Цифровая наука в РАН

Михаил Горбунов-Посадов

Михаил Горбунов-Посадов

Когда в далеком 1965 году мы, два-три студента из числа 450, принятых на мехмат МГУ, выбрали в качестве специализации программирование, на нас смотрели, покручивая пальцем у виска. Мы же были убеждены, что будущее — за информационными технологиями, а все крутившие пальцем через 5−10 лет прозреют и осознают, что наш выбор был вполне осмысленным и плодотворным.

Эти ожидания сбылись лишь наполовину: компьютеры и информационные технологии действительно завоевали мир — достаточно упомянуть, что около 80% фундаментальной науки в США делается сейчас с тем или иным существенным участием информационных технологий. Однако, как это ни абсурдно, отношение в академических кругах к коллегам, посвятившим себя программированию, и спустя полвека остается снисходительно-покровительственным: «Программирование? Да наука ли это?»

Информационные технологии оказались выдавлены из РАН, российские фундаментальные исследования в этой области в основном проводятся вне Академии. В профильных диссертационных советах уже привыкли к тому, что наиболее яркие, получившие широкое признание работы приходят из «Яндекса» и других далеких от Академии наук структур. И это несмотря на укоренившееся в этих структурах прохладное отношение к ученым степеням.

А ведь отечественное программирование мощно начиналось именно в Академии наук. В 1950-е годы здесь программировали и рассчитывали ракетно-ядерный щит страны, первые искусственные спутники Земли. В АН СССР работал патриарх советского программирования Михаил Романович Шура-Бура, столетие со дня рождения которого отмечается в 2018 году. Шура-Бура, в частности, в 1960-е блестяще возглавил и принял непосредственное участие в работах по программному обеспечению М-20 — самой массовой серии ЭВМ того времени.

Одна из последних масштабных общегосударственных задач, где Академия наук еще играла заметную роль, — проектирование и успешный запуск в 1988 году космического корабля «Буран». И здесь Шура-Бура внес свой решающий вклад. В какой-то момент катастрофически отстали от графика создатели программного обеспечения обработки телеметрии «Бурана». За помощью обратились к М.Р.Шура-Бура, и он спас положение, предложив и реализовав программно-технологические решения, радикально ускорившие процесс и позволившие уложиться в график.

Тем не менее уже в те времена проявились назревающие проблемы. М.Р.Шура-Бура многократно выдвигался в члены Академии наук. Однако, несмотря на его очевидные крупнейшие научные и производственные достижения, бесчисленные правительственные награды и энергичнейшую поддержку президента АН СССР М.В.Келдыша, на академический выборах неизменно побеждало высокомерно-презрительное отношение к программированию. При голосовании недругам информационных технологий всякий раз удавалось забаллотировать М.Р.Шура-Бура.

Прошли долгие годы, но отношение к информационным технологиям в Академии наук не меняется. Рассмотрим характерный пример. Много раз приходилось слышать рассуждения: «Как же так, Г. Я.Перельман доказал гипотезу Пуанкаре и, тем не менее, до сих пор не стал членом Академии наук?!» Но нигде и никогда не прозвучало: «Как же так, почему крупнейший российский ученый, один из ведущих мировых IT-специалистов Е.В.Касперский до сих пор не стал членом Академии наук?!»

О заслугах Касперского прекрасно знает вся страна, да и появление очевидного газетного штампа «антивирус академика Касперского» сделало бы в плане пиара РАН много больше, чем все сегодняшние малопродуктивные усилия по популяризации свежих научных результатов РАН, вместе взятые (по данным ВЦИОМа [1], 72% россиян не знают ни одного научного открытия, сделанного за последние десятилетия в РФ). Е.В.Касперский — почетный доктор зарубежных университетов, лауреат Государственной премии РФ, обладатель многочисленных престижных российских и зарубежных научных наград, автор ряда монографий. Тем не менее вопрос об избрании Е.В.Касперского honoris causa в Академию наук никому даже не приходит в голову! Вновь: «Программирование? Да наука ли это?»

М. Р. Шура-Бура

М. Р. Шура-Бура

Сегодня в РАН более-менее представлены лишь отдельные IT-сектора: энергично развиваемая проблематика суперкомпьютерных вычислений, бортовой софт, верификация программ, компьютерная графика и некоторые другие. Однако от необходимого стране «покрытия» современной IT-проблематики в целом РАН отходит всё дальше и дальше, о всеобъемлющем планомерном академическом охвате IT-сектора фундаментальных исследований давно уже нет и речи. Поэтому несколько иллюзорными представляются не раз звучавшие предложения об участии РАН в проектах национального масштаба: в таких проектах, как правило, IT-составляющая играет ведущую роль, а РАН тут обычно ничего своего предложить не в силах.

Во многих сферах применения информационных технологий упоминание причастности РАН к какому-либо проекту уже просто дискредитирует проект в глазах сообщества IT-специалистов. Когда собеседник, знакомый с российской IT-отраслью, узнает, что ты программист из РАН, в его глазах обычно читается немой вопрос: «А что, там еще остались программисты?»

Фирма «Майкрософт», разочаровавшись в IT-потенциале РАН, прекратила действие договора о сотрудничестве. В руководстве Академии вряд ли придали этому значение. Однако институты РАН понесли тем самым серьезные финансовые потери, поскольку договор предусматривал комфортные льготные цены на основные лицензионные продукты «Майкрософта», требующиеся для повседневной работы большинства российских ученых.

Весьма характерно, что недавний призыв президента РФ к переходу на цифровую экономику был обращен куда угодно, но только не к Академии наук. Отсутствует упоминание РАН в соответствующих планах и федеральных программах цифровой экономики, подготовленных Минкомсвязи. Некому в РАН заявить о существовании «цифровой науки», подобно «цифровой экономике» нуждающейся в государственной поддержке.

Академия не поспевает за темпами развития IT-отрасли, ставя, таким образом, под сомнение свои возможности универсального органа национальной научной экспертизы. Кто в РАН сейчас в состоянии квалифицированно ответить на очевидный актуальный вопрос: «А не провести ли предстоящие выборы президента страны на основе технологии блокчейна?» Ведь тем самым можно было бы подавить в зародыше подавляющее большинство легко прогнозируемых упреков в массовых фальсификациях. Чтобы иметь здесь наготове убедительный ответ, следовало недавние выборы президента РАН или хотя бы выборы руководящих органов профильного Отделения нанотехнологий и информационных технологий провести на основе блокчейна. Однако о реализации подобного проекта в нынешней РАН остается только мечтать.

Научные журналы

Дело дошло уже до того, что Совет Федерации учит РАН политике в области научных журналов. Из протокола [2] состоявшейся 31 октября 2017 года встречи в Совете Федерации с недавно избранным президентом РАН А.М.Сергеевым: «Председатель Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Зинаида Драгункина обратила внимание Александра Сергеева на необходимость совершенствования организации издательской деятельности РАН, а также на порядок распространения электронных версий журналов РАН за рубежом и возможности доступа российских научных и образовательных организаций к публикациям в научных изданиях РАН».

Чтобы убедиться в том, что действительно не всё ладно с журналами РАН, заметим, что современный ученый получает интересующие его статьи прежде всего из интернета. И далее откроем, например, первую страницу сайта mathnet.ru, где представлены ведущие российские математические журналы. В течение последних двадцати лет, до 2018 года, русскоязычные версии первых десяти журналов на этой странице становились доступными для свободного чтения в онлайне лишь спустя три (!) года после выхода номера из печати, т. е. когда интерес к ним в значительной мере угас. Все эти три года читатель мог получить доступ к свежим статьям только за плату. (Точнее, бесплатный доступ к этим свежим статьям в последние годы существовал, но открыт он был только для членов РАН.) Кому и для чего понадобилась такая сомнительная коммерция, на сайте не объяснялось.

Эти десять журналов издаются также и на английском. Тут дело обстоит еще хуже — тексты большинства англоязычных версий вообще никогда не попадают в открытый доступ.

С каждым годом положение только усугублялось. В 2017 году был исключен из открытого доступа один из ведущих журналов Академии наук — «Вестник РАН». За скачивание статьи из «Вестника» потребовали заплатить 200 руб.

Однако в начале 2018 года появилась обнадеживающая информация. Главные редакторы академических журналов получили письмо от председателя Научно-издательского совета РАН, вице-президента РАН академика А.Р.Хохлова. В письме, в частности, сообщается, что в соответствии с требованиями Счетной палаты РФ (сама Академия двадцать лет не замечала образовавшейся здесь очевидной IT-проблемы) принято решение об обеспечении свободного доступа к электронным версиям журналов РАН. Решение действует: если сейчас зарегистрироваться на сайте libnauka.ru, то можно, вообще говоря, получить бесплатный доступ к текстам статей свежих академических журналов.

Но в полной мере использовать открывшийся доступ мешают многочисленные сохранившиеся препоны. Посещение сайта libnauka.ru потребует от читателя умения настойчиво обходить несколько маленьких коммерческих хитростей его разработчиков. Если просто войти на сайт без регистрации, становятся доступны покупки статей академических журналов, и при этом ни слова не говорится о возможности зарегистрироваться и получить эти же статьи на этом же сайте бесплатно. Далее, на головной странице сайта кнопка регистрации скрыта за миниатюрной иконкой, не имеющей даже подсказки «Регистрация». Если всё же удалось обнаружить эту иконку и тем самым добраться до регистрации, то там, в свою очередь, сообщается много подробностей о предоставляемых возможностях платной подписки и ни слова — об имеющемся бесплатном доступе. Наконец, если незарегистрированный онлайновый читатель перейдет по ссылке на статью, размещенную в libnauka.ru, то он увидит лишь сообщение о доступности ее покупки и, разумеется, скорее всего не догадается о существующей возможности бесплатного доступа к ее полному тексту.

Статьи, размещенные на libnauka.ru, не индексируются поисковиками, что на порядки сокращает число их читателей. Под «организацией свободного доступа» Счетная палата имела в виду, вероятно, вовсе не описанную выше мудреную якобы некоммерческую схему, а очевидную интерпретацию этого несложного понятия: полная доступность текстов и для поисковиков, и для читателей без регистрации. Строго говоря, Счетной палате надо было выразиться более определенно, требовать не «свободного», а «открытого» доступа, который не допускает никакого произвола в толковании. Тем не менее, хочется верить, что изобретателям мудреной схемы не удастся, жонглируя этими словами, долгое время так беззастенчиво дурачить Счетную палату и массового онлайнового читателя.

Несколько лучше, но всё же далеко не безупречно организован доступ к статьям академических журналов на сайте elibrary.ru.

Согласно письму А.Р.Хохлова, пока остается в силе еще одно досадное ограничение открытого доступа. Публикуя статью в академическом журнале, автор, как правило, вынужден подписывать кабальный договор, безвозмездно передавая журналу «исключительную лицензию» на воспроизведение статьи. В частности, автор даже не вправе разместить свою статью на сайте своей организации, хотя такое размещение давно уже практически стало нормой в передовых странах.

Потребность в размещении статьи на сайте организации очевидна для IT-специалиста. Только здесь автор может органично внедрить непосредственно в текст статьи мультимедийные иллюстрации, обращения к базам данных и другие подобные конструкции, недоступные на сайтах журналов. Здесь автор без труда исправит обнаруженную впоследствии ошибку, легко сумеет актуализировать свой текст, внося туда свежие сведения о последних своих достижениях и о достижениях своих коллег. Наконец, размещение статей сотрудников на своем сайте — самый наглядный и естественный способ демонстрации научных достижений организации.

К сожалению, среди академических изданий лишь немногие следуют примеру «Информационных технологий и вычислительных систем», где используется «неисключительная лицензия», предоставляющая автору необходимую свободу воспроизведения статьи. В подавляющем большинстве журналов автора связывают по рукам и ногам исключительной лицензией, применяя типовую форму «Лицензионного договора о предоставлении права использования статьи в научном журнале на русском языке, учредителем (соучредителем) которого является Российская академия наук» [3].

Причина перечисленных выше проблем, видимо, в том, что в РАН слишком мало IT-специалистов для того, чтобы среди них можно было кого-то найти и поставить во главе издательской деятельности. IT-специалистам хорошо известно о существовании могучего всемирного движения за открытый доступ к научным публикациям. Никто из них не допустил бы долговременного исчезновения из общедоступного онлайна ведущих изданий Академии. Однако руководят издательскими делами в РАН либо случайные фигуры, интересующиеся лишь коммерческой стороной дела, либо далекие от IT-проблематики корифеи науки, которым просто не хватает времени разобраться в хитросплетениях информационно-издательского интернет-хозяйства.

Именно Академии наук следовало бы возглавить российское движение за открытый доступ к научным публикациям, наставляя на истинный путь заплутавших российских чиновников от науки. К сожалению, пока РАН необходимые шаги в этом направлении если и делает, то только по внешней указке. Хотя сложившаяся ситуация требует активного вмешательства, самого пристального внимания со стороны научного сообщества.

В нашей стране ученого никак не стимулируют в плане обеспечения открытого доступа к его публикациям. Напротив, требования отчетов ФАНО, условия предоставления грантов РНФ и другие подобные документы призывают к увеличению числа его публикаций в журналах, индексируемых Web of Science. Полные тексты статей в большинстве этих журналов не попадают в общедоступный интернет, вместо этого в онлайне предлагается покупать такие статьи за весьма внушительную плату.

Тут видится некоторое противоречие: по-видимому, изначально преследовалась цель включения результатов российских исследователей в мировое научное пространство. Однако приобретение отдельных статей или платная подписка на журналы Web of Science оказываются недоступны, не по карману для множества ученых по всему миру, в частности, для большинства российских.

В силу известных политических причин число российских научных журналов, индексируемых Web of Science, весьма мало. Поэтому призыв «Публикуйтесь в журналах Web of Science» для российского ученого во многих случаях трансформируется в «Публикуйтесь в зарубежных журналах».

Не надо думать, что положение вскоре улучшится, поскольку майские указы президента РФ побуждают российские журналы к включению в индекс Web of Science. На самом деле, к сожалению, всё не так просто. Предписанная сверху ориентация российских ученых на Web of Science сейчас очевидным образом душит российские издания, лишая многие вполне достойные журналы наиболее ценных публикаций. Тем самым уровень российского журнала настолько падает, что даже включение в индекс Web of Science нередко становится для него недостижимой мечтой.

Искомое включение российских публикаций в мировое научное пространство можно было организовать принципиально иначе. Обеспечить квалифицированный перевод на английский и размещение в открытом доступе лучших работ наших ученых. А дальше поисковики и Google Scholar привычно сделали бы свою работу, проиндексировав всё что надо и обратив внимание коллег со всего мира на российские публикации несопоставимо энергичнее и плодотворнее, чем это сейчас получается у Web of Science. В качестве показателей успеха такого проекта можно было бы использовать различные вебометрики вновь размещенного контента.

РАН в интернете

Рис. И. Кийко

Рис. И. Кийко

Вызывает беспокойство интернет-представительство РАН в целом и отдельных институтов РАН. Согласно популярному рейтингу webometrics.info, по состоянию на январь 2018 года в Top-500 сайтов мировых исследовательских центров вошли лишь шесть сайтов РАН и ее институтов. (Сомнительным утешением может служить лишь то, что в Top-500 аналогичного всемирного рейтинга сайтов вузов вошли сайты лишь трех российских университетов.)

Отставание усиливается. По данным проекта webometrix.ru, прирост контента российских академических сайтов в 2016 году составил 2%. Это стагнация. Академия наук могла бы рекомендовать своим институтам перенять опыт зарубежных коллег. Как уже упоминалось, в передовых странах стало нормой перед публикацией во внешнем журнале научной статьи сотрудника организации размещать ее в виде препринта на общедоступном сайте организации. Если институты РАН переймут эту практику, положение дел с их сайтами быстро наладится, и российская наука сможет наконец выйти из скрывающей ее до сих пор интернет-тени.

На страницах сайтов институтов РАН редко встретишь актуальные веб-проекты. И лишь немногие из них, подобно базе данных mincryst.iem.ac.ru по кристаллохимии и минералогии, получили международное признание. Великолепный, чрезвычайно популярный проект gramota.ru, но в нем Академия наук в лице Института русского языка им. В.В.Виноградова оказалась лишь на вторых ролях.

Академия не реагирует на злободневные потребности массового российского онлайнового читателя. Так, до сих пор нет общедоступного живого авторитетного медицинского сайта, оперативно откликающегося на каждый очередной «Всеобщий Исцелитель», которыми пестрит сегодняшний российский интернет.

Академия не пытается ни поддержать, ни как-либо повлиять на содержание крупнейших непосредственно затрагивающих интересы РАН научных и книгоиздательских интернет-проектов eLibrary, «Истина», «Киберленинка», «Ридеро» и др. Несмотря на микроскопические тиражи печатных изданий, онлайновые версии академических журналов не приобретают статуса основных, из-за чего они механически лишаются цветных и мультимедийных иллюстраций, возможности внесения исправлений замеченных впоследствии ошибок и других полезнейших современных онлайновых приобретений.

Монографии

РАН не оказывает сопротивления произволу чиновников, низведших монографию до положения досадной помехи в научной биографии. В глазах чиновника ученый, издающий сегодня монографию, бросает дерзкий вызов системе, совершает своего рода публичное карьерное самоубийство, кощунственно отвлекаясь от борьбы за выполнение священного плана по валу журнальных научных статей.

В отчетах, требуемых ФАНО и ВАК, монографии иногда появляются, но в каком-то причудливом ретрооблике. Например, в качестве непременного атрибута включаемой в отчет монографии до сих пор запрашивается тираж. Тираж для большинства современных изданий давно потерял смысл. Порядка ста тысяч наименований книг в год издается в нашей стране в режиме «печать по требованию», когда очередной печатный экземпляр материализуется только тогда, когда для него нашелся покупатель. Тем самым здесь тиража в привычном единовременном понимании просто не существует.

Тираж в отчете, по-видимому, должен показать, насколько широкому кругу читателей потребовалась книга. Но основной читатель большинства современных научных книг — онлайновый. Так, у недавно изданной монографии автора этих строк на один проданный печатный экземпляр пришлось свыше 5000 посещений онлайновых читателей. Тем не менее, спускаемые сверху отчеты, вопреки очевидности, даже не интересуются, размещена ли монография в общедоступном онлайне.

Тяжелое положение сложилось с рецензированием монографий. Характерный пример — академическое издательство «Наука», о добротности книг которого РАН должна, по-видимому, заботиться в первую очередь. На сайте издательства [4] читаем: «Рукопись книги представляется в издательство „Наука“ со следующими документами: 1) две рецензии…» То есть о независимом рецензировании даже речи не идет.

Забавно, что при этом к рецензированию журнальных статей издательство относится вполне ответственно. На том же сайте размещена декларация «Этические принципы научных публикаций», где неэтичным поведением признается «17. Требование к авторам самостоятельно предоставлять рецензии на собственные статьи». Иначе говоря, для статьи самим авторам рецензентов подбирать нельзя, а для монографии — пожалуйста.

Полноценный механизм рецензирования монографий сейчас, похоже, существует только в РФФИ. Прежде чем финансировать монографию, заявка на поддержку издания которой приходит в РФФИ, содержание монографии просматривают два назначаемых фондом независимых специалиста-рецензента, и только на базе их заключений принимается решение о поддержке издания книги. Иными словами, если на обороте титульного листа научной монографии записано «Издание осуществлено при поддержке РФФИ», можно быть уверенным в достаточно высоком качестве произведения.

РАН полезно было бы обратить внимание научных издательств на назревшую необходимость индексирования издаваемых монографий в общепризнанных международных научных интернет-структурах. В частности, за рубежом практически все крупные научные издательства считают своим долгом присвоить своей книге DOI (digital object identifier), что позволяет задействовать множество полезных интернет-механизмов, включить книгу в мировую научную интернет-инфраструктуру. В России сейчас среди крупных научных издательств присваивает DOI только «Инфра-М».

Заслуживает поддержки со стороны РАН такой способ представления научных результатов, как живая публикация и, в частности, живая монография. Автор живой публикации не просто размещает свою научную работу в открытом доступе, но и постоянно развивает и совершенствует ее. С каждым годом живые публикации приобретают всё новых и новых сторонников.

Автор, отказавшийся от традиционной, статичной публикации в пользу живой, попадает в новую, существенно более комфортную и продуктивную среду. Допущенные ошибки и опечатки не носят теперь фатального характера, не преследуют его всю оставшуюся жизнь. Круг читателей живой публикации много шире, интерес к ней со временем нередко даже усиливается: многие читатели раз за разом возвращаются к полюбившемуся тексту, не только чтобы освежить в памяти наиболее существенные моменты, но и чтобы узнать, как трансформируются взгляды автора и что нового он заметил в своей области.

Для читателя живая публикация, несомненно, предпочтительнее статичной. В самом деле, насколько увереннее себя чувствуешь, когда знаешь, что текст перед твоими глазами находится под неусыпным контролем автора, что в нем тщательно исправлены все неточности и ошибки, замеченные с момента первого размещения работы онлайн, а также постоянно отслеживаются изменения, происходящие в данной отрасли науки.

Несмотря на очевидные преимущества живой публикации и достаточно массовую ее распространенность, с точки зрения российского чиновника такой жанр научной работы просто не существует, не будучи отражен ни в одном из предлагаемых канонов научной отчетности. Вмешательство в сложившуюся ситуацию РАН могло бы исправить дело, легализовав живую публикацию и заслуженно выдвинув ее в первые ряды среди сложившихся форм представления научных результатов.

РАН имеет смысл обратить внимание на статус и обеспечение сохранности онлайновой монографии. Пора предоставить автору возможность объявить свое произведение «общественным достоянием», после чего заботы об общедоступности и сохранности произведения возьмет на себя государство. Организовать надежное долговременное хранение электронной публикации не составляет труда. Достаточно обеспечить репликацию файлов публикации на трех серверах, расположенных в углах треугольника со сторонами длиной не менее тысячи километров, — такой несложной конфигурации практически не страшны никакие катаклизмы.

ВАК

Академия не пытается взаимодействовать с ВАК по линии информационных технологий. Не предлагается новых назревших IT-проектов, внедряемые ВАК IT-разработки не проходят академическую экспертизу. А ведь направление это чрезвычайно актуально, здесь непосредственно затрагиваются интересы всего российского научного сообщества.

Инициаторами жизненно необходимых IT-перемен в ВАК приходится выступать деятелям, лишь опосредованно связанным с наукой. Так, в 2010—2013 годы Д.А.Медведев трижды (!) обращает внимание на необходимость размещения в открытом доступе полных текстов всех защищаемых в стране диссертаций. Давно назревшее соответствующее решение ВАК состоялось лишь в 2014 году. К сожалению, РАН ни в выдвижении, ни в реализации этого решения участия не принимала.

И сегодня многие IT-решения ВАК нуждаются в коррекции. В частности, за последние двадцать лет в ВАК полностью поменялось толкование слова «публикация». Из «доведение до всеобщего сведения» оно превратилось в «получение положительной оценки в рецензируемом издании». ВАК сейчас не интересует, каков тираж журнала и как он представлен в интернете, т. е. увидит ли широкая публика публикуемую диссертантом статью.

Идея о перенесении части ответственности за качество диссертационной работы с диссертационного совета на редколлегию журнала, принявшего зачетную статью диссертанта, наверное, неплоха. Однако забывать о полезном, успешно работавшем еще недавно требовании предварительно познакомить с работами диссертанта широкий круг специалистов тоже не хочется. Современное решение тут очевидно: чтобы все интересующиеся могли без труда прочитать публикацию диссертанта, она должна появиться в интернете в открытом доступе. Иначе говоря, ВАК необходимо дополнительно потребовать от диссертанта публикацию его основных результатов в изданиях, размещаемых в открытом доступе.

Среди прочих преимуществ, размещение в интернете статей, освещающих основные результаты диссертации, позволило бы оппоненту не терзаться всякий раз сомнениями, а абсолютно правомерно писать в своем отзыве канонические слова: «Основные результаты диссертации опубликованы». Ведь сейчас, когда статьи, как правило, доступны только на бумаге, в подавляющем большинстве случаев у оппонента не находится времени сходить в библиотеку и познакомиться с перечисленными в диссертации публикациями. Если же эти публикации окажутся в открытом доступе, добраться до них можно будет за пару секунд. В результате одно из ключевых заключений оппонента будет основываться не на шаткой априорной вере в добропорядочность диссертанта (или, скорее, его научного руководителя), а на реально выполненной несложной проверке.

Академия наук могла бы подтолкнуть и ряд относительно мелких, но полезных работ на сайте ВАК, которые уже много лет ждут своего часа. Например, дать возможность каждому посетителю сайта подписаться на сообщения по электронной почте, скажем, обо всех докторских диссертациях, защищаемых по указанной специальности и/или в определенном диссертационном совете. Только такое удобное оперативное оповещение о свежих поступлениях дает шанс на появление на защите инициативных, а не заказных отзывов на автореферат или диссертацию.

Полезно было бы задуматься о последующей судьбе текстов защищенных диссертаций. Разумеется, материалы, на основе которых проходила защита, должны быть запротоколированы и, возможно, постоянно доступны. Но наряду с этим вполне может существовать и их обновляемая, современная версия. В самом деле, было бы нерационально, да и негуманно лишить диссертанта возможности исправить на официальном сайте обнаруженные ошибки, тут же рассказать о новых достижениях в данной области и, в частности, о своих новых результатах. Посетителю сайта, если он не историк науки, как правило, несопоставимо интереснее узнать текущее состояние дел, чем штудировать быстро устаревающие протоколы. Иначе говоря, по многим причинам имеет смысл превратить размещаемые на сайте диссертационные материалы в живую публикацию, о поддержании которой в актуальном состоянии автор сможет заботиться сколь угодно долго.

Энциклопедии

Академии наук имеет смысл рекомендовать своим наиболее крупным институтам возглавить или же целиком взять на себя создание и постоянное поддержание в актуальном состоянии общедоступных отраслевых онлайновых словарей и энциклопедий. Электронная энциклопедия, разумеется, должна не копировать механически свои бумажные аналоги, а широко привлекать аппарат гиперссылок, мультимедиа, баз данных и др. Потребность в живых профессиональных отраслевых словарях и энциклопедиях весьма велика, но, к сожалению, в российском интернете проекты такого масштаба пока еще исключительно редки.

Особого внимания заслуживает реализация живой «Большой российской энциклопедии». Рассмотрение этого вопроса лучше начать издалека.

Знаменитые энциклопедии Дидро, Брокгауза и Ефрона, три издания «Большой советской энциклопедии» выходили в свет по 10−20 лет. В те времена такие сроки мало кого смущали, но сейчас, когда за десять лет успевают так или иначе устареть до половины статей, это уже никуда не годится. Не выдержала конкуренции с живым онлайном и вынуждена была перебраться в интернет даже «Британика» (britannicanet.com), у которой цикл переиздания составлял всего два года.

Отношения ученого с онлайновой энциклопедией строятся совсем не так, как с печатной. Еще 10−15 лет назад при публикации научного материала автору и в голову не приходило задуматься над его проекцией на энциклопедию — в самом лучшем случае такая проекция могла материализоваться не ранее чем через несколько десятков лет. Теперь же всякий раз, размещая свой материал или внося в него существенные усовершенствования, автор обязан задавать себе вопрос: «А не содержатся ли в моей публикации сведения, представляющие интерес для самого широкого круга читателей, т. е. сведения, которые полезно было бы отобразить в онлайновой энциклопедии?» Ведь если энциклопедия функционирует в онлайне, упомянутые десятки лет ожидания отображения материала сжимаются сейчас, вообще говоря, до нескольких секунд.

В сложившейся ныне ситуации взор автора в таком случае прежде всего обращается к «Википедии». К сожалению, эта популярнейшая энциклопедия с большой неохотой принимает материалы от специалистов. Самое страшное проклятье, которое руководящие органы «Википедии» насылают, блокируя тексты, пришедшие от автора-профессионала в своей области, — «орисс», т. е. оригинальное исследование. Чтобы успешно стать автором «Википедии», вы должны быть дилетантом или притвориться, мимикрировать под дилетанта.

И качество текста, и частота обновлений статей «Википедии» нередко оставляют желать лучшего. Вдумчивого читателя раздражает отсутствие подписей под статьями: «Кто писал — не знаю, а я, дурак, читаю». Не радует и соседство статей, посвященных бесчисленным сиюминутным пустякам и/или написанных в стилистике комикса.

Тем не менее, игнорировать «Википедию» нельзя. Успех «Википедии» неоспорим, ее аудитория огромна. Поисковики сейчас при ответах на множество запросов отводят «Википедии», как правило, первую строку. Однако пользователь «Википедии», конечно же, хотел бы иметь наряду с ней добротный источник информации, по качеству не уступающий былой «Большой советской энциклопедии».

В конце 2017 года вышли из печати последние тома «Большой российской энциклопедии» (БРЭ). Поэтому первое, что здесь приходит в голову: не разместить ли в открытом доступе содержание БРЭ? Это достаточно очевидное решение обсуждалось более десяти лет, и вот наконец-то в апреле 2016 года проект bigenc.ru стартовал при поддержке Министерства культуры Российской Федерации. Реализуется проект прежде всего силами персонала издательства «Большая российская энциклопедия», где в настоящее время работает около 200 человек. Сейчас уже основная часть статей БРЭ успешно размещена по указанному адресу.

Польза проекта несомненна, его необходимо всячески поддерживать. В то же время легко заметны некоторые его слабости.

Прежде всего, в проекте почему-то отошла на второй план Российская академия наук. А ведь согласно указу президента РФ В.В.Путина № 1156 от 14 октября 2002 года в свое время научное руководство выпуском «Большой российской энциклопедии» было возложено именно на Российскую академию наук, и председателем научно-редакционного совета БРЭ был назначен академик Ю.С.Осипов, в то время президент РАН.

Казалось бы, теперь, когда к РАН присоединились аграрии и медики, у РАН появилось существенно больше оснований для осуществления общего научного руководства этим ответственным изданием. Однако в составе межведомственной группы по вопросам электронной версии БРЭ, утвержденном распоряжением правительства РФ от 25 августа 2016 года № 1791-р, РАН оказалась далеко не на первых ролях. В группу вошел 21 человек, из которых всего лишь три представителя РАН (Ю.С.Осипов, М.А.Пальцев, Г. И.Савин). Все руководящие позиции в межведомственной группе заняли функционеры из правительства РФ.

Выполняющееся сейчас механическое перенесение в онлайн печатного издания БРЭ представляется архаичным, вызывающе нерациональным. Если бы авторы статей энциклопедии изначально ориентировались на онлайновое представление материала, статьи получились бы заметно богаче за счет регулярного использования гиперссылок, а также включения мультимедийных иллюстраций, онлайновых вычислений, обращений к базам данных и т. д. Для плодотворного использования возможностей интернета имеет смысл предложить авторам посмотреть на свои статьи под свежим углом зрения и оживить их посредством подключения открывшихся новых возможностей.

Механическое дублирование печатного издания нерационально и по еще одной причине. Хочется сразу поставить дело таким образом, чтобы в электронную версию БРЭ попадали только свежие материалы. Иначе говоря, прежде чем переписать в онлайн статью, включенную в ранее вышедшие печатные тома БРЭ, необходимо дать возможность ее автору или же его преемнику актуализировать ее содержание. И далее поручить ему же постоянно отслеживать происходящие в данной области изменения и оперативно корректировать онлайновую статью. Тем самым у читателя онлайновой версии появится твердое убеждение не только в добротности материалов, размещаемых на сайте БРЭ, но и в их актуальности, т. е. в том, что материал отражает самые современные представления о предмете.

Пока, к сожалению, проект ограничился именно механическим размещением текстов из печатных томов, многие из которых написаны и вышли из печати более десяти лет назад, т. е. малоинтересны современному читателю. Без подключения механизма систематического оперативного обновления статей БРЭ говорить о реальной конкуренции с русскоязычной «Википедией» не приходится. Общедоступный сайт БРЭ к началу 2018 года существовал уже более года, тем не менее его посещаемость к этому моменту составила лишь порядка 90 тыс. обращений в месяц. Посещаемость русскоязычной «Википедии» в этот же период — 900 млн обращений в месяц, т. е. на одно обращение к БРЭ приходится 10 тыс. обращений к «Википедии».

Полезно было бы использовать в организации наполнения онлайновой энциклопедии современные технологии рецензирования, успешно применяющиеся, в частности, в издательстве F1000 [5]. Сделать рецензирование открытым, помещать рецензии к статье непосредственно по соседству с самой статьей. При такой схеме рецензент из злобного цербера трансформируется в доброжелательного собеседника автора, а то и в заинтересованного соавтора статьи.

Важно не только реализовать мгновенную публикацию статей и оперативно вносимых авторами изменений, но и, в то же время, четкое рецензирование всех материалов. Объединить решения этих двух кажущихся несовместимыми задач на самом деле несложно: надо дать возможность читателю выбирать, что он хочет: надежную версию статьи, прошедшую все необходимое рецензирование, или же самую свежую ее версию, до которой у рецензентов, возможно, еще не дошли руки. Рецензентами могут выступать, с одной стороны, скажем, два специалиста, назначаемых редакционно-издательским советом БРЭ, а с другой стороны, в качестве инициативных рецензентов, все авторы статей БРЭ.

В отличие от «Википедии», наполнение онлайновой БРЭ должно регулироваться сверху. Написание статей, посвященных той или иной предметной области, РАН делегирует наиболее авторитетной научной организации, специализирующейся в данной области. Далее уже внутри организации производится определение словника, состава охватывающих область статей и распределение их написания между сотрудниками. Конечно, участие в формировании онлайновой БРЭ — почетная обязанность каждого крупного российского ученого, в списке его трудов статьи в БРЭ займут самое почетное место. Можно подключить и различные стимулы для работы в БРЭ: высокие баллы при аттестации, разовые выплаты, надбавки к окладу и др.

Статьи в живой БРЭ, разумеется, индексируются в РИНЦ, в Google Scholar, получают DOI. Можно подумать и об индексировании их и в Scopus. Должно стать хорошим тоном размещение в начальных позициях библиографического списка любой российской неэнциклопедической научной статьи ссылок на соответствующие материалы БРЭ. И обратно, статус неэнциклопедической статьи существенно повышается, если ссылка на нее появляется в библиографическом списке статьи БРЭ. В библиографических списках статей БРЭ приоритет, разумеется, должен отдаваться статьям, имеющимся в открытом доступе. Имеет смысл организовать систематический квалифицированный перевод всех или лучших статей БРЭ на английский и другие иностранные языки.

Россия — одна из немногих стран, способных одолеть такой масштабный национальный проект, как живая большая онлайновая энциклопедия. По этому пути сейчас идет Китай, где к созданию национальной онлайновой энциклопедии уже привлечены 20 тыс. специалистов, которым предстоит в кратчайшие сроки написать около 300 тыс. статей (в БРЭ сейчас около 80 тыс. статей, в русскоязычной «Википедии» — 1,5 млн статей).

Постоянная совместная работа институтов РАН над живой онлайновой энциклопедией будет не только чрезвычайно востребована в нашей стране, истосковавшейся по общедоступному добротному научному знанию, но и сможет послужить мощным консолидирующим РАН механизмом. Трудно переоценить и роль такого проекта в повышении известности, популярности работ, проводимых РАН. Не секрет, что сейчас рядового российского гражданина вопрос «Знаете ли вы, чем занимается РАН?» зачастую ставит в тупик. А здесь он смог бы легко, со знанием дела ответить: «Ну как же, конечно, знаю! Ведет живую „Большую российскую энциклопедию“».

Актуальность, острая необходимость реализации живой БРЭ не вызывает сомнений. Несомненно и то, что ни одна организация, кроме РАН, в нашей стране не сможет осуществить этот крупнейший национальный проект на должном уровне. Однако здесь мы вновь вынуждены вспомнить об удручающем положения дел с информационными технологиями в РАН. Без широкого применения современных информационных технологий успешную живую БРЭ построить невозможно, и поэтому прогноз в отношении перспектив такой энциклопедии в нашей стране пока, увы, неблагоприятный.

Заключение

Подводя итог, приходится с сожалением констатировать, что сложившееся отношение РАН к информационным технологиям в лучшем случае можно охарактеризовать как безразличие. Потери, которые несет Академия в результате из-за образовавшихся IT-брешей в ее научном фронте, весьма чувствительны. Можно даже предположить, что обрушившиеся на РАН в последние годы напасти обусловлены в значительной мере именно видными невооруженным глазом слабостями IT-позиций Академии.

Однако положение всё же нельзя назвать безнадежным. Можно попытаться выправить образовавшийся очевидный перекос. Первым энергичным шагом в нужном направлении могла бы стать, например, радикальная перемена отношения РАН к онлайновой «Большой российской энциклопедии». Если РАН полновесно впряжется в этот важнейший проект, жизненно необходимые подвижки в структуре РАН не заставят себя ждать. Специалисты, отвечающие за информационные технологии в онлайновой БРЭ, так или иначе выйдут на командные позиции в Академии, и рациональный баланс фундаментальных наук в структуре РАН будет восстановлен. Остается подчеркнуть, что в выигрыше от реализации такого национального проекта окажется не только РАН, но и, главное, вся страна.

Автор выражает глубокую признательность своим коллегам, В.А.Галактионову, Ю.Ф.Голубеву, А.В.Ермакову, Т.А.Полиловой, Д.А.Семячкину, прочитавшим его работу и сделавшим важные замечания.

Михаил Горбунов-Посадов,
докт. физ.-мат. наук, зав. отделом Института прикладной математики им. М. В. Келдыша РАН

От редакции

Не соглашаясь по разным причинам с некоторыми высказанными в статье предложениями, редакция считает правильным опубликовать ее в качестве дискуссионного материала.

В бумажной газете опубликована сокращенная версия.


  1. tass.ru/obschestvo/4 929 406
  2. www.council.gov.ru/events/news/85 322/
  3. www.naukaran.com/upload/iblock/b52/b52f0640b9a133559980464ac5c18b16.pdf
  4. www.naukaran.com/avtoram/pravila-publikacii/
  5. f1000.com

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (10 оценок, среднее: 4,10 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

93 комментария

  • Olan:

    Да, ситуация с академическими журналами аховая. И не только из-за отсталости материальной базы. Лично мне технологически проще подать статью в иностранный журнал. Но не только в технологии дело. Там не нужны всяческие экспертные заключения, направления от организации и прочие бюрократические радости, связанные с благоволением начальства поставить свой автограф. Если же технологии рано или поздно появятся, то как быть со шпиономанией? Но и этот аспект несущественен по отношению к содержательной части. Гораздо хуже положение дел с общим уровнем как авторов, так и рецензентов. Мне приходится быть и тем, и другим. При получении рецензии на рукопись почти нет конструктивной критики содержания текста, приводящей к повышению его качества. Замечания по большей части формальные. В приличных зарубежных журналах в общем и целом критичность оценки выше. Мне приходилось рецензировать рукописи статей в них. Как правило с рукописью к рецензенту поступает инструкция с описанием того, что должно быть отражено в рецензии. Нередко редакция предлагает количественно оценить качество текста по нескольким критериям. Такую инструкцию я получил всего лишь из одного отечественного журнала. Кстати, он является одним из лидеров по цитируемости. А пока МАИК Наука делит деньги с Плеядами, да редактирует список ВАК воз так и будет в том же месте.

    • Алексей В. Лебедев:

      До недавнего времени я тоже был такого хорошего мнения о зарубежных журналах, пока мне на одну статью из нескольких подряд не пришли отказы без какой-либо конструктивной критики и даже без направления ее рецензентам, а просто с ответом типа: Спасибо, что обратились в наш журнал, но мы считаем, что нашим читателям не будет интересна ваша статья. В наш журнал приходит много статей, и мы не можем все печатать, так что извините.

      • В.П.:

        Странно оценивать зарубежные журналы в совокупности. Например, при взгляде из Китая, все российские журналы в эту совокупность попадают. Вообще-то это довольно стандартный редакционный ответ. Наверное во всех престижных журналах есть первичный отсев статей редакторами — писать по несколько содержательных рецензий на каждую поданную рукопись не хватает рецензентов. Мне кажется, что журнал хороший, если первичная фильтрация статей происходит не по регалиям автора, а исключительно на основании просмотра рукописи редактором. И во многих (не во всех конечно) журналах действительно так и есть.

        • Алексей В. Лебедев:

          Ну, не знаю, из российских журналов мне такие «стандартные» ответы за более 20 лет писания статей не приходили, всегда их отдавали рецензентам, а те уже ругали, бывало. Про «не хватает рецензентов» в принципе неверно. Совсем не обязательно, чтобы рецензентами был какой-то ограниченный круг людей из журнала или их знакомых. Мне лично присылали на рецензии статьи из иностранных журналов, с которыми я до этого никакого дела не имел, просто потому что они сочли меня подходящим специалистом. Да, на русскоязычную статью иногда может быть трудно найти рецензента, но на англоязычную — весь мир в распоряжении.

          • В.П.:

            Потенциальных рецензентов, т. е. учёных достаточно компетентных с точки зрения редколлегии на порядок меньше чем авторов рукописей, подаваемых хороший журнал. В связи с расцветом наукометрической отчётности в Индии, Иране, Китае, а теперь и у нас каждый аспирант шлёт свой опус сначала в престижный журнал (а вдруг напечатают!). В России аспирантов меньше, чем пожилых учёных, поэтому в русскоязычных журналах может быть проблема отсутствия экспертов по узкой теме, но нет такого дисбаланса между числом авторов и потенциальных рецензентов. Кроме того, по моей специальности в основных зарубежных журналах принято посылать статью 2−4 рецензентам, а российских только одному. В некоторых зарубежных математических журналах по словам редакторов отклоняют без рецензии ¾ и более статей.

          • Алексей Лк:

            «Про ответы из журналов» — любопытно это, мне в ответ на мою самую первую самостоятельную статью которую я отправил неделю назад — пришел такой же ответ, извините мол, новя инфа у вас однозначно есть, но ее недостаточно для нашего журнала, не желаете ли опубликоватся в журнале партнере с open acces за 1500 $? Меня это совершенно не смутило и я задал ответный вопрос — а не хотите ли расписать критерии количества новизны которое бы вас устроило и укакзать какие еще эксперемнты мне надо провести что бы вы были удовлетворены? Заодно я указал что в их журнале была опубликована пара статей с недостоверными данными (я их сам лмчно перепроверил так что отвечаю за базар). Мне ответили — я не ожидал — что все равно не можем опубликовать, я снова спросил — развернутые критерии отказа опишите, указал аж 4-ех рецензентов — вот жду ответа с их стороны) как хорошо что для меня это только игра!

            • В.П.:

              Перепираться с редколлегией журнала не запрещено. Но для сохранения душевного равновесия следует учитывать такие обстоятельства: 1) редколлегия имеет право не публиковать самую замечательную прорывную статью без объяснения причин; 2) журнал считается «плохим» не тогда, когда он отклоняет хорошие статьи, а когда публикует плохие. Т. е. я бы критиковал за статьи с недостоверными данными один журнал, а подавал свои статьи в другой.

              • Алексей Лк:

                «Т.е. я бы критиковал за статьи с недостоверными данными один журнал, а подавал свои статьи в другой» — я именно так кстати и поступил. Я так понимаю что бы объяснить причины то статью все-таки надо прочитать и понять, а тут уж без рецензентов не обойтись — а это значит что статью все же надо принять на рассмотрение — а этого то как раз редакция и не хочет. В любом случае если следуют отказы надо выбивать из них информацию почему нет, а то так долго можно скитатся по журналам, проще сделать дополнительные нужные опыты если в них дело (количество новизны).

                • Denny:

                  Выбивать — не получится. Журнал вам ничего не должен. От слова совсем. Разве что пожалеют.

                  • Алексей Лк:

                    Ок) тогда будем увеличивать количество новизны автоматом до нужного уровня и долбить журнал дальше) пожалеть можно только научных сотрудников (вплоть до членкорров))) чья карьера и авторитет на весьма много % завязана на их публикационной активности)))

                    • Denny:

                      Публикации- основной продукт научных работников. От чего еще должна зависеть их карьера и авторитет?

                      У всех людей свободных и творческих профессий карьера и авторитет зависят от того, нравится их продукт, или нет.

                      Ученый САМ решает, что и как ему исследовать. Свобода-с. Ну и у редактора она же самая. Карьера и авторитет редактора зависят от того, что он принимает в печать.

                    • Алексей В. Лебедев:

                      Denny, это совсем не такой простой вопрос. Основным продуктом ученых должно быть новое объективное знание о мире, желательно, полезное для общества, а публикации — лишь средства его доставки.

                      Сравнивать ученого со свободным художником тоже не очень уместно. Во-первых, свободные художники не сидят на зарплатах. Во-вторых, искусство и его оценки субъективны, а в научной работе важна объективность и содержательный смысл. Статья может выглядеть красиво, но при этом быть совершенно неверной, и наоборот.

                      И в какой мере у ученого и у редактора должна быть свобода, тоже непростой вопрос.

                      Если речь идет, например, о медицинской статье, результат которой может спасти или продлить чью-то жизнь, в какой мере ответственно отклонять ее из-за каких-то мелочей и личного вкуса редактора.

                    • Denny:

                      Вы правы. Это сложные вопросы соотношений между продуктом и результатом, между свободой и ответственностью. Можно обсуждать, что тут хорошо, а что подлежит усовершенствованию.

                      Но я чуток о другом. Я просто разъяснил, как это по факту сейчас устроено. В современном мире фундаментальной науки, ученые на зарплатах не сидят. Это гранты или временные позиции (что не принципиально различается). Я не беру рядовых сотрудников, которые работают под началом шефа. Но самостоятельный ученый выбирает сам. И, соответственно, сам отвечает за публикацию своего результата, то есть за доведение продукта до потребителя.

                      Неприемлема для меня асимметричная позиция. Когда человек считает себя свободным и самостоятельным в исследованиях и выборе журнала, но полагает, что редакторы и рецензенты ему что-то должны. И что-то из них можно «выбивать». Некоторые еще считают, что им за это ДОЛЖНЫ платить немалую зарплату.

                      И у редактора выбор не простой. Ему ведь с рецензентами надо договариваться. А рецензенты тоже редактору ничего не должны. Ни денег, ни известности они за свою работу не получают. И если редактор станет меня грузить рецензиями на всякую лабуду, я с таким редактором сотрудничать перестану.

                    • Алексей В. Лебедев:

                      Denny, с другой стороны, есть определенные критерии научной честности и обоснованности, которые требуются от автора в его работе и выводах. На сайтах журналов иногда висят пространные рассуждения о научной этике. Почему же будет асимметричным требовать соблюдения какой-то этики от редакции, и задаться вопросом, насколько честным и обоснованным является ее поведение?

                    • Denny:

                      Этические нормы вполне симметричны. И внедряются путем прекращения сотрудничества (пресловутая нерукопожатость). Если автор ведет себя неэтично, журналы не будут с ним работать. Если плохо ведет себя редакция, то авторы не будут с этим журналом работать, и редакция окажется в пролете. И карьера редактора накроется медным тазом. Это в свободном и самоорганизующемся научном мире. журналов много. Если работа толковая, то она не пропадет. Субъективизм или непрофессионализм конкретного редактора принципиального значения не имеют. Отклонив толковую работу, редактор больше всего навредит себе и своему журналу.

                    • Недавно получили статью из какой-то арабской страны (уже не помню откуда). К счастью, рецензент только что прочитал нечто весьма похожее в известном журнале и сразу сообразил, что к нам пришел чистый плагиат. Конечно, статью не приняли и написали об этом авторам. Но осталась неудовлетворенность: не удалось исполнить свой долг перед коллегами, поскольку не нашли общепринятого черного списка, куда надо было бы внести этих якобы авторов.

                    • Алексей Лк:

                      Чувствую что градус повышается)

                      «Когда человек считает себя свободным и самостоятельным в исследованиях и выборе журнала, но полагает, что редакторы и рецензенты ему что-то должны. И что-то из них можно «выбивать» — ну, а как Denny то хотел) речь ведь идет о том что если статью забраковал редактор даже до отправки рецензенту то он должен как-то пояснить что же не так, а не употреблять отговорки вроде абстрактного «количества новизны». Это как если ты приходишь на экзамен, пишешь 2 часа текст — а экзаменатор смотрит его и говорит — два без права пересдачи, идите к моему коллеге-партнеру и сдавайте ему за деньги он с удовольствием примет). А ты ему — ну вы хоть поясните почему два то за экзамен, критерии дайте что бы знать что вас устроит) что бы снова на двойку не нарваться) это не сложно — если редактор сразу отшил — значит он сразу заметил что-то что его возмутило — ну так что, что именно возмутило? Вот и все что должен редактор — пояснить что не так. это просто правила хорошего тона. Кстати мне редактор снова ответил — и снова ничего не сказал, а перенаправил в платный журнал (день сурка). Я ему уже задал прямой вопрос — вы хотите что бы я протестировал больше структур для увеличения «количества новичны» или что? Или к методу претензии? Ну куда уж проще и ясней то) мне то терять нечего, я свободный художник, моя зп от этих статей не зависит никак)))

                      «Некоторые еще считают, что им за это ДОЛЖНЫ платить немалую зарплату» — например 99% тех кто пишет научные статьи) или научные статьи не должны оплачиватся? Так научные сотрудники громче всех кричат что им за их труд (статьи) постоянно кто-то что-то должен). Кстати свободный художник в жтом контексте более честен — ему то никто не платит так что он может делать работу за интерес и на совесть).

                      «Ни денег, ни известности они за свою работу не получают» — так может рецензентом вспомнить о том что за труд (а рецензия это ТРУД) уже несколько тысячелетий вроде как зп платят (если человек не раб конечно и не в долгах). А то выходит что рецензент сидел — думал — анализировал — отрправил редактору ответ, но редакто то зп получает стабильно раз в месяц (за что, за селекцию того что отправить рецензентам проводит?) а рецензент не получает ничего. Ну если рецензентов устраивает бесплатно работать за интерес то это либо свободные художники (маловероятно), либо рабы (вроде нет такого) либо должники (надеюсь нет) — тогда если они свободны почему же они работают даром? Их имена в статье то не прозвучат, известности они и правда не получат, ни денег — какой смысл для них самих остается загадкой.

                      «И если редактор станет меня грузить рецензиями на всякую лабуду, я с таким редактором сотрудничать перестану» — ну вот ты сам и ответил) редактор селектирует лабуду — так пусть напишет у себя на заглавной странице критерии того что попадает под понятие оабуды, что бы люди знали — вот как делать не надо, время сэкономят абсолютно все в этом случае, и не будет никаких вопросов. Вот сказано — статьи о вечном двигателе не принимаем — и все норм. Вот сказано — выборка животных на такой то метод исследования (их всегда немного) минимум n — голов — и все пляшут от n голов и так далее. А то журналов больше чем методов, а четких критериев никто сформулировать не может.

                      PS. При таких раскладах научный сотрудник который не свободный художник рискует остатся за бортом даже если сделал крутую работу — пока она пройдет все фильтры его временный контракт может закончится и он пойдет на мороз. КПД науки как всегда на высоте)

                    • Denny:

                      «Это как если ты приходишь на экзамен…» Вы, натурально, не понимаете. Экзамен — совершенно другая ситуация. Студента с СУЗом связывают взаимные обязательства. Есть договор, ВУЗ получает за обучение деньги, он ОБЯЗАН предоставить вам соответствующие услуги.

                      А с журналом принципиально иная ситуация. Это как вы при найме на работу приходите на собеседование. Никто не обязан вам объяснять, почему на работу взяли не вас.

                      О зарплате. Объясняю. Сотрудник, который работает по заданию руководителя, имеет полное право получать зарплату. Он делает свое дело, это должно быть оплачено. Это забота и ответственность шефа. Дал задание — оплатил работу.

                      А сотрудник, который тему, методы и журнал выбирает сам, сам и должен отвечать за результативность. Ему зарплата положена по факту «продажи товара" — в данном случае по факту публикации результатов. Неприемлема для меня позиция тех сотрудников (их довольно много в России), которые хотят все решать сами по поводу своих исследований, и при этом хотят, чтобы кто-то обеспечивал им оборудование, публикации в журналах и зарплату.

                      Мера свободы должна соотносится с мерой ответственности. Так понятно?

                      О рецензентах. Ключевой вопрос в том, а из какого кармана платить рецензенту? Конечных источников всего два. Это либо автор, либо конечный потребитель (читатель). На сегодняшний день система работает как ассоциация вольных художников — авторов, редакторов, рецензентов и читателей. Люди участвуют в рецензировании потому, что понимают, что этап этот необходим. и что их собственные работы кто-то тоже рецензирует забесплатно.

                      По тем же причинам нет и одинаковых требований. И не может их быть во всемирной ассоциации вольных художников. Не всем это нравится, но иной фундаментальной науки нет. И это, пожалуй, правильно. Ведь мы говорим об области поиска нового. Единообразие и излишняя стандартизация тут совершенно губительны. А КПД при поиске нового всегда мал.

                      ЗЫ. Если вашу статью журнал отфутболил без рецензии, могу посоветовать не бодаться с журналом, а просто послать в другой. Весьма существенна вероятность, что будет совсем по-другому. Редакторы тоже люди, и их мнение субъективно.

                    • Алексей Лк:

                      'А с журналом принципиально иная ситуация. Это как вы при найме на работу приходите на собеседование. Никто не обязан вам объяснять, почему на работу взяли не вас' - и да и нет. если вы например устраиваетесь в банк, но при этом придете на собеседование одетым как панк то вас дальше холла не пустят даже если вы крутой аналитик — дресскод. и правила этого дресскода известны всем. каков дресскод в журнал? то что статья должна состоять из введения, методов и т. д. это ясно — а дальше что? вот это мне и неясно.

                      «Неприемлема для меня позиция тех сотрудников (их довольно много в России), которые хотят все решать сами по поводу своих исследований, и при этом хотят, чтобы кто-то обеспечивал им оборудование, публикации в журналах и зарплату» — эти слова прямой антагонист известной цитаты «наука как удовлетворение своего любопытства за счет государства» — с другой стороны если предположить что сейчас финансирование по крайней экспериментальной работы сейчас идет на 100% грантов — то это означает что эти гранты были выиграны в жесткой конкурсной борьбе — а раз так то почему у тех кто попал в этот небольшой процент счастливчиков нет права самим решать что им исследовать? В науке свобода необходима — это же во многом творческая профессия.

                      «Мера свободы должна соотносится с мерой ответственности. Так понятно?» — ответственность научного сотрудника возможна только за качество и достоверность его работы. это вопрос честности.

                      'О рецензентах. Ключевой вопрос в том, а из какого кармана платить рецензенту? Конечных источников всего два. Это либо автор, либо конечный потребитель (читатель)" - так деньги платит и читатель (40 $ долларов за статью), и автор (1500 $ - 2500 $ за oa), более чем достаточно. Сейчас эти журналы часто даже не печатаются на бумаге — тогда возникает вопрос куда идут деньги? и почему из этой суммы нельзя выделить часть рецензенту? Журнал то не ведет экспериментальную работу которая все время требует средств. Т. е. по факту за что платит автор и читатель — за зп редактора, за зп секретарши и за зп владельцев журнала, ну и за аренду офиса. Рецензентам бы не помешало просто вспомнить о том что у них есть базовые человеческие права (например на зп самим себе). а то как-то нехорошо это — работают то даром свободные художники, а прибыль получают совсем другие люди, вас это не возмущает?

                      «Единообразие и излишняя стандартизация тут совершенно губительны. А КПД при поиске нового всегда мал» — единый стандарт как раз и ведет к повышению кпд. и к повышению достоверности результатов. поясню — в каких то исследованиях выборка 3 случая, а в каких то сто — а метод одинаковый, и все напечатано. и кому я должен верить? три случая -однозначно мало, сто — избыточно, значит это перерасход средств. стандарт — это основа отличия деятельности профессионала от деятельности дилетанта. стандарт — основа контроля качества — и прикрытие поиском нового это не оправдание отказа от стандарта.

                      'ЗЫ. Если вашу статью журнал отфутболил без рецензии, могу посоветовать не бодаться с журналом, а просто послать в другой" - я именно так и сделал, но мне все равно интересно почему первому журналу не понравилось. критика то меня больше всего интересует, в первую очередь своего собственного труда. чем больше развернутой критики — тем ближе к совершенству я смогу приблизится в следующий раз.

                    • Denny:

                      Дресскод = правила для авторов. Без этого даже разговаривать не будут. А дальше — проблема соискателя. Убедить работодателя, что из всех претендентов на должность надо взять именно его. Убедить редактора, что из массы присланных статей в ограниченный объем журнала должна попасть именно его статья.

                      Я за свободу, неразрывно сопряженную с соответствующей ответственностью. То есть за конкурсную систему финансирования. Выбрал тему и подход — выиграл грант- распределил финансы — сделал работу — опубликовал результат. Сам себе хозяин, но сам лично отвечаешь за конечный продукт. Не умеешь — работай по заданию того, кто умеет.

                      «вас это не возмущает?» ИМХО, это одна из реальных проблем. Суть в том, что фундаментальная наука — штука некоммерческая. А издательства, контролирующие выпуск продукции — коммерческие структуры, работающие на прибыль. Ведь редакция и издательство — разные конторы.

                      Размеры выборки — штука тонкая. Зависит от задачи, уровня шума и величины эффекта. Если у меня вещество меняет ответ в несколько раз, и мне надо просто зарегистрировать этот эффект — трех независимых экспериментов достаточно. а если мне надо сравнить два примерно одинаковых эффекта — придется попотеть с выборкой. Требуется ведь достоверность на выходе! И тут стандарт только помешает. Где-то будет мало, а где-то перебор. Описывать же в стандартах все частные случаи — никакого места не хватит. Впрочем, как я и писал, когда работ в конкретной теме становится много, общепринятые нормы вырабатываются естественным путем.

                      ЗЫ. Я давно уже бросил попытки выяснить, почему редакторы и рецензенты пишут именно это. Может у него живот болел, или любовница бросила… Или просто слишком много работ вдруг пришло, а секретарша в отпуске… Бывают такие полярные ответы! Вот год назад один журнал у меня тоже отфутболил статью без рецензии. А другой эту же самую статью взял сходу тоже без рецензии. Судить надо по выборке. если три журнала отпинают, значит что-то не то…

                    • Алексей Лк:

                      Для Denny

                      «Дресскод = правила для авторов. Без этого даже разговаривать не будут» — правила для авторов то как раз и выложены в открытом доступе, это не дресскод это правила оформления статьи. Проводя аналогию с панком и клерком — оба они одеты (правила оформления выполнены) — но одного пустили за порог, а другого нет. Так что вопрос остался без ответа.

                      «А дальше — проблема соискателя… Убедить редактора, что из массы присланных статей в ограниченный объем журнала должна попасть именно его статья» — а вот и нет) для того что бы в чем-то редактора убедить нужно с ним иметь диалог — а не постоянный перевод стрел на платный журнал без объяснения причин. Гладко было на бумаге… к слову моя работа методологически почти совершенна, и на это был сделан основной акцент (выделение ее из среды себе подобных) — но что бы это понять надо прочитать и вникнуть, и быть в курсе как дела в этой сфере — а редактор в курсе всех сфер быть не может… Так что убедить не факт что выйдет если это односторонний канал автор — редактор.

                      «Я за свободу, неразрывно сопряженную с соответствующей ответственностью. То есть за конкурсную систему финансирования» — на самом деле смешно мне читать про свободу спеднестатистического научного сотрудника. В чем его свобода — он все равно заввисит от того что ему дадут спонсоры извне + гранты обычно дают на то что в моде или имеет коммерческий потенциал + за умение вешать лапшу на уши + связ + репутация соискателя (собственно доя этого нужны все ваши степени). Это мнимая свобода. А тех кто на госбютжете сидит и делает что хочет — то я таких даже не знаю, с 2016 года 100% фундаментальной науки финансируется с грантов разве нет?

                      «вас это не возмущает?» ИМХО, это одна из реальных проблем" - Denny впервые со мной согласился) а причина проста — деньги за ТРУД любят все)))

                      «Размеры выборки — штука тонкая… когда работ в конкретной теме становится много, общепринятые нормы вырабатываются естественным путем» — это не так. Нейроанальный трейсинг и ЭКО насчитывают по 40 лет уже, методологически это давно застывшие области — а понятия о выборке нет ни там ни там. И все отговариваются разными целями эксперемента, чувствительностью метода и т. п. И трейсинг, и ЭКО — точные науки без шуток. Проблема в мировозрении. Определенный и окончательный Размер выборки — прямое следствие воспроизводимости результатов. А что у нас с воспроизводимостью?

                      ЗЫ. второй дурнал пока молчит, статья на рассмотрении неделю уже. Если отпинают -я в третий подавать не стану и просто проведу еще ряд тестов других структур, это в случае если мне не разьяснят суть проблемы. Насколько я пока понял (по одному журналу) — претензии именно к смыслу работы и методологической части пока нет.

                    • Алексей Лк:

                      PS. В последнем посте слишком много грамматических ошибок даже для меня. Жаль что нет функции редакции текста во время проверки поста, я свои ошибки вылавливаю только когда вижу весь текст целиком.

                    • Denny:

                      Любая аналогия хромает… Суть в том, что редактор как и работодатель вам ничего не должен. В том числе и обучать вас, как делать научную работу и писать статьи. У редактора свои заботы.

                      О свободе. Она в науке не дается за просто так. Ибо свобода в науке — это не просто вольный полет мысли. Без денег не получается. Деньги надо заработать. Ведь деньги — это отчеканенная свобода. За свободу всегда приходится чем-то платить.

                      Размеры выборки и прочие стандарты. Я не знаю вашей конкретной области. Судить не могу. В той области, где я работаю, мне ситуация представляется сбалансированной в смысле сочетания общепринятого и индивидуального по работам.

                    • Алексей Лк:

                      …и работодатель вам ничего не должен. В том числе и обучать вас, как делать научную работу и писать статьи. У редактора свои заботы" - работодатель то как раз и должен в первую очередь обучать) иначе он останется ни с чем. Высококвалифицированные кадры пусть и долго, но зато в любом количестве проще вырастить как раз внутри организации чем покупать готового спеца извне задорого — факт. Это по поводу работодателя. С редактором — сказал нет — он должен пояснить, кратко, но понятно. Иначе в топку такого редактора. А универсальный рецепт написания хороших статей известен — возьмите 10 статей по вашей тематике, опубликованных в хороших изданиях — само все встанет на места уже при анализе на середине списка.

                      «О свободе. Она в науке не дается за просто так… За свободу всегда приходится чем-то платить» — так зарабатывайте деньги) никто не говорил что зарабатывание денег тривиальная задача) но уж если кто и заработал — то он то имеет право на все…

                      «Я не знаю вашей конкретной области. Судить не могу» — вопрос о универсальной выборке просто не ставится. Вот в чем проблема. Был бы вопрос на повестке дня — и выборка бы нашлась.

                      PS. Второй журнал ищет мне рецензентов насколько я понял. Прямого указания на то что статья принята — нет, но и прямого отказа тоже.

  • По техническим причинам полный текст статьи временно доступен на http://keldysh.ru/gorbunov/it-ras.pdf

  • Владимир Осколков:

    Редакция, а с чем вы не согласны то? Очень здравая статья в отличие от многих популистских.

  • Наталья:

    Автор статьи пишет, что «…ВАК сейчас не интересует, каков тираж журнала и как он представлен в интернете, т. е. увидит ли широкая публика публикуемую диссертантом статью…» На самом деле при подаче заявки на включение издания в Перечень ВАКа нужно указать адреса в интернете, где размещены статьи данного издания.

    • Уважаемая Наталья! К сожалению, не смог понять, к чему относятся Ваши слова «На самом деле». Согласно приказу Минобрнауки РФ от 12 декабря 2016 г. № 1586 в состав заявки на включение издания в Перечень ВАК входит
      «19.Адрес страницы в сети Интернет, на которой размещена бесплатная полнотекстовая версия рецензируемого научного издания (при наличии)».
      По-видимому, при изучении приказа 1586 Вы не обратили внимания на слова «при наличии». А ведь эти слова означают, что решение о включении/невключении издания в Перечень ВАК принимается, к сожалению, вне зависимости от ответа издания на вопрос пункта 19.
      И, как следствие, в действующем сейчас Перечне ВАК преобладают издания, не предоставляющие открытого доступа к полным текстам публикуемых статей.

      • Алексей В. Лебедев:

        А кстати, да, и это плохо. Понятно, что они не хотят открывать из коммерческих соображений, но хотя бы с запаздыванием на год могли бы это делать. Еще я бы законодательно запретил журналам из списка ВАК брать с авторов деньги и рассылать рекламу.

        • Ash:

          «Еще я бы законодательно запретил журналам из списка ВАК брать с авторов деньги и рассылать рекламу.»
          Это у нас могут сделать запросто, но толку не будет.
          Нужно выделять институтам необходимые для подписки деньги, тем более что речь идёт о грошах.

  • Денис Н.:

    Не очень понятно, что автор имеет в виду под программированием, поэтому его сетования по большей части бьют мимо. Программист, как представитель современной массовой профессии, безусловно, не является ученым. Точно так же как не являются учеными рабочие или инженеры на заводах, выпускающих пусть даже самую высокотехнологичную продукцию. Обычные айтишники ориентированы на зарабатывание денег, на решение технических задач из сферы бизнеса, а не науки. Более того, очевидно, что РАН не сможет так же эффективно решать бизнес-задачи, как заточенные под это частные фирмы. Отсюда и удивление со стороны айтишников, когда им говорят о неких мифических программистах из РАН. РАН скорее следует претендовать на то, что называется computer science, причем развивать этот круг вопросов на более глубоком теоретическом уровне, чем это могут позволить себе коммерческие структуры. И это уже далеко не просто программирование.

    • Алексей В. Лебедев:

      Автор занимается «программированием» с 1965 года, поэтому так и называет. В современной терминологии, речь конечно идет о computer science.

      • В 1965 году уже в полной мере существовал такой лексический оборот как «computer science». И тогда, и сейчас означает он обычно всего лишь понты на тему программирования.
        Человеку из IT-сферы трудно понять, почему существование, например, мощной химической промышленности не отменяет фундаментальную химию, а существование частных программистских фирм должно начисто исключить фундаментальные исследования в сфере программирования. Казалось бы, «обычные химики ориентированы на зарабатывание денег, на решение технических задач из сферы бизнеса, а не науки», так откуда же берется химия?
        Если бы это было небольшим недоразумением, мнением одного-двух читателей из тысяч посетителей сайта Троицкого варианта. К сожалению, автор должен признать, что со своей позицией он находится в меньшинстве. И объяснить это не в силах.
        Не согласен и с тем, что фундаментальных программистских результатов в «частных программистских фирмах» не случается. Недавно в нашем программистском диссертационном совете прошла защита сотрудника Яндекса, который за миллисекунды на обычном процессоре ищет похожие (именно похожие, а не совпадающие) картинки среди десяти миллиардов картинок, хранящихся на серверах Яндекса. Блестящий алгоритм, 100 тысяч успешных обращений ежедневно. Такая практическая направленность вовсе не опошляет, а украшает фундаментальную теорию, которая тут выше всяких похвал.
        Чтобы проиллюстрировать, что такое фундаментальное программирование, расскажу чуть подробнее об упоминавшемся в заметке эпизоде со строительством Бурана. В середине 80-х в наш институт приезжает делегация во главе с президентом АН СССР в составе нескольких министров оборонной девятки и их замов с предложением сформировать на базе академических институтов мощный программистский кулак из полутора тысяч профессиональных программистов, которые осуществят рывок, наверстывая образовавшееся катастрофическое отставание в программном обеспечении обработки телеметрии. Наш директор, академик А.Н.Тихонов, выслушав это предложение, обращается к М.Р.Шура-Бура: «Михаил Романович, что Вы об этом думаете?». И получает (в присутствии высокой делегации) честный, прямой и единственно верный в данной ситуации ответ: «Какая чушь!». И далее небольшой коллектив из 15−20 программистов института благополучно с задачей справляется -- Буран полетел в срок.

        • Алексей Лк:

          Для Горбунов-Посадов: Интересно — вот в 1992 году (уже после бала) вышел фильм «Система управления Бурана» https://youtu.be/pT2iLkQa2I4 — если я правильно понял там для разработки программы использовался язык ДРАКОН — про него есть информация. У меня вопрос — а про архитектуру самого железа из которого состояла электронная начинка Бурана есть информация — или ее так и не рассекретили? В этом году годовщина полета кстати. Там ведь очень интересные алгоритмы были заложены — например процессоры были многократно продублированы, решение принималось по принципу совпадения данных от 3 из 5 процессоров — где про это все можно найти информацию, как именно к таким схемам пришли? Буду очень очень благодарен за наводки по теме))

          • Алексей Лк:

            PS: просто в этом беспилотном полете была продемонстрирована квинтесенция такого понятия как контроль качества. Полету уже 30 лет — было бы очень обидно если бы данные о самой совершенной архиктурной системе электроники в истории космонавтики канули в небытие вместе с оригиналальным кораблем который так бездарно был уничтожен еще в 2002 году. Систем контроля качества в приняти решений на Буране была лучшей в мире, возможно остается она таковой и теперь. Беспилотный космический полет с возвратом на землю так никто с тех пор и не повторил.

          • У Вадима Лукашевича широко известный проект по Бурану http://buran.ru/, наверняка много знает https://www.facebook.com/vadim.lukashevich.7

          • К сожалению, ничего полезного тут сказать не могу. Сам непосредственно в работах по Бурану не участвовал, занимались этим ближайшие коллеги. Языки, которые они тогда разработали, назывались иначе; что за язык ДРАКОН -- не знаю, равно как и не ориентируюсь в бурановском железе. Помню, что уже несколько раз издавались парадные (шикарно оформленные, дорогие) книги, посвященные памяти крупных программных и аппаратных советских разработок. Даже где-то что-то для них писал, но ссылок не сохранилось.

        • Алексей В. Лебедев:

          Вы правы в том, что бывают очень удачные сочетания теории и практики, и удачные места, где это бывает. К сожалению, Яндекс в этом смысле очевидное исключение, а не правило. Кроме того, как там занимаются наукой, добавлю, что и образованием они занимаются фантастически (я имею в виду знаменитую Школу Анализа Данных). Было бы отлично и чрезвычайно полезно для страны каким-то образом масштабировать это явление на другие компании, но вокруг мы сплошь и рядом видим совершенно обратное. Возможно, и Яндекс однажды раздавят, как много всего у нас давят, и вся эта утопия закончится. Вы правы и в том, что в академических институтах люди часто оторваны от жизни, и это не сегодня началось.

          • Вероятно, нам просто везет на подобные исключения. Например, за последние три года две отличные диссертации из относительной периферии: Пермь, Саров.

            • Алексей Лк:

              Дружелюбный русский алгоритмический язык, который обеспечивает наглядность (сокр. ДРАКОН) — визуальный алгоритмический язык программирования и моделирования[4] -https://ru.m.wikipedia.org/wiki/ДРАКОН. Его разработали как раз в процессе работы над Бураном. На сайте Буран.ру да действительно много информации, но другого плана — интервью, вырезки из газет и т. п. В парадных изданиях приведено ооочень много красивых фотографий — и ничего по существу о технической начинке. Журнал «наука и жизнь» только выпустил специальный номер посвященный обшивке Бурана — на этом насколько мне известно данные о технических свойствах самого Бурана и закончились. Я понимаю что это секретная программа, но Буран уже давно не существует, и все наработки по всей видимости так и не будут собраны и даже частично опубликованы. Я не программист конечно — но даже мне как непрофессионалу было очевидно что алгоритмы которые были заложены в электронную архитектуру Бурана — универсальны и очень эффективны, и применимы и в других сферах, далеких от космоса. Жаль что эти наработки будут в очередной раз похоронены как и сам челнок собственно.

            • Алексей В. Лебедев:

              Из каких они организаций — научных, образовательных, производственных?
              Тут ведь противопоставление не «центр-периферия», а другое.

          • Ash:

            1. «Было бы отлично и чрезвычайно полезно для страны каким-то образом масштабировать это явление на другие компании, но вокруг мы сплошь и рядом видим совершенно обратное.»
            Естественно — спроса-то нет.
            2. «…в академических институтах люди часто оторваны от жизни, и это не сегодня началось.»
            В текущих обстоятельствах «подключиться к жизни» = «самоликвидироваться».

        • Л.Л. Гошка:

          «К сожалению, автор должен признать, что со своей позицией он находится в меньшинстве. И объяснить это не в силах.»
          На мой взгляд, к чему может приводить недооценка возможностей фундаментального программирования в научном прогнозировании для принятия соответствующих решений объяснил академик Н.Н.Моисеев в интервью: «Когда мы проиграли холодную войну и как появилась „ядерная зима“»
          http://www.ecolife.ru/intervju/48 353/
          Н.Н.Моисеев рассказал, что уже в начале 70-х годов они, собираясь по разным поводам, говорили друг другу о том, что «холодная» война проиграна. Не в области армии, не в области вооружения, а в области общего развития техники и технологий. Они делали гораздо более резкие заявления, чем любые диссиденты. Причем, делали их в письменном виде, докладывая в Центральный комитет, в отдел науки, в военно-промышленную комиссию. Писали докладные. Он сам писал пару докладных. Он знал, что Глушков без конца на эту тему беседовал с самыми высшими людьми в нашей стране. Но оказалось, что сделать было ничего нельзя. Косыгинские реформы провалились. Номенклатура, потеряв самую главную цель — обеспечения паритета в области вооружения, стала заниматься самообеспечением.
          Н.Н.Моисеев расказал одну историю, которая очень ярко высвечивает ту ситуацию, которая подготовила перестройку и весь тот хаос, который в результате перестройки возник в Советском Союзе и России.
          «Уже в конце 60-х годов мы предчувствуем, что тематика военно-промышленного комплекса (фундаментальная часть тематики) начинает исчерпываться. Стали искать новые области приложения собственных сил. Нас на это толкал непосредственно Келдыш, тогдашний Президент Академии наук. Он однажды на одном закрытом совещании прямо сказал, что «товарищи, ту культуру, которую вы обрели, надо научиться использовать в других областях, не только там, где вы ее использовали раньше». Стало ясно, что проблема взаимоотношений человека с биосферой становится все более и более актуальной. В нашей деятельности большую роль сыграло два человека: член Академии, почвовед, Виктор Абрамович Ковда и Николай Владимирович Тимофеев-Ресовский. Так случилось, что у меня в кабинете в Вычислительном центре иногда возникали маленькие импровизированные семинары, где мы говорили о всяком будущем, о всяких проблемах, где Тимофеев-Ресовский и Ковда нам рассказывали о том, что такое биосфера, о работах Вернадского, о работах великого русского естествознания, действительно великого русского естествознания, о котором сейчас почти не говорят. Мы довольно много дискутировали, обдумывали, куда идти дальше, что делать. И вот как-то я был у Тимофеева-Ресовского в Обнинске — он работал тогда в Обнинске, под Москвой. И вот он меня провожал на электричку и сказал фразу, которая для меня была благословлением на деятельность. Он сказал: «Знаете, Никита Николаевич, без широкого моделирования процессов биосферы и взаимоотношений с обществом уйти мы далеко не сможем. Одни экспериментаторы здесь не справятся». Мне тогда казалось, что это почти бредовая идея, потому что задача фантастически сложная. Это комплекс моделей: атмосфера, океан, биота, образование облачности, выпадение осадков, образование снега, таяние ледников, — все должно быть завязано вместе и связано с деятельностью человека. Как можно к этому подойти, к этой невероятно сложной системе?! Но в том-то и дело, что в России, в Советском Союзе была заложена определенная культура мысли такой системы. Среди таких творцов я бы выделил Боголюбова Николая Николаевича, техника которого сыграла большую роль в разработке математического обеспечения. Он об этом даже не знал никогда. Я ему рассказывал, он даже не понимал и спрашивал: «Какое отношение имеют мои идеи к тому, что вы делаете?» А на самом деле, мы были его, если угодно, учениками. И вот у нас пока еще на таком, чисто домашнем уровне, в начале 70-х годов сформировалось представление о том, что из себя должна представлять такая вычислительная система, которая имитирует функционирование биосферы. "
          А закончилось, со слов Н.Н.Моисеева, все следующим образом:
          «Может быть, из тех экспериментов с ядерной войной, которые проводились у вас в вычислительном центре, самое интересное было то, что даже через год, а даже после окончания ядерной зимы, ядерной ночи, когда биосфера снова приходит в некое квазиравновесие, но никогда оно не будет таким, как было раньше… Мы попадаем как бы в новый эволюционный канал, в условия, где для человека уже места не будет. Вот это, пожалуй, был главный результат теоретический. Но вскоре работы были закрыты, деньги кончились, доктора наук, работавшие в нашей команде, уехали за границу. Молодежь-программисты ушли в коммерческие организации. Тем не менее вычислительная система существует. Существуют четыре человека, которые владеют этой самой системой, могут ее запустить снова в работу. Но никому это пока не нужно.»
          До сих пор это никому не нужно.
          А не нужно следующее:
          «Первым научным результатом, который был с помощью этой системы получен, была работа тогда молодого, начинающего специалиста, ныне профессора, Александра Михайловича Тарко. Он показал, что при удвоении концентрации углекислоты в атмосфере могут произойти очень большие климатические сдвиги. Это была, пожалуй, первая работа, где количественно мы могли пощупать те антропогенные эффекты человеческой деятельности, которые могут быть. Но беда заключалась в том, что Советский Союз тогда не располагал машинами, которые могли бы реализовать полностью нашу систему.»

        • Ash:

          1. «…почему существование, например, мощной химической промышленности не отменяет фундаментальную химию…»
          Уже много десятков лет соотношение строго обратное — из мощной химической промышленности следует существование фундаментальной химии. И если нанести существенный ущерб химической промышленности, то будет наблюдаться упадок фундаментальных исследований в области химии.
          В целом объём финансирования фундаментальных исследований обычно около (а в СССР и заметно меньше) 10% от общего финансирования научных исследований.
          В нашей стране это не так в силу инерции, т. е. по историческим причинам. Общее финансирование исследований по сравнению с временами СССР резко сжалось, так как нет платёжеспособного спроса, а пропорционального сжатия финансирования фундаментальных работ не произошло.
          2. «…существование частных программистских фирм должно начисто исключить фундаментальные исследования в сфере программирования.»
          А сфера именно программирования (а не связанной с ней математики) в СССР заметно отставала в связи с отставанием в области компьютерной техники. Поэтому сейчас здесь такого перекоса, как в других областях фундаментальных исследований, нет.
          Иначе говоря, нынешний объём отечественных исследований по фундаментальным вопросам, связанным с программированием, намного более близок к сбалансированному (исходя из нынешнего состояния нашей экономики).

          • 1. Видимо, я очень невнятно изъясняюсь. Химия в моем тексте появилась исключительно посредством подстановки «химиков» на место «айтишников» в увиденной выше фразе Дениса Н.: «Обычные айтишники ориентированы на зарабатывание денег, на решение технических задач из сферы бизнеса, а не науки». Абсолютно не разбираюсь в химии, приношу искренние извинения Ash, если ненароком чем-то травмировал его коллег фундаментальных химиков или рабочих-химиков. Хотелось лишь высказать предположение, что айтишники не дальше и не ближе к науке, чем, например, химики.
            2. Интересно услышать оценку положения в собственном профессиональном цехе со стороны. Мои коллеги почему-то никогда не считали и не считают себя пребывающими где-то на обочине передовой программистской мысли, да и оценки такие не встречались. Мериться первооткрывательством новых идей не было принято. Но точно знаю, например, что понятие B-дерева с полным комплектом необходимых алгоритмов и оценок было предложено С.С.Камыниным и Э.З.Любимским в самом начале 60-х, за восемь лет до первой публикации этой идеи в зарубежных научных изданиях. Или результат первого же участия наших программистов в непосредственном соревновании: в 1974 году советская шахматная программа Каисса вышла победителем во всемирном турнире. Где тут «заметное отставание сферы программирования в СССР»? Кажется, что ближе к истине другая популярная оценка: «При известном отставании элементной базы поддержание паритета с нашими зарубежными оппонентами достигалось именно за счет сильных программистских проектов».
            О положении дел сегодня разговор уже шел. Лет пять назад, разыскивая что-то на официальном сайте Интела, обнаружил, что негласно антивирус Касперского считается там абсолютным лидером в своей отрасли. Или работа Яндекса, о которой упоминалось, -- Google, насколько я слышал, позаимствовал этот полученный Яндексом яркий результат.
            Примеры, разумеется, можно множить бесконечно. Т. е., вроде, не абсолютные лидеры, но уж определенно и не хуже других. В чем видится слабость отечественной IT-отрасли со стороны, как-то не очень понятно.

            • Ash:

              1. «…приношу искренние извинения Ash…»
              Это совершенно излишне по столь большому количеству причин, что нет смысла объяснять.
              2. «Мои коллеги почему-то никогда не считали и не считают себя пребывающими где-то на обочине передовой программистской мысли…»
              Вы смешиваете уровень теоретической мысли с уровнем финансирования. Последний очень сильно влияет на приложения.
              3. «заметное отставание сферы программирования в СССР»
              Речь идёт о прикладных проектах, где важна массовость.
              Надеюсь, Вы не будете спорить с тем, что в СССР сфера вычислительной техники по количеству высокопроизводительных (и высококачественных) компьютеров заметно уступала западной?
              Отсюда и отставание в массовых профессиях и конкретных программистских проектах, связанных с производством.
              4. Если же мы возьмём сферу химии (или более близкой мне физики), то здесь был налицо огромный корпус специалистов, занимавшихся массой прикладных проектов, что вызывало естественную потребность в соответствующих фундаментальных исследованиях.
              Масштаб разгрома промышленности и отраслевой науки намного превысил соответствующие процессы в РАН. В итоге получился перекос — если нынешнее состояние экономики полагать нормальным, то фундаментальную науку следует кратно сократить.
              К области программирования это замечание почти не относится по той причине, что при СССР масштаб соответствующей отрасли был невелик.
              5. Поэтому народ и не видит заметной потребности в «фундаментальном программировании».
              В химии такой потребности объективно тоже нет, но там есть советская инерция, из-за которой химию и финансируют.
              А в программировании нет и инерции.

  • Денис Н.:

    Что касается Википедии, то автор несколько неверно описывает ее особенности. Сила и слабость этой онлайн-энциклопедии, как водится, совпадает — это ее открытость. Любой может править статьи, поэтому появляется опасность появления в статье плохого текста, неверного факта или личной интерпретации вопроса (тот самый «орисс»). Но точно так же любой может исправить имеющиеся в статье недостатки. Главное — указывать авторитетные источники и стремиться к изложению точки зрения, являющейся в науке консенсусной (на языке Википедии — нейтральной точки зрения).

    Как человек, написавший для Википедии довольно много статей, могу сказать, что ученый может спокойно там работать, если будет выполнять нехитрые правила проекта. Никакого требования по дилетантизму в Википедии нет. К сожалению, многие профессиональные ученые приходят в Википедию с одной целью — продвигать свою точку зрения и пиарить свои работы. Кроме того, проблемой может быть неумение излагать вопрос более-менее популярно. Естественно, всё это встречает отпор со стороны других участников. По этому поводу в Википедии даже есть специальное эссе: https://ru.wikipedia.org/wiki/Википедия:Академик_против_вахтёра

  • Алексей В. Лебедев:

    Идея о том, что хорошо бы занять сотрудников институтов РАН чем-то более общественно полезным, чем написание статей в журналы, неоднократно высказывалась на форуме ТрВ. И по сравнению с некоторыми другими, предложения автора выглядят очень умеренными (во всяком случае, не требуют изменения государственного строя). Но к сожалению, опять-таки судя по прочитанному в ТрВ и на форуме, самими научными сотрудниками они не одобряются и всерьез не воспринимаются, даже в виде возможной перспективы. Все хотят по-прежнему писать статьи, только получать больше денег. Казалось бы, ФАНО с его идеей двукратного увеличения числа статей довело эту мысль до абсурда и должно было заставить задуматься, но нет. Расхождение с ФАНО, оказалось, только в том, что неправильно учитывать просто число статей, а надо это делать с правильными весовыми коэффициентами! То же самое в отношении конференций. Главное, удачно подобрать коэффициенты… Все это отчасти смешно, отчасти грустно.

    На самом деле, и в вузах ситуация, наверное, не намного лучше. В целом при кадровом составе людей, работающих сейчас в науке и образовании, все закономерно. Ведь большинство — пожилые люди. Пожилые люди часто не разбираются в компьютерных делах. А те из молодых, кто разбирается, идут в IT-бизнес, и получают в разы больше. Остаются молодые, которые не очень разбираются и не хотят этим заниматься. Можно было бы, конечно, развивать сотрудничество с бизнесом, но для этого как минимум нужно взаимное уважение и понимание, чего тоже нет.

    • Ash:

      «Можно было бы, конечно, развивать сотрудничество с бизнесом, но для этого как минимум нужно взаимное уважение и понимание, чего тоже нет.»
      Наш главный бизнес — сырьевой.
      Те скромные информационные технологии, в которых сырьевики действительно нуждаются, они без труда покупают в готовом виде.
      Тут всё всем понятно и уважать некого и не за что.

      • Алексей В. Лебедев:

        Вам эти сырьевики совершенно застилают глаза, так что вы не видите, что в России еще есть что-то хорошее, чем можно гордиться. К числу таких вещей, на мой взгляд, относится российский IT-бизнес.

        • Ash:

          1. «…в России еще есть что-то хорошее, чем можно гордиться.»
          Что-что, а гордость меня совершенно не беспокоит.
          2. «Вам эти сырьевики совершенно застилают глаза…»
          Всегда сначала нужно смотреть на основную составляющую и на динамику.
          Если взять импорт и экспорт РФ и слегка прищуриться, то окажется, что мы экспортируем сырьё и металлы, а импортируем ширпотреб.
          Причём как только цены на нефть начинают расти, наша экономика «с характерным щелчком» становится на прежние рельсы, то есть доля обрабатывающей промышленности начинает падать. Исключение — короткий период перед большим мировым кризисом, когда кредитные пузыри переходят в завершающую фазу и растёт почти всё и почти всюду.

  • Ash:

    «…сложившееся отношение РАН к информационным технологиям в лучшем случае можно охарактеризовать как безразличие.»
    Хотел бы я знать, к чему РАН как организация (а не отдельные её члены) относится небезразлично, кроме как к уровню собственных полномочий и уровню собственного финансирования.
    А прикол в том, что РАН не знает, что с этими полномочиями и финансированием делать полезного для страны.
    Если, конечно, не считать снабжения Минфина научными статьями за полезную деятельность.

    • Slava:

      «РАН не знает, что с этими полномочиями и финансированием делать полезного для страны»

      Когда я читал закон о РАН, бросалось в глаза обилие слов с корнем «эксперт». Это наводит на мысль, что «полезное для страны» рождается в результате экспертизы. Полезное для эксперта — точно рождается. Где-то, наверное, нужно вставить слова «модель», «эксперимент»??? Или это не царское дело?

      • Ash:

        ``Это наводит на мысль, что ``полезное для страны'' рождается в результате экспертизы.''
        Совершенно верно, полезное для страны рождается не в последнюю очередь в результате экспертизы. Только проблема не в том, чтобы вставить слова «модель» или «эксперимент» куда бы то ни было.
        Проблема в том, что РАН как организация (совершенно независимо от законов) вообще не занимается экспертизой по-настоящему важных для страны проектов.
        Свежий пример — сейчас обсуждают возможность отмены валютного контроля. Вопрос на миллиарды (если не на десятки миллиардов) долларов в год.
        Но кто выступает от имени научного сообщества? РАН? Чёрта с два!
        От имени научного сообщества выступает всё тот же ЦСР Кудрина!
        В этом проблема, а не в словах.

        • Slava:

          А экспертные заключения ЦCР Кудрина основываются на моделях, которые как-то откалиброваны по результатам экспериментов? Или это не царское дело?

          • Ash:

            «А экспертные заключения ЦCР Кудрина основываются на моделях, которые как-то откалиброваны по результатам экспериментов?»
            1. В самом лучшем случае они делают примерно так.
            Берут различные пары статистические данные (как правило, в денежном выражении) и откладывают по осям. Далее аппроксимируют получившиеся кривые полиномами (или ещё какими-нибудь стандартными функциями) и экстраполируют, а результат называют прогнозом.
            Я не буду углубляться в математику, доказывая, что это — ересь. Скажу лишь, что практически все наши статистические данные очень сильно зависят от цен на нефть. Любой может скачать соответствующие биржевые котировки и лично убедиться, что никакой экстраполяцией прогноз цен составить нельзя.
            2. С теорией стохастических диффуров эти деятели обращаются примерно тем же способом. То есть тупо подгоняют матрицу системы под имеющиеся статистические данные, а потом интегрируют «в будущее».
            3. Но математические модели, в явном виде учитывающие реальные технологические процессы в сколько-нибудь большой части реального сектора экономики, экономисты не применяют.
            Дело в том, что любая модель такого рода требует расчёта межотраслевого баланса — просто чтобы концы с концами сходились.
            А этот расчёт — основное, чем занимался Госплан. Поэтому соответствующие действия полагают ритуально неправильными (греховными) и ведущими к тоталитарной диктатуре.
            Это как если бы в СССР кто-то начал моделировать советскую розничную торговлю, основываясь на присвоении владельцем частного магазина прибавочной стоимости, произведённой госсектором.

            • «есть тупо подгоняют матрицу системы под имеющиеся статистические данные, а потом интегрируют „в будущее“.»
              Не интегрируют, а — экстраполируют.

              • Ash:

                «Не интегрируют, а — экстраполируют.»
                Систему дифференциальных уравнений с матрицей, вычисленной на основании временного ряда, именно что интегрируют, в результате чего и получается экстраполяция.
                Но дело не в словах, а в методике, основанной на временном ряде, а не на стоящих за ним процессах.

  • Юрий Катков:

    Замечательная статья, только одно замечание. В том, что нельзя публиковать свои оригинальные исследования в википедии, есть немало смысла — там ведь тебя рецензируют кто попало, анонимы, то есть, в общем случае, дилетанты. Дилетанты могут только приблизительно оценить авторитетность источников, если же вы высказываете новые мысли, у них может не хватить квалификации найти ошибки в них, или наоборот, увидеть их гениальность. Поэтому публиковать исследования надо в рецензируемых журналах, а потом ссылаться на эти статьи в энциклопедии — в этом случае для рецензирования не нужно будет иметь ученые степени.

    • Википедия — это студентов. «НаВикинный студент страшней наГугленного». За то — бесплатно, но — не пригодно к употреблению, в чем часто убеждаюсь и перехожу на англоязычную википедию.
      Однако, англоязычных студентов у нас не много, а у остальных — деформация сознания (или мировозрения?).
      «Дилетанты могут только приблизительно оценить авторитетность источников,»
      Вы, наверно, политик или гуманитарий — это у них принято меряться авторитетностью. Нормально — это когда оценивается достоверность.

      • Юрий Катков:

        А невозможно дилетанту оценить достоверность, для этого нужно иметь несколько лет опыта работы в области, обширную карту источников, их противоречий, список лжеученых, понимание того, какие точки зрения являются маргинальными, а какие нет и неплохо, если ученую степень по тематике статьи. А вот авторитетность дилетант может оценить гораздо проще. Если источник опубликован в ВАКовском или scopus’овском журнале — значит его рецензировали люди, признанные в нашем обществе специалистами. Некоторые разделы википедии способны научить автора работать с источниками лучше чем аспирантура — такое там въедливое сообщество.
        Вот тут подробнее про авторитетность.
        https://ru.wikipedia.org/wiki/Википедия:Авторитетные_источники

      • Юрий Катков:

        А невозможно дилетанту оценить достоверность, для этого нужно иметь несколько лет опыта работы в области, обширную карту источников, их противоречий, список лжеученых, понимание того, какие точки зрения являются маргинальными, а какие нет и неплохо, если ученую степень по тематике статьи. А вот авторитетность дилетант может оценить гораздо проще. Если источник опубликован в ВАКовском или scopus’овском журнале — значит его рецензировали люди, признанные в нашем обществе специалистами. Некоторые разделы википедии способны научить автора работать с источниками лучше чем аспирантура — такое там въедливое сообщество.
        Подробнее про авторитетность в википедии есть статья, называющаяся «Авторитетные источники», думаю, вы согласитесь с тем, что там написаны очень правильные вещи.

        • «думаю, вы согласитесь с тем, что там написаны очень правильные вещи.»
          Увы, вещи неочень правильные.
          Вот статья https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC2817399/
          Смотрим таб№ 1 «Numbers of OR Genes in 14 Nonmammalian Chordate Species» и удивляемся, как слоновья акула умудряется выживать с одним геном и одним псевдогеном рецептора в столь сложном мире.
          Читаем «Opsins and clusters of sensory G-protein-coupled receptors in the sea urchin genome» Developmental Biology 300 (2006) 461−475, и выдвигаем гипотезу, что у Callorhinchus milii — так же могло произойти распределение физиологической функции между генетическими кластерами.
          Либо, информация в авторитетном источнике не вполне достоверна.

          Как-то так. С авторитетностью надо обращаться аккуратно, ибо — сплошь и рядом…

          С другой стороны Поллак: кое-что — достоверно, кое-где — чушь (видать автор перегрелся, бывает. У Бехтеревой тоже случалось). Это не значит, что из работы Поллака нельзя извлечь пользу, если проверить то, что он изложил. В независимых источниках, ест-но.
          А когда есть воспроизводимость, то есть и вкусовщина в процессе цитирования.

  • Денис Н.:

    Что касается Википедии, то автор несколько неверно описывает ее особенности. Сила и слабость этой онлайн-энциклопедии, как водится, совпадает — это ее открытость. Любой может править статьи, поэтому появляется опасность появления в статье плохого текста, неверного факта или личной интерпретации вопроса (тот самый «орисс»). Но точно так же любой может исправить имеющиеся в статье недостатки. Главное — указывать авторитетные источники и стремиться к изложению точки зрения, являющейся в науке консенсусной (на языке Википедии — нейтральной точки зрения). Как человек, написавший для Википедии довольно много статей, могу сказать, что ученый может спокойно там работать, если будет выполнять нехитрые правила проекта. Никакого требования по дилетантизму в Википедии нет. К сожалению, многие профессиональные ученые приходят в Википедию с одной целью — продвигать свою точку зрения и пиарить свои работы. Кроме того, проблемой может быть неумение излагать вопрос более-менее популярно. Естественно, всё это встречает отпор со стороны других участников. По этому поводу в Википедии даже есть специальное эссе: https://ru.wikipedia.org/wiki/Википедия:Академик_против_вахтёра.

  • Наверное, я тут как-то невнятно что-то сформулировал. Не планировал обижать Википедию за борьбу с «орисс» -- действительно, для нее просто не видно другого выхода. Однако для новичка это трудновато принять: в журнале Вас любят именно за оригинальность, новизну, а тут… Из-за борьбы с орисс запаздывание появления в Википедии информации о важном научном результате составляет не менее нескольких месяцев -- минимальный срок выхода соответствующей журнальной статьи, легализующей результат в глазах Википедии. А в профессиональной энциклопедии ведающий словарной статьей специалист сам или после небольших консультаций с коллегами размещает такой результат в течение нескольких часов.
    Доводилось размещать свои статьи в Википедии. Но впечатления от общения с администрацией не всегда радовали. Например, в ответ на вопрос о том, почему в статье о ВАКе какая-то важная реформация не была отражена даже спустя три-четыре года, получил обескураживший меня ответ: «А мы за это денег не получаем!» И понял, что разговор наш идет на разных языках.

    • Денис Н.:

      Понимаете, чтобы размещать информацию в Википедии, вовсе не надо обращаться ни к какой администрации. Один из основных принципов Википедии: «Правьте смело!» Не хватает какой-то информации в статье — дополняйте со ссылкой на источник. Если же обращаться к кому-то с вопросами и требованиями что-то написать, то естественно ничего не добьетесь, ибо никто никому ничего не должен. Я вот лично при работе с Википедией никаких дел с администраторами не имею, тем более что они не отвечают за наполнение энциклопедии конкретными данными, а только за соблюдение правил проекта. Еще я хотел бы добавить, что зачастую те самые дилетанты проводят такую работу и осваивают такие объемы литературы при работе над статьями, что узкий круг профессионалов за ними не угонится: чтобы написать действительно подробную статью, нужно потратить очень много времени. Для примера сравните мои статьи о Планке или Лоренце в Википедии с соответствующими статьями в БРЭ, которая дает чрезвычайно краткие данные со ссылками на литературу 60−70-х годов.

      • Прежде всего соглашусь с тем, что трудностей взаимодействия с администрацией Википедии при размещении статей тоже не встречал, получал мелкие замечания, реагировал и далее все шло благополучно.
        Печальный опыт связан как раз с «Правьте смело!» Историй таких случилось две-три. Расскажу одну из них.
        Как-то с удовольствием прочитал в Википедии статью «ВАК». Узнал много интересного об основании ВАКа, о бытие до войны и в первые послевоенные годы. Но заметил, что сегодняшнее состояние дел там практически не отражено. Решил помочь в режиме «Правьте смело!» Не посмел трогать основной текст, лишь дополнил статью ссылкой на свою заметку, где речь шла именно о современном состоянии. Получилось отлично, на заметку пошел оглушительный трафик порядка двухсот просмотров в день. Но счастье длилось недолго. Недели через полторы трафик вернулся к обычным 10−15 просмотрам. Открываю Википедию -- действительно, ссылки уже нет. Получаю разъяснение от администратора: «Ссылка удалена согласно нерушимому правилу: „Википедия -- не коллекция ссылок“»
        Я вовсе не карбонарий, напротив, приторно законопослушен. Если бы мне сказали, например, что моя заметка просто off-topic, сразу же замолк бы. Но в статье было всего 4−5 ссылок, из которых две битые, а рядом благополучно существовали статьи с десятками ссылок. Я и спросил: «Как же так, ведь хочется дать читателю представление о современном положении дел в ВАКе, а сейчас в тексте лишь беглое описание состояния пятилетней давности?» На что и получил упоминавшийся выше ответ «А мы за это денег не получаем!» И еще кое-что, правда, не выходящее за рамки нормативной лексики. После чего у меня опустились руки, пришлось уйти, понурив голову.
        Вы угадали, похоже, я оказался тем самым упомянутым Вами академиком перед вахтерами. Много лет зам. председателя диссертационного совета, впервые в стране получившего (не без труда) в далеком 1998 году разрешение ВАК на размещение в открытом доступе на сайте совета авторефератов защищаемых диссертаций. Куча приятелей в экспертных советах ВАК. Зам. главного редактора издания, честно выигравшего конкурс на включение в Перечень ВАК. И т.д. Т. е. волей-неволей немного ориентируюсь в подобных делах. Разумеется, этими своими регалиями в переписке не тряс, понимая, что сделаю только хуже. Но даже это не помогло.
        И теперь размышляю, имеет ли смысл попытаться поместить в Википедии ссылку на нынешнюю мою заметку в статью о РАН? Или все-таки тут уж точно off-topic?

        • Википедия по понятным причинам очень не любит, когда ее в свою пользу правят заинтересованные люди. Ну и когда заметки о себе самом или своей организации пишут или правят (помнится, одного знакомого поэта так вздрючили) и проставляют ссылки заинтересованные люди… И это в общем правильный принцип, вся информация должна поступать от независимых, незаинтересованных источников. Издержки при этом будут, но постоянная «война правок», а тем более «самонакрутки» много хуже.

          • И Вы, и Википедия тоже правы, конечно. Пишут дилетанты для дилетантов, ничего другого Википедии не остается. Результат, надо признать, очень неплох. Но обидно, когда тебя лишают возможности говорить именно о том, в чем ты лучше всего разбираешься. Это, на мой взгляд, серьезная слабость Википедии в части освещения состояния науки. Эта слабость, к счастью, не грозит профессиональной энциклопедии. И хорошо бы Википедии сказать какие-то ободряющие или хотя бы сочувствующие слова несчастным «академикам», которым по объективны причинам, но все же так безжалостно затыкают рот именно там, где от них было бы больше всего пользы.

            • Алексей В. Лебедев:

              Извините, но мне кажется, не стоит приплетать к обсуждению действительно важных вопросов, которым посвящена ваша статья, мелкие на этом фоне личные обиды, это как-то снижает уровень и делает его менее серьезным.

              Я думаю, существование в Интернете не какой-то одной, а нескольких масштабных электронных энциклопедий, основанных именно на разных принципах существования, будет только на пользу, каждая найдет своего читателя. Пусть они в чем-то конкурируют, а в чем-то они дополняют друг друга, создавая более широкий взгляд на мир.

              • Много раз в программистской жизни доводилось слышать: «Посмотрите, как хорош мой проект Б, он многократно лучше, А по множеству таких очевидных и важных критериев!» Тут сразу понимаешь, что Б -- это пока еще лишь несбывшиеся мечты, а, А давно реализован, живет и приносит реальную пользу. Конечно, слушаешь о Б не без интереса, но профессионально уважаешь только А. Всегда. Упомянутая живая большая российская энциклопедия -- характерный случай проекта типа Б. Рад, если этот проект вызывает интерес, но соотносить его с действующей полностью состоявшейся Википедией просто несерьезно. Все, что хотелось сказать -- предостеречь читателя, планирующего что-то написать для Википедии, именно от мелочных обид, подобных моим. Извините, если делал это неуклюже.

                • Алексей В. Лебедев:

                  Ну тут надо просто уходить от взгляда, что на все есть единственно верное решение и единственно верное мнение. В том же близком вам мире программного обеспечения полно альтернатив. Есть Windows и есть Unix. Есть множество разных антивирусов. Успех одних не заставляет опустить руки других. Или возьмем на более бытовом уровне. Если где-то стоит «Магнит» или «Пятерочка», это не значит, что нельзя рядом построить «Азбуку вкуса». Если у вас, человека, предлагающего определенные идеи, не будет на этот счет энтузиазма, то у кого он должен быть? У постороннего начальства тем более не будет.

                  • Мне больше понравилась бы параллель не с «Азбукой вкуса», а с «Глобус гурмэ» :-).
                    А если серьезно, у Википедии сейчас нет и в ближайшее время не предвидится альтернативы. И честный исследователь, получив интересный результат, обязан позаботиться о том, чтобы показать его в Википедии. И вот тут у него начинаются трудности, о которых я так тоскливо и занудливо распространялся…
                    Не могу понять, почему так медленно приживается идея живых публикаций, так блестяще показывающая себя в Википедии. Казалось бы, разреши мне, например, «Троицкий вариант» в любое время обновлять эту заметку, и сайт надолго получил бы устойчивый дополнительный ежедневный поток порядка 30−50 посетителей, которым поднятые вопросы оказались небезразличны и которые хотят посмотреть, не появилось ли здесь чего-то новенького. Технологически такое решение дается несложно. Посмотрел, как великолепно оформляет Троицкий вариант наши комментарии: даже корректно расставляются елочки-лапки на месте вложенных кавычек. Т. е., если это не позаимствованный чужой движок, то IT-команда сильная, поддержку живых публикаций без труда реализовала бы. Но, увы, трудно представить, что редакцию можно таким проектом увлечь.
                    Тогда с чистой душой можно было бы, например, поставить ссылку на этот опус в Википедии. А сейчас чувствуешь неловкость: через короткое время заметная часть того, о чем пишу, безнадежно устареет, прокиснет, и кто же тогда будет чистить Википедию от отслужившей свое ссылки?

                    • Алексей В. Лебедев:

                      Во всяком случае могу вам рассказать, что много лет назад, точнее не помню, какая-то организация обратилась к нам на мехмат МГУ с предложением сделать мини-интернет-энциклопедию по математике, чтобы именно от специалистов, а не от кого попало. От каждой кафедры требовалось по несколько статей по их области науки и про известных ученых в этой области. Люди с энтузиазмом взялись за дело, выполнили заказ, отдали, и им даже заплатили хорошие деньги. Через какое-то время все это действительно появилось в Интернете, но в довольно безобразном виде (неправильно отображались математические символы). К сожалению, забыл название сайта, было какое-то заумное слово. Так мы и не поняли, что это было и зачем. Но сама по себе идея, видимо, давно витает в воздухе.

                    • Витает в воздухе, Вы правы. Но как-то слишком медленно все движется. Вроде, очевидно, что упомянутый Вами проект надо было реализовывать как живой: математика развивается, и кому как не мехмату за этим развитием следить и отражать на сайте проекта. Так ведь нет…
                      Вы очень точно указали одну из болевых точек онлайнового представления математических работ. Еще медленнее, чем живые публикации, идет у нас освоение mathjax.org -- высококлассного свободно распространяемого американского проекта, позволяющего практически из ТеХовской нотации получать в HTML векторное представление любой формулы ничуть не хуже, чем у Кнута. Ведь только в HTML органично сочетаются мультимедийные иллюстрации и математические формулы, безраздельно господствующий здесь сейчас PDF с мультимедиа и ему подобным конструкциями соединяется очень трудно. Увы, лишь отдельные ростки: mathnet.ru, Казань, еще две-три точки, и это на всю страну. Кстати, Википедия тут, кажется, на высоте.

                    • Этот сайт работает на самом распространенном в Рунете (и в мире) движке, бесплатном — wordpress.org
                      Это, конечно, не круто, но в принципе разумно. К нему — гигантское количество всяких плагинов и в принципе достаточно развитый базовый интерфейс «из коробки». Правда, не без огрехов (в основном в силу того, что русский язык — на периферии… скажем, присутствие в комментарии адреса с кириллицей, не завернутого в тэги, приводит к тому, что весь комментарий не показывается — можно искать решение, но требует сил… и это давно не решается).

                      Можно каждого автора обеспечить аккаунтом для правки, но практически никому из авторов (особенно занятых) это не нужно, будут лишь недоумевать, зачем, многие и комментариев не читают. А редкие случаи неожиданного энтузиазма могут создать больше проблем (в том числе и по безопасности). (Если шире и умозрительно: любое действие автора в серьезном издании должно вызывать длинную цепочку работы всех обычных сотрудников — редакторов, корректоров, верстальщиков, которые заново должны поработать над статьей. «Расширенный вариант», скажем, означал повторный полный цикл. С экономической и организационной точек зрения это всё в перманентном режиме форменное безумие. Только в качестве исключения что-то.) Ну и, честно сказать, в случае статьи с постановкой проблем «про вообще», скорее, логично зафиксировать всё в одном состоянии, а обсуждения-дополнения никто не мешает вести и в комментариях… Другое дело — какой-нибудь постоянно актуальный обзор состояния дел в науке или бюрократии со ссылками (или рецепт), но тут как раз вроде никто и не выражает желания следить постоянно и на чистом энтузиазме. То есть такие проекты нужны, но далеко не на базе каждой статьи в газете, тем более бумажной.

                      Все такие идеи — они скорее сугубо окказиональные и индивидуальные. Профессиональные ученые, дружно все (и задаром) уделяющие внимание своему давнему коллективному проекту (да и в неизменном составе + прочие сотрудники) — скорее нонсенс. Википедия же сильна тем, что она «атомизирована» — не отбирает и не удерживает исполнителей — работают те и тогда, кто хочет и когда захочет (текучка невообразимая), руководствуясь простыми сверхуниверсальными правилами «для всех сразу». Это проект, обреченный на несовершенство, но несущий понятную пользу (опять же при правильном и осторожном использовании). Отход от принципов Википедии делает проекты принципиально иными, резко лишает их понятных преимуществ и «неприхотливости».

                    • В движках совсем не ориентируюсь, но рад, что мои впечатления совпали с мнением рунета.
                      Возражения о необходимости «повторного полного цикла» работы редакции над статьей при внесении в нее изменения встречались не раз. Но странно слышать их от редакции, бестрепетно допустившей на своих страницах размещение комментариев без предварительного их просмотра бдительным модератором. (И это, конечно, было верным решением.) Кто же мешает параллельно иметь вариант статьи, прошедший «полный цикл», и другой, обновляемый автором вариант, где он исправил замеченные ошибки и неточности, добавил информацию о важных недавних событиях в обсуждаемой области и т. д. Выбор из этих двух вариантов, разумеется, за читателем. И я догадываюсь, каким будет этот выбор. А статус размещенного на сайте обновляемого авторского варианта ничем не отличается от статуса любого из комментариев.
                      Кстати говоря, «Троицкий вариант» в значительной степени готов к работе с живыми публикациями. Конечно, переверстывать готовую многоколонную журнальную версию -- задача неподъемная. Пусть она и станет основным редакционным вариантом. А второй вариант, который сейчас относительно незатейливо верстается в HTML, при наличии дополнительного несложного движка вполне можно было бы объявить и сделать авторским.
                      Предложение о внесении изменений в статью посредством добавления комментариев звучит как-то несерьезно. Мне оно напоминает разговор с какой-то редакцией, где в ответ на вопрос о том, почему в онлайновой версии статьи не была исправлена замеченная ошибка, услышал: «Как не была исправлена?! Посмотрите на уже размещенный на сайте номер журнала, вышедший всего через полгода, -- там в конце опубликована информация о необходимости внесения этого исправления». Конечно, автору, и, главное, читателю, удобнее, когда правится именно основной текст, а не размещаются где-то вдали заплатки к нему.
                      Сходная ситуация, например, с текстом защищаемой диссертации. Конечно, можно не пожалеть сил и ознакомиться с протоколом обсуждения на защите. Но много рациональнее поручить самому диссертанту так или иначе отразить все затронутые на защите новые моменты в своем тексте. Именно такой, скорректированный текст представляет впоследствии интерес для заинтересованного читателя.
                      Живая публикация, помимо прочего, избавляет автора от необходимости долго вводить читателя в курс дела, так или иначе повторяя изложение своих предшествующих результатов. Сознаюсь, что эта моя заметка процентов на шестьдесят составлена из надерганных из других собственных публикаций вводных блоков текста. Позволю себе еще одну автоцитату.
                      «С появлением и триумфальным шествием Википедии отпадают последние сомнения в том, что за живыми публикациями будущее. Им предстоит вытеснить многие нынешние, основанные на печатных традициях формы изданий. Пройдет немного лет, и сознание ученого перестроится. Забота о поддержании своей свежей публикации в актуальном состоянии станет нормой, более того, превратится в неодолимую жизненную потребность, сродни заботе матери о своем новорожденном младенце».
                      Что же касается принципов существования профессиональной энциклопедии, то они, разумеется, принципиально иные. Тематический раздел энциклопедии доверен профильной организации, она поручает словарную статью своему сотруднику. Для такого сотрудника поддержание статьи в актуальном состоянии становится обязанностью номер один. Если не справляется -- он не на своем месте, руководство организации, увы, обязано тут принять кадровые решения.
                      Обидно будет, если и с живой профессиональной энциклопедией китайцы в очередной раз нас обгонят. Но все к тому идет.

                    • Ash:

                      «Обидно будет, если и с живой профессиональной энциклопедией китайцы в очередной раз нас обгонят. Но все к тому идет.»
                      Что-то всё-таки есть в этой дискуссии от беседы эльфов за рюмочкой нектара о сферических конях в вакууме.
                      В реальности народ клепает ерунду десятками статей и тащит их в Минфин с целью выполнения майских указов.
                      И дискуссия идёт о том, чтобы Минфин читал в основном WoS, а не РИНЦ.

                    • Журналы и газеты — это тексты, с которыми работает профессиональная редакция (ну хорошо, иногда недостаточно профессиональная, но «за попытку спасибо»), как на этапе отбора, так и дальше. Читатели выбирают эти издания потому, что тяготеют к этому способу передачи и отбора информации. Параллельно с этим вполне себе существуют и пользуются популярностью площадки «самиздата» (справляются с задачей предоставления чего-то условно лучшего, скажем, системой рейтингования, голосования, счетчиками посещений). Есть аналоги и для научных публикаций. Но это разные вещи и разный принцип работы. Да, комментарии — это некоторое вторжение площадок второго типа на первые, но это вещь в этом смысле понятная и маркированная (хотя правильнее было бы комментарии скрывать по умолчанию, выводить лишь при дополнительном щелчке, мы задумываемся, может, так сделаем при оказии… и многие делают так, напр. «Элементы»). Полной свободы публикации комментариев, естественно, нет, они модерируются и премодерируются, просто я технически упрощаю свою задачу, когда не предвижу особого хулиганства…

                      Создать какую-то невероятную смесь редакторских и после уже авторских решений можно, и по факту и у нас так иногда возникает, но в общем-то это неправильно по отношению к читателю, даже если он и не всегда отслеживает, что и где делается. Но возможно какой-то проект и заявит какие-то понятные и очевидные правила в этом направлении и получит какую-то популярность (хотя меня сильно смущает то, что большинство авторов вряд ли будет повторно заморачиваться, значит, публикации не будут «одной системы»). Но ТрВ как бы такого не планирует, напротив, мы бы стремились к общепринятым стандартам, считая отдельные договоренности с авторами вынужденными и максимально редким исключением (впрочем, наверняка не все в редакции разделят эту точку зрения, не все точно сформулируют свое мнение, но больший вес за теми, кому исполнять).

                      Да, и, разумеется, очевидные технические ошибки исправляются на всех этапах и на любых сроках — хотя бы через всем открытый механизм отправки поправок. Но это явно не «живые статьи».

                      PS Кстати, последние законы и вынужденные их исполнять «агрегаторы информации» типа Яндекса диктуют вполне понятное поведение: передаваться в яндекс. новости может лишь то, что опубликовано в «зарегистрированном официально в органах издании», в нашем случае — то, что напечатано, а не дополнительная онлайновая деятельность, тем более не контролируемая редакцией.

                    • Прежде всего отмечу, что в мои планы никогда не входило и не входит внесение смуты своими сомнительными фантазиями в замечательно работающий механизм Троицкого варианта. Это было бы просто черной неблагодарностью редакции, которая пригрела мою немного неформатную работу. Просто показалось, что технику живых публикаций можно проиллюстрировать на близлежащем примере конкретного издания.
                      Тем не менее некоторые дополнительные соображения выскажу. Сортировать статьи на живые и неживые и принимать к публикации только неживые, на мой взгляд, нерационально. Важны тематика, объем, стиль, но не технические особенности. Неужели Вы считаете, что если пойдет поток живых публикаций, то для них потребуется свой, отдельный Троицкий вариант? Вовне пока такого, вроде, не случается. Приведу пару примеров.
                      ridero.ru. Они не отличают книги, которые будут правиться авторами, от остальных. Каждый автор книги в Ридеро имеет право произвольно менять свой текст, правда, не чаще, чем раз в квартал. Изменения сразу же транслируются в Озон, т. е. уже на следующий день читатели будут покупать в режиме «Печать по требованию» новый текст.
                      Года четыре назад пал один из бастионов мертвого текста. У crossref.org, основного провайдера научного DOI, из правил работы было исключено требование неизменности текста, получившего DOI. Теперь DOI благополучно дружит с живыми публикациями.
                      Не чувствую никакой пропасти между читательскими комментариями и авторской правкой своего текста. Юридически и технологически это, на мой взгляд, неотличимые материи. Если надо спрятать как в Элементах или не индексировать в Яндексе -- они везде вполне могут ходить парой.

                    • Ридеро, очевидно, пример того же самиздата. Предоставляется площадка для авторов, которые могут зарабатывать, все риски беря на себя. Сервис берет лишь процент. Но Эксмо, АСТ и т. п. издательства, платящие авторам гонорары, содержащие редакторов, верстальщиков и т. д., берущие на себя риски по изданию и принимающие решения по изданию, очевидно, не предоставляют авторам права произвольной переделки выпущенной книги, да никто и не ждет от них такого. Даже если в электронном виде. Это важное и принципиальное различие.

                      Хотя в последующие издания авторы, конечно, могут вмешаться при взаимопонимании с редакторами (если книги окупились, и продолжение сотрудничества несет очевидные выгоды издательству). Может, и страшенные ошибки исправят по возможности по ходу дела — но лишь по воле издательства.

                      То есть когда сам себе издатель, очевидно, никто не может помешать пойти на дополнительные издержки. Иначе автор-издатель просто сменит сервис.

                    • Это не совсем так. Не все риски на авторе. Конечно, обработка в Ридеро много проще, чем в других издательствах. Но ограничение «раз в квартал» связано с определенной трудоемкостью новой версии: они все же предмодерируют выпускаемую книгу, выявляя и пресекая детское порно и экстремизм. Чем-то это похоже на модерацию комментариев в Троицком варианте.

                    • Да, разумеется. Какой-то разумный компромисс. Кстати, чисто технически можно упростить задачу тем, что путем компьютерного сравнения текстов отслеживать лишь внесенные изменения. Если оттачивать процесс. Ну и комментарии тоже часто смотрятся вполглаза, не как полноценные тексты. Не говоря уж о том, что не правятся ошибки и т. п.

                    • «PS Кстати, последние законы и вынужденные их исполнять „агрегаторы информации“ типа Яндекса диктуют вполне понятное поведение: передаваться в яндекс. новости может лишь то, что опубликовано в „зарегистрированном официально в органах издании“, в нашем случае — то, что напечатано, а не дополнительная онлайновая деятельность, тем более не контролируемая редакцией».

                      Не знаю, что именно имел в виду Яндекс. Но, например, мы свои «Препринты ИПМ им. М.В.Келдыша» зарегистрировали и в Роскомнадзоре, и в ВАК именно как сетевое (онлайновое) издание. Соответствующее зеркальное печатное издание Препринтов, хотя и имеет собственный ISSN, мы интерпретируем только как вспомогательное, только для рассылки через Книжную палату в крупнейшие библиотеки + 5−10 печатных авторских экземпляров. Подобным образом поступаем и с публикацией трудов конференций: здесь даже авторские часто не печатаем, только в Книжную палату. Т. е. онлайновому изданию (а вслед за ним, по-видимому, и «живому») официальный статус, вроде, вовсе не противопоказан.

                      На мой взгляд, Троицкий вариант, хотя и имеет внушительный (5 тыс. экз.) печатный тираж, все же по направлениям распространения, скорее, также относится к сетевым, а не к печатным изданиям: эту заметку за прошедшие два месяца просмотрели 35 тыс. раз, и ведь это еще не конец.

                    • Я уже забыл толком, в чем там суть разговора… но бюрократическими процедурами в любом случае занимаюсь не я, а технически как-то не очень проблемно продолжать существовать без каких-то дополнительных регистраций… Вероятно, если нам это не нужно, то и напрягаться сильно не хочется… И я уже забыл, чем это всё важно… В любом случае привлекать авторов какой-то возможностью получения чего-то официального глупо, научно-популярному изданию нужны те, кто занимается именно популяризацией. Но я в любом случае помнится передавал про ISSN.

        • «На что и получил упоминавшийся выше ответ «А мы за это денег не получаем!» И еще кое-что, правда, не выходящее за рамки нормативной лексики. "
          Это ещё раз подтверждает, что платить — дешевле. Не возникло ли у Вас желание, как у IT-шника, устроить турнир между претендентами и рецензентами? Т. е. — обустроить турнирную площадку?

  • av:

    Раз уж опять завели речь о диссертациях -- выскажу свое мнение. У совета имеется право и обязанность выставить ее текст на всеобщее обозрение на срок 10−12 месяцев со дня защиты. Далее авторские права ограничены лишь режимом доступа к библиотечным материалам. В принципе автор может захотеть торговать этим текстом и соответственно настойчиво попросить его убрать из этого места. Очень любопытно послушать в этой связи возражения внешнему соискателю. Как правило советы сами удаляют эти материалы дабы не облегчать сутяжничество.

    Что же касается модифицированной по требованию совета версии, то подобного рода институт может существовать исключительно в западной системе, где до последнего времени редко врали под присягой по мелочам. В системе сдал-принял-подпись-протокол-отпечатки пальцев подобные требования будут бессмысленным обременением. А если представить, что человек защитился уже работая и не в системе, то обременения падут на совет…

    • Мы говорим о разных вещах. Диссертанты в нашем диссертационном совете страдают от того, что не имеют права развивать свои размещенные на сайте совета тексты. Пока ВАК не распорядился о такой возможности явно, мы, конечно, не вправе им это разрешить. А приказывать развивать текст, Вы правы, не надо -- ничего хорошего из этого не выйдет.
      Конечно, если внешний диссертант попросит удалить его текст по прошествии отведенного ВАКом срока, мы послушно удалим. Но пока с таким явлением встречаться не доводилось.
      Удивительно, но ВАК, похоже, искренне считает размещение текста диссертации на сайте совета некой занозой для диссертанта, которую он должен стремиться побыстрее вытащить. По крайней мере только так можно объяснить то, что корректные диссертации спустя несколько месяцев разрешается (или предписывается? -- ВАК тут выразился очень невнятно) удалить, а тексты заваленных из-за плагиата диссертаций совет обязан держать на сайте в открытом доступе не менее 10 лет.
      А наши диссертанты, как правило, почему-то рады размещению своих работ…

      • av:

        Огромное спасибо за разъяснение позиции. Проблема в том, что совет ИПМ по программированию самый лучший в Москве и человек со средней диссертацией со всеми ее недостатками к Вам не пойдет. Если в совете защищается десятка два диссертаций в год и более, то среди них неизбежно будут относительно слабые, а сразу после защиты кандидатская важнее совету чем соискателю.

        Соискателям имеет смысл заводить собственные сайты по защищенным диссертациям с целью продвижения их как своих достижений, исходя из того, что совет к ним авторских отношений не имеет

  • Спасибо за теплые слова.
    Года три назад именно внешний диссертант был страшно огорчен, когда мы уговорили его не размещать на нашем сайте видео его защиты. Причина проста, хотя и неловко в этом сознаваться. Диссертационный совет, конечно, ничего не нарушал, но некоторые формулировки ВАКа допускают неоднозначные толкования и может появиться энтузиаст, зацепившийся за какой-нибудь случайный фрагмент видео защиты, показавшийся ему криминальным, и диссертационному совету придется долго и нудно доказывать, что совет все-таки не верблюд.
    А диссертанта, желающего развивать текст непосредственно в месте его первого появления, понять тоже можно: диссертация на официальном сайте смотрится, конечно, лучше, чем самодеятельно размещенная.

    • av:

      Согласен. Кстати, в новом законопроекте со сложным названием есть один здравый пункт -- за процедурные нарушения отвечает совет, а не соискатель. Вместе с тем, просматривая недавнюю защиту своего ученика, я увидел достаточно много картинок, которые можно отнести к внутреннему миру присутствующих -- очень многим такие показы не понравятся

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com