Чеканненько и логичненько: зачем мы «умаляем» свои оценки?

Ирина Фуфаева

Ирина Фуфаева

Одну неочевидную и очень современную роль выполняют те самые диминутивы, по-школьному — уменьшительно-ласкательные суффиксы, которые в «хорошем обществе» принято порицать. Дескать, всё это сплошной маянезик, овуляшки, годовасик, мамочки — дурной тон, сюсюканье, чуть ли не признак слабоумия. Филолог и ведущая Ксения Туркова в статье «Колоночка про диминутивчики» призналась, что радиослушатели ее «чуть не разорвали» за невинное «Сегодня прохладненько».

Кстати, напомню, что в таких случаях прохладненько, а также прохладно, жарко, скучно, весело, тошно и так далее — это вовсе не наречия, а так называемые слова категории состояния. В школе их толком не проходят, хотя именно эти слова образуют столь характерные для русского языка безличные предложения и поминутно употребляются в непринужденной речи: Мне так неловко!; Вам плохо?; Невероятно!; Да, печально… Это своего рода «статусы», характеристики ситуации «внутри» и снаружи говорящего.

С некоторых пор такие «статусы» всё чаще употребляются в уменьшительной форме — в соцсетях много любопытных и неожиданных примеров. Вот самые любопытные и неожиданные из тех, что попадались мне: документальненько, демократичненько, печальненько, космичненько-символичненько, казахстанненько, безнадежненько, гекзамерненько, фееричненько, трансцедентальненько, невротичненько, лингвистичненько, гуманитарненько, неэволюционненько, логичненько, истеричненько, многословненько, диагностичненько, дискутичненько, терапевтичненько, академичненько, технократичненько, аутентичненько.

Зачем мы так говорим? Ну, или, точнее, зачем мы так пишем? Почему «безнадежненько», а не «безнадежно»? Что это за «логичненько» — почему не «логично»? Конечно, в этом есть игра и ирония, но не только. Точнее, эти игра и ирония имеют цель. Вот примечание комментатора в «Фейсбуке» к собственной реплике, которой он похвалил собеседника: «Чеканненько. Уменьшительный суффикс для снижения пафоса, если что…» Пишущий тонко отрефлексировал свое спонтанное «речевое намерение».

Может показаться, что оно какое-то очень индивидуальное, «окказиональное» (в переводе с лингвистического — одноразовое), но вообще-то похожим образом сейчас категоричность или пафос снижаются нередко. «Неэволюционненько получилось»; «Технократичненько так»; «Я надеюсь, верю, жду и ем йогурты. Аутичненько»; «Хм. Терапевтичненько. Да и просто красота»; «А ничо так, документальненько вполне»; «Блог является отражением жизни… диагностичненько очень бывает».

Часто в репликах видно, как с помощью уменьшительных суффиксов говорящий отмежевывается от негативной оценки, присущей самим производящим словам: «Фотки красивые, но педофильненькие, факт, особенно в ракурсе пользуемых нами норм морали и культуры». Здесь вообще принципиальная позиция безоценочности на фоне происходящего скандала по поводу этих самых норм.

То есть снижение пафоса и «накала борьбы» нами востребовано. И оно как раз может быть реакцией на драматизм и конфликтность Рунета, бесконечный скандальный фон. Своего рода саморегуляция средствами языка. А конкретно — одним-единственным средством, диминутивным суффиксом. Даже не словом, а лишь его стандартным кусочком. Но вполне работающим.

Рис. М. Смагина

Рис. М. Смагина

Быть выспренним, категоричным, навязывать свою оценку — положительную или отрицательную — теперь часто воспринимается как что-то некрасивое и несколько смешное. Как нарушение границ — тоже популярное сейчас выражение, и тоже не случайно. Пафос и категоричность, обрушиваемые на собеседника, нарушают его границы, но стоит использовать маленький уменьшительный суффикс, как они «умаляются», остаются в границах говорящего, а всё высказывание становится слегка ироничным.

Вот пример уже не из неформальной переписки, а из СМИ, заголовок в крупнейшем новостном электронном издании «Лента.ру»: «Позорненько получилось. Как сборная России впервые проиграла африканской команде».

Мы видим на примерах, что сочетаемость суффикса -еньк обнаруживает поистине грамматическую регулярность. «Антикатегоричные» диминутивы легко образуются от любых слов, в том числе самых что ни на есть книжных и абстрактных. Переводят их в непринужденный стиль, вместо того чтобы совсем от них отказаться.

В таком употреблении можно при желании увидеть даже и своеобразную современную неформальную этикетность. А к этикетной роли русским диминутивам не привыкать — взять хоть этикетные уничижительные и ласкательные XVII века. «Государыне невестушке княгине Парасковье Андреевне золовченка твоя Аксютка Хованская челом бьет». В современном просторечии диминутивы часто тоже употребляются как этикетные, вежливые: Ваши документики; Лангетик заказывали? или Повисите на трубочке, я отвечу на другой звоночек — и такое употребление, конечно, тоже здорово дискредитирует эти формы наряду с «маянезиком».

Но этикетность может быть очень разной — смотря что считается приличным в данную эпоху и в данной социальной группе. Обязательность легкой иронии, эмоциональная и оценочная сдержанность, наверное, не самые плохие стандарты. И поистине удивительно, что вновь и вновь, в каждую историческую эпоху, пусть весьма недолгую, и к этой сложной и тонкой функции привлекаются те самые простенькие «уменьшительно-ласкательные». Отличающиеся от «обычных слов» маленьким кусочком — суффиксом.

Ирина Фуфаева,
науч. сотр. Института лингвистики РГГУ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

5 комментариев

  • Garrik:

    дублируется кусок «В таком употреблении можно при желании увидеть даже и своеобразную современную неформальную этикетность. А к этикетной роли русским диминутивам не привыкать — взять хоть этикетные уничижительные и ласкательные XVII века. «Государыне невестушке княгине Парасковье Андреевне золовченка твоя Аксютка Хованская челом бьет». В современном просторечии диминутивы часто тоже употребляются как этикетные, вежливые: Ваши документики; Лангетик заказывали? или Повисите на трубочке, я отвечу на другой звоночек — и такое употребление, конечно, тоже здорово дискредитирует эти формы наряду с «маянезиком».»

  • Денис Г.:

    Это элемент социальной психологии. Но, на мой взгляд, в основном — следствие простого желания скрыть от собеседника свои чувства, слегка дистанцируясь от реального значения слова. И это не обязательно связано с нежеланием вызывать конфликт. Просто проявление комплекса неполноценности и желание понравиться и показать независимость. Все эти категории состояния в своей нормальной форме демонстрируют оределенную эмоцию. Эмоции — это проявление слабости. И так получится — сказал, что хотел, и никто не посчитал тебя ни слабым ни, не дай бог, наивным. Лучше всех и свысока.

    • Ирина Фуфаева:

      Спасибо за рефлексию. Я не вижу в «антикатегоричных» «свысока» — ведь отстраненность не означает претензии на верховенство, но ваша интрепретация тоже интересна. Может, она более «мужская»? Так же как и интерпретация эмоций как слабости. Скорее всего, здесь целый спектр оттенков.

  • vnbiryukov:

    В общем-то, конечно, логичненько, но уж точно не чеканненько.

    «Ксения Туркова в статье «Колоночка про диминутивчики» призналась, что радиослушатели ее «чуть не разорвали» за невинное «Сегодня прохладненько».»

    В России очень плохо с иронией. Даже с намеком не нее.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com