и оценки его эффективности, особенно основанной только на учете статей из базы WoS.
  4. Добиться повышения базовой зарплаты, исправив сложившуюся абсурдную ситуацию, когда размер должностного оклада научного сотрудника институтов РАН близок к прожиточному минимуму, а любое увеличение зарплаты должно сопровождаться механическим увеличением числа публикаций. Пересмотреть региональные различия в установлении заработной платы ученых.
  5. Устранить вопиющую нелепость с юридическим различием между «научным сотрудником» и «научным работником», не позволяющую при исполнении «майского указа» увеличивать зарплату заведующим подразделениями, заместителям директора, инженерам, стажерам-исследователям, которые ведут активную научную работу.
  6. При ранжировании научных организаций учитывать специфику разных отраслей знания. Учитывать при аттестации и оценке результативности деятельности научных сотрудников работы закрытого характера.
  7. Остановить безудержное бумаготворчество, отвлекающее ученых от выполнения их прямых обязанностей.
  8. Отказаться от прямолинейной политики поддержки только приоритетных направлений, усугубленной произвольным выбором этих приоритетов. Необходимо поддерживать широкий спектр исследований, а выбор временных приоритетов должен быть результатом тщательного научного анализа и широкого обсуждения среди научного сообщества.

Участники Четвертой сессии Конференции научных работников считают, что для последовательного решения задач, перечисленных выше, и преодоления накопившихся проблем необходимо добиваться изменения законодательства в следующих направлениях.

  1. Первым шагом должна стать скорейшая разработка и принятие закона о РАН, устанавливающего ее особый статус в системе государственных учреждений и возвращающего институты в оперативное управление РАН (включая административное, финансовое и научное руководство).
  2. В рамках данного закона необходимо ограничить сферу деятельности ФАНО управлением хозяйственными делами институтов РАН и решением вопросов, связанных с собственностью РАН.
  3. Закон о РАН должен быть увязан с разрабатываемым сейчас законом «О научной, научно-технической и инновационной деятельности в РФ». Обсуждавшийся проект этого закона не выдерживает никакой критики. Он совершенно не соответствует интересам науки и научных сотрудников; предлагаемые в нем изменения могут только ухудшить ситуацию с научно-техническим развитием страны. Закон должен быть кардинально переработан и перед рассмотрением пройти широкое обсуждение в научном сообществе.
  4. В рамках работы над проектом закона «О научной, научно-технической и инновационной деятельности в РФ» следует поставить вопрос о необходимости изменений нормативно-правовой базы, регулирующей финансирование научных организаций, с целью адекватного учета особенностей научной работы и устранения бессмысленной бюрократической нагрузки на институты и научных сотрудников, упрощения процедуры закупки реактивов, приборов, оборудования и расходных материалов для научных институтов.
  5. В проекте закона «О научной, научно-технической и инновационной деятельности в РФ» должно быть отражено, что для эффективного использования научных результатов
    необходимо развивать отдельную (от РАН) инфраструктуру — систему отраслевых НИИ и стимулировать бизнес к проведению прикладных исследований.

Участники Четвертой сессии Конференции научных работников, представлявшие ученых всех рангов из всех регионов страны от Владивостока до Петербурга, уверены — вопросы существования науки не должны интересовать исключительно академическое сообщество. Когда появится понимание, что проблемы государства, в котором наука уничтожена, затрагивают все слои общества без исключения, может быть уже слишком поздно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

36 комментариев

  • Ash:

    Настоящий рекорд по эгоизму:

    «Проблемы науки не должны интересовать исключительно академическое сообщество»

    Это с какой стати!?

    Чем хотят заниматься научные сотрудники? Только исследованиями. А кто должен решать проблемы населения в целом? Судя по тексту, учёные этим заниматься не хотят. Следовательно, этим по-прежнему будет заниматься Медведев под теоретическим руководством Кудрина.

    Чем хотят заниматься остальные части населения? Каждая — своими делами. А кто должен решать проблемы населения в целом? Судя по поведению населения, опять же Медведев под теоретическим руководством того же Кудрина. Во всяком случае, население этим заниматься не хочет (и, кстати, не может — мозгов не хватает).

    И в этой более-менее симметричной картине есть главная особенность: нашему населению наши учёные не нужны.

    С какой стати учёные требуют к себе внимания?

    • Алексей Лк:

      «нашему населению наши учёные не нужны» — научные сотрудники нигде сейчас особо не нужны, нужна недорогая лаборантская безмолвная рабочая сила на срок жизни постдока, в качестве пайка получайющая свои доллары, немного кстати в пересчете на местные зарплаты, и недолго. Как Фейнман говорил — когда холодная война закончится физики в таком объеме станут ненужны — так и произошло в США и в России.

      «С какой стати учёные требуют к себе внимания?» — да потому что выжить хотят как любое живое существо, это только академики с ежемесячным бонусом в 100000р ничего уже не требуют, им то хоть трава не расти, так как их персональная проблема выживания давно решена, да и возраст такой что и о вечном подумать пора уже.

  • Александр Денисенко:

    Могу говорить только про информатику. Власти конечно вынуждены считаться с мнением широких трудящихся масс (даже если это офисный планктон). Какие плоды РАН можно обнаружить на Горбушке или в офисах? Там из отечественных вещей — 1С, ABBYY, Касперский. А сколько народу в РАН занимается информатикой и компьютерным делом? Футболисты тоже доступны пониманию масс, но они обязаны хоть изредка забивать в ворота противника или делать результативные передачи. Отсюда и реакция властей.

    А про бонусы академиков — ну давайте платить только тем, кто не имеет других доходов выше этой цифры, а освободившиеся деньги — молодым учёным. И каникулы от любых отчётов года на три. Да ещё тысячи полторы немаленьких ставок ФАНО туда же. И пусть старики сидят по дачам, а молодежь работает без бюрократии. Ещё раз — я только про информатику в РАН, о чём недавно и статья отличная была в ТрВ (Цифровая культура в РАН).

  • Ash:

    «Какие плоды РАН можно обнаружить на Горбушке или в офисах?..А сколько народу в РАН занимается информатикой и компьютерным делом?..освободившиеся деньги — молодым учёным. И каникулы от любых отчётов года на три...а молодежь работает без бюрократии.»

    На выходе-то что должно быть? Куча статей? Отечественный Facebook? Или нечто более насущное?

    И если насущное, то что именно?

    Перед «информатикой в РАН» должна быть поставлена осмысленная цель, иначе толку не будет.

    Кто должен её ставить? Как обычно — Медведев согласно теоретическим указаниям Кудрина?

    Или всё-таки сами информатики должны подумать?

    А если сами — то где хотя бы следы таких попыток?

    И если следов не видно, то на каком основании информатикам из РАН отказываться от противоестественных контактов с ФАНО, стариками-академиками и т.д.?

    Чем информатики лучше всех остальных?

    • Александр Денисенко:

      Насчет того, что информатики лучше остальных — не говорил. И дважды написал, что могу рассуждать только про информатику — остальные области не знаю.

      А Кудрин кажется не давал денег на Сколково. И хотел увидать какие-нибудь результаты от Электронной России министерства связи. Так что нельзя его считать неадекватным. Но в профессиональной среде авторитет академии в области информатики обоснованно невысок. Вот и всё.

      Кто должен ставить цели — не знаю. Кто ставил цели сэру Исааку Ньютону (кроме королевского монетного двора)? Воля и собственное любопытство. Но и денег ему за это не платили в академии вообще, а всего лишь освобождали от взносов за то, что он там сэров-пэров развлекал опытами. А механики вроде Бернулли просто делали фонтаны тогдашней элите — у кого выше бьёт. Потом из них получались насосы для шахт. И ничего, развивались. И в России работали.

      • Ash:

        1. «А Кудрин кажется не давал денег на Сколково.»

        Если бы Кудрин и его сторонники выступали против Сколково хотя бы вполовину того, как они выступали против Глазьева, то никакого Сколково бы не было.

        2. «И хотел увидать какие-нибудь результаты от Электронной России министерства связи.»

        А кто задрал базовую ставку так, что никаких масштабных инвестиций в новшества быть не может? И вывел нефтяные доходы за границу? Разве не монетаристы во главе с Кудриным?

        3. «Кто должен ставить цели — не знаю.»

        А Вы подумайте — выбор-то очень узок.

        Много ли у нас людей, которые вообще в состоянии хоть что-то сформулировать?

        И где они в основном работают?

        Не под руководством ли Минобра и ФАНО?

        Кто за этих людей должен думать?

        4. «Кто ставил цели сэру Исааку Ньютону...А механики вроде Бернулли...»

        Вот это уже нечто понятное — возврат в XVIII век.

        Поехали?

        • Александр Денисенко:

          Про 18 век — начальство нас зовёт в эпохи и пораньше, Скрепы всё-таки там. Ну это шутка конечно.

          Про постановку задач — Вы правы, уважаемый Ash. Учёные сами в состоянии ставить задачи. И в других областях — в химии например, результаты видны всем. И в астрофизике. Например, Борис Штерн не считает унизительным многочасовые лекции читать в ДК автозавода пенсионерам, домохозяйкам и детворе. А Владимир Сурдин вообще без страховки выступал перед иерархами РПЦ. И ничего. Только они оба не имеют отдалённое отношение к РАН. Не видать таких подвигов от компьютерных учёных.

          Про Сколково — если бы кто попробовал поэнергичнее выступить — не стало бы того человека, а Сколково — наша современная духовная скрепа, почти как Высшая школа экономики. Ну что-то же там делают, говорят. Да и Сергей Глазьев жив.

          Впрочем, про работу академии в области экономики все видят результат. И простому человеку непонятно, чего это академики качают права — ведь не на нарах же они пока. Должны быть благодарны всепрощающему обществу.

  • Ash:

    «Впрочем, про работу академии в области экономики все видят результат.»

    Вот этим кругом проблем и нужно бы заняться информатикам.

    Например, разработать схему сбора данных для расчёта межотраслевого баланса (хотя бы в самом грубом приближении).

    Тогда можно было бы определить смежные производства с короткими инвестиционными циклами, замкнутые на конечного потребителя. И было бы известно, в каких пропорциях и сколько денег нужно вложить в эти производства.

    В этом случае можно действительно просто напечатать нужные деньги — заметной инфляции не будет.

    Но никто из информатиков этим кругом вопросов заниматься не хочет — всё отдали на откуп экономистам, результаты деятельности которых налицо.

    • Александр Денисенко:

      Про такие задачи по экономике судить не могу. Но думаю это задача отраслевой науки, а академия должна заниматься фундаментальными вещами. Вот новую платёжную систему подрядили же делать коммерческую фирму ЛАНИТ и коммерчески кинули на миллиард. Какая тут фундаментальность.

      Академики никак не хотят понять в своих петициях, что советская власть кончились и для них тоже.

      • Ash:

        1. «Про такие задачи по экономике судить не могу.»

        Так никто не может! В этом-то и проблема.

        Те, кто должен этими задачами заниматься «по должности», просто не в состоянии хотя бы понять, о чём идёт речь (вспомните Медведева с «нулевым промилле»).

        В нашей экономической науке (точнее, в той её части, которая занимается макроэкономикой) имеет место нечто очень близкое к состоянию под названием «полный финиш» — это когда человеку «с улицы» можно за час объяснить, что наши специалисты по макроэкономике исходят из совершенно безумных посылок.

        2. «...это задача отраслевой науки...»

        Отраслевая экономическая наука и при СССР представляла собой довольно убогое зрелище (из-за чего СССР и рухнул).

        Но сейчас её практически «заасфальтировали» (и она превратилась в одного из основных клиентов Диссернета). Так что заниматься просто некому.

        3. «...академия должна заниматься фундаментальными вещами.»

        В данном случае фундаментальной является задача синтеза представлений, хорошо известных в математике, технике и экономике.

        Особенность ситуации состоит в том, что давно и хорошо известные в технике математические модели нужно связать с элементарными экономическими знаниями.

        Проблема же в том, что экономисты начисто не знакомы с элементарнейшими вещами из математики, а люди, хорошо знакомые с приложениями математики к техническим задачам, ничего не знают и знать не хотят об экономике.

        Кто может связать вместе эти две группы, кроме РАН?

        • Александр Денисенко:

          Должен с Вами согласиться, уважаемый Ash...

        • В.П.:

          Проблема не в том, что экономисты плохо знают математику. Достаточное число сотрудников ЦЭМИ или матэкономического отдела нашего института заканчивали мехмат, защищали диссертации по математике. Из общественно активных, например, К.Сонин с кандидатской по алгебре. Можно почитать книжку выдающегося математика В.П.Маслова про квантовую экономику. Главная проблема математиков в любых приложениях (не только в экономике), что им трудно оценить адекватность мат.моделей реальности. Мне кажется гораздо проще разумного экономиста научить математике (математика всё-таки достаточно простая и ясная наука), чем математика научить как-то понимать что происходит в столь мутной области знаний как экономика.

          • Алексей В. Лебедев:

            >Главная проблема математиков в любых приложениях (не только в экономике), что им трудно оценить адекватность мат.моделей реальности.

            Согласен. При том что экономика, как наука, ни советская, ни западная, до сих пор не дошла до моделей, адекватных реальности, и их гибридизация тоже не поможет. Все это напоминает знаменитые слова П.Л.Чебышева: «Примем для простоты, что человеческое тело имеет форму шара».

            • Ash:

              «При том что экономика, как наука, ни советская, ни западная, до сих пор не дошла до моделей, адекватных реальности...»

              А особенно досадно, что совершенно аналогичные модели в технике применяют давно и успешно.

              • В.П.:

                Я даже догадываюсь почему. Вот есть какая-то техническая проблема. Люди придумали десяток разных матмоделей для её исследования. Предположим создание «в железе» макета, на котором можно оценить адекватность модели, стоит в среднем миллион. Потратим 10 миллионов и определим более-менее адекватное соответствие. Дальше уточняем параметры, проводим вычислительные эксперименты и получаем как-то работающий образец. А что с экономикой? Придумываем несколько моделей функционирования городского хозяйства, запускаем рекомендации первой модели в дело: предприятия жкх обанкротились, бывший мэр — под следствием, пробовать вторую модель нет желающих.

                • Ash:

                  «А что с экономикой? Придумываем несколько моделей функционирования городского хозяйства, запускаем рекомендации первой модели в дело...»

                  1. Делать-то можно по-разному. Например, не очень давно в Москве запустили математическую модель движения автотранспорта, на основании которой ставят светофоры, делают разметку и т.д. До идеала ей, конечно, далеко, но её постепенно совершенствуют и никаких особых катастроф не было и не ожидается.

                  2. Уровень экономических проблем, которые больше всего нам досаждают, с математической точки зрения настолько низок, что никаких теоретических разночтений быть не может.

                  Например, совершенно очевидно, что с математической точки зрения метрополитен отличается от парикмахерской тем, что в случае последней можно пренебречь обратным влиянием на экономику города. И модель для метрополитена должна быть основана на детерминированных уравнениях (по крайней мере в первом приближении), а для отдельной парикмахерской — на стохастических.

                  И вот на этом математически абсолютно ровном месте сначала развалился СССР, а потом свыше четверти века проходят совершенно безумные эксперименты над десятками миллионов живых людей.

                  Просто из-за неумения определить — где нужна стохастика (то есть рынок), а где его быть не может.

                • av:

                  Комментарий жесткий. Если Вы не управляли самолетом, то Вам не придет в голову учить этому других. А вот для критики футбола умение играть не требуется. Аналогичная картина наблюдается среди людей, далеких от прикладной математики и моделирования — они находятся вне парадигм этого рода деятельности и лишь способны ради грантов нести про важность новых работ о количестве кодов Хэмминга .А по поводу экономики надо лучше изучать школьных авторов.

                  • В.П.:

                    Полностью согласен, советы следует давать только в том деле, которое у тебя хорошо получается. У кого-то лучше получается писать статьи, а у других — оформлять документы. Если гранты на фундаментальные исследования дают первым, то это не так уж и плохо.

                    • av:

                      Простите, но по обсуждаемой теме статьи писать необязательно (по крайней мере по грантам)

                    • Ash:

                      «...советы следует давать только в том деле, которое у тебя хорошо получается»

                      Пожалуйста, поподробнее, если можно.

                      Что именно хорошо получается у наших экономистов, которые дают советы правительству?

                  • Ash:

                    1. «А по поводу экономики надо лучше изучать школьных авторов.»

                    Зачем так затрудняться?

                    Можно, например, сразу начать с трудов Олега Шибанова, профессора финансов РЭШ, академического директора программ по экономике Корпоративного университета Сбербанка.

                    Посмотрите микродискуссию, имевшую место в комментариях к материалу:

                    trv-science.ru/2015/10/20... -politika-cb-rf/

                    В процессе дискуссии выяснилось, что профессор финансов Олег Шибанов не видит существенной разницы между экономиками Китая и Саудовской Аравии, на чём и основывает свои утверждения.

                    И таких профессоров от экономики у нас — хоть пруд пруди. Отсюда и состояние промышленности в нашей стране.

                    2. «Если Вы не управляли самолетом, то Вам не придет в голову учить этому других.»

                    Поэтому не нужно смешивать науку управления самолётом, которые в своём большинстве летают более-менее прилично, с наукой экономикой, где имеет место «полный финиш».

                    Так что меньше читайте учебники по экономике — больше смотрите в окно.

                    Много полезней.

              • Алексей В. Лебедев:

                Да ниоткуда не следует, что в экономике должны работать модели, аналогичные тем, которые работают в технике. Вы отстаиваете эту идею именно из «из некоторого внутреннего убеждения (вполне сходного с религиозным)». Модели, реально применяемые в технике, работают там не из априорных соображений, а из апостериорных, будучи проверены на опыте. Потому что модели, которые были обоснованы априорно, может быть, на тот момент, даже очень убедительно, но апостериорно не подтвердились, были отсеяны. Это во многом результат естественного отбора, а не разума. В технике есть повторяемость и воспроизводимость эксперимента. В экономике с этим все туманно, а утопические эксперименты в масштабах страны — опасны.

                Ваша идея о том, что все надо описывать либо детерминированными, либо стохастическими моделями, в зависимости от каких-то факторов, в общем ничем не лучше, чем идея, что одних людей надо описывать шарами, а других — цилиндрами, и важно не ошибиться, кого чем. Да, наверное, это лучше, чем всех описывать шарами или всех цилиндрами, но все равно изрядно далеко от истины.

                • Ash:

                  1. «Да ниоткуда не следует, что в экономике должны работать модели, аналогичные тем, которые работают в технике.»

                  Это почему же не следует? Ведь соответствующие модели работают и весьма успешно.

                  Например, вся розничная торговля стоит на стохастических моделях. И весь общественный транспорт. И вся система страхования. И всё вполне прилично и уже давно работает.

                  Проблема в том, что эти модели не поднимают на следующий уровень — от отдельного предприятия к отрасли в целом и далее ко всей экономике.

                  Никаких принципиальных препятствий (кроме инерции мышления) здесь не видно.

                  2. «Да, наверное, это лучше, чем всех описывать шарами или всех цилиндрами, но все равно изрядно далеко от истины.»

                  Для начала нужно хотя бы признать, что люди разные. У экономистов проблемы именно с этим.

                  И стоит только поставить вопрос на чисто техническую почву, как народ придумает модель, сочетающую (на разных уровнях) детерминированные и стохастические представления.

                  Нужно только выбить из голов экономистов априорные убеждения и дело быстро пойдёт на лад — людей, умеющих составлять хорошие модели, среди инженеров предостаточно.

          • Ash:

            1. «Проблема не в том, что экономисты плохо знают математику...трудно оценить адекватность мат.моделей реальности.»

            Под знанием математики можно понимать разные вещи. Те экономисты, с результатами деятельности которых мы имеем несчастье постоянно (и крайне болезненно) сталкиваться, не знают математику следующим образом.

            Для вящей простоты возьмём в качестве примера московский метрополитен. Первое, с чего начинает человек, знающий математику, так это с выяснения вопроса — какой математической моделью его можно описывать. И да, тут могут быть существенные трудности. Но это трудности осмысленные, а потому имеющие перспективу быть преодолёнными.

            Экономист же этим вопросом вообще не задаётся. Он исходит из некоторого внутреннего убеждения (вполне сходного с религиозным), что, скажем, метрополитен можно рассматривать как парикмахерскую, расположенную в фешенебельном квартале, и извлекать из неё повышенную ренту. Причём другой экономист может исходить из внутреннего убеждения, что решения, касающиеся метрополитена, нельзя принимать, не учитывая его обратного влияния на экономику города.

            В данном случае первый экономист будет неправ, а второй — прав. Но проблема в том, что оба с тем же самым подходом будут рассматривать и парикмахерскую. И тогда неправ будет второй, а первый — прав.

            Когда эти экономисты начинают спорить, то возникает чисто религиозная дискуссия, причём ни одна из сторон даже и думает прибегнуть к каким-либо математическим аргументам (хотя формально оба спорящих математику учили и умеют пользоваться статистическими пакетами программ). Поэтому разумное решение вопроса невозможно.

            Если это не проблемы дилетантов, то что это?

            2. «...гораздо проще разумного экономиста научить математике (математика всё-таки достаточно простая и ясная наука), чем математика научить как-то понимать что происходит в столь мутной области знаний как экономика.»

            Поэтому обе задачи — как обучение экономистов математике, так и обучение математиков экономике — одинаково сложны.

            А самое главное — нет необходимости решать ни одну из них.

            Нужно сделать так, чтобы каждый занимался своей частью задачи.

            А для этого нужно взаимодействие, которое, кроме РАН, никто не в состоянии обеспечить.

          • av:

            Книжки чистых математиков по экономике вообще читать необязательно. Есть очень серьезное подозрение, что достаточно большой математический аппарат (даже не модели) к экономике не имеет отношения вообще. Вместе с тем ряд классических и простых моделей работают весьма успешно. Квалификация математика требуется лишь для адекватного отражения существенных факторов (например необходимости длительное время компенсировать ущерб здоровью после аварии при автостраховании — реальный случай)

            • Ash:

              «Квалификация математика требуется лишь для адекватного отражения существенных факторов...»

              Вот именно!

              Нужно каким-то образом внедрить в головы экономистов простой тезис — для определения возможности рыночного или нерыночного производства тех или иных товаров нужно считать — годится в данном случае стохастическая модель или нет.

              Именно считать, а не постулировать на основе той или иной идеологии.

              Скажем, та же дискуссию Кудрина с Глазьевым — это что-то с чем-то!

              Никакого анализа реального производства товаров — одни рассуждения на уровне: кто, сколько и когда напечатал денег и что из этого вышло.

              Просто слов не хватает.

  • Влад:

    А кто будет писать новый закон о РАН?

    У нас есть вообще юристы в РАН? или придется их нанимать через то же ФАНО?

    Об этом вскользь говорили еще на 1й сессии собрания нач. сотр РФ в 2013г.

    И где воз?? Не просто там. а на 2 шага назад.

    Попробуй теперь сломать то, что ФАНО нагородило??

    Вот в чем проблема — голова РАН практически «стухла».

    Судя по развитию событий, при такой пассивности контингента РАН,

    рационального выхода не вижу. Увы!

  • Ash:

    «А кто будет писать новый закон о РАН?»

    Как это кто?

    Как обычно, ВШЭ напополам с ЦСР Кудрина.

    Всем остальным до лампочки — они удваивают хирши.

  • Александр Денисенко:

    Уважаемые господа! Мнение об академии особенно интересно в массах жителей Волоколамска

    и других помоечных мест. Говорят, наняли голландцев для разбора проблем помоеек.

    Нашей РАН не хватило суперкомпьютеров, дифуравнений, материалов, труб или ещё и совести?

    Если завтра власти превратят РАН в клуб — никто особенно и не расстроится, как в июле 18 после

    расстрела Семьи.

    Вот про это интересно узнать мнение компетентных людей.

    Неужели эти мусорные в буквальном смысле слова задачи сложнее Калибров или Т-слоя плазмы?

    Кому интересны бесконечные петиции и lдетское хныканье уважаемых учёных?

    • Ash:

      1. «...как в июле 18 после расстрела Семьи.»

      А тогда расстраиваться по этому поводу было очень затруднительно. Например, когда в армии Корнилова приказали отслужить молебен по этому случаю, то такое распоряжение встретило возражения со стороны двигавшихся вместе с армией общественных деятелей (среди которых, понятно, большевиков не было).

      Уж больно одиозная была семейка.

      2. «Нашей РАН не хватило суперкомпьютеров, дифуравнений, материалов, труб или ещё и совести?»

      Просто не было команды сверху. РАН ничего без команды сверху не делает.

      3. «Неужели эти мусорные в буквальном смысле слова задачи сложнее Калибров...»

      Сложность примерно та же самая (если не больше), так как хорошее описание процессов, происходящих на свалках — непростая задача.

      Здесь дело в другом: нужно просто применять уже разработанные технологии — отсюда и иностранцы.

      4. «Кому интересны бесконечные петиции ... уважаемых учёных?»

      Никому не интересны.

      Только объяснить это учёным крайне тяжело, что видно хотя бы из этого обсуждения.

      • Александр Денисенко:

        Ну если задача действительно сложная — где же наши пытливые Невтоны и Платоны?

        С начальством встречаются в Сочи или по олимпиадам больше?

        По первым прикидкам невероятно интересная и сложная задача, чрезвычайно востребована

        социально и гуманитарно. Научная особенность в том, что вообще говоря можно отслеживать

        параметры любого КАМАЗа, который туда сваливает барахло. Этого нет ни в плазме, ни в нефти.

        Так и будем между дворниками-таджиками и инженерами-голландцами с флагами бегать? Потом

        обвинять кого угодно (опять, наверное, на Сороса свалят).

        • Ash:

          «Ну если задача действительно сложная — где же наши пытливые Невтоны и Платоны?»

          Я же Вам сказал — нет команды из правительства.

          Пока Медведев не даст указание, никто ничего делать не будет.

          • Александр Денисенко:

            Пока Медведев не даст указание...

            Неужели Диссернету тоже он отмашку дал?

            Хорошие Академики, но плохой премьер? Хороший зато царь, да плохие бояре?

            Как сказал Шурик — а часовню тоже я разрушил?

            • Ash:

              1. «Неужели Диссернету тоже он отмашку дал?»

              Диссернет — исключение, которое подтверждает правило.

              Да и задачи там с научной точки зрения несложные.

              2. «Хорошие Академики, но плохой премьер?»

              Где это я сказал, что академики хорошие. Я только объяснил, почему они плохие.

              Академики привыкли выполнять команды сверху.

              И сама структура РАН (а тем более ФАНО) отнюдь не приспособлена для проявления какой бы то ни было инициативы снизу.

  • Александр Денисенко:

    Как-то это плохо вяжется с обыденными представлениями о движущих силах науки.

  • Ash:

    «...с обыденными представлениями о движущих силах науки.»

    Просто обыденные представления о науке — из XVIII века. С тех пор многое изменилось.

    1. Наука XX века состоит (в первом приближении) из прикладной и фундаментальной. По финансированию соотношение между ними примерно 1 к 10 в пользу прикладной (в СССР вплоть до 5 к 95).

    Прикладная наука работает по прямым требованиям промышленности, а фундаментальная следует за ней в том смысле, что если в данной стране основу составляет химическая промышленность, то и фундаментальная наука намного лучше развита в области химии. В СССР, например, явный приоритет имела физика по известным историческим причинам.

    2. Структуры, управляющие наукой, определяются структурами управления промышленностью. В СССР промышленностью управляли централизованно, а потому было централизовано и управление наукой.

    Отраслевой наукой управляли министерства и ведомства, а фундаментальной — АН СССР. Последняя осуществляла также координацию прикладных исследований в разных областях, причём примерно половина (по финансированию) АН СССР работала напрямую в сугубо прикладных военных целях.

    3. Наша нынешняя экономика практически не предъявляет платёжеспособного спроса на прикладные исследования. Поэтому отраслевая наука в значительной части оказалась разгромлена, а про фундаментальную по причине малого объёма финансирования почти забыли и структура управления ею осталась в значительной мере советской.

    Вот и получается, что без указания сверху никто ничего не делает.

    Новые работы ведут по команде, а старые — по инерции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com