Живая математика

С 18 по 23 декабря 2017 года в Москве, на факультете математики ВШЭ, в Сколтехе и МИАНе, состоялась , приуроченная к 80-летию В. И. Арнольда (1937–2010). По отзывам участников, она прошла довольно успешно. Публикуем отклики некоторых математиков.

, гл. науч. сотр. СПб. отделения Математического института РАН:

В. И. Арнольд около 1985 года на мехмате МГУ. Фото Б. А. Хесина
В. И. Арнольд около 1985 года на мехмате МГУ. Фото Б. А. Хесина

Дима Арнольд — мой старый друг, нас познакомил мой и отчасти его учитель  В. А. Рохлин в 1961 году на математическом съезде в Ленинграде. Я всегда очень высоко ценил и ценю его. Он был украшением нашей математики, его на науку очень велико. У нас были дружеские , и мы много дискутировали с ним; я не всегда и не во всем с ним соглашался, а иногда мы спорили. Арнольд был исключительно живым и увлекающимся человеком. Кстати, если кратко охарактеризовать его математику, то это была живая независимо от ее принадлежности к той или иной области науки. Он был одним из тех соотечественников, которыми мы должны гордиться.

К сожалению, состоявшаяся в декабре конференция собрала далеко не всех, кого надо было собрать, и тому есть серьезные причины. Я помню многих учеников и коллег Арнольда с давних пор. Многие из них не приехали (я имею в виду в основном тех, кто постоянно живет за границей). Причина их отсутствия, я думаю, вовсе не в изменении отношения к Арнольду, а в обстоятельствах нашей жизни в России. Не всем хочется ехать сюда по какому бы то ни было поводу. Да, я не увидел здесь многих из преданных ему людей, его последователей. С другой стороны, на конференции было не так много молодежи, на которую всегда был нацелен взгляд Димы.

Его знаменитый был в основном молодежным. Конечно, люди постарше оставались верны ему всю , но, тем не менее, постоянная забота Арнольда о смене задач, о постановке новых проблем привлекала прежде всего молодежь.

Но и здесь, на конференции, было много интересных математиков и было с кем пообщаться. Первая конференция, посвященная В. И., прошла в Торонто, и очень хорошо, что Вышка и другие математические центры все-таки сумели организовать такую встречу и в Москве.

, гл. науч. сотр. МИАН, РАН, президент Московского математического общества:

Время от времени надо устраивать конференции и собирать хороших людей. К тому же имя Арнольда и его 80-летие — хороший повод. Владимира Игоревича любят и ценят, и если конференция называется именем Арнольда, то на нее можно собрать ведущих исследователей, заодно и вспомнить Владимира Игоревича.

Чем Арнольд хорош — у него были разнообразные интересы в математике, и вроде бы они далекие, но всем этим В. И. занимался, и посвященную ему конференцию можно назвать просто «Современная математика». На этой конференции было организовано четыре секции: по алгебраической геометрии, топологии, динамическим системам и теории особенностей. этих четырех секций создавала то самое единство и взаимосвязанность науки, о которой Владимир Игоревич не раз говорил.

Еще одно впечатление: впервые на моей памяти на конференцию приехало много математиков из Израиля — реально это очень сильные математики.

, Независимого московского университета и Торонтского университета (Канада), председатель научного комитета конференции:

Владимир Игоревич — мой учитель. Я с ним провел 43 года своей жизни. Я к нему попал мальчишкой — мне было 19 лет, ему 29, он тоже был молодым. А потом он стал не только моим учителем, но и близким другом. Большая часть моей жизни связана с ним. Как говорится, Арнольд — наше всё.

Мне трудно оценить размер Арнольдовского сообщества, ведь Владимир Игоревич, помимо прочего, писал фантастические университетские учебники, по которым весь мир учился и учится. Если включать тех, кто учился по его книгам, то количество его учеников трудно оценить.

Сейчас я являюсь главным редактором журнала, который был создан Владимиром Игоревичем. Тогда он назывался «Функциональный анализ и другая математика», после его смерти он поменял название на Arnold Mathematical Journal и немного изменился. Журнал уже третий год издается в издательстве «Шпрингер», у него нет русскоязычной версии. Мы с издательством договорились, что бумажную версию журнала они продают по своим ценам, а мы имеем право бесплатно распространять электронную версию. Поэтому журнал для «Шпрингера» не представляет никакого коммерческого интереса, и они сказали, что редакцию никак материально поддерживать не будут. Мы ответили: «Ну и ладно». Ведь для нас самое главное, чтобы все математики могли читать наш журнал бесплатно.

Я очень рад, что эта конференция состоялась.

Эмиль Хорозов (Емил Хорозов), профессор, членкор Болгарской академии наук:

Для меня большая честь быть участником этой конференции, сделать здесь доклад, почтить своего учителя. Я учился у В. И. Арнольда в аспирантуре мехмата МГУ (защитил диссертацию в 1978-м), до этого я учился в Софийском университете. Я попросил Владимира Игоревича, чтобы он взял меня в аспирантуру, и он взял.

Арнольд был удивительным человеком. Он даже не столько удивлял, сколько впечатлял. Он был очень искренним человеком. То, что у него было в голове, то он и говорил. Возможно, человеческому общению эта искренность мешала, у него было много проблем из-за того, что он честно говорил, что думает.

А в математике он научил меня многому, и даже не столько математике, сколько философии математики. Математику, пользуясь его уроками, можно и самому изучить. Он научил меня тому, как изучать математику, как думать о математике и как работать в науке. Особенно важно, и об этом написано в его книгах, что не надо плыть по течению, надо плыть против течения. Надо самому обдумывать идеи, и не надо идти за модой. Я стараюсь следовать этому совету.

, академик РАН, академик-секретарь Отделения математических наук РАН:

Владимир Игоревич — один из моих учителей, я с ним давно знаком — собственно, с того момента, как поступил в МГУ. Он на меня всегда производил очень сильное впечатление. К тому же он мой соавтор, у нас есть совместная книга (Arnold V. I., Kozlov V. V., Neishtadt A. I. Mathematical Aspects of Classical and Celestial Mechanics), и она пользуется популярностью у нас в стране и за рубежом. Для меня Владимир Игоревич — очень светлый , один из самых выдающихся ученых. Сегодня мы его вспоминаем, и я имею честь сделать доклад на конференции.

, профессор Ратгерского университета (Нью-Джерси, США):

Я приехал в Москву сразу на две конференции в честь двух моих ровесников: Димы Арнольда и Эрика Винберга. Мы все с 1937 года, памятного года для России. Этот год был очень математически урожайным. Кроме Эрика и Димы могу назвать имена Саши Кириллова и Юрия Манина. Арнольда я знал с наших 12 лет, мы встретились в школьном кружке. Чуть позже я встретил Эрика Винберга. Кстати, Игорь Шафаревич как-то заметил, что школу мы все оканчивали в 1953 году — в еще один важный год для России. (Манин — в 1953-м, а мы все — в 1954-м.) Объяснить, почему в один год родилось столько выдающихся математиков, невозможно. Мальчики обычно рождаются к войне, а почему рождаются математики — непонятно. Важно еще и то, что все, кто хотел в то время интеллектуально сохраниться, предпочитали идти в нейтральную математику. Конечно, она не была бесконечно нейтральной, но все-таки это было лучше, чем всё остальное.

В. И. Арнольд и А. А. Кириллов (из личного архива Кириллова)
В. И. Арнольд и А. А. Кириллов (из личного архива Кириллова)

Владимир Игоревич был необыкновенно гуманитарным человеком, и он знал всё на свете. Мне в этом году тоже 80 лет, и я всегда вспоминаю Арнольда. Он был энциклопедически образован в прямом смысле этого слова. У него дома была энциклопедия Брокгауза и Ефрона, и у него было замечательное качество — он мог цитировать из нее большие фрагменты.

У нас была замечательная традиция отправляться в мае, когда разливаются реки и становятся подобными морям, в путешествие на байдарках. И нужно было уметь не потерять реку в сплошной воде. И вот мы с Димой плавали на так называемые Боровицкие пороги. Самый главный entertainment для меня был, когда Дима по памяти, по Брокгаузу и Ефрону, вспоминал каждый порог, цитировал строки из энциклопедии и его искал. И выяснилось, что за годы советской власти некоторые пороги исчезли. Вспоминаю, что Дима очень любил подбрасывать в костер зеленые ветки… Походы были замечательной частью нашей жизни.

Дима учился в школе на Арбате, его учителем был замечательный Морозкин. Я вспомнил день нашей первой встречи на Моховой, где ходил на математический кружок. Я пришел туда шестиклассником и оказался сидящим рядом с ним. У него была склонность к педагогике, которая потом ярко проявилась, и он мне нарисовал фигуру, ограниченную синусоидой, и там было легко увидеть, что ее площадь — 2π. Потом он нарисовал еще одну арку синусоиды и сказал: «А площадь этой фигуры равна 2, но тебе это рано, ты этого пока не поймешь, потому что ты не знаешь интегрального исчисления». И он был абсолютно прав.

Еще я помню свою первую поездку в Ленинград. Я захожу в Эрмитаж и вдруг вижу идущего мне навстречу Диму практически в телогрейке. Оказывается, он возвращался из лыжного похода на Кольский полуостров и заглянул в музей. Мы с ним зашли в зал, где были большие фламандские портреты… И тогда он мне рассказал о математически важном событии — о том, что в походе он окончательно понял, что решил Тринадцатую проблему Гильберта (это совместный результат Арнольда и А. Н. Колмогорова). И я помню, что мы с ним долго это обсуждали.

, академик РАН:

Я не стал произносить речи во время конференции. Мы были с Арнольдом друзьями и вместе боролись против всякой нечисти в математике. К сожалению, после нас никто этим не занимается. Мы, люди 1960-х, 1970-х и 1980-х годов, боролись за истину в науке, а они не борются. Разве можно было представить, что такой персонаж, как Фоменко, которого вся гуманитарная считает сумасшедшим, возглавит мехмат МГУ, станет заведующим отделением? Это место, которое занимал Колмогоров. Это маразм! А почему, в чем дело? Потому что народ стал безразличным. И дело не в том, что не стало хороших ученых, а в том, что они боятся и интересуются только личными проблемами.

, членкор РАН, гл. науч. сотр. МИАН и ИППИ РАН:

К началу конференции вышел сборник статей «В. И. Арнольд. К восьмидесятилетию» (М. МЦНМО, 2018), в котором много сказано о вкладе Владимира Игоревича в математику. Всем читателям будет очень интересно и полезно узнать об источниках и истории его открытий. В книге собраны его учеников, друзей и коллег. Это его коллективный портрет.

Владимир Игоревич ушел от нас в 2010-м, а в этом сборнике список его публикаций продолжен до 2017 года! Это лучшее доказательство, что он с нами и по-прежнему оказывает сильное влияние на математику.

Мой доклад на этой конференции я начал с воспоминания о докладе, с которым я выступил на конференции в МИАН, посвященной семидесятилетию Арнольда. Владимир Игоревич сидел в одном из первых рядов, и я имел возможность наблюдать за его реакцией. Меня тогда поразило, что я вижу перед собой молодого человека.

В этом была его сила! Он сохранил на все годы свежесть восприятия красоты науки и жизни. Он ушел от нас молодым гением и таким останется в нашей памяти.

В. И. Арнольд в 1957-м. Фото Е. А. Ермаковой
В. И. Арнольд в 1957-м. Фото Е. А. Ермаковой

Борис Хесин, профессор факультета математики Торонтского университета (Канада):

Мы организовывали конференцию памяти В. И. Арнольда в Торонто (24–28 ноября 2014 года) [3], и сейчас я приехал в Москву для участия в этой. Две конференции отличаются составом участников: в Торонто приезжали исследователи с Запада и несколько человек из Москвы, а сюда — скорее наоборот.

Арнольд поражал меня своей увлеченностью наукой. Он был прекрасным педагогом. Для статьи о нем я пытался составить список его учеников, и у меня вышло около 50. А уж сколько учеников у учеников! Это сотни человек.

, профессор Школы математических наук Тель-Авивского университета (Израиль):

Я приехал на конференцию, чтобы послушать интересные , встретить давних знакомых, поддержать организаторов, которых очень люблю и уважаю долгие годы, и, конечно, почтить память Арнольда.

Я никогда раньше не делал доклада в Стекловке, и сам факт этого доклада является свидетельством того, что времена изменились. В. И. Арнольд, пронесший свою страсть к математике через трудные времена и помогавший разнообразным «не допущенным в храм» маргиналам от математики, работавшим по шарашкам, беззаветно тратя свое время и силы и иногда ставя под удар свою карьеру, внес существенный вклад в эту перемену. Мы его должники. Я отметил это в своем докладе на конференции и подробно писал об этом сразу после его смерти [i].

i. Polterovich L. Remembering V. I. Arnold // Arnold: Swimming Against the Tide / Khesin B. A., and Tabachnikov S. L., eds. American Mathematical Society, 2014.

Сергей Яковенко, профессор факультета математики и компьютерных наук Института Вейцмана (the Weizmann Institute of Science, Израиль):

На конференцию я приехал по двум причинам: во-первых, было понятно, что там соберется арнольдовский семинар «в расширенном составе», и будет возможность повидать старых друзей и коллег, посмотреть, в какие дебри математики они забрели («международность» конференции была довольно условной: из 120 с лишним участников меньше десятка не говорили по-русски). Во-вторых, за полгода перед этим мы в Реховоте совместно с ВШЭ организовали юбилейную конференцию Аскольда Хованского, и после того, как из Вышки приехало столько хороших людей, было бы просто неприлично не принять встречное приглашение. Наконец, подоспела чисто техническая деталь: я наконец-то обновил просроченный загранпаспорт, без которого несколько лет не мог въехать в Москву.

Конференция была проведена МИАН, ИППИ РАН, Сколтехом, факультетом математики НИУ ВШЭ, Московским математическим обществом, МЦНМО, Независимым московским университетом при финансовой поддержке РФФИ и компании WorldQuant.

Подготовила

1. Страница конференции 2017 года me.hse.ru/lando/contmath2017

2. Видеозаписи некоторых докладов см. www.mathnet.ru/conf989

3. www.fields.utoronto.ca/programs/scientific/14-15/arnoldconf/

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest
4 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Сергей Ефимов
3 года (лет) назад

Выдающийся просветитель и популяризатор науки

Garrik
Garrik
3 года (лет) назад

Странновато — в первой же фразе вижу: «Дима Арнольд — мой старый друг, нас познакомил мой и отчасти его учитель В. А. Рохлин в 1961 году на математическом съезде в Ленинграде». Вроде бы Арнольд был Владимир Игоревич, т.е. Володя, а не Дима? Или имеется в виду брат Владимира Арнольда? Брат был физиком… И далее упоминается: «Я приехал в Москву сразу на две конференции в честь двух моих ровесников: Димы Арнольда»… Опять перепутаны Владимир и Дмитрий или я чего-то не понимаю?

KL
KL
3 года (лет) назад
В ответ на:  Garrik

Возможно, что это остроумный вариант сокращения имени влаДИМир

Александр
Александр
3 года (лет) назад

По моему Новиков сводит счеты. Где Фоменко перешел ему дорогу?

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (3 оценок, среднее: 3,67 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: