- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Идти или не идти?

Кирилл Калинин

Кирилл Калинин (web.stanford.edu/~kkalinin)

В своей колонке «Против бойкота выборов» на сайте «Эха Москвы» от 8 февраля 2017 года Ксения Собчак высказалась по проблеме голосования и бойкота. Цитирую дословно: «Если вы не пойдете на выборы, ваш голос не только украдут, но и — что важнее — вас нельзя будет отличить от тех, кто просто остался дома, поехал на дачу, плевал на всё. Ваша активная позиция не будет зафиксирована, значит, не будет учтена потом в политическом противостоянии» . Собчак права в том, что при нынешнем предвыборном раскладе самоустранение через бойкотирование выборов вряд ли сможет сделать бойкот «видимым», зато уж точно укрепит поддержку основного кандидата. Нынешняя дилемма «бойкота выбора» vs «бойкота выборов» может быть сведена к «игре с нулевой суммой», когда выигрыш одного игрока равен проигрышу другого, или, применительно в нашему случаю, когда каждому проценту снижения явки из-за бойкота «по Навальному» соответствует тот же процент голосов, недополученных Собчак, и наоборот. Может ли быть разорвана навязанная властью стратегия «игры с нулевой суммой»? Можно ли сделать бойкот Навального «видимым»? Можно ли связать столь разные по содержанию стратегии Навального и Собчак? Думаю, да.

Несмотря на то, что власть способна навязать определенную структуру выбора, выгодную ей самой, она всё же не способна повлиять на механизм индивидуального выбора. Альтернативная стратегия оппозиции в ситуации «игры с нулевой суммой» — это «смешанная стратегия» (теория излагается здесь). Она предполагает «карнавализацию» выборов с привлечением «генератора случайного выбора». Иными словами, выбор между бойкотом выборов «по Навальному» или голосованием «за Собчак против всех» может решаться с помощью обычного жребия — допустим, брошенной монеты. Подобная акция могла бы стать всероссийским ритуалом подбрасывания монеты в день выборов, к примеру, у входа на избирательный участок, т. е. до регистрации. Если выпадет «орел», то можно смело бойкотировать выборы, как того хочет Навальный, если выпадает «решка», то можно отдаться голосованию за Собчак.

Несмотря на всю свою занимательность, оригинальность и некоторую провокационность, данный стратегический подход к голосованию, как мне кажется, содержит целый ряд серьезных преимуществ перед классическим искренним голосованием.

Во-первых, фактор жребия разбавит голосование за Собчак голосованием за не допущенного до выборов Навального. Оппозиционный политик тем самым получает возможность косвенного участия, а голосование за Собчак сводится к голосованию за некоторый аналог объединенной оппозиции. Обратной стороной стратегии голосования за Собчак становится бойкот выборов по Навальному, и наоборот.

Во-вторых, перед симпатизирующими Собчак открывается равновероятная возможность бойкотирования выборов.

В-третьих, фактор жребия превращает голосование за Собчак в индикатор снижения процента официальной явки из-за вытекающей из жребия связанности голосования и бойкота. Кстати, поэтому власти вполне способны мобилизовать свой административный ресурс для снижения поддержки Собчак.

В-четвертых, как уже было отмечено, если результат обычного бойкота не может быть толком оценен, то предложенный способ дает оценку бойкота, равную сумме голосов, отданных за Собчак. Более того, при прочих равных условиях набранный процент голосов за Собчак, помноженный на два, позволяет оценить суммарную электоральную поддержку оппозиции.

В-пятых, чисто теоретически меняется и стратегия власти по отношению к оппозиции: так как «безразличное» голосование с помощью жребия вызывает ответное «безразличное» отношение власти к стратегии раскола оппозиции по линии «Собчак — Навальный». Иными словами, если подобные выборы повторить бесконечное множество раз, то «безразличное» голосование порождает безразличие власти к тому, кто из оппозиционных кандидатов будет зарегистрирован, а кто нет, тем самым способствуя укреплению либеральной оппозиции.

Рис. В. Шилова

Рис. В. Шилова

Таким образом, с помощью обычного жребия оба кандидата от оппозиции оказываются созависимыми в плане своей электоральной поддержки и соответствующих электоральных стратегий. Это может способствовать сближению их позиций в будущем и даже к появлению единой оппозиции. Конечно, в данном случае многое зависит от убежденности самих лидеров оппозиции и их сторонников в целесообразности использования жребия. Так, если доли нарушивших «волю монетки» избирателей этих двух лидеров совпадут, то наши оценки бойкота и общей поддержки оппозиции окажутся несмещенными; в иных случаях мы будем иметь дело со смещенными оценками. Если вопреки «воле монетки» большинство из сторонников Навального все-таки решится бойкотировать эти выборы, оценка масштаба бойкота выборов, равно как и оценка общей поддержки оппозиции, окажутся заниженными. Если же сторонники Собчак решатся отдать свой голос за нее вопреки «воле монетки», тогда оценка масштаба бойкота и общая оценка размера оппозиции окажутся завышенными.

Если кандидатура Собчак рассматривается сторонниками Навального как неприемлемая, то ее можно заменить голосованием за условного кандидата, поддержка которого не превышает статистическую погрешность. По-моему, альтернатива с условным кандидатом даже в чем-то выгоднее предыдущей стратегии, так как позволяет вычленить голоса Навального, голоса Собчак, оценить масштаб бойкота. Впрочем, данный игровой жанр можно было бы распространить на выбор и других малоизвестных фиктивных кандидатов с околонулевыми рейтингами, повышая их поддержку, оживляя течение всей избирательной кампании. В общем, к этой довольно-таки скучной президентской кампании вполне применимы игровые приемы, способствующие «карнавализации» выборов, «перепрошивке» самого акта голосования в условиях навязанного выбора, переформатированию идеологической платформы Собчак через «связывание» с идеей бойкота, косвенному участию Навального в выборах, а главное — превращению бойкота во всеми видимый, всеми осязаемый фактор грядущих выборов.

Кирилл Калинин,
PhD в области политологии (Гуверовский институт Стэнфордского университета)


Комментарий политолога из ЕУСПб Григория Голосова

Григорий Голосов

Григорий Голосов

Сначала — предельно краткое изложение двух основных теорий голосования, инструментальной и экспрессивной. Люди приходят на выборы по двум причинам. Одна — поддержать действующую власть, проголосовав за нее (искренне или под действием каких-то внешних стимулов вроде подкупа или принуждения), или наказать, проголосовав за оппозицию. На нынешних выборах это бессмысленно, потому что смены власти по итогам выборов не произойдет. Вторая — выразить свою эмоциональную поддержку кому-то из кандидатов независимо от того, окажет ли это какое-то воздействие на действующую власть. На нынешних выборах именно это и сделают искренние поклонники Путина, Собчак, Явлинского и прочих кандидатов. Тем гражданам России, которые подобных чувств ни к кому из них не испытывают, делать там нечего. Можно по-разному относиться к Навальному лично и к его идее о «забастовке избирателей» в частности, но элементарный факт нашей жизни состоит в том, что это пустая трата времени.

Если выборы сопровождаются народными гуляниями, выступлениями артистов и клоунов и прочими забавами, как это водится сейчас в России, то люди могут явиться на выборы ради развлечения. Но развлекает их не сам акт голосования, а сопутствующие мероприятия. Акт голосования скучен. Массовый избиратель, если вообще голосует, то голосует всерьез. Поэтому «карнавализация» акта голосования сработает в лучшем случае на пару тысяч гиков, которые любят политику до такой степени, что она их развлекает. Нормальным людям это не свойственно. Кроме того, нормальным людям не свойственно, думая о политике, осмысливать ее в терминах теории игр. Но среди гиков попадаются и такие.

Сама идея голосования по жребию не нова. Она высказывалась (в частности, мною) при обсуждении тактики голосования за любую другую партию на думских выборах. Не знаю, как для кого из авторов идеи, а для меня это было своего рода метафорой, позволяющей лучше выделить основную задачу этой тактики: нанесение максимального ущерба «Единой России» путем создания условий для того, чтобы как можно больше думских мест выиграли пусть и противные, но все-таки другие — любые другие — партии. На выборах 2018 года разыгрывается только одно место. И если отвлечься от того, что по их итогам КПРФ, «Яблоко», ЛДПР и какая-то никому не ведомая «Гражданская инициатива» (от которой выдвигается Собчак) могут получить госфинансирование, то никаких других бонусов у них не будет, а победитель, т. е. есть Путин, получит всё. Уточню: всё, кроме явки. Поэтому максимальный ущерб действующей власти можно нанести только одним способом — воздержанием от голосования.

Что касается голосования по жребию ради «карнавализации», то, как сказано выше, это удел гиков. Они могут найти и иные развлечения: вписывать в бюллетень имена отстраненных от выборов кандидатов, рисовать на его полях забавные картинки, постить в соцсетях селфи с бюллетенем и в маске Гая Фокса. Гиков мало, поэтому никакого воздействия на результаты выборов это не окажет. Но поскольку речь идет об индивидуальном действии, то на месте каждого отдельного гика я задумался бы о том, стоит ли мимолетный фан того, чтобы одна единица явки — твоей собственной явки — влилась в столь желанную для властей картину массового участия в мероприятии. По-моему, не стоит.

Григорий Голосов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи