- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Вывести из забвения

Слева направо: Е.Б. Жемкова («Мемориал»), А. А. Гиппиус, А.М. Молдован, А.Г. Кравецкий, И.Б. Левонтина, М.А. Бобрик, А.А. Пичхадзе, Н.В. Здобнова, С.Ю. Милановский (председатель совета дома)

Сле­ва напра­во: Е. Б. Жем­ко­ва («Мемо­ри­ал»), А. А. Гип­пи­ус, А. М. Мол­до­ван, А. Г. Кра­вец­кий, И. Б. Левон­ти­на, М. А. Боб­рик, А. А. Пичхад­зе, Н. В. Здоб­но­ва, С. Ю. Мила­нов­ский (пред­се­да­тель сове­та дома)

В этом номе­ре газе­ты опуб­ли­ко­ва­но несколь­ко мате­ри­а­лов, посвя­щен­ных инди­ви­ду­аль­ной и кол­лек­тив­ной памя­ти. Знать и пом­нить исто­рию нашей стра­ны — это ли не насто­я­щий пат­ри­о­тизм? И пока одни лихо отправ­ля­ют Миха­и­ла Ломо­но­со­ва с рыб­ным обо­зом в Санкт-Петер­бург, дру­гие вос­ста­нав­ли­ва­ют память о выда­ю­щих­ся граж­да­нах Рос­сии.

28 янва­ря 2018 года в Москве про­шла оче­ред­ная цере­мо­ния уста­нов­ки таб­лич­ки «Послед­ний адрес». В ней при­ня­ли уча­стие сотруд­ни­ки Инсти­ту­та рус­ско­го язы­ка, Инсти­ту­та сла­вя­но­ве­де­ния РАН и НИУ ВШЭ.

Выда­ю­щий­ся рос­сий­ский линг­вист Нико­лай Дур­но­во жил с семьей во фли­ге­ле во дво­ре дома по Труб­ни­ков­ско­му пер., 26, стр. 1, и этот дом стал его послед­ним адре­сом перед аре­стом, отправ­кой на Солов­ки и рас­стре­лом в уро­чи­ще Сан­дар­мох (Каре­лия).

«Он умел не толь­ко делать откры­тия, но и откры­вать новые мето­ды, бла­го­да­ря кото­рым мож­но делать откры­тия. Ими мы поль­зу­ем­ся и в наши дни, — отме­ти­ла линг­вист, гл. науч. сотр. Инсти­ту­та рус­ско­го язы­ка Анна Пичхад­зе, став­шая ини­ци­а­то­ром уста­нов­ки зна­ка. — Он имел бле­стя­щее обра­зо­ва­ние (окон­чил исто­ри­ко-фило­ло­ги­че­ский факуль­тет МГУ. — Ред.) и поми­мо клас­си­че­ских язы­ков знал восточ­ные. Он был боль­шим зна­то­ком рос­сий­ской диа­лек­то­ло­гии и очень мно­гое сде­лал для раз­ви­тия этой нау­ки. Его клас­си­фи­ка­ция рус­ских диа­лек­тов до сих пор лежит в осно­ве совре­мен­ной клас­си­фи­ка­ции. <…> Всю жизнь он стра­дал от нище­ты. Вопрос „Как про­кор­мить семью?“ был самым мучи­тель­ным вопро­сом его жиз­ни. В 1923 году он вооб­ще остал­ся без рабо­ты, но труд­ные усло­вия жиз­ни пара­док­саль­ным обра­зом спо­соб­ство­ва­ли интен­сив­но­сти его науч­ных изыс­ка­ний».

Видео­за­пись с цере­мо­нии

В 1924 году, когда РАН еще сохра­ня­ла неко­то­рую неза­ви­си­мость, Дур­но­во избра­ли чле­ном-кор­ре­спон­ден­том Ака­де­мии наук. «Где-то после 1923–1924 года его поло­же­ние было совер­шен­но ката­стро­фи­че­ским, он никак не мог най­ти рабо­ту. И тогда один из его уче­ни­ков, Роман Якоб­сон, кото­рый жил в Пра­ге, при­гла­сил его в науч­ную коман­ди­ров­ку. И то, что он сумел вырвать­ся и встре­тить­ся там с чле­на­ми Праж­ско­го линг­ви­сти­че­ско­го круж­ка, с зару­беж­ны­ми кол­ле­га­ми, было для него очень боль­шой отра­дой. Но эта поезд­ка (1924–1927. — Ред.) сыг­ра­ла роко­вую роль в его жиз­ни. Там он пре­по­да­вал, ездил изу­чать закар­пат­ские диа­лек­ты по зада­нию Чехо­сло­вац­кой ака­де­мии наук. Но посто­ян­ной рабо­ты най­ти не мог, и его поло­же­ние было настоль­ко кри­ти­че­ским, что он даже не мог собрать денег на обрат­ный билет домой», — рас­ска­за­ла Анна Пичхад­зе на цере­мо­нии.

А. М. Молдован и А. А. Пичхадзе

А. М. Мол­до­ван и А. А. Пичхад­зе

В 1927 году Дур­но­во при­гла­си­ли в Минск, в толь­ко что откры­тый Инсти­тут бело­рус­ской куль­ту­ры, кото­рый потом пре­об­ра­зо­ва­ли в Бело­рус­скую ака­де­мию наук. В 1928 году его изби­ра­ют ака­де­ми­ком новой ака­де­мии. «Как толь­ко он вер­нул­ся из-за гра­ни­цы, за ним была уста­нов­ле­на слеж­ка» (в деле это назы­ва­лось «аген­тур­ным обслу­жи­ва­ни­ем граж­да­ни­на»). Нико­лай Нико­ла­е­вич недол­го про­был в Мин­ске. Он откры­то заяв­лял, что марк­сизм не име­ет отно­ше­ния к язы­ко­зна­нию. Он был лишен зва­ния ака­де­ми­ка и в нача­ле 1930 года вер­нул­ся в Моск­ву. Выбо­ры 1930 года в Ака­де­мию наук СССР, уже поте­ряв­шую неза­ви­си­мость и под­верг­шу­ю­ся боль­ше­ви­за­ции, обер­ну­лись неуда­чей.

Три года ред­ких слу­чай­ных зара­бот­ков — и неожи­дан­ный арест в кон­це декаб­ря 1933 года. Дур­но­во обви­ни­ли в уча­стии и даже соор­га­ни­за­ции Рос­сий­ской наци­о­наль­ной пар­тии, кото­рую он яко­бы создал за гра­ни­цей вме­сте с Н. С. Тру­бец­ким, Р. О. Якоб­со­ном и дру­ги­ми уче­ны­ми, — пре­сло­ву­тое «дело сла­ви­стов». От мно­гих про­хо­див­ших по это­му делу, в том чис­ле и от Дур­но­во, сле­до­ва­те­ли тре­бо­ва­ли пока­за­ний на В. И. Вер­над­ско­го — и, разу­ме­ет­ся, полу­чи­ли, и тому чудом уда­лось избе­жать аре­ста.

На допро­сах Нико­лай Дур­но­во не скры­вал, что с непри­яз­нью отно­сит­ся и к ком­му­низ­му, и к при­ну­ди­тель­но­му кол­лек­ти­виз­му, и к фашиз­му, что он про­тив­ник и евразий­ства, и вся­че­ских рево­лю­ций. «Я пишу как уче­ный, доро­жа­щий сво­бо­дой мыс­ли». 29 мар­та 1934 года Нико­лай Нико­ла­е­вич был осуж­ден на 10 лет лаге­рей и отправ­лен на Солов­ки. Но даже в тяже­лых усло­ви­ях заклю­че­ния Дур­но­во про­дол­жал зани­мать­ся науч­ной рабо­той: напи­сал серб­ско­хор­ват­скую грам­ма­ти­ку, изу­чал руко­пи­си и ста­ро­пе­чат­ные кни­ги из собра­ния Соло­вец­ко­го мона­сты­ря [1].

9 октяб­ря 1937 года он был повтор­но осуж­ден осо­бой трой­кой УНКВД, затем в соста­ве боль­шой пар­тии заклю­чен­ных отправ­лен в уро­чи­ще Сан­дар­мох и 27 октяб­ря 1937 года рас­стре­лян (в октябре–ноябре 1937 года там было уби­то 1111 чело­век). Репрес­си­ям были под­верг­ну­ты и два его сына. Стар­ший, 28-лет­ний Андрей, начи­на­ю­щий сла­вист, был рас­стре­лян 5 янва­ря 1938 года в Таш­кен­те (в САЗ­ла­ге), а поз­же в том же году эта участь постиг­ла и млад­ше­го, Евге­ния.

Сан­дар­мох был най­ден в июле 1997 года карель­ским кра­е­ве­дом Юри­ем Дмит­ри­е­вым и его кол­ле­га­ми. По груст­ной иро­нии судь­бы уста­нов­ле­ние таб­лич­ки памя­ти Н. Н. Дур­но­во почти сов­па­ло с осво­бож­де­ни­ем Ю. А. Дмит­ри­е­ва из СИЗО Пет­ро­за­вод­ска. Свой день рож­де­ния — 28 янва­ря — тот отме­тил дома. Дру­зья и род­ные купи­ли ему новый ком­пью­тер­ный блок.

Все науч­ные тру­ды Нико­лая Нико­ла­е­ви­ча, создан­ные на Солов­ках, кану­ли во чре­ве ГУЛА­Га. В ста­лин­ские годы его имя чудом избе­жа­ло забве­ния. В 1964 и 1967 годах Нико­лая Дур­но­во реа­би­ли­ти­ро­ва­ли по обо­им делам за отсут­стви­ем соста­ва пре­ступ­ле­ния. В 2000 году вышел боль­шой том собра­ния тру­дов Дур­но­во под редак­ци­ей В. М. Живо­ва [2]. «Дур­но­во был открыт для новых идей, усва­и­вал их кри­ти­че­ски и пло­до­твор­но, и эта интел­лек­ту­аль­ная подвиж­ность сооб­ща­ет его тру­дам при­тя­га­тель­ную силу живой нау­ки, — отме­чал Вик­тор Мар­ко­вич в пре­ди­сло­вии к кни­ге. И далее: — Мы не зна­ем, како­вы были даль­ней­шие науч­ные пла­ны Дур­но­во <…> ком­му­ни­сти­че­ский режим уни­что­жил и само­го уче­но­го, и его архив».

Ната­лия Деми­на
Фото Дави­да Кри­хе­ли и с сай­та sand.mapofmemory.org

1. Дело Н. Н. Дур­но­во на сай­те «Послед­не­го адре­са».

2. Дур­но­во Н. Н. Избран­ные рабо­ты по исто­рии рус­ско­го язы­ка.

3. Пока­за­ния Н.Н. Дур­но­во 11–12 авгу­ста 1934 года из ста­тьи Робин­сон М.А., Пет­ров­ский Д.П. Н.Н.Дурново и Н.С. Тру­бец­кой: Про­бле­ма евразий­ства в кон­тек­сте «дела сла­ви­стов» (по мате­ри­а­лам ОГПУ–НКВД)

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи