Одна страница о любви к кино

The cinema is the greatest art form ever conceived for generating emotions in its audience. That’s what it does best.

Roger Ebert1

Ревекка Фрумкина

Ревекка Фрумкина

Название американского фильма “Intimacy” у нас в свое время перевели как «Интим», что попросту неправильно. Обычный русский контекст слова интим — объявление типа «интим не предлагать». А фильм про другое. Он про попытки пробить стену одиночества — в отсутствие лучших путей — через секс. Так что здесь я бы перевела англ. intimacy как «близость». “Intimacy” я посмотрела случайно — искала материал об авторе фильма, выдающемся французском театральном и кинорежиссере Патрисе Шеро (Patrice Chéreau, 1944–2013). Шеро снял этот фильм в 2001 году, и, насколько я могла понять, это просто еще один из полутора десятка фильмов Шеро — режиссера, мировая слава которого основана более всего на его театральных постановках. Можно ли сказать, что это фильм о сексе? Или это фильм о любви? Я бы сказала, что фильм о невозможности любви в условиях, когда мужчина и женщина не могут дать друг другу ничего, кроме секса.

Отсутствие чего-либо, кроме сугубо телесных ощущений, подчеркивается в фильме обстановкой, в которой происходит действие. Это нищая и грязная комната, куда героиня (ее зовут Клер; в этой роли — новозеландская актриса Керри Фокс) входит прямо с улицы; как я поняла — почти случайно.

Всё дальнейшее как бы и не предполагает эмоций — и где здесь intimacy? Меж тем мы узнаем, что у героя фильма Джея (видный британский актер и режиссер

Марк Рэйланс) двое сыновей лет четырех-шести — он с нежностью моет их в ванне; издали мы видим мать этих мальчиков — обычную женщину лет тридцати или около того. Это дом, откуда Джей ушел.

Работает Джей в баре, временами он посещает небольшой зал, где идут спектакли театра, напоминающего наш любительский, или самодеятельный. В Англии нечто подобное называется fringe-theatre; теперь таких маленьких студий становится всё больше, соответственно, всё более значимо их место в английской театральной культуре.

В таком театре Клер ставит спектакль, репетицию которого мы видим; ее сын, мальчик лет восьми, ждет мать, сидя в зале… Позже в действие включается муж Клер — его играет известный английский характерный актер Тимоти Сполл (мы его запомнили по фильмам Майка Ли). Драматический конфликт в “Intimacy” сводится к тому, что в очередной вторник — уже привычный день встречи с Джеем — Клер не приходит. Герой пытается ее вернуть, но она отказывается. И это всё? — удивится читатель, ожидающий событий. Что ж, вот еще один, не более сложный сюжет: замужняя женщина, тоже мать ребенка лет восьми, полюбила другого — и это почти всё… И хотя эту историю нам рассказали еще в школе, а наши бабушки и дедушки в довоенные времена видели ее же на сцене МХАТа, я считаю, что лучший Алексей Александрович Каренин — это Олег Янковский в фильме Сергея Соловьева 2009 года2.

Так что закончу моим любимым изречением Арнольда Шёнберга: «Еще много нового можно сказать и в до мажоре». 

Ревекка Фрумкина


1 «Кино — величайшая художественная форма, когда-либо созданная для передачи эмоций аудитории. Это то, что оно делает лучше всего». Роджер Эберт.

2 Фрумкина Р. М. Алексей Александрович Каренин // ТрВ-Наука, № 111 от 28 августа 2012 года.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *