Симулякр рационализации в управлении наукой… и не только наукой

Михаил Родкин, докт. физ.-мат. наук, ИТПЗ РАН (Москва)

Михаил Родкин,
докт. физ. -мат. наук, ИТПЗ РАН (Москва)

Ранее на страницах ТрВ автор уже писал о системной неэффективности проводимых властями реформ, что в области науки, что в медицине и иных сферах («Социальные реформы — ясная дорога в никуда?» 2015, № 170). Эта неэффективность связана в основном не с теми или иными персоналиями и не со злостным намерением «верхов» угробить медицину или науку (как это иногда утверждают особенно пострадавшие), а с системной порочностью идеи, что хорошо показавшие себя в современном мире решения могут быть успешно применены в рамках автократической системы управления обществом. Такие нововведения обычно оказываются разорительными. Аналогично тому («Записки степняка» А. И. Эртеля), как в далеком XIX веке быстрее всех разорялись те помещики, кто наиболее активно пробовал внедрять в своих латифундиях передовые сельскохозяйственные технологии и механизмы.

Новые, прививаемые российской академической науке любимым ФАНО, новшества оказываются вполне в русле тех же системных недостатков. Я не касаюсь таких откровенно смешных моментов, как объем финансирования академических институтов, который на первый квартал текущего года почти вчетверо выше, нежели на четвертый. Я даже не про курьезный способ выполнения решений президента о повышении оплаты научных сотрудников, реально во многих организациях выразившийся в переводе их на ½ или даже ¼ ставки (как понимаете, зарплата виртуального 100% ученого при этом сразу увеличивается вдвое или вчетверо). Не касаемся мы и навязанного плана почти удвоения числа публикуемых статей в ответ на дополнительное (тоже почти удвоение средств на зарплату) финансирование от ФАНО. В плане последнего требования интересно задаться вопросом, полагает ли руководство ФАНО, что если удвоить расходы на содержание коров, то можно требовать от них удвоения удоев? Понятно, что ФАНО очень хочется иметь формальное подтверждение эффективности повышения расходов на зарплаты ученом… но не так же смешно.

Не будем про это; в конце концов, это всё текущие политически ангажированные гримасы тактического, не стратегического характера. Обратимся к системным нововведениям, претендующим на подход к решению стратегических задач. К таковым отнесем задачи научных организаций по росту количества публикуемых в рецензируемых изданиях научных статей. Как работа каменщика оценивается числом уложенных кирпичей, так и работа ученого ноне оценивается числом опубликованных работ. На первый взгляд, это хоть и очень грубо, но просто, справедливо, в чем-то даже и рационально. Отвлечемся здесь от ряда технических сложностей — различия условий публикаций экспериментаторов и теоретиков, необходимости достойной оплаты инженеров и других лиц, занятых в научном процессе, но редко оказывающихся авторами статей; при наличии здравого смысла и доброй воли эти проблемы вполне разрешимы. И разумно, что существующими правилами меньше учитывается число публикаций в нерецензируемых изданиях (их при некотором навыке и положении в научном мире можно быстро наклепать «сколько хошь»).

Но дальше начинаются нюансы, резко меняющие как бы даже и рациональную ситуацию почти на обратную. Для реально работающих научных сотрудников неким раздражающим и неожиданным моментом стало появление в последнее время огромного числа предложений платных публикаций в отечественных или иностранных журналах, с расценками, прямо зависящими от представленности данного издания в списках индексов цитируемости (исключительно в отечественном РИНЦ или же еще и в международных — WOS, Scopus, иных). Обилие предложений сразу наводит на мысль о большом рынке запросов на такого рода услуги. Неизбежен вывод, что огромное число околонаучных деятелей, администраторов и просто великих лжеученых готово платить за такие публикации. Отметим, что обычно это не касается реально работающих ученых, для этих последних такого рода услуги обычно оказываются нерентабельными — затраты больше ожидаемого «навара». Даже вполне себя зарекомендовавшая и перспективная форма публикации в режиме «free access» обычно действующими отечественными учеными отвергается (из тех же соображений экономии).

Остается заключить, что эффективный ответ околонаучной бюрократии и деятелей лженауки на требование ФАНО найден. Любое необходимое число публикаций можно непыльно реализовать — были бы деньги. И, как можно предположить, деньги у таких деятелей есть. Средние зарплаты по научным учреждениям не столь малы, и явно не за счет рядовых научных сотрудников. Реально получается, что вполне рациональное на первый взгляд требование ФАНО приводит лишь к росту накладных расходов и весьма слабо способствует реальному научному процессу.

Отметим, что ситуация немного напоминает классическую фразу основателя советского государства «Шаг вперед, два шага назад». Действительно, логически развивая линию ФАНО, нетрудно было бы разрешить упомянутые выше трудности. Для этого достаточно было бы перейти от учета числа статей к учету индексов цитируемости соответствующих изданий. И сразу множество изданий, специализирующихся на публикации липовых статей, окажутся невостребованными — с их индексами цитируемости ниже плинтуса. Не вредно также ввести правило публикации размеров выплат сотрудникам (как окладов, так и разного рода премий и надбавок, скажем, по итогам года) на сайтах организаций или хотя бы оповещение о том соответствующих ученых советов. Влияние общественного мнения, формально пусть даже и бессильного, не следует списывать со счетов. При существующем же режиме секретности администрация просто подталкивает к приоритетному обеспечению себя любимого. Грешно так провоцировать на коррупцию...

Перечисленные выше меры вполне естественны, очевидны и реализуемы на практике. Но не менее очевидно то, что реализованы они не будут. Авторитарная система руководства, начиная с самого верха и до низовых звеньев, не захочет сама себя обидеть. С одной стороны, власть ратует за рационализацию и эффективность… с другой — готова всё это реализовывать только без вреда своим корпоративным интересам. Оппонентов в виде конкурентов или общественного мнения не существует. Необходимо лишь хорошо выглядеть в глазах начальства. Поэтому в реальности борьба за эффективность приводит только к росту накладных расходов (будь то в финансовом виде или в виде напрасно растрачиваемого времени сотрудников).

Естественно, эти общие закономерности проявляются не только в сфере науки. В качестве примера возьмем такую всем близкую область, как медицина. Здесь также ведется нешуточная борьба за повышение зарплат, рациональность и эффективность. Раньше можно было, например, одновременно числиться в районной поликлинике и, скажем, в академической. В районную обращались по поводу больничного при гриппе. В более серьезном случае ехали в академичку. Теперь же с целью рационализации введена конкуренция между поликлиниками, они получают финансирование по числу прикрепленных пациентов и чужих не обслуживают. Сам автор оказался на полгода «ничей» — там выписался, а здесь документы еще не пришли. Эдакое административное пожелание не болеть. Забавно, не так ли? Но это всё же временные трудности.

Важнее то, что существенно болезненнее стали решаться вопросы отсутствия тех или иных специалистов в данной поликлинике. Обращусь снова к собственному опыту. Заведующая терапевтическим отделением — опытный врач, с первого взгляда определившая некий список моих болячек, — завершила их перечень следующей фразой: «Вам бы следовало показаться такому-то и такому-то специалистам, но их у нас в поликлинике сейчас нет, может, появятся с нового года. Впрочем, у вас ситуация не острая». С тех пор всё на эту «неостроту» и уповаю.

Опять таки, при существующем уровне информатизации проблема легко находит решение. Всем, кто посещал врачей, бросается в глаза, сколько времени они тратят на заполнение на компьютере разных форм. При таком уровне информатизации вроде не столь сложно перейти к финансированию не пациента, приписанного к данной поликлинике, а к посещению пациентом данного врача. При этом понятно, что хорошие врачи будут посещаться чаще, что несложно было бы учесть в уровне зарплаты. Ситуация вполне аналогична (с учетом только числа публикаций, а также индекса цитируемости соответствующего издания) оценке научных организаций и отдельных ученых. И так же, как и в управлении наукой, можно не сомневаться, что медицинская бюрократия на такой шаг не пойдет.

Заключаем, что потуги властей реформировать систему, привить ей рациональность при сохранении автократического режима управления приводит в первую очередь к росту накладных расходов и ухудшению эффективности. Отметим, что противоречие между автократической моделью управления и эффективностью по мере развития и усложнения общества становится всё более острым. В эпоху Петра I неизбежные издержки авторитарного управления вполне компенсировались на системном уровне большей легкостью мобилизации ресурсов страны. Аналогичная политика в сталинское время также привела к определенным успехам, но обошлась стране несравнимо дороже. С информатизацией и усложнением общества, с увеличением роли человеческого фактора противоречие эффективности функционирования системы и простоты авторитарного управления становится еще острее.

Михаил Родкин,
докт. физ. -мат. наук, гл. науч. сотр. ИТПЗ РАН (Москва)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (5 оценок, среднее: 3,80 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

28 комментариев

  • Ash:

    «...противоречие между автократической моделью управления и эффективностью...»

    Автор всерьёз оценивает эффективность науки в публикациях. И его совершенно не смущает, что при нынешних условиях деньги налогоплательщиков РФ, выделенные на науку, расходуют в лучшем случае напрасно, поскольку деньги эти никак не отражаются на ценах импортируемых в РФ товаров.

    А в худшем случае наши финансы идут на пользу нашим конкурентам и политическим противникам.

    Но всё это автора совершенно не смущает. Для него главное — борьба с автократией, причём автору даже не интересно, откуда она у нас взялась. Видимо, Петр I в Голландии прихватил.

    В общем, как автор начал бороться с автократией при Горбачёве, так до сих пор остановится не может — всё борется.

    • Михаил Родкин:

      Позвольте попробовать ответить. 1) Эффективность науки, конечно, в числе статей не измеряется. Но это коррелированные параметры. Как экономика в количестве мусора на душу не измеряется, но этот параметр для оценки уровня и не столь плох. Разумная, легко измеряемая характеристика. 2) Откуда русская автократия? А Россия попала в довольно редкую «экологическую нишу» — самая передовая в Азии, и самая централизованная — в Европе. За счет чего и процветала долго. Скажем с тех пищалей что татар на Угре остановили и до середины 20 века была (потенциально) сильнейшей сухопутной державой мира. Отчасти за счет того же и русская культура расцвела. Московия точно была «не краше» Польши скажем или Болгарии. Но понятие «великая русская культура» все же есть, а великая болгарская — нет. За счет большей концентрации ресурсов. Российской империи (и культуре) честно служили и татарские беки, и грузинские князья, и немецкие бароны. Но с развитием общества преимущества централизации — в сравнении со «свободой человеческого фактора» — уменьшаются

      • Ash:

        1. «Но это коррелированные параметры.»

        Для нормальной экономики — да. Но у нас-то от прикладной науки почти ничего не осталось.

        С чем корреляцию-то мерить? С зарубежными прикладными исследованиями? А нам-то что с того?

        Зачем нам финансировать чужие успехи?

        2. ``Россия попала в довольно редкую ``экологическую нишу'' — самая передовая в Азии, и самая централизованная — в Европе.''

        Насчёт ниши — истинная правда, только ниша эта не редкая. Например, в неё попал и Китай (и не только Китай).

        На Западе современная демократия возникла на базе феодального абсолютизма в результате развития мелких независимых производителей в городах. Любая демократия требует тех же условий, что и рынок — наличия большого количества мелких независимых производителей. У них нет другого способа совместно решать проблемы, кроме демократического. Здесь уже вступает в силу математика: централизованное управление большим количеством мелких предприятий — практически нерешаемая задача.

        Наша же страна (как и ряд других) соответствующий этап развития экономики пропустила и сразу перешла к крупному производству — просто потому, что строить мелкое было невыгодно. Ситуацию усугубило и то, что этим занимались, в основном, иностранцы. Получилась комбинация феодального абсолютизма и иностранных владельцев крупных производств. Из-за сравнительно небольшого количества этих производств можно было проводить согласование вопросов без привлечения сколько-нибудь широких слоёв населения — почти вся верхушка укладывалась примерно в 2%.

        И когда пришло время СССР, то предприятия стали ещё более крупными, а рыночные секторы (вроде мелкой торговли и услуг) были в загоне.

        Где здесь место демократии?

        • Aleksei:

          «Где здесь место демократии?»

          Вы, как мне кажется, в своём комментарии (весьма интересном) рассматриваете государство только с точки зрения экономической/управленческой эффективности.

          При этом Вы не учитывате (или не пишете об этом), что государство это социум. Люди.

          Михаил Владимирович уже комментировал « Но с развитием общества преимущества централизации — в сравнении со «свободой человеческого фактора» — уменьшаются».

          Гуманность (или хотя бы спосопбность к ней) с моей точки зрения один из ключевых факторов выделяющих нас из царства животных.

          • Ash:

            1. «При этом Вы не учитывате (или не пишете об этом), что государство это социум. Люди.»

            Большие количества людей ведут себя вполне предсказуемо с точки зрения соответствующих математических моделей, на чём стоит вся торговля, услуги, транспорт и т.д.

            А потому их можно рассматривать как частный случай технической системы.

            2. «Но с развитием общества преимущества централизации — в сравнении со ``свободой человеческого фактора'' — уменьшаются...»

            Преимущества централизации зависят от применяемых технологий. Например, заготовка дров сменилась крупными электростанциями, а деревенские кузнецы — немаленькими заводами.

      • Алексей В. Лебедев:

        >Как экономика в количестве мусора на душу не измеряется, но этот параметр для оценки уровня и не столь плох. Разумная, легко измеряемая характеристика.

        Ну да. И предположим теперь, что людям и организациям стали бы платить по количеству вырабатываемого ими мусора. Что бы началось? Продолжая метафору, ваше предложение заключается в том, что мусор нельзя принимать просто на общий вес, а надо сортировать по категориям, приписав им разные коэффициенты.

        • Михаил Родкин:

          Вас явно заносит в классическое рассуждение о первичном и вторичном продукте. Я не совсем об этом. Но склонен предположить, что рациональнее выйдет, если платить за число опубликованных работ (еще лучше, если с учетом международного индекса соотв изданий) нежели согласно «мнению администрации».

          • Алексей В. Лебедев:

            Я слышал, что в Японии нашли корреляцию между группой крови и способностями человека к какой-то работе. Так что теперь на работу берут или не берут по группе крови. Легко измеримая, объективная характеристика, не зависящая от мнения администрации. Можно еще использовать год рождения по восточному календарю и знаки Зодиака.

            • Михаил Родкин:

              Не знаю как про группу крови ... но про вост календарь, знаки Зодиака и про лунные месяцы не надо.

              • Алексей В. Лебедев:

                Я вообще об идее, что заведомо лучше использовать для оценки человека или его работы легко измеримые, объективные, трудно фальсифицируемые показатели (а к ним относится все перечисленное), нежели чье-то субъективное мнение. Тут тоже можно привести контрпримеры.

                • Михаил Родкин:

                  " Я вообще об идее, что ... ". Ничего почти не бывает «заведомо лучшего». И формализация оценок отнюдь не панацея.

                  Но при текущей (уже давно) тенденции замещение академических позиций почти только представителями администрации, даже при всем личном уважении ко многим из них, я бы предпочел зависеть в оценке от формальных показателей, а не от «мнения барина». А Вы?

                  • В.П.:

                    Что лучше: объективные или экспертные оценки зависит от качества экспертов. В той специализации, где имеется нормальное научное сообщество, т.е. административные должности занимают люди пользующиеся научным авторитетом, есть независимые научные школы, уровень работ соответствует мировому — там исследователи предпочитают экспертные оценки. В противном случае, наукометрия как минимум не хуже.

                    Соответственно, голосование учёных «за наукометрию или за экспертизу» с разбивкой результатов по специализациям могло бы неплохо указать места, где «прогнило».

                    • Михаил Родкин:

                      В.П.: А Вы полагаете, что в области ... где НЕ имеется нормального научного сообщество ... власти сами решат, что они «не на уровне», и потому в этой области лучше применить не их экспертную оценку, а наукометрию?

                    • В.П.:

                      Вообще-то следить за положением дел в отраслях науки дело не политических, а научных властей. К сожалению, руководство академии втянуто в бесконечную борьбу с инициативами чиновников и мало внимания обращает на наведение порядка у себя. Лозунг «сплотимся перед лицом внешней угрозы!» стал популярен в академии ещё пять лет назад. После попытки роспуска академии критиковать положение дел у научных соседей стало казаться неуместным. Шансы на то, что какие-то спущенные чиновниками распоряжения улучшат дела в науке мне кажутся не больше, чем шансы победить российскую коррупцию с помощью европейских санкций.

                    • Ash:

                      «К сожалению, руководство академии втянуто в бесконечную борьбу с инициативами чиновников и мало внимания обращает на наведение порядка у себя.»

                      «Шансы на то, что какие-то спущенные чиновниками распоряжения улучшат дела в науке...»

                      На самом деле руководство академии имеет в своих руках приличных размеров дубину против чиновников, но не отдаёт себе в этом отчёта.

                      Ведь чиновники, как правило, руководствуются в своей деятельности мнением экспертов — разумеется, постольку, поскольку дело не касается существенных денег. Например, для правительства метод оценки деятельности ФАНО почти никакой роли не играет — суммы там пустяковые.

                      И абсолютно ничего, кроме недостатка мозгов, не мешает руководству РАН подействовать на экспертов, придумывающих методы оценки работы фАНО, в нужном для себя направлении.

                      Всех дел-то — выявить соответствующих лиц и вправить им мозги. Например, организовав публичное обсуждение деятельности наиболее неадекватного из экспертов в научных кругах.

                  • Ash:

                    ``...я бы предпочел зависеть в оценке от формальных показателей, а не от ``мнения барина''. А Вы?''

                    Коротко говоря, «оба варианта хуже».

                    И какой-нибудь любимец начальства запросто может оказаться лучше человека, который клепает по полсотни статей муры в год. Например, в силу умения угождать сильным мира сего, откуда и подчинённым любимца может кое-что перепасть.

                    Просто Вы пытаетесь использовать для выбора показатели, никак не связанные с необходимыми для обсуждаемой работы качествами.

                    • Михаил Родкин:

                      Понятно, что «общественное мнение авторитетного научного сообщества» было бы лучше. Оно ведь «по Гамбургскому счету» ведь обычно работает. Но оно же считай безгласно. Так как все равно какой то «метод» будет использован, то пусть «лучший их худших»

                    • Ash:

                      «Но оно же считай безгласно.»

                      А сиё неизвестно. Просто потому, что это мнение никто не только не формулирует, но даже и не считает нужным узнать.

                  • Алексей В. Лебедев:

                    Проще всего назначать на должности по жребию, как в некоторых полисах Древней Греции.

                    Полная независимость и от мнения администрации, и от экспертных оценок.

                    Вредный человеческий фактор исключается полностью.

                    • Ash:

                      «Проще всего назначать на должности по жребию, как в некоторых полисах Древней Греции.»

                      Смею Вас уверить, что в нашей стране дела заметно улучшились бы, поскольку почти наверняка выбранные таким способом люди начали бы с того, что прищемили хвост олигархам.

          • Ash:

            «Но склонен предположить, что рациональнее выйдет, если платить за число опубликованных работ (еще лучше, если с учетом международного индекса соотв изданий)...»

            А то, что эти работы не нужны тем, кто за них платит, Вас не беспокоит?

            • Михаил Родкин:

              Да, конечно. Реально нонешней нашей Отчизне (отождествляемой с властями) наука (соответственно, и статьи) не нужны. Разве для плезиру — великой державе должно иметь ... и балет, и науки разные. Работать на войну противно, как самому себе (и внукам) могилу рыть. В экономике наука слабо затребована. Отношения с администрацией много важнее для бизнеса каких то там нововведений. Но наука. по классике, работает на 1) производство нового знания 2) обеспечение современного уровня образования 3) экспертизы общественнозначимых проектов 4) поддержание культурного (современного) уровня мировосприятия в обществе. Меня не заботит, нужны ли мои статьи рагозину и газпрому, но стараться отвечать этим 4-м задачам считаю себя обязанным.

              • Ash:

                «Меня не заботит, нужны ли мои статьи рагозину и газпрому, но стараться отвечать этим 4-м задачам считаю себя обязанным.»

                Есть такой анекдот.

                Идёт прохожий и видит: один мужик ямки выкапывает, а другой тут же закапывает. Прохожий и спрашивает: это что такое? А мужики ему отвечают: нас вообще-то должно быть трое, но тот, который кусты в ямки сажает, сегодня на работу не вышел.

                В текущих обстоятельствах из Вашей работы получается следующее.

                1. «производство нового знания»

                Это знание используют для получения выгоды другие страны. Платящий за получение нового знания отечественный налогоплательщик ничего от этого не имеет.

                2. «обеспечение современного уровня образования»

                Подавляющее большинство выпускников наших ВУЗов по специальности не работают и в подавляющем большинстве случаев то, что они делают, современного уровня образования не требует.

                3. «экспертизы общественнозначимых проектов»

                Наша наука практически не участвует в экспертизе общественнозначимых проектов. Например, РАН как организация почти не участвовала ни в разработке плана Кудрина, ни в разработке плана Глазьева.

                4. «поддержание культурного (современного) уровня мировосприятия в обществе»

                Ничего такого не наблюдается. Уровень падает, а попы наступают.

                ------------------

                Вы понимаете, что почти все наши учёные в лучшем случае — персонажи из приведённого выше анекдота, а в худшем — вредители, расходующие деньги налогоплательщиков на укрепление экономики наших противников?

                И что этот вывод абсолютно объективен и от мнения рагозиных и газпромов не зависит?

                • Михаил Родкин:

                  Ash: Логичное развитие Вашей линии аргументации: врач: «а, ... все равно медицина у нас плохая, так хоть больше ко мне уже не придет, не сможет, досаждать не будет».

                • Михаил Родкин:

                  Другой вариант ответа: чтобы сменить режим достаточно несколько месяцев; чтобы сменить технологический строй общества — до десяти лет; чтобы создать научные школы — пара десятилетий. Будем надеяться, что реализации парадокса Ферми удастся избежать, а стране тогда рано или поздно наука несомненно понадобится.

                  • Ash:

                    «Логичное развитие Вашей линии аргументации:...»

                    Делом нужно заниматься — разрабатывать программу выхода их того состояния, в котором очутилась наша экономика, а не индексы накручивать.

                    Ведь всех медным тазом накроет — никакие индексы не спасут.

    • Aleksei:

      ab ovo

      Перечисленные Вами проблемы могут как раз и являться следствием автократии.

      Попробуйте, пожалуйста взглянуть на них в рамках концепции причинно-следственных связей.

      А автор молодец. Я далёк от научной среды, но получил удовольствие и пищу для размышлений не только от содержания, но и от стиля изложения.

      Михаил Владимирович, спасибо.

      • Ash:

        «Перечисленные Вами проблемы могут как раз и являться следствием автократии.»

        Наша автократия — следствие попытки управлять нестохастической системой (экономикой, построенной под централизованное управление) как стохастической (рыночной).

        Из-за этого централизованное управление оказалось замещено неформальными договорённостями между людьми, фактически управляющими нерыночными предприятиями.

        Вот эта система олигархических группировок и является экономической основой нынешнего политического режима.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com