Пять фактов о русском языке, которые меня как лингвиста удивляют

Максим Кронгауз, лауреат специальной премии «Просветитель», автор книги «Русский язык на грани нервного срыва»

За столько лет профессионального общения с русским языком удивление, увы, несколько притупляется, поэтому скажу о пяти фактах, которые меня по-прежнему вдохновляют. Ответ будет скорее эмоциональным, чем рациональным.

Во-первых, это русские приставки (суффиксы тоже важны, но не так изящны). С них я начинал свою лингвистическую деятельность (курсовая второго курса), не исключено, что ими и закончу. Разве не прекрасны глаголы отфутболить и присобачить, где приставка намного важнее корня, или, например, проваландаться или зафиндилить, где корень вообще не опознается? И разве не чудесен ряд, объединяющий глубокие традиции с острой современностью: стибрить, слимонить, скоммуниздить, спионерить, солимпиадить, скопипастить?

Во-вторых, это русский акцент, который пробивается через любой даже самый экзотический язык. Собственно, чем более экзотический, тем сильнее пробивается. На самом деле я имею в виду интонацию, но это слишком сложно объяснять.

В-третьих, это уменьшительные суффиксы, столь ненавидимые истинно интеллигентными людьми. Да, высокая культура не терпит эмоциональности, но насколько же приятней по-домашнему пить чаек да коньячок, закусывая колбаской, чем по-взрослому и интеллигентному пить чай с коньяком.

В-четвертых, это система обращений. К ней тоже постоянно предъявляются претензии из-за отсутствия нейтрального обращения к незнакомцу. Да, нейтрального нет, зато какой спектр социально и эмоционально маркированных! Распространение семейных отношений на весь мир приводит к так называемым вторичным употреблениям терминов родства: Садись, мать (в автобусе незнакомой немолодой женщине)! Братцы, помогите (к незнакомым мужчинам)!

Не менее удивительны, например, обращения шеф или командир к водителю такси. Почему командир? Почему шеф? А вот такое фамильярное уважение к одной из самых коммуникабельных профессий!

В-пятых, можно было бы вспомнить множество разных вещей: нашу кириллицу, глагольный вид, систему личных собственных имен, возможно, самую богатую в мире… Но я, пожалуй, назову легкость заимствования и последующего освоения чужой лексики. «Одомашнивание» чужих слов (в том числе с помощью упомянутых выше приставок и суффиксов) — это и есть иммунитет от всяких угроз со стороны других культур и их языков. Они дают, а мы принимаем и делаем своим.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (17 оценок, среднее: 4,76 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , ,

 

11 комментариев

  • Владимир Аксайский:

    Статья понравилась. Похоже, автор ещё не раз будет лауреатом спецпремии. Восхищает контраст – автор безупречно правильным письменным языком рассказывает о живых неправильностях разговорного. И, не исключено, видит за деревьями лес – выводы кажутся правдоподобными, по крайней мере, экспериментально проверяемыми.

    Интересно, «одомашнивание» чужих слов – насколько этот лингвистический прием характерен для жизни других языков?

  • Надо перепостить

  • Юрий Кирпичев:

    Автор неточен. Не надо изобретать сущностей: нет слова зафиндилить! Есть зафинтилить, от финт.

  • Юрий Кирпичев:

    Что касается богатства и гибкости русску языка, то в свое я время я бывал в Москве на курсах в болгарском, чешском и польском технических центрах — преподаватель и директор центра обучения и повышения квалификации сам обязан повышать оную. Интересовали привода постоянного тока, производимые этими странами для наших станков с ЧПУ и роботов. Имевшаяся в переводе техническая документация была крайне слабой, поэтому я брал оригинальную, заводскую, и сам переводил на русский.

    Так вот, знание русского мало помогало. Он сильно отличается от исконныхм славянских языков. Зато с помощью украинского без особого труда удалось преодолеть все сложности, мои переводы очень пригодились указанным техническим центрам, а мой учебный центр был одним из самых популярных в СССР вплоть до распада той империи.

  • Владимир Аксайский:

    Юрий Кирпичев, зачем Вы вставили в текст неизвестные в России слова — «русску» и «исконныхм»? Ошибками их не назовешь – на такое не способен ни один двоечник.

  • Отксерачить и перепостить.

  • Очень гордилась когда узнала,что в итальянском пчела есть.а пчёлки нет...

  • Alex:

    Зафиндилить, зафинтилить, зафитилить, зафиндюлить? Первый раз слышу.

    Боюсь, что вынужден присоединиться к истинно интеллигентным людям: уменьшительные суффиксы — редкостная гадость; виноваты, конечно, не суффиксы, а передаваемый с их помощью месседж. То же самое относится к шефу и командиру.

    Насчёт одомашнивания вряд ли можно конкурировать с японцами.

    Пара забавных примеров:

    «Чы гыпнусь я, дрючком пропертый»

    «My hair is grey, but not with years»

    русские варианты всем известны

  • Andrew:

    >> например, проваландаться или зафиндилить, где корень вообще не опознается?

    происхождение «валандаться» гуглится за пару минут, корень из литовского

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com