- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Письмо другу-синефилу и киноману

Ревекка Фрумкина

Ревек­ка Фрум­ки­на

Итак, друг мой, едва ли вы осо­бен­но уди­ви­лись, узнав, какие филь­мы увен­ча­ны «Оска­ром» в этом году.

Я же боль­шин­ство «оска­ров­ских» филь­мов либо не виде­ла, либо виде­ла не в каче­стве «пре­тен­ден­тов». Сре­ди таких работ, несо­мнен­но, зна­чи­тель­ным мне пока­зал­ся фильм вен­гер­ско­го режис­се­ра Иль­ри­ко Эне­ди «О теле и душе». Я его посмот­ре­ла задол­го до «бит­вы за „Оскар“», пото­му что этот фильм неод­но­крат­но упо­ми­нал Антон Долин — имен­но упо­ми­нал, а не ана­ли­зи­ро­вал.

«Оска­ра» фильм Эне­ди не полу­чил, но к тому момен­ту он уже был увен­чан лав­ра­ми Бер­ли­на­ле и мно­ги­ми дру­ги­ми пре­ми­я­ми. Заме­ча­те­лен этот фильм соче­та­ни­ем про­сто­ты замыс­ла с изыс­кан­но­стью реа­ли­за­ции — и это при (кажу­щей­ся) «про­сто­те» сим­во­ли­ки, на кото­рой фильм постро­ен.

А «Оска­ра» полу­чи­ла «Фор­ма воды» — рабо­та извест­но­го испан­ско­го режис­се­ра Гильер­мо дель Торо (я лет десять назад виде­ла его фильм «Лаби­ринт Фав­на»).

Каза­лось бы, с точ­ки зре­ния устрой­ства мета­фор, на кото­рых постро­е­ны филь­мы «О теле и душе» и «Фор­ма воды», всё обсто­ит доста­точ­но про­сто. И все-таки сце­на с оле­ня­ми в филь­ме Эне­ди зада­ет такой эмо­ци­о­наль­ный уро­вень, рядом с кото­рым мета­фо­ри­ка «Фор­мы воды» вос­при­ни­ма­ет­ся как схе­ма. При­год­ная для мно­го­крат­но­го исполь­зо­ва­ния…

Сек­рет уда­чи дель Торо, с моей точ­ки зре­ния, в под­бо­ре акте­ров, обес­пе­чи­ва­ю­щих задан­ную тональ­ность кар­ти­ны — и ее мораль, как гова­ри­ва­ли неко­гда. По фор­ме это, разу­ме­ет­ся, вол­шеб­ная сказ­ка — если угод­но, вари­а­ция на тему «Кра­са­ви­ца и чудо­ви­ще». Ведь смысл любых вер­сий это­го сюже­та — тор­же­ство люб­ви, оду­шев­ля­ю­щей всё живое. А кра­са­ви­цей (кра­сав­цем) может быть и немая убор­щи­ца, как это сде­ла­но в филь­ме дель Торо, и чудо-юдо в виде оче­ред­ной вари­а­ции Ихти­андра, зна­ко­мо­го нам со вре­мен дале­ко­го дет­ства.

Выбор архе­ти­пи­че­ско­го сюже­та для совре­мен­ной кар­ти­ны -это, конеч­но же, нема­лый риск. Как и нестан­дарт­ный выбор актри­сы на глав­ную роль: немую геро­и­ню филь­ма Элай­зу игра­ет харак­тер­ная актри­са Сал­ли Хокинс. Сал­ли Хокинс в свое вре­мя открыл зна­ме­ни­тый англий­ский режис­сер Майк Ли, но геро­и­ню эта актри­са игра­ет впер­вые. Полу­чи­лась кра­си­вая и убе­ди­тель­ная сказ­ка (подроб­ный ана­лиз филь­ма см. в жур­на­ле «Искус­ство кино», 2017, № 78).

Я очень ценю Иза­бель Юппер и поэто­му посмот­ре­ла «Она» (Elle) Пола Вер­хо­ве­на — фильм 2016 года. Что ска­зать?.. Вер­хо­вен гово­рил, что он сни­ма­ет пре­дель­ные ситу­а­ции и пре­дель­ные пере­жи­ва­ния.

Ну да. Что может быть более пре­дель­ным, чем подроб­но и неод­но­крат­но пока­зан­ное изна­си­ло­ва­ние?.. При этом дей­ствие про­ис­хо­дит не во вре­мя вой­ны, не в пле­ну, не в тюрь­ме etc.; жерт­ва — креп­кая жен­щи­на в цве­ту­щем воз­расте. Поэто­му наси­лие вос­при­ни­ма­ет­ся как при­ми­тив­ный ход — нечто вро­де гро­зы, кото­рая на про­тя­же­нии филь­ма может обру­шить кры­шу дома, и при­том не одна­жды…

Когда я читаю про­фес­си­о­наль­ное обсуж­де­ние того, поз­во­ли­тель­но ли в кино пока­зы­вать сце­ны жесто­ко­сти, меня удив­ля­ет, что про­тив­ни­ки пока­за подоб­ных сцен не апел­ли­ру­ют к эле­мен­тар­ным зако­нам вос­при­я­тия. Ведь зри­тель, увы, «при­вы­ка­ет» — и пере­ста­ет отож­деств­лять себя с героем/​героиней.

И тут вы ска­же­те: опять ваша люби­мая баналь­ность!

Вы пра­вы. И все-таки я про­дол­жу сле­до­вать деви­зу Шён­бер­га: «Еще мно­го ново­го мож­но ска­зать и в до мажо­ре».

Ревек­ка Фрум­ки­на

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи