Загадка «третьей идеи»

Детектив из жизни академика Сахарова

Геннадий Горелик

Ген­на­дий Горе­лик

Вели­ко­дер­жав­ный ста­тус СССР нагляд­нее все­го демон­стри­ру­ют пер­вая в мире водо­род­ная бом­ба (1953) и пер­вый в мире спут­ник (1957). Наи­боль­ший эффект про­из­вел спут­ник, кото­рый три меся­ца совер­шен­но несек­рет­но, у всех на гла­зах, пере­ме­щал­ся по небо­сво­ду, попис­ки­вая негром­ко, но на весь мир1. В 2006 году ука­зом пре­зи­ден­та РФ день 4 октяб­ря назна­чен Днем кос­ми­че­ских войск Рос­сии. На Запа­де, одна­ко, ком­пе­тент­ные люди еще в 1957-м поня­ли воен­ный смысл мир­но­го кос­ми­че­ско­го попис­ки­ва­ния. Раке­та, спо­соб­ная выве­сти спут­ник на око­ло­зем­ную орби­ту, может доста­вить и смер­то­нос­ный груз в любую точ­ку Зем­ли. К тому момен­ту в СССР был уже и «доста­точ­но смер­то­нос­ный» груз, хоть на Запа­де в это дале­ко не сра­зу пове­ри­ли.

Еще 8 авгу­ста 1953 года гла­ва пра­ви­тель­ства Геор­гий Мален­ков пуб­лич­но заявил, что «Соеди­нен­ные Шта­ты не явля­ют­ся моно­по­ли­ста­ми в про­из­вод­стве водо­род­ной бом­бы», а «бур­ные, дол­го не смол­ка­ю­щие апло­дис­мен­ты» депу­та­тов Вер­хов­но­го Сове­та СССР ста­ли вос­кли­ца­тель­ным зна­ком к заяв­ле­нию пре­мье­ра. Ком­пе­тент­ные люди на Запа­де, одна­ко, не дове­ря­ли сло­вам совет­ских лиде­ров. Ведь парой недель рань­ше те же лиде­ры пуб­лич­но объ­яс­ни­ли арест сво­е­го това­ри­ща по Полит­бю­ро Берии тем, что тот дей­ство­вал «в инте­ре­сах ино­стран­но­го капи­та­ла», был бри­тан­ским шпи­о­ном. Раз­вед­ки Бри­та­нии и США об этом аген­те ниче­го не зна­ли, да и с дру­ги­ми аген­та­ми в СССР у них был напряг, судя по тому, насколь­ко они недо­оце­ни­ва­ли совет­ские воз­мож­но­сти.

Совет­ское испы­та­ние, про­ве­ден­ное 12 авгу­ста 1953 года, смог­ли оце­нить лишь аме­ри­ка­но-бри­тан­ские физи­ки, ана­ли­зи­руя мик­ро­ско­пи­че­ские сле­ды взры­ва, попав­шие в атмо­сфе­ру. И при­шли к выво­ду, что Сове­ты взо­рва­ли не насто­я­щую водо­род­ную бом­бу, счи­тая насто­я­щим тот заряд, кото­рый в США испы­та­ли осе­нью 1952 года.

Два простых секрета ядерного оружия

Я. Б. Зельдович, А. Д. Сахаров и Д. А. Франк-Каменецкий. Саров, 1950-е годы

Я. Б. Зель­до­вич, А. Д. Саха­ров и Д. А. Франк-Каме­нец­кий. Саров, 1950-е годы

Что­бы понять, поче­му пра­вы были и те и эти, надо знать два про­стых сек­ре­та ядер­но­го ору­жия. В водо­род­ной бом­бе водо­ро­да нет вовсе, а прин­цип дей­ствия атом­ной свя­зан не с ато­ма­ми, а с ядра­ми. «Атом­ный» взрыв — это мас­со­вое деле­ние очень тяже­лых ядер в цеп­ной реак­ции, а взрыв «водо­род­ный» — мас­со­вое сли­я­ние очень лег­ких, назван­ное реак­ци­ей тер­мо­ядер­ной. При­ро­да дав­но реши­ла зада­чу сли­я­ния ядер водо­ро­да, но лишь в усло­ви­ях, воз­мож­ных в цен­тре звез­ды, в част­но­сти Солн­ца. А на поверх­но­сти Зем­ли при­шлось искать лег­кие ядра, более склон­ные к сли­я­нию.

Как обес­пе­чить такую мас­со­вость деле­ния или сли­я­ния — зада­чи инже­нер­но-физи­че­ские, а как назвать их зем­ные реше­ния, зави­сит от услов­но­го опре­де­ле­ния. В «атом­ной» бом­бе вся энер­гия порож­да­ет­ся деле­ни­ем тяже­лых ядер безо вся­ко­го уча­стия тер­мо­ядер­ных реак­ций. В совет­ском взры­ве 1953 года основ­ная часть энер­гии тоже порож­да­лась деле­ни­ем тяже­лых ядер, но деле­ние про­изо­шло не в виде цеп­ной реак­ции, а бла­го­да­ря тер­мо­ядер­но­му сли­я­нию лег­ких ядер (даю­ще­му быст­рые ней­тро­ны). Поэто­му совет­скую бом­бу 1953 года вполне мож­но назвать тер­мо­ядер­ной. Взрыв был в 20 раз мощ­нее взры­ва над Хиро­си­мой, но в 25 раз сла­бее аме­ри­кан­ско­го взры­ва 1952 года. Поэто­му аме­ри­кан­ские физи­ки мог­ли счи­тать совет­скую бом­бу не насто­я­щей тер­мо­ядер­ной.

А. Д. Сахаров

А. Д. Саха­ров

Прин­цип тер­мо­ядер­ной бом­бы, ана­ло­гич­ной аме­ри­кан­ской и тео­ре­ти­че­ски неогра­ни­чен­но мощ­ной, — сверх­бом­бы — в СССР изоб­ре­ли в 1954 году. Имен­но это изоб­ре­те­ние зада­ет загад­ку, обе­щан­ную в загла­вии и появив­шу­ю­ся в самом пер­вом авто­ри­тет­ном рас­ска­зе об исто­рии тер­мо­ядер­но­го ору­жия в СССР — в «Вос­по­ми­на­ни­ях» Андрея Саха­ро­ва (1921–1989, стал ака­де­ми­ком АН СССР в 1953-м):

«…У нас воз­ник­ла новая идея прин­ци­пи­аль­но­го харак­те­ра, назо­вем ее услов­но „тре­тья идея“ (имея в виду под пер­вой и вто­рой иде­я­ми выска­зан­ные мной и Гин­збур­гом в 1948 году). В неко­то­рой фор­ме, ско­рей в каче­стве поже­ла­ния, „тре­тья идея“ обсуж­да­лась и рань­ше, но в 1954 году поже­ла­ния пре­вра­ти­лись в реаль­ную воз­мож­ность.

По-види­мо­му, к „тре­тьей идее“ одно­вре­мен­но при­шли несколь­ко сотруд­ни­ков наших тео­ре­ти­че­ских отде­лов. Одним из них был и я. Мне кажет­ся, что я уже на ран­ней ста­дии пони­мал основ­ные физи­че­ские и мате­ма­ти­че­ские аспек­ты „тре­тьей идеи“. В силу это­го, а так­же бла­го­да­ря мое­му ранее при­об­ре­тен­но­му авто­ри­те­ту, моя роль в при­ня­тии и осу­ществ­ле­нии „тре­тьей идеи“, воз­мож­но, была одной из реша­ю­щих. Но так­же, несо­мнен­но, очень вели­ка была роль Зель­до­ви­ча, Трут­не­ва и неко­то­рых дру­гих, и, быть может, они пони­ма­ли и преду­га­ды­ва­ли пер­спек­ти­вы и труд­но­сти „тре­тьей идеи“ не мень­ше, чем я. В то вре­мя нам (мне, во вся­ком слу­чае) неко­гда было думать о вопро­сах при­о­ри­те­та, тем более что это было бы „дележ­кой шку­ры неуби­то­го мед­ве­дя“, а зад­ним чис­лом вос­ста­но­вить все дета­ли обсуж­де­ний невоз­мож­но, да и надо ли?..»

Рас­сказ, как видим, совер­шен­но не сек­рет­ный, о чем Саха­ров пре­ду­пре­дил зара­нее:

«О пери­о­де моей жиз­ни и рабо­ты в 1948–1968 гг. я пишу с неко­то­ры­ми умол­ча­ни­я­ми, вызван­ны­ми тре­бо­ва­ни­я­ми сохра­не­ния сек­рет­но­сти. Я счи­таю себя пожиз­нен­но свя­зан­ным обя­за­тель­ством сохра­не­ния госу­дар­ствен­ной и воен­ной тай­ны, доб­ро­воль­но при­ня­тым мною в 1948 году, как бы ни изме­ни­лась моя судь­ба».

[Частично] рассекреченная история

И. Е. Тамм («Википедия»)

И. Е. Тамм («Вики­пе­дия»)

Вско­ре после смер­ти Саха­ро­ва и пуб­ли­ка­ции его «Вос­по­ми­на­ний» совет­ская эпо­ха закон­чи­лась, и мно­гие доку­мен­ты рас­сек­ре­ти­ли (опус­кая лишь кон­крет­но-тех­ни­че­ские дета­ли). Этим исто­ри­ки обя­за­ны преж­де все­го энту­зи­аз­му и тру­дам Гер­ма­на Гон­ча­ро­ва (1928–2009), кото­рый с 1952 года рабо­тал над созда­ни­ем тер­мо­ядер­но­го ору­жия (под руко­вод­ством Саха­ро­ва до 1968-го), а в 1990-е годы осво­ил совсем не смеж­ную про­фес­сию исто­ри­ка-архи­ви­ста, гото­вил пуб­ли­ка­цию фун­да­мен­таль­ной мно­го­том­ной серии «Атом­ный про­ект СССР. Доку­мен­ты и мате­ри­а­лы» и напи­сал целый ряд обсто­я­тель­ных иссле­до­ва­ний тер­мо­ядер­ной исто­рии.

В резуль­та­те ста­ли извест­ны реаль­ные име­на всех трех идей, о кото­рых напи­сал Саха­ров: пер­вая — «Слой­ка», вто­рая — «LiDоч­ка», тре­тья — атом­ное (излу­ча­тель­ное) обжа­тие (далее для крат­ко­сти «тре­тья идея»). Извест­но так­же, что доро­га к совет­ско­му тер­мо­яду (и воен­но­му, и мир­но­му) нача­лась с того, что к раз­ра­бот­ке тер­мо­ядер­ной бом­бы, кото­рой уже несколь­ко лет зани­ма­лась (в Инсти­ту­те хим­фи­зи­ки) груп­па Яко­ва Зель­до­ви­ча (1914–1987, стал ака­де­ми­ком АН СССР в 1958-м), в помощь ей в 1948 году (в Физи­че­ском инсти­ту­те АН СССР) созда­ли груп­пу под руко­вод­ством Иго­ря Там­ма. В эту груп­пу Тамм взял и двух сво­их уче­ни­ков — Андрея Саха­ро­ва и Вита­лия Гин­збур­га.

Про­ект, над кото­рым рабо­тал Зель­до­вич, назы­вал­ся «Тру­бой», и назва­ние оправ­да­лось — все уси­лия выле­те­ли в тру­бу, одна­ко тупик был при­знан лишь в 1954 году. А Саха­ров, запо­до­зрив­ший тупи­ко­вость уже в 1948-м, при­ду­мал совер­шен­но новый спо­соб, как вызвать тер­мо­ядер­ное мас­со­вое сли­я­ние, — в осо­бо устро­ен­ном сло­и­стом шаре, обжа­том со всех сто­рон взрыв­чат­кой («Слой­ка»). В допол­не­ние к это­му Гин­збург при­ду­мал отлич­ный источ­ник лег­ких ядер — дей­те­рид лития («LiDоч­ка»). На осно­ве этих двух идей и была созда­на тер­мо­ядер­ная бом­ба 1953 года. И с автор­ством здесь всё ясно: име­ют­ся отче­ты Саха­ро­ва и Гин­збур­га 1948–1949 годов, где их идеи изло­же­ны впер­вые.

А вот с автор­ством «тре­тьей идеи» всё не ясно.

Первая и последняя страницы докладной записки Зельдовича и Сахарова от 14 января 1954 года «Об использовании изделия для целей обжатия сверхизделия РДС-6с»

Пер­вая и послед­няя стра­ни­цы доклад­ной запис­ки Зель­до­ви­ча и Саха­ро­ва от 14 янва­ря 1954 года «Об исполь­зо­ва­нии изде­лия для целей обжа­тия свер­х­из­де­лия РДС-6с»

Име­ет­ся доклад­ная запис­ка Зель­до­ви­ча и Саха­ро­ва от 14 янва­ря 1954 года «Об исполь­зо­ва­нии изде­лия для целей обжа­тия свер­х­из­де­лия РДС-6с», т. е. как обжать «Слой­ку» не обыч­ной взрыв­чат­кой, а атом­ным взры­вом — «атом­ным обжа­ти­ем».

Но идею заме­нить обыч­ную взрыв­чат­ку «атом­ной» Саха­ров выска­зал еще в янва­ре 1949 года, в пер­вом же сво­ем отче­те о «Слой­ке», где упо­мя­нул «исполь­зо­ва­ние допол­ни­тель­но­го заря­да плу­то­ния для пред­ва­ри­тель­но­го сжа­тия Слой­ки». Гвоздь в том, как энер­гию атом­но­го взры­ва пре­вра­тить в обжа­тие со всех сто­рон. И в январ­ской запис­ке 1954 года нет при­зна­ков того, что авто­ры дога­ды­ва­ют­ся, как с этим гвоз­дем спра­вить­ся. «Тре­тья идея» еще не роди­лась. Самый ран­ний из обна­ру­жен­ных доку­мен­тов, каса­ю­щих­ся рас­че­тов по «тре­тьей идее», дати­ро­ван 28 апре­ля 1954 года и содер­жит име­на Дави­да Франк-Каме­нец­ко­го, Нико­лая Дмит­ри­е­ва и Гри­го­рия Ган­дель­ма­на2.

Сле­ду­ю­щий отчет, под­пи­сан­ный Саха­ро­вым 6 авгу­ста 1954 года, гово­рит уже о реше­нии кон­крет­ных задач, свя­зан­ных с вопло­ще­ни­ем «тре­тьей идеи». И, нако­нец, в ито­го­вом отче­те от 25 июня 1955 года, где сре­ди его 15 соста­ви­те­лей ука­за­ны Г. Гон­ча­ров, Я. Зель­до­вич, А. Саха­ров, Ю. Трут­нев, пере­чис­ле­ны фами­лии трех десят­ков тео­ре­ти­ков, участ­во­вав­ших в рас­че­тах. Но ниче­го не ска­за­но об автор­стве глав­ной идеи: излу­че­ни­ем атом­но­го взры­ва в доли мик­ро­се­кун­ды (преж­де чем появит­ся вспыш­ка «ярче тыся­чи солнц» и страш­ный гриб) сде­лать тон­кую рабо­ту — все­сто­ронне сжать хит­ро устро­ен­ное соору­же­ние на рас­сто­я­нии мет­ра от цен­тра атом­но­го взры­ва.

Ситу­а­ции в 1948-м и 1954-м, конеч­но, силь­но раз­ли­ча­лись. В 1948-м тео­ре­ти­ки выдви­га­ли свои идеи и писа­ли отче­ты вне какой-либо инже­нер­но-кон­струк­тор­ской про­грам­мы. Идеи мог­ли остать­ся на бума­ге. А в 1954-м физики-«бомбоделы» жили на пере­до­вой линии холод­ной вой­ны и были пря­мо вклю­че­ны в про­цесс инже­нер­но­го кон­стру­и­ро­ва­ния. Было не до спо­кой­но­го оформ­ле­ния-закреп­ле­ния сво­их идей, надо было сра­зу решать, на какой бом­бе сосре­до­то­чить уси­лия, что­бы выдать бое­спо­соб­ное «изде­лие» в крат­чай­ший срок.

Но, может быть, сама исход­ная идея не заслу­жи­ва­ла отдель­но­го оформ­ле­ния, как гово­рит­ся, «напра­ши­ва­лась сама собой», «вита­ла в воз­ду­хе»? Не буду здесь обсуж­дать физи­че­ские подроб­но­сти (отсы­лая жела­ю­щих к кни­ге Горе­лик Г Андрей Саха­ров: Нау­ка и Сво­бо­да. 4-е изд. М.: ЛитРес, 2017) и огра­ни­чусь лишь науч­но-пси­хо­ло­ги­че­ски­ми.

В. И Ритус (УФН)

В. И Ритус (УФН)

Из «Вос­по­ми­на­ний» Саха­ро­ва ясно, что «тре­тья идея» шоки­ро­ва­ла мини­стра Сред­ма­ша (как тогда назы­вал­ся нынеш­ний Роса­том) и вызва­ла его актив­ное сопро­тив­ле­ние. А реак­цию кол­лег выра­зил Вла­ди­мир Ритус (р. 1927, член­кор РАН с 1994 года), рабо­тав­ший тогда под нача­лом Саха­ро­ва и вер­нув­ший­ся в чистую нау­ку в 1955 году. Услы­шав впер­вые о новой идее, он пора­зил­ся: «Как?! Неуже­ли не раз­не­сет всё?!»3 Это не поме­ша­ло ему, одна­ко, сде­лать свое соб­ствен­ное пред­ло­же­ние в рус­ле «тре­тьей идеи»4. И дру­гие кол­ле­ги-физи­ки вклю­чи­лись в раз­ви­тие идеи, как толь­ко поня­ли ее. А вот сви­де­тель­ство из-за оке­а­на, где ана­лог «тре­тьей идеи», выдви­ну­тый Эдвар­дом Тел­ле­ром в 1951 году, его кол­ле­га и нобе­лев­ский лау­ре­ат Ганс Бете назвал в 1954 году «бле­стя­щим откры­ти­ем», «гени­аль­ным про­зре­ни­ем»: «Бле­стя­щее откры­тие сде­ла­но док­то­ром Тел­ле­ром. Это одно из тех откры­тий, что вы не може­те пред­ска­зать, что-то вро­де тео­рии отно­си­тель­но­сти, хотя я и не хочу срав­ни­вать эти вещи. Это что-то столь гени­аль­ное, чего не про­ис­хо­дит при нор­маль­ном раз­ви­тии идеи. У кого-то вне­зап­но воз­ни­ка­ет вдох­но­ве­ние… Про­зре­ние док­то­ра Тел­ле­ра дало про­грам­ме надеж­ное осно­ва­ние»5.

H.Bethe (1954): «There was a very brilliant discovery made by Dr. Teller. It was one of the discoveries for which you cannot plan, one of the discoveries like the discovery of the relativity theory, although I don’t want to compare the two in importance. But something which is a stroke of genius, which does not occur in the normal development of ideas. But somebody has to suddenly have an inspiration. It was such an inspiration which Dr. Teller had which put the program on a sound basis».

Идея пришла в голову сразу нескольким сотрудникам?

А. Д. Сахаров и Э. Теллер. Ноябрь 1988 года

А. Д. Саха­ров и Э. Тел­лер. Ноябрь 1988 года

Упо­мя­ну­тый Саха­ро­вым сотруд­ник отде­ла Зель­до­ви­ча — Юрий Трут­нев (р. 1927, стал ака­де­ми­ком РАН в 1991 году) недав­но, в интер­вью по слу­чаю 90-летия, пред­ло­жил свою вер­сию соав­тор­ства «тре­тьей идеи»: «Я мно­го зани­мал­ся тео­ри­ей КПД атом­ных заря­дов. Я знал, что при их взры­ве очень мно­го энер­гии выхо­дит в виде рент­ге­нов­ско­го излу­че­ния. И я начал поду­мы­вать о том, как бы сде­лать так, что­бы тер­мо­ядер­ный заряд обло­жить лег­ким веще­ством — „обмаз­кой“… и с помо­щью рент­ге­нов­ско­го излу­че­ния от взры­ва пер­вич­но­го атом­но­го заря­да „обмаз­ку“ нагреть… Но как было обес­пе­чить рав­но­мер­ное, сим­мет­рич­ное воз­дей­ствие излу­че­ния на сфе­ри­че­скую поверх­ность тер­мо­ядер­но­го заря­да с „обмаз­кой“? Тут я застрял. И вот в некий момент вес­ной 1954 года из Моск­вы при­ез­жа­ет Зель­до­вич и гово­рит: „Знаю, что делать! Давай­те будем выпус­кать излу­че­ние вот так“. И тут же нари­со­вал схе­му, каким обра­зом мож­но реа­ли­зо­вать (тре­тью идею“. — Г. Г.)… Я в тот же день при­шел к Саха­ро­ву и гово­рю: „Андрей Дмит­ри­е­вич, вот Яков Бори­со­вич пред­ла­га­ет дей­ство­вать излу­че­ни­ем таким-то обра­зом. А я пред­ла­гаю тер­мо­ядер­ный заряд окру­жить лег­ким веще­ством и с его помо­щью про­из­во­дить обжа­тие“. И оста­но­ви­лись на этом… Это пред­ло­же­ние трех людей — Зель­до­ви­ча, Саха­ро­ва, Трут­не­ва. Зель­до­вич пред­ло­жил, как имен­но направ­лять рент­ге­нов­ское излу­че­ние, Саха­ров пока­зал, что это излу­че­ние не погло­ща­ет­ся стен­ка­ми кожу­ха, а оста­ет­ся в нем, и поэто­му может про­ис­хо­дить рав­но­мер­ное воз­дей­ствие на поверх­ность тер­мо­ядер­но­го узла. А моя идея — „обмаз­ка“ из лег­ко­го веще­ства для пере­во­да излу­че­ния в необ­хо­ди­мое дав­ле­ние. Я пом­ню, как я при­ду­мал свою идею, но как они дошли до сво­их идей, сей­час могу толь­ко дога­ды­вать­ся»6.

У этой вер­сии акад. Ю. Трут­не­ва, одна­ко, есть несколь­ко про­блем.

Участники разработки «третьей идеи» Г. А. Гончаров, В. Н. Климов и Ю. А. Трутнев на Семипалатинском полигоне в ноябре 1955 года («Природа», 2009, № 5)

Участ­ни­ки раз­ра­бот­ки «тре­тьей идеи» Г. А. Гон­ча­ров, В. Н. Кли­мов и Ю. А. Трут­нев на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне в нояб­ре 1955 года («При­ро­да», 2009, № 5)

Впер­вые фра­за Зель­до­ви­ча «будем выпус­кать излу­че­ние» появи­лась в ином кон­тек­сте, в ста­тье 1996 года Ю. Хари­то­на, В. Адам­ско­го и Ю. Смир­но­ва: «И вот одна­жды Зель­до­вич, ворвав­шись в ком­на­ту [сво­их сотруд­ни­ков] моло­дых тео­ре­ти­ков Г. М. Ган­дель­ма­на и В. Б. Адам­ско­го, нахо­див­шу­ю­ся про­тив его каби­не­та, радост­но вос­клик­нул: „Надо делать не так, будем выпус­кать из шаро­во­го заря­да излу­че­ние!“ Уже через день или два в Моск­ву, в вычис­ли­тель­ное бюро А. Н. Тихо­но­ва, кото­рое обслу­жи­ва­ло груп­пу Саха­ро­ва, было посла­но зада­ние для про­ве­де­ния рас­че­та на пред­мет выяс­не­ния, выхо­дит ли излу­че­ние из атом­но­го заря­да и как это зави­сит от исполь­зу­е­мых мате­ри­а­лов»7.

Кро­ме того, вер­сия Ю. Трут­не­ва 2017 года зна­чи­тель­но отли­ча­ет­ся от его же вер­сии 2003 года8: «Зани­ма­ясь атом­ны­ми заря­да­ми, я обра­тил вни­ма­ние на то, что при взры­ве атом­но­го заря­да из-за высо­кой тем­пе­ра­ту­ры… доволь­но мно­го энер­гии „сидит“ в мяг­ком рент­ге­нов­ском излу­че­нии. И у меня воз­ник­ла идея — об исполь­зо­ва­нии этой энер­гии для сжа­тия тер­мо­ядер­но­го узла… Я рас­ска­зал об этом Франк-Каме­нец­ко­му, рас­ска­зал Саха­ро­ву и Зель­до­ви­чу. Ока­за­лось, что А. Д. Саха­ров и Я. Б. Зель­до­вич неза­ви­си­мо при­шли к очень сход­ным иде­ям. Хотя по ряду суще­ствен­ных физи­че­ских дета­лей в них были и отли­чия. Уда­лось най­ти очень изящ­ное реше­ние (так назы­ва­е­мая „тре­тья идея“), [кото­рое было] пло­дом рабо­ты очень мно­гих физи­ков-тео­ре­ти­ков, мате­ма­ти­ков, очень мно­гих кон­струк­то­ров и тех­но­ло­гов. Но исход­ная идея при­над­ле­жит тро­им: Зель­до­ви­чу, Саха­ро­ву, Трут­не­ву. Сле­ду­ет так­же отме­тить суще­ствен­ную роль Д. А. Франк-Каме­нец­ко­го в фор­ми­ро­ва­нии это­го прин­ци­па».

По сви­де­тель­ству сотруд­ни­ков Зель­до­ви­ча, Ю. Трут­нев сидел в одном каби­не­те с Д. Франк-Каме­нец­ким, имя кото­ро­го, напом­ню, фигу­ри­ру­ет в самом ран­нем доку­мен­те о рас­че­тах по «тре­тьей идее» (28 апре­ля 1954 года). Франк-Каме­нец­кий напи­сал и пер­вый обсто­я­тель­ный отчет (9 декаб­ря 1954 года) с опи­са­ни­ем «тре­тьей идеи», поста­вив пер­вым авто­ром Саха­ро­ва. А назав­тра руко­во­ди­те­ли «Объ­ек­та» А. С. Алек­сан­дров и Ю. Б. Хари­тон пору­чи­ли Франк-Каме­нец­ко­му про­чи­тать 2–3 лек­ции для сотруд­ни­ков, что­бы озна­ко­мить их с тео­ри­ей «тре­тьей идеи». Спи­сок слу­ша­те­лей вклю­чал руко­во­ди­те­лей «Объ­ек­та», сотруд­ни­ков сек­то­ра Зель­до­ви­ча (Трут­не­ва в их чис­ле) и дру­гих сек­то­ров, кро­ме сек­то­ра Саха­ро­ва, в кото­ром, види­мо, такое озна­ком­ле­ние было уже не нуж­но. О Франк-Каме­нец­ком вспо­ми­нал Лев Фео­к­ти­стов (1928–2002, акад. РАН с 2000-го): «Уди­ви­тель­но интел­ли­гент­ный чело­век! Как бы вас ни учи­ли в уни­вер­си­те­те, всё рав­но вы при­хо­ди­те на рабо­ту — и чув­ству­е­те пол­ную свою бес­по­мощ­ность, вы ниче­го не пони­ма­е­те. Франк[-Каме­нец­кий] мне напо­ми­на­ет орла, кото­рый сво­е­му орлен­ку всё вре­мя при­но­сит пищу и закла­ды­ва­ет в клюв, возит­ся, возит­ся с тобой. Он при­рож­ден­ный педа­гог был, любил рас­ска­зы­вать, пока­зы­вать, объ­яс­нять доход­чи­во»9.

Ю. А. Трутнев и Д. А. Медведев в Сарове. Фото с сайта kremlin.ru

Ю. А. Трут­нев и Д. А. Мед­ве­дев в Саро­ве. Фото с сай­та kremlin.ru

В реше­ни­ях пра­ви­тель­ства о награж­де­нии созда­те­лей «изде­лия» 1955 года ска­за­но, что идея этой бом­бы при­над­ле­жит Зель­до­ви­чу и Саха­ро­ву, за что каж­дый полу­чил Звез­ду Героя и Ленин­скую пре­мию в 100 тыс. руб. Трут­нев же полу­чил Орден Лени­на (вме­сте со 145 дру­ги­ми) и пре­мию 20 тыс. руб. (вме­сте с 33 дру­ги­ми). Были и пре­мии 75, 50, 30 и 25 тыс. руб.

Нако­нец, упо­мя­ну­тые обсто­я­тель­но-доку­мен­ти­ро­ван­ные рабо­ты Г. Гон­ча­ро­ва по исто­рии тер­мо­ядер­но­го ору­жия ника­кую осо­бую роль Ю. Трут­не­ва не под­твер­жда­ют. Не под­твер­дил это­го и никто из тео­ре­ти­ков, кото­рые вме­сте с ними участ­во­ва­ли в рас­че­тах по «тре­тьей идее» и кото­рых я интер­вью­и­ро­вал, соби­рая мате­ри­а­лы для био­гра­фии Саха­ро­ва.

Один из этих тео­ре­ти­ков, Лев Фео­к­ти­стов, в 1997 году вспо­ми­нал, как в нача­ле 1954 года «вне­зап­но появи­лись, как свет в тем­ном цар­стве, новые идеи, и ста­ло ясно, что настал момент „исти­ны“. Мол­ва при­пи­сы­ва­ла эти осно­во­по­ла­га­ю­щие мыс­ли… то Зель­до­ви­чу, то Саха­ро­ву, то обо­им, то еще кому-то, но все­гда в какой-то неопре­де­лен­ной фор­ме: вро­де бы, кажет­ся и т.п. К тому вре­ме­ни я хоро­шо был зна­ком с Зель­до­ви­чем. Но ни разу не слы­шал от него пря­мо­го под­твер­жде­ния на сей счет». И Фео­к­ти­стов поды­то­жил: «Оце­ни­вая тот пери­од и вли­я­ние аме­ри­кан­ско­го „фак­то­ра“ на наше раз­ви­тие, могу вполне опре­де­лен­но ска­зать, что у нас не было чер­те­жей или точ­ных дан­ных, посту­пив­ших извне. Но и мы были не таки­ми, как во вре­мя Фук­са и пер­вой атом­ной бом­бы, а зна­чи­тель­но более пони­ма­ю­щи­ми, под­го­тов­лен­ны­ми к вос­при­я­тию наме­ков и полу­на­ме­ков. Меня не поки­да­ет ощу­ще­ние, что в ту пору мы не были вполне само­сто­я­тель­ны­ми»10.

Я. Б. Зельдович (с сайта ras.ru)

Я. Б. Зель­до­вич (с сай­та ras.ru)

После 1997 года рас­сек­ре­ти­ли и опуб­ли­ко­ва­ли доку­мен­тов доста­точ­но, что­бы дога­дать­ся, поче­му Андрей Саха­ров так стран­но напи­сал о рож­де­нии «тре­тьей идеи» — и слиш­ком мало, и слиш­ком подроб­но.

Но нач­ну со стран­но­го воз­ра­же­ния, кото­рым Тел­лер отве­чал Бете на при­ве­ден­ную выше оцен­ку его изоб­ре­те­ния 1951 года: «Изоб­ре­те­ние это не было вели­ким, не было и осо­бен­но заме­ча­тель­ным. Это про­сто над­ле­жа­ло сде­лать. Это не было совсем уж про­сто, но пола­гаю, что если бы лабо­ра­то­рия с таки­ми пер­во­класс­ны­ми людь­ми, как Фер­ми, Бете и дру­гие, ста­ра­лась решить про­бле­му, то, веро­ят­но, кто-то из них выдви­нул бы ту же самую заме­ча­тель­ную идею, или какую-то иную, гораз­до рань­ше. Необ­хо­ди­мо было лишь при­сталь­но смот­реть и смот­реть на про­бле­му с неко­то­рой убеж­ден­но­стью, что реше­ние воз­мож­но»11, «глав­ный прин­цип излу­ча­тель­ной импло­зии [ана­лог (или про­то­тип?) „тре­тьей идеи“] был изло­жен на кон­фе­рен­ции по тер­мо­ядер­ной бом­бе вес­ной 1946 года. Док­тор Бете, в отли­чие от док­то­ра Фук­са, не при­сут­ство­вал на той кон­фе­рен­ции»12.

Послед­ней фра­зой Тел­лер под­черк­нул, что Клаус Фукс, уже раз­об­ла­чен­ный «атом­ный шпи­он» (аре­сто­ван­ный в нача­ле 1950 года), мог пере­дать в СССР важ­ную инфор­ма­цию о тер­мо­ядер­ной бом­бе. Мог и пере­дал. Обшир­ный доку­мент, пере­дан­ный вес­ной 1948 года и полу­чив­ший выс­ший гриф сек­рет­но­сти, опуб­ли­ко­ван под назва­ни­ем «Инфор­ма­ци­он­ный мате­ри­ал № 713а „Атом­ная сверх­бом­ба“»13.

Разгадочная роль Клауса Фукса

Клаус Фукс незадолго до смерти в 1988 году

Клаус Фукс неза­дол­го до смер­ти в 1988 году

Сей­час уже извест­но, что физи­че­скую идею, на кото­рую опи­рал­ся Тел­лер в сво­ем изоб­ре­те­нии, Фукс не про­сто пере­дал в СССР. Он сам эту идею и выдви­нул в мае 1946 года, неза­дол­го до отъ­ез­да из США в Англию, подал заяв­ку на ее патен­то­ва­ние, а Тел­лер эту заяв­ку рецен­зи­ро­вал. Фукс пред­ло­жил свою идею в устрой­стве атом­ной «зажи­гал­ки», кото­рая долж­на была под­жечь «Тру­бу», запол­нен­ную дей­те­ри­ем. В 1951 году, после того, как про­ект «Тру­бы» при­зна­ли в США тупи­ко­вым, Тел­лер при­ду­мал, как «излу­ча­тель­ной импло­зи­ей» воз­дей­ство­вать сра­зу на весь объ­ем «лег­ко­ядер­ной взрыв­чат­ки».

Раз­вед­до­клад Фук­са 1948 года подроб­но опи­сы­вал его пред­став­ле­ние об устрой­стве бомбы-«Трубы», но устрой­ство атом­ной «зажи­гал­ки» содер­жа­ло его идею исполь­зо­вать излу­че­ние. Кон­струк­цию «Тру­бы» из это­го докла­да Зель­до­вич при­нял за осно­ву, но зажи­га­тель­ную идею Фук­са не понял. Это отра­зи­лось в отзы­ве науч­но­го руко­во­ди­те­ля ору­жей­но-ядер­ной про­грам­мы Ю. Хари­то­на (1904–1996, акад. АН СССР с 1953-го), дати­ро­ван­но­го 5 мая 1948 года: «…Име­ет­ся ряд не вполне еще ясных, но физи­че­ски важ­ных заме­ча­ний, каса­ю­щих­ся меха­низ­ма ини­ци­и­ро­ва­ния, напри­мер о про­зрач­ном для излу­че­ния запол­ни­те­ле и о непро­зрач­ной его обо­лоч­ке…»

Раз­вед­до­клад Фук­са соб­ствен­но и при­вел к созда­нию в июне 1948-го груп­пы Там­ма. В резуль­та­те изоб­ре­те­ния «Слой­ки» ста­тус груп­пы изме­нил­ся из вспо­мо­га­тель­но­го в само­сто­я­тель­ный. А груп­па Зель­до­ви­ча про­дол­жа­ла раз­ра­ба­ты­вать «Тру­бу». В фев­ра­ле 1950-го в СССР раз­вер­ну­лись пол­но­мас­штаб­ные рабо­ты по созда­нию обо­их вари­ан­тов тер­мо­ядер­ной бом­бы на «Объ­ек­те» — в закры­том горо­де Саро­ве, где орга­ни­зо­ва­ли два тео­ре­ти­че­ских отде­ла (точ­нее, сек­то­ра): сек­тор 1 воз­глав­лял Тамм (когда в 1954-м он вер­нул­ся в Моск­ву, его сме­нил Саха­ров), сек­тор 2 воз­глав­лял Зель­до­вич. В нача­ле 1954 года, к нача­лу загад­ки «тре­тьей идеи», глав­ные тео­ре­ти­ки «Объ­ек­та» ока­за­лись в идей­ном тупи­ке: пол­ный тупик «Тру­бы» и осо­зна­ние того, что мощ­ность «Слой­ки» огра­ни­че­на.

Г. Бете

Г. Бете

Нако­нец, всё гото­во, что­бы пред­ло­жить рекон­струк­цию собы­тий, в кото­рых «тре­тья идея» ста­ла сверх­бом­бой (обес­пе­чив стра­те­ги­че­ское рав­но­ве­сие США и СССР): в пер­вые меся­цы 1954 года у Саха­ро­ва роди­лась идея исполь­зо­вать излу­че­ние атом­но­го взры­ва для обжа­тия тер­мо­ядер­но­го заря­да, он поде­лил­ся с Зель­до­ви­чем, тот вспом­нил о «не ясных, но физи­че­ски важ­ных» сло­вах из раз­вед­до­кла­да 1948 года, нако­нец понял их и внес в обсуж­де­ние какие-то подроб­но­сти из того же докла­да, воз­мож­но, неяв­но поде­лив­шись со сво­им сотруд­ни­ком Ю. Трут­не­вым.

По стро­гим зако­нам сек­рет­но­сти Зель­до­вич не имел пра­ва ска­зать о сво­ем раз­ве­ди­сточ­ни­ке кол­ле­гам, к нему не допу­щен­ным. У него (как и у Саха­ро­ва) не было так назы­ва­е­мой «лож­ной скром­но­сти» — он не стес­нял­ся гово­рить о сво­ем автор­стве, но в нау­ке был рыцар­ски честен и мог вос­хи­щать­ся иде­я­ми дру­гих, что уси­ли­ва­ет при­ве­ден­ное выше сви­де­тель­ство Л. Фео­к­ти­сто­ва.

Нет ника­ких сви­де­тельств, что Саха­ров был зна­ком с раз­вед­до­кла­дом 1948 года, и есть сви­де­тель­ство того, что не был. 17 мар­та 1949 года Ю. Хари­тон обра­тил­ся к Берии с пред­ло­же­ни­ем дать Там­му экс­пе­ри­мен­таль­ные дан­ные, добы­тые раз­вед­кой. В аппа­ра­те Берии реши­ли, что пере­да­вать Там­му раз­вед­ма­те­ри­а­лы «не сле­ду­ет, что­бы не при­вле­кать к этим доку­мен­там лиш­них людей », а мож­но лишь сооб­щить обез­ли­чен­ные выпис­ки, «без ссыл­ки на источ­ни­ки»14. Лист, содер­жа­щий таб­ли­цу, при­сла­ли в ФИАН, и на нем появил­ся авто­граф «Озна­ко­мил­ся 7.V 49 А. Саха­ров».

Если бы Саха­ров видел когда-либо раз­вед­до­клад 1948 года, он не напи­сал бы в «Вос­по­ми­на­ни­ях»: «Сей­час я думаю, что основ­ная идея раз­ра­ба­ты­вав­ше­го­ся в груп­пе Зель­до­ви­ча про­ек­та была „цель­но­тя­ну­той“, т. е. осно­ван­ной на раз­ве­ды­ва­тель­ной инфор­ма­ции. Я, одна­ко, никак не могу дока­зать это пред­по­ло­же­ние. Оно при­шло мне в голо­ву совсем недав­но, а тогда я об этом про­сто не заду­мы­вал­ся. (Добав­ле­ние, июль 1987 г. В ста­тье Д. Холо­вея в „Интер­нейш­нл Секью­ри­ти“ 197980, т. 4, 3, я про­чи­тал: „Клаус Фукс инфор­ми­ро­вал СССР о рабо­тах по тер­мо­ядер­ной бом­бе в Лос-Андже­ле­се до 1946 г… Эти сооб­ще­ния были ско­рей дез­ори­ен­ти­ру­ю­щи­ми, чем полез­ны­ми, так как ран­ние идеи потом ока­за­лись нера­бо­то­спо­соб­ны­ми“. Моя догад­ка полу­ча­ет таким обра­зом под­твер­жде­ние!)».

Уроки секретной американо-советской ядерной истории

Совершенно секретный листок “без ссылки на источники”, прибывший в ФИАН в мае 1949 года с автографами Ю. Б. Харитона, С. И. Вавилова, И. Е. Тамма и А. Д. Сахарова: “Ознакомился 7 V 49 А. Сахаров”

Совер­шен­но сек­рет­ный листок “без ссыл­ки на источ­ни­ки”, при­быв­ший в ФИАН в мае 1949 года с авто­гра­фа­ми Ю. Б. Хари­то­на, С. И. Вави­ло­ва, И. Е. Там­ма и А. Д. Саха­ро­ва: “Озна­ко­мил­ся 7 V 49 А. Саха­ров

«Дез­ори­ен­ти­ру­ю­щие» сооб­ще­ния Фук­са содер­жа­ли ту самую идею, кото­рую впо­след­ствии успеш­но раз­вил Тел­лер в изоб­ре­те­нии сверх­бом­бы. Саха­ров не знал, что эту идею Фук­са видел, но не понял Зель­до­вич, и сам переот­крыл ее.

В сек­рет­ном Саро­ве они с Зель­до­ви­чем обща­лись посто­ян­но и близ­ко: «В тече­ние дня то он, то я по несколь­ку раз забе­га­ли друг к дру­гу, что­бы поде­лить­ся вновь воз­ник­шей науч­ной мыс­лью или сомне­ни­ем, про­сто пошу­тить или что-то рас­ска­зать». По сви­де­тель­ству Еле­ны Бон­нэр, когда она в 1970 году, позна­ко­мив Саха­ро­ва со сво­и­ми дру­зья­ми, «спро­си­ла: „А кто твои дру­зья?“, он ска­зал: „Зель­до­вич“».

Вос­ста­нав­ли­вая в памя­ти био­гра­фию «тре­тьей идеи», Саха­ров опи­рал­ся на свои сек­рет­ные зна­ния и инту­и­цию, но мно­го­го не знал. Выде­ляя вклад Зель­до­ви­ча и Трут­не­ва сре­ди дру­гих, он все сомне­ния трак­то­вал в их поль­зу.

А сомне­ния у него мог­ли быть. Так, напри­мер, он рас­ска­зал, что на ран­нем эта­пе раз­ра­бот­ки «тре­тьей идеи» при­ду­мал, как под­сту­пить­ся к клю­че­вым физи­че­ским про­цес­сам, и его инту­и­тив­ную мысль под­кре­пил мате­ма­тик Нико­лай Дмит­ри­ев: «Я до сих пор пом­ню, что пер­во­на­чаль­но Зель­до­вич не оце­нил моей право­ты и толь­ко после рабо­ты Коли [Дмит­ри­е­ва] пове­рил; с ним такое ред­ко слу­ча­ет­ся, он очень ост­рый чело­век». Этот слу­чай рас­шиф­ро­вал (сна­ча­ла рас­сек­ре­тив) Г. Гон­ча­ров: «Реша­ю­щий шаг… сде­лал Саха­ров[, пока­зав], что кожух из веще­ства с боль­шим атом­ным номе­ром слу­жит пре­крас­ным отра­жа­те­лем излу­че­ния, выхо­дя­ще­го из пер­вич­ной атом­ной бом­бы…»15

Вер­нем­ся к пред­по­ло­же­нию Саха­ро­ва, что к «тре­тьей идее» одно­вре­мен­но с ним при­шли Зель­до­вич и Трут­нев. Он не объ­яс­нил, какие кон­крет­ные обсто­я­тель­ства 30-лет­ней дав­но­сти он вспом­нил, когда писал вос­по­ми­на­ния и дога­дал­ся, что основ­ная идея «Тру­бы» Зель­до­ви­ча была осно­ва­на на раз­ве­д­ин­фор­ма­ции. Навер­ня­ка эти обсто­я­тель­ства были слиш­ком кон­крет­ны, а пото­му сек­рет­ны. Но гораз­до труд­нее ему было бы пред­по­ло­жить, что раз­ве­д­ин­фор­ма­ция о тупи­ко­вом про­ек­те мог­ла содер­жать важ­ную физи­че­скую идею, кото­рую Зель­до­вич не понял. Мог ли Зель­до­вич, не нару­шая пра­вил сек­рет­но­сти, дать как-то понять это Саха­ро­ву, не имев­ше­му досту­па к раз­вед­до­кла­ду 16 апре­ля 1948 года? Думаю, что нет. Опи­ра­юсь, одна­ко, не столь­ко на сек­рет­ные мате­ри­а­лы, сколь­ко на изу­че­ние лич­но­стей двух выда­ю­щих­ся физи­ков и очень раз­ных людей. А так­же на дра­ма­ти­че­скую исто­рию их отно­ше­ний, раз­лу­чив­шую их, когда Саха­ров занял­ся обще­ствен­ной дея­тель­но­стью.

«Абсо­лют­ная интел­лек­ту­аль­ная чест­ность и сме­лость», — так Саха­ров харак­те­ри­зо­вал сво­е­го люби­мо­го учи­те­ля — Иго­ря Евге­нье­ви­ча Там­ма. Эта харак­те­ри­сти­ка при­ло­жи­ма и к нему. Он исхо­дил из про­сто­душ­ной пре­зумп­ции поря­доч­но­сти тех, с кем встре­чал­ся в жиз­ни (вклю­чая сотруд­ни­ков спец­служб). Тем более это отно­си­лось к его кол­ле­гам. Он, как и мно­гие дву­но­гие, мерил дру­гих, мож­но ска­зать, на свой аршин, несмот­ря на то, что его «аршин» был очень осо­бен­ным.

Инте­рес­но и поучи­тель­но сопо­став­лять совет­скую исто­рию автор­ства сверх­бом­бы с аме­ри­кан­ской в мораль­но-поли­ти­че­ском и в науч­но-тех­ни­че­ском изме­ре­ни­ях. Подроб­но­сти см. в ука­зан­ной выше моей кни­ге о Саха­ро­ве, а здесь ска­жу лишь, что Бете, как и боль­шин­ство веду­щих физи­ков ядер­но­го про­ек­та США, счи­та­ли созда­ние сверх­бом­бы неже­ла­тель­ным мораль­но-поли­ти­че­ски и невоз­мож­ным науч­но-тех­ни­че­ски (и вто­рое мне­ние в боль­шой сте­пе­ни опре­де­ля­лось пер­вым). А Тел­лер был клю­че­вой фигу­рой сре­ди немно­гих сто­рон­ни­ков созда­ния такой бом­бы.

Д. А. Франк-Каменецкий и Ю. Б. Харитон. Саров, начало 1950-х. Фото с сайта garfield.chem.elte.hu/combustion/Frank-Kamenetskii/DAFK.htm

Д. А. Франк-Каме­нец­кий и Ю. Б. Хари­тон. Саров, нача­ло 1950-х. Фото с сай­та garfield.chem.elte.hu/combustion/Frank-Kamenetskii/DAFK.htm

Сре­ди веду­щих физи­ков совет­ско­го ядер­но­го про­ек­та лишь Лан­дау счи­тал себя «уче­ным рабом» и огра­ни­чи­вал свою вовле­чен­ность в «спец­ра­бо­ту» до мини­му­ма. Осталь­ные рабо­та­ли с энту­зи­аз­мом и не испы­ты­ва­ли мораль­но-поли­ти­че­ских сомне­ний. У Саха­ро­ва пер­вые такие сомне­ния воз­ник­ли на бан­ке­те по слу­чаю успеш­но­го испы­та­ния сверх­бом­бы 22 нояб­ря 1955 года. В 1967–1968 годах он осо­знал рез­кий рост угро­зы миро­вой ядер­ной вой­ны в свя­зи с появ­ле­ни­ем про­ти­во­ра­кет и вышел из закры­то­го мира воен­но-про­мыш­лен­но­го ком­плек­са в откры­тый мир обще­ствен­ной жиз­ни. Когда же он в горь­ков­ской ссыл­ке писал свои «Вос­по­ми­на­ния», то уже вполне осо­зна­вал право­ту Тел­ле­ра в оцен­ке ситу­а­ции, хотя и в пози­ции Бете были свои резо­ны.

Если же гово­рить о про­ти­во­по­лож­ных, каза­лось бы, мне­ни­ях Бете и Тел­ле­ра об изоб­ре­те­нии сверх­бом­бы, то мож­но при­ми­рить и их. Идея излу­ча­тель­ной импло­зии, она же «тре­тья идея», была почти гени­аль­ной, раз такой силь­ный физик, как Зель­до­вич, не понял ее даже с под­сказ­кой Фук­са. Но она была и не совсем гени­аль­ной, посколь­ку Саха­ров сумел переот­крыть ее без под­сказ­ки.

Труд­но обсуж­дать «сте­пень гени­аль­но­сти» «тре­тьей идеи» хотя бы пото­му, что столь силь­ные экс­пер­ты име­ют на этот счет раз­ные мне­ния. Мож­но, одна­ко, эти мне­ния сопо­ста­вить, что­бы соста­вить соб­ствен­ное.

И. Т. Тамм и Д. А. Франк-Каменецкий. Саров, начало 1950-х. Фото с сайта garfield.chem.elte.hu/combustion/Frank-Kamenetskii/DAFK.htm

И. Т. Тамм и Д. А. Франк-Каме­нец­кий. Саров, нача­ло 1950-х. Фото с сай­та garfield.chem.elte.hu/combustion/Frank-Kamenetskii/DAFK.htm

Вер­нусь к без­услов­но­му экс­пер­ту — Ган­су Бете — с его зна­ни­я­ми, науч­ным и мораль­ным ран­гом. Он был глав­ным тео­ре­ти­ком глав­но­го аме­ри­кан­ско­го воен­но-ядер­но­го «объ­ек­та» в Лос-Ала­мо­се, Нобе­лев­скую пре­мию полу­чил за тер­мо­ядер­ную аст­ро­фи­зи­ку, и, кро­ме того, мож­но ска­зать, был пер­вым исто­ри­ком аме­ри­кан­ской сверх­бом­бы, посколь­ку еще в мае 1952 года напи­сал сек­рет­ную «Запис­ку об исто­рии тер­мо­ядер­ной про­грам­мы» (впо­след­ствии частич­но рас­сек­ре­чен­ную). По его тогдаш­не­му мне­нию, имен­но Тел­лер открыл «совер­шен­но новый под­ход», и это изоб­ре­те­ние «было в боль­шой сте­пе­ни слу­чай­ным». И впо­след­ствии он не раз писал, что «реша­ю­щее изоб­ре­те­ние сде­лал в 1951 году Тел­лер» 16.

Пер­вым, кто с этим мне­ни­ем не согла­сил­ся, был сам Тел­лер. Отве­чая на «Запис­ку» Бете, он свое изоб­ре­те­ние 1951 года оха­рак­те­ри­зо­вал как отно­си­тель­но неболь­шую моди­фи­ка­цию идей, извест­ных уже в 1946 году (под­ра­зу­ме­вая вклад К. Фук­са). Сум­ми­руя, Тел­лер заме­тил: «Труд­но спо­рить о том, в какой мере дан­ное изоб­ре­те­ние слу­чай­но, осо­бен­но труд­но для того, кто сам не делал это­го изоб­ре­те­ния»17.

Если Тел­лер в 1951 году опи­рал­ся на идею Фук­са 1946 года, то Саха­ров вес­ной 1954-го опи­рал­ся, мож­но ска­зать, на две свои соб­ствен­ные идеи 1948 года: на идею «Слой­ки», обжи­ма­е­мой обыч­ной взрыв­чат­кой, и на общую идею заме­нить эту взрыв­чат­ку допол­ни­тель­ным атом­ным взры­вом сна­ру­жи «Слой­ки» (глав­ный атом­ный взрыв про­ис­хо­дил в ее цен­тре). Тел­ле­ру надо было при­ду­мать новый спо­соб заста­вить лег­кие ядра сли­вать­ся — сда­вив всю «Тру­бу», запол­нен­ную лег­ко­ядер­ным веще­ством. А Саха­ро­ву надо было при­ду­мать, как исполь­зо­вать атом­ный взрыв для сдав­ли­ва­ния «Слой­ки». Когда же он при­ду­мал, ста­ло ясно, что сила атом­но­го сдав­ли­ва­ния столь вели­ка, что уже не обя­за­тель­на и сло­и­стость тер­мо­ядер­но­го заря­да.

И в США, и в СССР сверх­бом­бу изоб­ре­ли в «два при­се­ста»: в США Фукс и Тел­лер, в СССР Саха­ров и… Саха­ров. Конеч­но, речь идет о прин­ци­пи­аль­ных физи­че­ских иде­ях, вопло­ще­ние кото­рых в обе­их стра­нах потре­бо­ва­ло вну­ши­тель­ных тео­ре­ти­че­ских и кон­струк­тор­ских раз­ра­бо­ток.

В созда­нии совет­ской атом­ной бом­бы роль раз­вед­ки, как сей­час хоро­шо извест­но, была зна­чи­тель­на, хотя по оцен­кам вете­ра­нов обо­их ядер­ных про­ек­тов, раз­вед­дан­ные сэко­но­ми­ли Совет­ско­му Сою­зу все­го год-два.

В созда­нии же совет­ской тер­мо­ядер­ной бом­бы раз­вед­ка сыг­ра­ла лишь «адми­ни­стра­тив­ную» роль, побу­див руко­вод­ство СССР начать эту про­грам­му в 1945-м и уси­лить в 1948-м. При­чи­ной рез­ко­го сни­же­ния вкла­да совет­ской раз­вед­ки ста­ли успе­хи аме­ри­кан­ской контр­раз­вед­ки, кото­рой преж­де все­го уда­лось рас­крыть «нерас­кры­ва­е­мый» шифр совет­ской раз­вед­ки.

После аре­ста Фук­са в 1950 году и по мень­шей мере до 1955-го в СССР прак­ти­че­ски ниче­го не зна­ли о раз­ви­тии тер­мо­ядер­ных раз­ра­бо­ток в США кро­ме того, что сооб­ща­ла прес­са, а кто ж пове­рит бур­жу­аз­ным газе­там?

А. Д. Сахаров и Я. Б. Зельдович на Четвертом международном семинаре по квантовой гравитации. Москва, 25 мая 1987 года. Фото с сайта www.sakharov-archive.ru/Photoalbum5.htm

А. Д. Саха­ров и Я. Б. Зель­до­вич на Чет­вер­том меж­ду­на­род­ном семи­на­ре по кван­то­вой гра­ви­та­ции. Москва, 25 мая 1987 года. Фото с сай­та www.sakharov-archive.ru/Photoalbum5.htm

Забав­ным про­яв­ле­ни­ем тако­го неве­де­ния и заод­но оцен­кой талан­та Саха­ро­ва было мне­ние заме­сти­те­ля науч­но­го руко­во­ди­те­ля объ­ек­та Кирил­ла Щёл­ки­на (1911–1968, член­кор АН СССР, три­жды Герой Соци­а­ли­сти­че­ско­го Тру­да), кото­рый, по сви­де­тель­ству его сына, счи­тал, что в созда­ние «Слой­ки» «вло­же­но столь­ко ори­ги­наль­ных… идей, что они не мог­ли одно­вре­мен­но прий­ти в голо­вы уче­ных США. Одна­ко после взры­ва [«Слой­ки»] США столь быст­ро [через пол­го­да] взо­рва­ли ана­ло­гич­ную [испы­та­ние 1 мар­та 1954 года]), что даже если учесть, что [аме­ри­кан­цы] по ана­ли­зу проб воз­ду­ха после наше­го взры­ва смог­ли раз­га­дать сек­ре­ты кон­струк­ции, невоз­мож­но было в эти сро­ки раз­ра­бо­тать и изго­то­вить обра­зец для испы­та­ний… Отец [К. И. Щёл­кин] был абсо­лют­но уве­рен, что кон­струк­ция нашей водо­род­ной бом­бы [аме­ри­кан­ца­ми] укра­де­на. Эта уве­рен­ность, по его сло­вам, опи­ра­лась преж­де все­го на гени­аль­ность Саха­ро­ва»18.

Если пер­вый заме­сти­тель Хари­то­на мог думать, что аме­ри­кан­цы укра­ли совет­ский сек­рет водо­род­ной бом­бы, то, зна­чит, руко­вод­ство «Объ­ек­та» даже не подо­зре­ва­ло о мас­штаб­ном отста­ва­нии совет­ских «изде­лий». Тем более это было неве­до­мо Зель­до­ви­чу и Саха­ро­ву. Поэто­му нера­бо­то­спо­соб­ность «Тру­бы» в СССР была окон­ча­тель­но при­зна­на лишь в декаб­ре 1954 года, на пять лет поз­же, чем в США. Раз­ра­ба­ты­вать «тре­тью идею» в СССР помо­га­ло три­ум­фаль­ное состо­я­ние духа, неве­де­ние, что в США ее испы­та­ли еще в 1952-м. И у Саха­ро­ва, как мы видим, были осно­ва­ния счи­тать свою роль «одной из реша­ю­щих».

Исто­рия сверх­бом­бы опро­вер­га­ет шаб­лон­ную муд­рость о том, что «исто­рия не зна­ет сосла­га­тель­но­го накло­не­ния». Для исто­ри­ко-науч­ных вопро­сов «что было бы, если бы…» необя­за­тель­но ждать встре­чи с ино­пла­нет­ной циви­ли­за­ци­ей и ино­пла­нет­ной исто­ри­ей. Изо­ля­ция сек­рет­но­стью холод­ной вой­ны и сопо­став­ле­ние двух вари­ан­тов исто­рии сверх­бом­бы — в США и СССР — про­яс­ня­ет оба вари­ан­та раз­ви­тия собы­тий. Помо­га­ет и то, что бла­го­да­ря Фук­су изо­ля­ция была непол­ной.

Таким обра­зом, обос­но­ван жур­на­лист­ский титул «отец водо­род­ной бом­бы» и для Тел­ле­ра, и для Саха­ро­ва, хотя оба под­чер­ки­ва­ли кол­лек­тив­ность отцов­ства. Появ­ля­ют­ся так­же осно­ва­ния назвать Фук­са «дедом водо­род­ной бом­бы» и в США, и в СССР, и в Вели­ко­бри­та­нии бла­го­да­ря его рабо­те по сов­ме­сти­тель­ству в нау­ке и в раз­вед­ке.

Рассекреченная (с купюрами) американская хронология создания термоядерной бомбы и название рассекреченной заявки на патент К. Фукса, Дж. фон Неймана 1946 года

Рас­сек­ре­чен­ная (с купю­ра­ми) аме­ри­кан­ская хро­но­ло­гия созда­ния тер­мо­ядер­ной бом­бы и назва­ние рас­сек­ре­чен­ной заяв­ки на патент К. Фук­са, Дж. фон Ней­ма­на 1946 года

Совет­ско-аме­ри­кан­ская родо­слов­ная сверх­бом­бы осве­ща­ет так­же вопрос о науч­ных сек­ре­тах, кото­рый кажет­ся важ­ней­шим для широ­кой пуб­ли­ки, но не для людей нау­ки. Вско­ре после созда­ния атом­ной бом­бы Бете фак­ти­че­ски отверг поня­тие «атом­но­го сек­ре­та», пред­ска­зав, что любая из несколь­ких стран с раз­ви­той нау­кой (вклю­чая СССР) может создать атом­ную бом­бу само­сто­я­тель­но за пять лет19. И ока­зал­ся прав. Иро­ния исто­рии про­яви­лась в том, что Бете под силь­ным впе­чат­ле­ни­ем от «гени­аль­но­го про­зре­ния» Тел­ле­ра при изоб­ре­те­нии сверх­бом­бы и про­ти­во­ре­ча себе, выска­зал мне­ние, что это изоб­ре­те­ние «было в боль­шой сте­пе­ни слу­чай­ным» и поэто­му «невоз­мож­но пред­ска­зать, было ли или будет ли сход­ное изоб­ре­те­ние сде­ла­но в совет­ском про­ек­те»20. Фак­ти­че­ски он гово­рил о невос­про­из­во­ди­мо­сти это­го изоб­ре­те­ния. Выхо­дит, не веря в «атом­ный сек­рет», он пове­рил — по мень­шей мере в мае 1952 года — в «тер­мо­ядер­ный».

Само­сто­я­тель­ное изоб­ре­те­ние совет­ской сверх­бом­бы под­твер­жда­ет пер­во­на­чаль­ное отно­ше­ние Бете к поня­тию науч­но­го сек­ре­та. А тот факт, что Бете оце­ни­вал изоб­ре­те­ние Тел­ле­ра столь высо­ко, помо­га­ет понять чрез­вы­чай­но высо­кую оцен­ку Зель­до­ви­чем науч­но­го талан­та Саха­ро­ва. По сви­де­тель­ству Вита­лия Гин­збур­га, Зель­до­вич гово­рил: «Других физи­ков я могу понять и соиз­ме­рить. А Андрей Дмит­ри­е­вич — это что-то иное, что-то осо­бен­ное»21. Пони­ма­ние «несо­из­ме­ри­мо­сти» сфор­ми­ро­ва­лось у Зель­до­ви­ча имен­но в годы его наи­боль­шей бли­зо­сти с Саха­ро­вым, когда они созда­ва­ли совет­ское тер­мо­ядер­ное ору­жие.

Сек­рет­ная реша­ю­щая роль Саха­ро­ва в созда­нии совет­ско­го свер­хо­ру­жия по иро­нии исто­рии опре­де­ли­ла через мно­го лет дру­гую, совер­шен­но откры­тую и не менее важ­ную его роль в утвер­жде­нии прав чело­ве­ка как осно­вы меж­ду­на­род­ной без­опас­но­сти и устой­чи­во­го раз­ви­тия мира. В 1955 году, одна­ко, мало что пред­ве­ща­ло такое пре­об­ра­же­ние физи­ка-тео­ре­ти­ка.

Ген­на­дий Горе­лик,
автор книг об А. Д. Саха­ро­ве, Л. Д. Лан­дау, М. П. Брон­штейне
и мно­го­чис­лен­ных ста­тей по исто­рии нау­ки


1 Голос Sputnik’а на стра­ни­це NASA, посвя­щен­ной исто­рии Кос­ми­че­ской эры.

2 Атом­ный про­ект СССР: доку­мен­ты и мате­ри­а­лы. Т. 3. Кн. 2. — 2009, с. 174–175.

3 Вла­ди­мир Ива­но­вич Ритус, интер­вью Г. Горе­ли­ку 7 июля 1992 года.

4 Атом­ный про­ект СССР: доку­мен­ты и мате­ри­а­лы. Т. 3. Кн. 2. — 2009, с. 331–333.

5 Testimony of Hans Bethe, in United States Atomic Energy Commission, In the Matter of J. Robert Oppenheimer. Transcript of Hearing before Personnel Security Board, Washington, D. C., April 12, 1954, through May 6, 1954 (Washington: United States Government Printing Offce, 1954; facsimile reprinted Cambridge, Mass. and London: The MIT Press, 1971), p. 330.

6 Юрий Трут­нев: созда­ние ядер­но­го ору­жия — это осо­бое твор­че­ство /​/​ РИА «Ново­сти» 22.11.2017.

Хари­тон Ю. Б., Адам­ский В. Б., Смир­нов Ю. Н. О созда­нии совет­ской водо­род­ной (тер­мо­ядер­ной) бом­бы /​/​ УФН. 1996. Вып.166. № 2. С. 204.

Трут­нев Ю. А. Тер­мо­ядер­ное ору­жие Рос­сии: неко­то­рые эта­пы боль­шо­го пути. В кн.: Ядер­ный век: нау­ка и обще­ство: Меж­ду­нар. науч. конф. : [сб. мате­ри­а­лов] /​ [гл. ред. В. Г. Асмо­лов]. — М. : ИздАТ, 2004. С.275.

9 Лев Пет­ро­вич Фео­к­ти­стов, интер­вью Г.Горелику 24 фев­ра­ля 1995 года.

10 Фео­к­ти­стов Л. П. Водо­род­ная бом­ба: Кто же выдал ее сек­рет? /​/​ Неза­ви­си­мая газе­та — Нау­ка, 2 сен­тяб­ря 1997 года, с. 7; Нау­ка и обще­ство: Исто­рия совет­ско­го атом­но­го про­ек­та. Тру­ды меж­ду­на­род­но­го сим­по­зи­у­ма ИСАП-96. — М.: ИздАТ, 1997, с. 229.

11 Edward Teller’s Testimony in the Oppenheimer Hearings. In: Edward Teller with Judith L. Shoolery Memoirs: A Twentieth-Century Journey in Science and Politics. Cambridge, MA: Perseus: 2001, p. 579.

12 Teller E. Comments on Bethe’s History of the Thermonuclear Program, August 14, 1952. Policy and Progress in the H-Bomb Program: A Chronology of Leading Events, Joint Committee on Atomic Energy, Jan. 1, 1953, p. 78, 79. Chuck Hansen. The swords of Armageddon: U. S. nuclear weapons development since 1945. Sunnyvale, CA: Chukelea Publications, 1995, Vol. 3, p. 35, 191.

13 Атом­ный про­ект СССР: Доку­мен­ты и мате­ри­а­лы. Т. 3. Кн. 1. — 2008, с. 93–103.

14 Атом­ный про­ект СССР: доку­мен­ты и мате­ри­а­лы. Т. 3. Кн. 1. — 2008, с. 184–186.

15 Гон­ча­ров Г. А. Исто­рия оте­че­ствен­ной двух­сту­пен­ча­той водо­род­ной бом­бы и науч­ная эти­ка /​/​ «При­ро­да», 2009, № 5, с. 55.

16 Bethe H. A. Memorandum on the History of the Thermonuclear Program, May 28, 1952. www.fas.org/nuke/guide/usa/nuclear/bethe-52.htm. H. A. Bethe, J. Robert Oppenheimer 1904–1967, Biographical Memoirs of Fellows of the Royal Society 14 (1968), 391–416; on 404; idem, J. Robert Oppenheimer April 22, 1904–February 18, 1967, National Academy of Sciences of the United States of America Biographical Memoirs 71 (1997), 175–218; on 197. www.nap.edu/books/0309057388/html/197.html

17 Teller E. Comments on Bethe’s History of the Thermonuclear Program, August 14, 1952. Policy and Progress in the H-Bomb Program: A Chronology of Leading Events, Joint Committee on Atomic Energy, Jan. 1, 1953, p. 78, 79. Chuck Hansen. The swords of Armageddon: U. S. nuclear weapons development since 1945. Sunnyvale, CA: Chukelea Publications, 1995, Vol. 3, p. 35, 191.

18 Щёл­кин Ф. К. Апо­сто­лы атом­но­го века. М.: ДеЛи принт, 2004, с. 129.

19 Bethe H., Seitz F. «How Close is The Danger?» in Dexter Masters and Katharine Way, ed., One World or None (New York: McGraw-Hill Book Co., 1946), p. 46.

20 Bethe H. Memorandum on the history of thermonuclear program, May 28, 1952. www.fas.org/nuke/guide/usa/nuclear/bethe-52.htm

21 Гин­збург В. Л. О фено­мене Саха­ро­ва /​/​ О физи­ке и аст­ро­фи­зи­ке. М., 1995, с. 465. См. так­же: В. И. Мохов, цити­ро­ван­ный в: Люди «Объ­ек­та». Очер­ки и вос­по­ми­на­ния. Саров — Москва, 1996, с. 207–208.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (6 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

12 комментариев

  • Владимир Аксайский:

    Мне ста­тья понра­ви­лась – живая, широ­кая.
    Уди­ви­тель­но, насколь­ко уже тогда была вид­на неумо­ли­мость гло­ба­ли­за­ции, объ­еди­не­ния в мас­шта­бах пла­не­ты интел­лек­ту­аль­ных уси­лий все­ми спо­со­ба­ми, все­ми фор­ма­ми кну­та и пря­ни­ка – сотруд­ни­че­ство, кон­ку­рен­ция, шпи­о­наж, раз­вед­ка, спец­по­се­ле­ния, гос­пре­мии… И тен­ден­ция толь­ко уси­ли­ва­ет­ся. Сей­час мы уже всей пла­не­той выби­ра­ем пре­зи­ден­тов, орга­ни­зу­ем мате­ри­аль­ные и инфор­ма­ци­он­ные пото­ко­вые сети. При­чем, изо всех сил, в рам­ках жесто­чай­ше­го прин­ци­па мак­си­маль­ной гео­хи­ми­че­ской дея­тель­но­сти и в соот­вет­ствии с пра­ви­лом – «сча­стье сво­и­ми рука­ми». Инте­рес­но :)

  • res:

    Это что же полу­ча­ет­ся. Фукс все при­ду­мал а потом широ­ким жестом всем и раз­дал? ))

  • Евгений:

    А как же Ста­ни­слав Улам (Ulam), кото­рый рас­ска­зал Э. Тел­ле­ру о новой схе­ме (и назы­ва­ет­ся она схе­ма Ула­ма-Тел­ле­ра)? Раз­ве он не со-отец?

  • Что-то Горе­лик меня стал раз­дра­жать. Брал бы интер­вью у живых вете­ра­нов, да и в неиз­мен­ном виде пуб­ли­ко­вал бы. А то – столь­ко воды нали­то, столь­ко сует­ли­во­сти какой-то… ненуж­ной. Трут­нев гораз­до инте­рес­нее пишет – пото­му что по делу.
    А уж эти горе­ли­ков­ские пане­ги­ри­ки «мораль­но­му обли­ку» вооб­ще не при­шей-при­стег­ни. Суе­та, а не тол­ко­вая ста­тья.
    Я уж не гово­рю, что совер­шен­но про­игно­ри­ро­ван эпи­зод, о кото­ром пря­мо пишет Саха­ров, и на кото­рый ука­зы­ва­ет Фео­к­ти­стов (но эпи­зод этот не ложит­ся в горе­ли­ков­скую схе­му, и пото­му он его даже не упо­ми­на­ет): «Я рас­ска­жу тут об одном “забав­ном” эпи­зо­де, кото­рый, воз­мож­но, про­изо­шел мно­го рань­ше или мно­го поз­же (я нароч­но не уточ­няю даты). Нам пока­зы­ва­ли фото­гра­фии каких-то доку­мен­тов, боль­шин­ство из них были пере­ко­ше­ны — види­мо, фото­гра­фу было неко­гда уста­но­вить свой мик­ро­ап­па­рат. Сре­ди фото­гра­фий был один под­лин­ник, ужас­но измя­тый. Я наив­но спро­сил, поче­му этот доку­мент в таком состо­я­нии. Види­те ли, его при­шлось выно­сить в тру­си­ках.»

  • Вклад Ула­ма в рож­де­ние «схе­ма Ула­ма-Тел­ле­ра» (Teller–Ulam design) состо­ял в том, что он вызвал аборт преды­ду­щей схе­мы «Super».
    Подроб­но­сти в кн. «Андрей Саха­ров: Нау­ка и Сво­бо­да» или в ста­тье “The Paternity of the H-Bombs: Soviet-American Perspectives”

  • […] Загад­ка «тре­тьей идеи» /​/​ Тро­иц­кий вари­ант-Нау­ка 2018/​02/​27 […]

  • глав.сов.диссидент:

    Ника­ко­кое обжа­тие со сто­ро­ны Саха­ров не изобретал,-это схе­ма тру­бы, кото­рая была извест­на и Зель­до­ви­чу и Саха­ро­ву с 48 года.Слойку Саха­ров тоже не изоб­ре­тал-эта «идея» напо­ло­ви­ну из отчё­та «четы­рёх» и напо­ло­ви­ну из англий­ско­го журнала,которые саха­ров читал.Световое обжа­тие он тоже не изобретал,и гума­ни­стом он стал по зада­нию и пла­ну Хру­щё­ва

    • Наф:

      Послед­нее вряд ли. По край­ней мере он не понял, где нуж­но оста­но­вить­ся и вышел из бере­гов ) Кста­ти, пра­виль­но я пони­маю, что в пер­вых заря­дах ради­а­ци­он­ное обжа­тие было замет­но мень­ше рас­чет­но­го, но это выяс­ни­лось спу­стя несколь­ко лет. Пом­нит­ся, читал об этом в каком-то жур­на­ле на англий­ском.

  • глав.сов.диссидент:

    Странно.Недавно Фор­тов и Путин тоже пока­за­ли все­му наро­ду копию при­ве­дён­ной выше запис­ки о АО.И оба гово­ри­ли об изоб­ре­те­нии Сахарова.В этой запис­ке все­го 5 строк в сред­нем по 4 сло­ва на строку,последняя стро­ка «пред­ло­же­но В.А.Довиденко.» Неуже­ли для нашей ака­де­мии и вла­сти 5 строк это уже очень мно­го и они не спо­соб­ны сосре­до­то­чить­ся? (это был январь­ский отчёт).А есть декабрь­ский Саха­ро­ва и Франк каменецкого,где речь идёт о плот­но­сти в «Десят­ки раз»-это гово­рит о том,что январьский(Давиденко) и декабрь­ский Саха­ро­ва не отли­ча­ют­ся в прин­ци­пе и речь идёт о МЕХАНИЧЕСКОМ АО,а не о рентгеновском.В рент­ге­нов­ском плот­но­сти пре­вы­ша­ют 500 раз.Американцы в это вре­мя уже нача­ли кле­пать дешё­вые бом­бы на новом принципе,если бы наши про­дол­жи­ли идти по тупи­ко­вым путям саха­ро­вых-зель­до­ви­чей то нас бы уже дав­но разбомбили,и Фор­то­вых и осталь­ных мифо­твор­цев про­сто не суще­ство­ва­ло бы.

    • Если бы Вы в добав­ле­ние к ТВ еще и слег­ко почи­та­ли бы, то узна­ли бы, что в Запис­ке было 16 стра­ниц (рас­сек­ре­че­ны толь­ко пер­вая и послед­няя), узна­ли бы, что в фами­лии Дави­ден­ко вто­рая боква «а», и мно­го чего еще инте­рес­но­го. Читай­те и обря­ще­те.

  • глав.сов.диссидент:

    Ну и хорошо,только не увлекайтесь,главное там истина,но в дета­лях не вез­де доступ­но преподнесена.Слышал от зна­ко­мо­го у «нас» в инсти­ту­те сокращения,хороший институт,только не про­буй­те что-то исполь­зо­вать без ссылок,так как всё это уже год висит на меж­ду­на­род­ных сай­тах тоже.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com