Зебраданио потеснили мышей и дрозофил в биомедицине

Алан Калуев
Алан Калу­ев
Константин Демин
Кон­стан­тин Демин

Попу­ляр­ная сре­ди аква­ри­уми­стов рыб­ка зеб­ра­да­нио (Danio rerio, англ. zebrafish), полу­чив­шая свое назва­ние бла­го­да­ря поло­са­той окрас­ке, в послед­ние годы ста­ла эффек­тив­ной моде­лью в гене­ти­ке, моле­ку­ляр­ной био­ло­гии, эмбрио­ло­гии, фар­ма­ко­ло­гии и — совсем недав­но — в ней­ро­био­ло­гии. Впер­вые этим орга­низ­мом как лабо­ра­тор­ным объ­ек­том заин­те­ре­со­вал­ся в 1960-х годах аме­ри­кан­ский био­лог Джордж Стрей­зин­гер (George Streisinger).

Исполь­зо­ва­ние зеб­ра­да­нио как модель­но­го орга­низ­ма (т. е. орга­низ­ма, с помо­щью кото­ро­го мож­но моде­ли­ро­вать био­ло­ги­че­ские про­цес­сы) име­ет мно­же­ство пре­иму­ществ, вклю­чая удоб­ство гене­ти­че­ских мани­пу­ля­ций, а так­же свой­ствен­ные этим рыбам наруж­ное опло­до­тво­ре­ние, уско­рен­ное раз­ви­тие, высо­кую фер­тиль­ность и малень­кий раз­мер (при­мер­но 2,5–3,0 см во взрос­лом состо­я­нии). Кро­ме того, они недо­ро­ги и весь­ма про­сты в содер­жа­нии и раз­ве­де­нии в лабо­ра­тор­ных усло­ви­ях (рис. 1).

Рис. 1. Зебраданио как модельный организм в биомедицинских исследованиях
Рис. 1. Зеб­ра­да­нио как модель­ный орга­низм в био­ме­ди­цин­ских иссле­до­ва­ни­ях

Основ­ные орга­ны у зеб­ра­да­нио раз­ви­ва­ют­ся в тече­ние пяти дней после опло­до­тво­ре­ния, а уже через три меся­ца после рож­де­ния рыб­ка спо­соб­на к репро­дук­ции — всё это ука­зы­ва­ет на высо­кую ско­рость раз­ви­тия орга­низ­ма. В то же вре­мя зеб­ра­да­нио живут доль­ше, чем мыши (в сред­нем от четы­рех до пяти лет про­тив трех). Сле­до­ва­тель­но, они могут слу­жить отлич­ным и эко­ном­ным объ­ек­том для изу­че­ния био­ло­гии ста­ре­ния.

Эмбри­о­ны и маль­ки зеб­ра­да­нио про­зрач­ны, что поз­во­ля­ет про­сле­дить раз­лич­ные ста­дии раз­ви­тия под мик­ро­ско­пом. Это осо­бен­но важ­но для опто­ге­не­ти­че­ско­го под­хо­да, а так­же для визу­а­ли­за­ции гене­ти­че­ских про­фи­лей экс­прес­сии in vivo. Так­же суще­ству­ет мутант­ная линия кас­пер (casper), кото­рая про­зрач­на даже во взрос­лом воз­расте, что зна­чи­тель­но упро­ща­ет гене­ти­че­ские, ана­то­ми­че­ские и физио­ло­ги­че­ские мани­пу­ля­ции с эти­ми рыб­ка­ми.

Одной из важ­ных осо­бен­но­стей био­ло­гии кост­ных рыб явля­ет­ся то, что они пере­жи­ли допол­ни­тель­ный раунд дупли­ка­ции гено­ма. У зеб­ра­да­нио такие гены-дупли­ка­ты могут ока­зать­ся как функ­ци­о­наль­ны­ми, так и нет, и даже нести в себе новые, неха­рак­тер­ные для копи­ру­е­мо­го гена функ­ции. При­сут­ствие несколь­ких копий одно­го и того же гена так­же дела­ет воз­мож­ным изу­чать у зеб­ра­да­нио нока­у­ты тех генов, кото­рые жиз­нен­но необ­хо­ди­мы для чело­ве­ка и мыши и пред­став­ле­ны у них лишь одной копи­ей.

На дан­ный момент гене­ти­ка зеб­ра­да­нио изу­че­на очень хоро­шо, и их секве­ни­ро­ван­ный геном содер­жит 26 206 генов, коди­ру­ю­щих бел­ки, в том чис­ле 71,4% орто­ло­гов (т. е. гомо­ло­гич­ных генов фило­ге­не­ти­че­ски род­ствен­ных орга­низ­мов, разо­шед­ших­ся в про­цес­се видо­об­ра­зо­ва­ния) чело­ве­че­ских генов и 82% генов, ассо­ци­и­ру­ю­щих­ся с раз­лич­ны­ми забо­ле­ва­ни­я­ми чело­ве­ка. Фар­ма­ко­ло­ги­че­ские эффек­ты и мише­ни так­же очень похо­жи (сов­па­да­ют при­мер­но на 85–90% у зеб­ра­да­нио, гры­зу­нов и чело­ве­ка), посколь­ку гене­ти­че­ское сход­ство обыч­но более выра­же­но в актив­ных сай­тах энзи­мов, кана­лов и рецеп­то­ров (рис. 2). Напри­мер, свя­зы­ва­ю­щие лиган­ды участ­ки глю­ко­кор­ти­ко­ид­ных рецеп­то­ров в целом чело­ве­ка и зеб­ра­да­нио иден­тич­ны на 74%, тогда как сами рецеп­то­ры — все­го на 50%.

Рис. 2. Суммарная полезность зебраданио в биомедицине превышает суммарную полезность других традиционных объектов — дрозофил и мышей (по данным McCammon J.M. and Sive H. Addressing the Genetics of Human Mental Health Disorders in Model Organisms. 2015, Vol. 16, 173–197, с модификациями)
Рис. 2. Сум­мар­ная полез­ность зеб­ра­да­нио в био­ме­ди­цине пре­вы­ша­ет сум­мар­ную полез­ность дру­гих тра­ди­ци­он­ных объ­ек­тов — дро­зо­фил и мышей (по дан­ным McCammon J.M. and Sive H. Addressing the Genetics of Human Mental Health Disorders in Model Organisms. 2015, Vol. 16, 173–197, с моди­фи­ка­ци­я­ми)

Зеб­ра­да­нио демон­стри­ру­ют высо­кое физио­ло­ги­че­ское сход­ство с чело­ве­ком в таких важ­ных систе­мах, как мета­бо­ли­че­ская, кро­ве­твор­ная, сер­деч­но-сосу­ди­стая и нерв­ная. Столь боль­шое сход­ство (гомо­ло­гия) поз­во­ля­ет исполь­зо­вать зеб­ра­да­нио для широ­ко­го спек­тра прак­ти­че­ских задач, напри­мер для созда­ния экс­пе­ри­мен­таль­ных (живот­ных) моде­лей диа­бе­та, онко­ге­не­за, вас­ку­ля­ри­за­ции или инфак­та, а так­же для скри­нин­га новых пре­па­ра­тов in vivo. Ней­ро­хи­ми­че­ские систе­мы чело­ве­ка и зеб­ра­да­нио так­же пора­жа­ют сво­им сход­ством, и, несмот­ря на оче­вид­ные раз­ли­чия в орга­ни­за­ции ЦНС, зеб­ра­да­нио име­ет мно­го струк­тур, функ­ци­о­наль­но и мор­фо­ло­ги­че­ски сход­ных со мно­ги­ми зона­ми моз­га гры­зу­нов и чело­ве­ка.

Сего­дня зеб­ра­да­нио актив­но исполь­зу­ют­ся в ней­ро­био­ло­гии бла­го­да­ря выра­жен­но­му (и одно­вре­мен­но доста­точ­но слож­но­му) пове­де­нию как маль­ков, так и взрос­лых рыб. Напри­мер, как и люди, зеб­ра­да­нио про­яв­ля­ют выра­жен­ный пове­ден­че­ский и физио­ло­ги­че­ский стресс-ответ под дей­стви­ем гор­мо­на кор­ти­зо­ла. За счет это­го на осно­ве пове­де­ния рыбок актив­но созда­ют­ся моде­ли тре­вож­но-депрес­сив­ных рас­стройств и их фар­ма­ко­ло­ги­че­ской кор­рек­ции [1–6].

В то же вре­мя высо­кая социа­бель­ность зеб­ра­да­нио (более 90% вре­ме­ни они про­во­дят в груп­пах) поз­во­ля­ет исполь­зо­вать их для созда­ния гене­ти­че­ских и фар­ма­ко­ло­ги­че­ских моде­лей аутиз­ма. Ней­ро­био­ло­гия зеб­ра­да­нио осо­бен­но актив­но изу­ча­ет­ся в послед­ние годы. В резуль­та­те это­го появи­лось мно­же­ство валид­ных моде­лей забо­ле­ва­ний моз­га — пси­хо­зов, гипе­р­ак­тив­но­сти, когни­тив­ных нару­ше­ний, ток­сид­ро­мов, эпи­леп­сии и ней­ро­де­ге­не­ра­ции (болез­ней Пар­кин­со­на и Альц­гей­ме­ра), а так­же стал воз­мо­жен скри­нинг фар­ма­ко­ло­ги­че­ских пре­па­ра­тов для соот­вет­ству­ю­щей тера­пии.

Иссле­до­ва­ния, про­во­ди­мые с 2008 года на зеб­ра­да­нио в нашей лабо­ра­то­рии, пока­зы­ва­ют, что мно­гие ком­плекс­ные пове­ден­че­ские и пси­хо­ло­ги­че­ские чер­ты, кото­рые рань­ше при­пи­сы­ва­лись толь­ко живот­ным с высо­ко­ор­га­ни­зо­ван­ной нерв­ной систе­мой, хоро­шо раз­ви­ты и могут наблю­дать­ся у зеб­ра­да­нио. Так, рыбы, под­верг­ну­тые дли­тель­но­му стрес­су, не толь­ко демон­стри­ру­ют раз­ви­тие стой­ко­го тре­вож­но­го пове­де­ния и дру­гих пове­ден­че­ских при­зна­ков рас­стройств настро­е­ния, но и пре­тер­пе­ва­ют раз­лич­ные био­хи­ми­че­ские изме­не­ния, ассо­ци­и­ру­ю­щи­е­ся с тре­во­гой и депрес­си­ей как у людей, так и у гры­зу­нов [1]. Напри­мер, дли­тель­ное стрес­си­ро­ва­ние повы­ша­ет уро­вень гор­мо­на стрес­са кор­ти­зо­ла, а так­же нару­ша­ет баланс цито­ки­нов — важ­ных иммун­ных регу­ля­то­ров как у чело­ве­ка и гры­зу­нов, так и у зеб­ра­да­нио [1]. Важ­но, что дан­ные явле­ния у зеб­ра­да­нио сни­ма­ют­ся при­е­мом анти­де­прес­сан­тов — пре­па­ра­тов, сни­жа­ю­щих эффек­ты стрес­са и в кли­ни­ке [1].

Зебраданио
Зеб­ра­да­нио

Дей­ствие анти­де­прес­сан­тов так­же рас­смат­ри­ва­лось нашей лабо­ра­то­ри­ей в кон­тек­сте серо­то­ни­но­во­го син­дро­ма — пато­ло­ги­че­ско­го состо­я­ния, вызы­ва­е­мо­го «пере­до­зи­ров­кой» серо­то­ни­но­вых анти­де­прес­сан­тов, кото­рое недав­но было нами впер­вые опи­са­но у зеб­ра­да­нио [2, 3]. Сре­ди дру­гих серьез­ных забо­ле­ва­ний моз­га, свя­зан­ных с при­е­мом фар­ма­ко­ло­ги­че­ских пре­па­ра­тов, нами на зеб­ра­да­нио были изу­че­ны зави­си­мость и син­дром отме­ны, кото­рые ста­ли в наше вре­мя акту­аль­ной кли­ни­че­ской про­бле­мой и воз­ни­ка­ют как вслед­ствие зло­упо­треб­ле­ния нар­ко­ти­ка­ми, так и в ходе лече­ния [4, 5].

Нако­нец, мы актив­но изу­ча­ем воз­дей­ствие на зеб­ра­да­нио пси­хо­ак­тив­ных веществ, в том чис­ле таких мощ­ных гал­лю­ци­но­ге­нов, как ЛСД, кета­мин, фен­цик­ли­дин, ибо­га­ин, МДМА (экс­та­зи), саль­ви­но­рин А и их ана­ло­ги [5–9]. Почти все они на зеб­ра­да­нио были нами про­те­сти­ро­ва­ны впер­вые в мире. Все изу­чен­ные пре­па­ра­ты это­го спек­тра пока­за­ли выра­жен­ную спо­соб­ность вызы­вать у зеб­ра­да­нио ано­маль­ное пове­де­ние и физио­ло­ги­че­ские отве­ты, ассо­ци­и­ру­ю­щи­е­ся с гал­лю­ци­но-гено­по­доб­ны­ми состо­я­ни­я­ми чело­ве­ка. Эти рабо­ты с исполь­зо­ва­ни­ем зеб­ра­да­нио крайне важ­ны как с точ­ки зре­ния поис­ка новых пси­хо­троп­ных пре­па­ра­тов (путем скри­нин­га вновь син­те­зи­ру­е­мых моле­кул в эффек­тив­ных и недо­ро­гих живот­ных тестах), так и с точ­ки зре­ния созда­ния новых экс­пе­ри­мен­таль­ных моде­лей забо­ле­ва­ний чело­ве­ка, вызван­ных фар­ма­ко­ло­ги­че­ски­ми аген­та­ми (так назы­ва­е­мых ток­сид­ро­мов).

В недав­нем обсто­я­тель­ном ана­ли­зе, опуб­ли­ко­ван­ном в Annual Review of Genomics and Human Genetics, пожа­луй, наи­бо­лее аргу­мен­ти­ро­ван­но изла­га­ют­ся пре­иму­ще­ства исполь­зо­ва­ния зеб­ра­да­нио в совре­мен­ной био­ме­ди­цине (рис. 2). Если срав­нить бес­по­зво­ноч­ных (Drosophila), рыб зеб­ра­да­нио и мышей — наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ные обьек­ты иссле­до­ва­ния в лабо­ра­то­ри­ях — по раз­лич­ным кри­те­ри­ям, от сход­ства их био­ло­гии с дру­ги­ми орга­низ­ма­ми до затрат­но­сти опы­тов с ними, полу­ча­ет­ся, что сум­мар­ная полез­ность зеб­ра­да­нио пре­вы­ша­ет тако­вую у мышей и у дро­зо­фил. К сожа­ле­нию, как модель зеб­ра­да­нио толь­ко начи­на­ет свое «пла­ва­ние» в рос­сий­ских лабо­ра­то­ри­ях.

В част­но­сти, из более чем 30 тыс. био­ме­ди­цин­ских ста­тей о зеб­ра­да­нио в Pubmed на долю Рос­сии сего­дня при­хо­дит­ся все­го поряд­ка ста пуб­ли­ка­ций (рис. 3). Тем не менее ситу­а­ция несколь­ко меня­ет­ся в послед­ние годы, посколь­ку аква­ти­че­ские лабо­ра­то­рии уже созда­ны в веду­щих рос­сий­ских вузах (СПб­ГУ, МГУ, УРФУ) и ака­де­ми­че­ских инсти­ту­тах стра­ны. На наш взгляд, было бы крайне целе­со­об­раз­но про­во­дить и даль­ше самую актив­ную рабо­ту в Рос­сии по внед­ре­нию зеб­ра­да­нио в пере­до­вые науч­ные иссле­до­ва­ния по био­ло­гии и меди­цине.

Рис. 3. Число статей в базе данных Pubmed (на декабрь 2017 года), использующих зебраданио (по странам). В России (*) опубликовано всего порядка ста статей. Пунктирная красная линия отображает общую динамику резкого роста числа публикаций по зебраданио за последние годы. Круговая диаграмма показывает нормированный прирост числа публикаций за последние 10 лет по различным модельным объектам. Отметим, что именно зебраданио демонстрирует максимальную динамику прироста среди всех других модельных организмов в биомедицине (по материалам доклада проф. А. В. Калуева на ученом совете СПбГУ 25 сентября 2017 года, см. онлайн www.youtube.com/watch?v=fM5GuIfvIX0)
Рис. 3. Чис­ло ста­тей в базе дан­ных Pubmed (на декабрь 2017 года), исполь­зу­ю­щих зеб­ра­да­нио (по стра­нам). В Рос­сии (*) опуб­ли­ко­ва­но все­го поряд­ка ста ста­тей. Пунк­тир­ная крас­ная линия отоб­ра­жа­ет общую дина­ми­ку рез­ко­го роста чис­ла пуб­ли­ка­ций по зеб­ра­да­нио за послед­ние годы. Кру­го­вая диа­грам­ма пока­зы­ва­ет нор­ми­ро­ван­ный при­рост чис­ла пуб­ли­ка­ций за послед­ние 10 лет по раз­лич­ным модель­ным объ­ек­там. Отме­тим, что имен­но зеб­ра­да­нио демон­стри­ру­ет мак­си­маль­ную дина­ми­ку при­ро­ста сре­ди всех дру­гих модель­ных орга­низ­мов в био­ме­ди­цине (по мате­ри­а­лам докла­да проф. А. В. Калу­е­ва на уче­ном сове­те СПб­ГУ 25 сен­тяб­ря 2017 года, см. онлайн www.youtube.com/watch?v=fM5GuIfvIX0)

Алан Калу­ев, ней­ро­био­лог и фар­ма­ко­лог, про­фес­сор СПб­ГУ
Кон­стан­тин Демин, аспи­рант СПб­ГУ

Об авторах:

А. В. Калу­ев, PhD, спе­ци­а­лист в обла­сти ней­ро­био­ло­гии, био­ло­ги­че­ской пси­хи­ат­рии и ней­ро­фар­ма­ко­ло­гии, про­фес­сор и зав. лабо­ра­то­ри­ей био­ло­ги­че­ской пси­хи­ат­рии Инсти­ту­та транс­ля­ци­он­ной био­ме­ди­ци­ны Санкт-Петер­бург­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та, вед. науч. сотр. Ураль­ско­го феде­раль­но­го уни­вер­си­те­та, Инсти­ту­та физио­ло­гии и фун­да­мен­таль­ной меди­ци­ны СО РАН, про­фес­сор факуль­те­та фар­ма­цев­ти­ки Юго-Запад­но­го уни­вер­си­те­та (Китай).

К. А. Демин — аспи­рант СПб­ГУ, иссле­до­ва­тель Инсти­ту­та экс­пе­ри­мен­таль­ной меди­ци­ны ФГБУ НМИЦ им. В. А. Алма­зо­ва Мин­здра­ва Рос­сии.

1. Song C., et al. Modeling consequences of prolonged strong unpredictable stress in zebrafish: Complex effects on behavior and physiology /​/​ Prog Neuropsychopharmacol Biol Psychiatry, 2018. 81. P. 384–394.

2. Kolesnikova T. O., et al. Serotonin toxicity syndrome-like phenotype evoked in adult zebrafish by acute exposure to amitriptyline, a tricyclic serotonin/​noradrenaline reuptake inhibitor /​/​ 8th Regional “Stress and Behavior” ISBS Conference, 2016. P. 27–28.

3. Stewart A. M., et al. Perspectives on experimental models of serotonin syndrome in zebrafish /​/​ Neurochem Int, 2013. 62(6). P. 893–902.

4. Cachat J., et al. Modeling withdrawal syndrome in zebrafish /​/​ Behav Brain Res, 2010. 208(2). P. 371–376.

5. Stewart A., et al. Zebrafish models to study drug abuse-related phenotypes /​/​ Rev Neurosci, 2011. 22(1). P. 95–105.

6. Grossma L., et al. Characterization of behavioral and endocrine effects of LSD on zebrafish /​/​ Behav Brain Res, 2010. 214(2). P. 277–284.

7. Riehl R., et al. Behavioral and physiological effects of acute ketamine exposure in adult zebrafish /​/​ Neurotoxicol Teratol, 2011. 33(6). P. 658–667.

8. Cachat J., et al. Unique and potent effects of acute ibogaine on zebrafish: the developing utility of novel aquatic models for hallucinogenic drug research /​/​ Behav Brain Res, 2013. 236(1). P. 258–269.

9. Stewart A., et al. Behavioral effects of MDMA (‘ecstasy’) on adult zebrafish /​/​ Behav Pharmacol, 2011. 22(3). P. 275–280.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

8
Оставить комментарий

avatar
5 Цепочка комментария
3 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
5 Авторы комментариев
МаринаАндрей ВолгинАлексей ЛкАлан КалуевАлександр Хохлов Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Александр Хохлов
Участник
Александр Хохлов

Они и на МКС лета­ли, прав­да, в один конец.

И всё-таки, как аква­ри­умист, пред­по­чи­таю усто­яв­ше­е­ся в Рос­сии назва­ние данио-рерио. :-)

Максим Борисов
Максим Борисов

Да, мы в газе­те тоже так пред­по­чи­та­ли, но тут воля авто­ров…

Александр Хохлов
Участник
Александр Хохлов

По ссыл­ке заме­ча­тель­ный клип про данио-рерио в нау­ке :-)

https://macroevolution.livejournal.com/243043.html

Алан Калуев
Гость
Алан Калуев

Данио рерио – про­сто каль­ка с латы­ни. Вво­дим новую тер­ми­но­ло­гию – через лет 5–6 усто­ит­ся и будет норм.

Алексей Лк
Гость
Алексей Лк

1) «несмот­ря на оче­вид­ные раз­ли­чия в орга­ни­за­ции ЦНС, зеб­ра­да­нио име­ет мно­го струк­тур, функ­ци­о­наль­но и мор­фо­ло­ги­че­ски сход­ных со мно­ги­ми зона­ми моз­га гры­зу­нов и чело­ве­ка» – это инте­рес­но с одной сто­ро­ны, с дру­гой сто­ро­ны я как вспом­ню что геном обе­зья­ны от гено­ма чело­ве­ка отли­ча­ет­ся на счи­тан­ные про­цен­ты – но в этих про­цен­тах вся циви­ли­за­ция. Функ­ци­о­наль­но древ­ние струк­ту­ры в мог­зу могут быть и общи­ми, мор­фо­ло­гия ней­ро­на навер­ня­ка то же не силь­но отли­ча­ет­ся – но как то нет ника­кой уве­рен­но­сти что дан­ные от лабо­ра­тор­ной рыб­ки (ну про­сто раз­во­дить удоб­но, поэто­му и выбра­ли) мож­но вот так запро­сто на чело­ве­ка пере­но­сить, как никак эти виды пол­мил­ли­ар­да лет эво­лю­ции раз­де­ля­ет, и мозг – это не ДНК, к 4-ем бло­кам-нук­лео­ти­дам… Подробнее »

Алексей Лк
Гость
Алексей Лк

Сор­ри про­чи­тал зачем это иссле­до­вать – «рабо­ты с исполь­зо­ва­ни­ем зеб­ра­да­нио крайне важ­ны как с точ­ки зре­ния поис­ка новых пси­хо­троп­ных пре­па­ра­тов (путем скри­нин­га вновь син­те­зи­ру­е­мых моле­кул в эффек­тив­ных и недо­ро­гих живот­ных тестах), так и с точ­ки зре­ния созда­ния новых экс­пе­ри­мен­таль­ных моде­лей забо­ле­ва­ний чело­ве­ка, вызван­ных фар­ма­ко­ло­ги­че­ски­ми аген­та­ми (так назы­ва­е­мых ток­сид­ро­мов)» – поиск новых пси­хо­троп­ных пре­па­ра­тов осо­бен­но пора­до­вал). Хотя вро­де как Алек­сандр Шуль­гин еще в 1960–1980-е там все клю­че­вые клас­сы пси­хо­троп­ных моле­кул (их немно­го) син­те­зи­ро­ва­ли и про­те­сти­ро­вал (на себе).

Андрей Волгин
Гость
Андрей Волгин

Шуль­гин был хими­ком, и зани­мал­ся лишь изу­че­ни­ем син­те­за. В рабо­тах pihkal и tihkal осве­ще­ны в основ­ном пси­хо­ло­ги­че­ские ком­мен­та­рии его жены от при­ё­ма этих веществ. Изу­че­ни­ем того, как рабо­та­ют рецеп­то­ры при при­ё­ме этих веществ и какие эффек­ты объ­ек­тив­но появ­ля­ют­ся в пове­де­нии – это воз­мож­ность луч­ше понять как рабо­та­ет наш мозг в нор­ме и пато­ло­гии.

Марина
Гость
Марина

А где мож­но при­об­ре­сти рыбок зеб­ра­да­нио для лабо­ра­то­рии?

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: