Великий Николай Константинович Кольцов

Валерий Сойфер

Вале­рий Сой­фер

Испол­ни­лось сто лет со дня созда­ния в Москве Инсти­ту­та экс­пе­ри­мен­таль­ной био­ло­гии, руко­во­ди­мо­го Н. К. Коль­цо­вым.

Экс­пе­ри­мен­ты это­го иссле­до­ва­те­ля при­ве­ли к откры­ти­ям миро­во­го мас­шта­ба. До него уче­ные счи­та­ли, что клет­ки при­ни­ма­ют свою фор­му в зави­си­мо­сти от осмо­ти­че­ско­го дав­ле­ния содер­жа­щих­ся в них веществ. Коль­цов в 1903 году при­шел к заклю­че­нию, что фор­му неж­ней­ших кле­ток под­дер­жи­ва­ет твер­дый кле­точ­ный кар­кас, и пред­ло­жил тер­мин «цитос­ке­лет». Чем мощ­нее и раз­ветв­лен­нее раз­лич­ные струк­ту­ры кар­ка­са, тем боль­ше фор­ма кле­ток отхо­дит от шаро­об­раз­ной. Он изу­чил внут­ри­кле­точ­ные тяжи во мно­гих типах кле­ток, иссле­до­вал их раз­ветв­лен­ность, исполь­зо­вал хими­че­ские мето­ды для выяв­ле­ния усло­вий ста­биль­но­сти цитос­ке­ле­та.

В 1910 году спе­ци­а­ли­сты Гей­дель­берг­ско­го уни­вер­си­те­та при­ме­ни­ли «пра­ви­ло Коль­цо­ва» к одно­кле­точ­ным орга­низ­мам. В 1911 году вышло допол­нен­ное изда­ние кни­ги Коль­цо­ва о цитос­ке­ле­те на немец­ком язы­ке. В те же годы Рихард Гольд­шмидт исполь­зо­вал прин­цип цитос­ке­ле­та Коль­цо­ва для объ­яс­не­ния необыч­ной фор­мы нерв­ных и мышеч­ных кле­ток, Дар­си Томп­сон в дета­лях опи­сал прин­цип Коль­цо­ва в кни­ге «О фор­ме и росте», а Макс Герт­виг, посвя­тив­ший иде­ям Коль­цо­ва пер­вые две гла­вы сво­ей кни­ги, ста­вил его на пер­вое место сре­ди био­ло­гов.

Но воз­ве­ден­ный в совет­ское вре­мя Лени­ным и Ста­ли­ным желез­ный зана­вес сде­лал прак­ти­че­ски невоз­мож­ным выезд уче­ных за рубеж и выступ­ле­ния на меж­ду­на­род­ных фору­мах; слож­но было даже напра­вить ста­тью в запад­ное изда­ние. Посте­пен­но прин­цип Коль­цо­ва был забыт, и в 1931 году фран­цуз Поль Вин­тре­бер (Paul Wintrebert) зано­во пред­ло­жил тер­мин «цитосклет» (cytosquelette). Био­ло­ги наше­го вре­ме­ни убеж­де­ны, что поня­тие о цитос­ке­ле­те сло­жи­лось совсем недав­но.

Н. К. Кольцов (1939)

Н. К. Коль­цов (1939)

В янва­ре 1906 года Коль­цов дол­жен был защи­щать док­тор­скую дис­сер­та­цию. Одна­ко в декаб­ре 1905 года, после вол­ны рабо­чих про­те­стов, реше­ни­ем пра­ви­тель­ства Мос­ков­ский уни­вер­си­тет был фак­ти­че­ски окку­пи­ро­ван вой­ска­ми. Как вспо­ми­нал поз­же Нико­лай Кон­стан­ти­но­вич, защи­та была назна­че­на бук­валь­но «через несколь­ко дней после кро­ва­во­го подав­ле­ния декабрь­ской рево­лю­ции». «Я отка­зал­ся защи­щать дис­сер­та­цию в такие дни при закры­тых две­рях — сту­ден­ты басто­ва­ли — и решил, что не нуж­да­юсь в док­тор­ской сте­пе­ни, — писал он. — Позд­нее сво­и­ми выступ­ле­ни­я­ми во вре­мя рево­лю­ци­он­ных меся­цев я совсем рас­стро­ил отно­ше­ния с офи­ци­аль­ной про­фес­су­рой, и мысль о защи­те дис­сер­та­ции уже не при­хо­ди­ла мне в голо­ву».

В 1906 году Коль­цов издал бро­шю­ру, цель и направ­ле­ние кото­рой отлич­но рас­кры­ва­ет напе­ча­тан­ное на облож­ке разъ­яс­не­ние: «Памя­ти пав­ших. Жерт­вы из сре­ды мос­ков­ско­го сту­ден­че­ства в октябрь­ские и декабрь­ские дни. Доход с изда­ния посту­па­ет в коми­тет по ока­за­нию помо­щи заклю­чен­ным и амни­сти­ро­ван­ным. Цена 50 коп. Москва. 1906». Бро­шю­ру при­ка­за­ли кон­фис­ко­вать, а авто­ра уво­ли­ли из Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та. Он стал искать новое место рабо­ты.

Еще в 1903 году Коль­цов читал курс «Орга­ни­за­ция клет­ки» на Выс­ших жен­ских кур­сах про­фес­со­ра В. И. Герье, а 28 апре­ля 1909 года он при­сту­пил к пре­по­да­ва­нию в Мос­ков­ском город­ском народ­ном уни­вер­си­те­те, кото­рый чаще назы­ва­ли Част­ным уни­вер­си­те­том Шаняв­ско­го.

В 1915 году Петер­бург­ская ака­де­мия наук при­гла­си­ла Коль­цо­ва пере­ехать в Север­ную сто­ли­цу, где соби­ра­лись избрать его ака­де­ми­ком и создать био­ло­ги­че­скую лабо­ра­то­рию. Одна­ко Коль­цов отка­зал­ся уез­жать из Моск­вы и вынуж­ден был доволь­ство­вать­ся зва­ни­ем чле­на-кор­ре­спон­ден­та Ака­де­мии наук.

В 1916 году Коль­цов был при­вле­чен к созда­нию на день­ги меце­на­тов ряда науч­но-иссле­до­ва­тель­ских инсти­ту­тов, неза­ви­си­мых от госу­дар­ства. Летом 1917 года, за несколь­ко меся­цев до боль­ше­вист­ско­го пере­во­ро­та, в Москве откры­ли Инсти­тут экс­пе­ри­мен­таль­ной био­ло­гии (ИЭБ) во гла­ве с Н. К.

Рос­сий­ские интел­лек­ту­а­лы на про­тя­же­нии деся­ти­ле­тий боро­лись про­тив жан­дарм­ско­го отно­ше­ния цариз­ма к чело­ве­че­ской лич­но­сти. Мно­гие из них при­вет­ство­ва­ли отре­че­ние царя от вла­сти. Но пер­вы­ми же сво­и­ми дей­стви­я­ми ленин­ское пра­ви­тель­ство оттолк­ну­ло от себя луч­ших людей Рос­сии. Ина­ко­мыс­лие попа­ло в раз­ряд госу­дар­ствен­ных пре­ступ­ле­ний. Есте­ствен­но, сто­рон­ни­ки демо­кра­тии дума­ли, как осво­бо­дить стра­ну от заси­лья безум­ных робес­пье­ров и кро­во­жад­ных мара­тов. Воз­ник­ли груп­пы людей, искав­ших посиль­ные и закон­ные пути осво­бож­де­ния Рос­сии из-под вла­сти боль­ше­ви­ков. В одной из них на веду­щих пози­ци­ях ока­зал­ся Коль­цов. «Наци­о­наль­ный центр» — так назва­ли в сво­их отче­тах эту орга­ни­за­цию чеки­сты — был рас­крыт в 1920 году. Н. К. отве­чал в нем за финан­со­вую сто­ро­ну рабо­ты (зна­чит, ему дове­ря­ли его дру­зья по орга­ни­за­ции). В 1920 году всех выяв­лен­ных заго­вор­щи­ков — 28 чело­век, вклю­чая Коль­цо­ва, — аре­сто­ва­ли. То, что они соби­ра­лись на его квар­ти­ре, было так­же постав­ле­но про­фес­со­ру в вину.

Коль­цо­ва при­го­во­ри­ли к рас­стре­лу. По сча­стью, за него всту­пил­ся близ­кий при­я­тель Мак­сим Горь­кий, обра­тив­ший­ся непо­сред­ствен­но к Лени­ну. Бла­го­да­ря его заступ­ни­че­ству при­го­вор cна­ча­ла заме­ни­ли пятью года­ми тюрем­но­го заклю­че­ния, а вско­ре Коль­цо­ва осво­бо­ди­ли совсем, и он вер­нул­ся руко­во­дить сво­им инсти­ту­том.

Он стре­мил­ся помо­гать рабо­те уче­ных по всей стране. Им были обра­зо­ва­ны лабо­ра­то­рии при Комис­сии по изу­че­нию про­из­во­ди­тель­ных сил (КЕПС), при Все­со­юз­ном инсти­ту­те живот­но­вод­ства, био­ло­ги­че­ская стан­ция в Баку­ри­а­ни в Гру­зии, он же помог раз­ви­тию Кро­по­тов­ской био­ло­ги­че­ской стан­ции, затем его уче­ни­ки при его уча­стии созда­ли новые цен­тры иссле­до­ва­ний в Узбе­ки­стане и Таджи­ки­стане.

Инсти­тут экс­пе­ри­мен­таль­ной био­ло­гии при­об­рел высо­кую репу­та­цию в мире. В янва­ре 1930 года Рихард Гольд­шмидт писал: «Я пора­жен и до сих пор не могу разо­брать­ся в сво­их впе­чат­ле­ни­ях. Я уви­дел у вас такое огром­ное коли­че­ство моло­де­жи, инте­ре­су­ю­щей­ся гене­ти­кой, како­го мы не можем себе пред­ста­вить в Гер­ма­нии. И мно­гие из этих моло­дых гене­ти­ков так раз­би­ра­ют­ся в слож­ней­ших науч­ных вопро­сах, как у нас толь­ко немно­гие вполне сло­жив­ши­е­ся спе­ци­а­ли­сты».

В 1927 году Коль­цов опуб­ли­ко­вал рабо­ту, в кото­рой сооб­щил, что каж­дая хро­мо­со­ма содер­жит гигант­ско­го раз­ме­ра наслед­ствен­ную моле­ку­лу, несу­щую гене­ти­че­ские запи­си, и сде­лал выво­ды о том, как она может быть устро­е­на. Он учел, что гены рас­по­ло­же­ны в линей­ном поряд­ке на гене­ти­че­ских кар­тах, при­нял во вни­ма­ние хими­че­ские дан­ные о суще­ство­ва­нии высо­ко­мо­ле­ку­ляр­ных струк­тур, таких как цел­лю­ло­за или бел­ки, и физи­че­ские опи­са­ния роста кри­стал­лов.

Рис. 1. Рисунок Н. К. Кольцова (1928), иллюстрирующий его гипотезу строения гигантских наследственных молекул, согласно которой каждая хромосома соматических клеток несет две молекулы с наследственными записями в виде генов. Каждая такая молекула состоит из двух зеркальных нитей. В них расположены гены (показаны индивидуальными парными символами). Стрелкой указан ген, у которого один из двух аллелей в парных нитях изменен мутацией

Рис. 1. Рису­нок Н. К. Коль­цо­ва (1928), иллю­стри­ру­ю­щий его гипо­те­зу стро­е­ния гигант­ских наслед­ствен­ных моле­кул, соглас­но кото­рой каж­дая хро­мо­со­ма сома­ти­че­ских кле­ток несет две моле­ку­лы с наслед­ствен­ны­ми запи­ся­ми в виде генов. Каж­дая такая моле­ку­ла состо­ит из двух зер­каль­ных нитей. В них рас­по­ло­же­ны гены (пока­за­ны инди­ви­ду­аль­ны­ми пар­ны­ми сим­во­ла­ми). Стрел­кой ука­зан ген, у кото­ро­го один из двух алле­лей в пар­ных нитях изме­нен мута­ци­ей

Нико­лай Кон­стан­ти­но­вич пред­по­ло­жил, что наслед­ствен­ные моле­ку­лы долж­ны содер­жать две зер­каль­ные части и что гены — это части этих моле­кул (рис. 1). Таким обра­зом, герой наше­го рас­ска­за раз­ра­бо­тал новый прин­цип химии — ком­пле­мен­тар­ность нитей в дву­ни­те­вых струк­ту­рах, под­дер­жи­ва­е­мая за счет кон­так­тов меж­ду боко­вы­ми хими­че­ски­ми груп­па­ми в двух нитях.

Он объ­яс­нил меха­низм сохра­не­ния хими­че­ской струк­ту­ры наслед­ствен­ных моле­кул при деле­нии хро­мо­сом, сфор­му­ли­ро­вав мат­рич­ный прин­цип вос­про­из­ве­де­ния наслед­ствен­ных моле­кул. «Я фор­му­ли­ро­вал эту мысль в тези­се: Omnis molecula e molevula, т. е. вся­кая (конеч­но, слож­ная орга­ни­че­ская) моле­ку­ла воз­ни­ка­ет из окру­жа­ю­ще­го рас­тво­ра толь­ко при нали­чии уже гото­вой моле­ку­лы, при­чем соот­вет­ству­ю­щие ради­ка­лы поме­ща­ют­ся путем оппо­зи­ции (ван-дер-вааль­со­вы­ми сила­ми при­тя­же­ния или сила­ми кри­стал­ли­за­ции) на те пунк­ты име­ю­щей­ся нали­цо и слу­жа­щей затрав­кой моле­ку­лы, где лежат такие же ради­ка­лы».

Рис. 2. Рисунок Н. К. Кольцова (1935), иллюстрирующий возможность последовательного соединения множества белковых молекул в гигантскую наследственную молекулу

Рис. 2. Рису­нок Н. К. Коль­цо­ва (1935), иллю­стри­ру­ю­щий воз­мож­ность после­до­ва­тель­но­го соеди­не­ния мно­же­ства бел­ко­вых моле­кул в гигант­скую наслед­ствен­ную моле­ку­лу

В те годы, когда Коль­цов раз­ра­бы­вал эти гипо­те­зы, химия поли­ме­ров была в зача­точ­ном состо­я­нии. Н. К. каза­лось, что наи­бо­лее под­хо­дя­щи­ми для наслед­ствен­ных мол­кул мог­ли бы быть бел­ки. Соеди­не­ние ами­но­кис­лот через —NH—COOH— свя­зи в поли­мер­ные струк­ту­ры дава­ло воз­мож­ность думать, что имен­но бел­ки могут дости­гать гигант­ской дли­ны; в каче­стве при­ме­ра Коль­цов при­во­дил рису­нок бел­ков фиб­ро­и­нов (рис. 2).

Он обсу­дил воз­мож­ность постро­е­ния наслед­ствен­ных моле­кул из нук­ле­и­но­вых кис­лот, но отверг это пред­по­ло­же­ние, посколь­ку Фёбус Левин (Phoebus Levene) опуб­ли­ко­вал в то вре­мя тет­ра­нук­лео­тид­ную тео­рию стро­е­ния ДНК, соглас­но кото­рой в моле­ку­ле моно­тон­но повто­ря­лись четы­ре нук­лео­ти­да (АГТЦ). Коль­цов заклю­чил, что в таком слу­чае нук­ле­и­но­вые кис­ло­ты не могут нести гене­ти­че­ские запи­си, так как они «слиш­ком при­ми­тив­но устро­е­ны» и не удо­вле­тво­ря­ют «линг­ви­сти­че­ским тре­бо­ва­ни­ям». Позд­нее тет­ра­нук­лео­тид­ная тео­рия была опро­верг­ну­та.

В целом сооб­ра­же­ния Н. К. о наслед­ствен­ных моле­ку­лах содер­жа­ли сле­ду­ю­щие поло­же­ния.

  1. В хро­мо­со­мах нахо­дят­ся гигант­ские моле­ку­лы, несу­щие гене­ти­че­ские запи­си.
  2. Гены — это сег­мен­ты наслед­ствен­ных моле­кул.
  3. Каж­дая наслед­ствен­ная моле­ку­ла содер­жит две нити.
  4. Каж­дая нить несет иден­тич­ные после­до­ва­тель­но­сти запи­сей, и бла­го­да­ря это­му они ком­пле­мен­тар­ны.
  5. В резуль­та­те хими­че­ских изме­не­ний в наслед­ствен­ных моле­ку­лах воз­ни­ка­ют мута­ции генов.
  6. Оди­ноч­ные моле­ку­лы исполь­зу­ют­ся как затрав­ки (мат­ри­цы) для син­те­за на них моле­кул с иден­тич­ны­ми после­до­ва­тель­но­стя­ми (запи­ся­ми), что обес­пе­чи­ва­ет пре­ем­ствен­ность струк­ту­ры гене­ти­че­ско­го мате­ри­а­ла в поко­ле­ни­ях.

В 1928 году вышла ста­тья Коль­цо­ва на немец­ком с даль­ней­шей про­ра­бот­кой моде­ли, в 1935 и 1936 годах — две на рус­ском, а более раз­вер­ну­тое опи­са­ние было дано в его фран­цуз­ской кни­ге в 1939 году.

Коль­цов­ская гипо­те­за при­влек­ла вни­ма­ние спе­ци­а­ли­стов. К. Май­ер и Г. Марк (одни из осно­во­по­лож­ни­ков химии поли­ме­ров) уде­ли­ли коль­цов­ским иде­ям замет­ное место в их кни­ге 1930 года. Не раз упо­ми­нал о коль­цов­ских иде­ях Гер­ман Шта­удин­гер (полу­чив­ший в 1953 году Нобе­лев­скую пре­мию за раз­ви­тие высо­ко­мо­ле­ку­ляр­ной химии). В 1934 году Доро­ти Уринч опуб­ли­ко­ва­ла ста­тью в Nature, в кото­рой рас­смот­ре­ла идеи, схо­жие с коль­цов­ски­ми.

Аме­ри­кан­ский гене­тик Мили­слав Деме­рец (пред­ше­ствен­ник Джейм­са Уот­со­на на посту дирек­то­ра Колд Спринг Хар­бор­ской лабо­ра­то­рии) послал Коль­цо­ву 27 авгу­ста 1934 года пись­мо, обна­ру­жен­ное мной в архи­ве Аме­ри­кан­ско­го фило­соф­ско­го обще­ства в Фила­дель­фии. В нем он писал: «Ваше пред­став­ле­ние, что целая хро­мо­со­ма — это боль­шая орга­ни­че­ская моле­ку­ла и что гены — это лишь ради­ка­лы этой моле­ку­лы, очень инте­рес­но… В лек­ции, кото­рая будет ско­ро опуб­ли­ко­ва­на, я обсуж­даю ваше пред­по­ло­же­ние». Но Деме­рец отверг цен­траль­ную часть коль­цов­ской гипо­те­зы о том, что гены пред­став­ля­ют собой сег­мен­ты гигант­ской наслед­ствен­ной моле­ку­лы. Он пред­по­чел думать, что гены долж­ны суще­ство­вать как инди­ви­ду­аль­ные струк­ту­ры: «Я сомне­ва­юсь, одна­ко, что экс­пе­ри­мен­таль­ные дока­за­тель­ства, кото­рые пред­по­ла­га­ют, что гены име­ют зна­чи­тель­ную сте­пень инди­ви­ду­аль­но­сти, сопо­ста­ви­мы с вашим взгля­дом. Извест­но, что гены могут быть пере­не­се­ны из одной гомо­ло­гич­ной хро­мо­со­мы в дру­гую путем крос­син­го­ве­ра, что их поло­же­ние внут­ри хро­мо­со­мы может быть изме­не­но инвер­си­ей, и что их поло­же­ние в хро­мо­сом­ном ком­плек­се может быть изме­не­но транс­ло­ка­ци­ей. Извест­но так­же, что все эти изме­не­ния не вли­я­ют на сами вовле­чен­ные гены».

Одна­ко в 1946 году Джо­шуа Ледер­берг открыл, что гены как части одной гигант­ской моле­ку­лы под­вер­га­ют­ся реком­би­на­ции, то есть могут быть пере­не­се­ны из одно­го участ­ка в дру­гое место той же моле­ку­лы. В 1963 году Г. Л. К. Вайт­ха­уз раз­ра­бо­тал струк­тур­ную тео­рию реком­би­на­ции моле­кул ДНК. Таким обра­зом, пио­нер­ские пред­вос­хи­ще­ния Коль­цо­ва были пол­но­стью под­твер­жде­ны.

В кни­ге «Что такое жизнь?» Эрвин Шрё­дин­гер согла­сил­ся с тези­сом, что гигант­ские наслед­ствен­ные моле­ку­лы суще­ству­ют (без упо­ми­на­ния име­ни Коль­цо­ва) и что ими могут быть бел­ко­вые моле­ку­лы. Одна­ко Джон Бёр­дон Сан­дер­сон Хол­дейн, кото­ро­му Шрё­дин­гер при­пи­сал это объ­яс­не­ние, вос­ста­но­вил исто­ри­че­скую важ­ность пред­ска­за­ний Коль­цо­ва в рецен­зии на кни­гу Шрё­дин­ге­ра в Nature. Хол­дейн ука­зал, что имен­но Нико­лай Кон­стан­ти­но­вич был пер­вым, кто «пред­ста­вил… идею… что хро­мо­со­ма — это гигант­ская моле­ку­ла… обла­да­ю­щая свой­ства­ми кри­стал­ла, вклю­чая спо­соб­ность к само­вос­про­из­ве­де­нию и таким обра­зом высо­ко услож­нен­ная струк­ту­ра, кото­рая несетзако­ди­ро­ван­ную записьдля раз­ви­тия орга­низ­ма».

Рис. 3. Рисунок Н. К. Кольцова, показывающий структуру многоцепочечных политенных хромосом, обнаруженных в слюнных железах двукрылых. Впервые опубликован в 1934 году в журнале Science

Рис. 3. Рису­нок Н. К. Коль­цо­ва, пока­зы­ва­ю­щий струк­ту­ру мно­го­це­по­чеч­ных поли­тен­ных хро­мо­сом, обна­ру­жен­ных в слюн­ных желе­зах дву­кры­лых. Впер­вые опуб­ли­ко­ван в 1934 году в жур­на­ле Science

В 1934 году Коль­цов сде­лал еще одно важ­ное откры­тие: Т. С. Пэйн­тер обна­ру­жил в слюн­ных желе­зах дву­кры­лых насе­ко­мых хро­мо­со­мы огром­но­го раз­ме­ра, а Н. К. дал объ­яс­не­ние меха­низ­му их воз­ник­но­ве­ния: в ходе мно­го­крат­ных удво­е­ний наслед­ствен­ных моле­кул они не рас­хо­дят­ся по дочер­ним клет­кам, и хро­мо­со­мы утол­ща­ют­ся (рис. 3).

Рос­сий­ский био­лог назвал такие хро­мо­со­мы поли­тен­ны­ми (мно­го­ни­те­вы­ми), этот тер­мин укре­пил­ся и суще­ству­ет в нау­ке до сих пор. При этом дли­на хро­мо­сом не уве­ли­чи­ва­ет­ся, а тол­щи­на из-за нерас­хож­де­ния вновь обра­зо­вав­ших­ся наслед­ствен­ных моле­кул рас­тет, дости­гая гигант­ско­го раз­ме­ра. Коль­цов опи­сал этот меха­низм в ста­тье, опуб­ли­ко­ван­ной в аме­ри­кан­ском жур­на­ле Science в том же году. Он писал: «Я видел сот­ни пре­па­ра­тов слюн­ных желез раз­лич­ных Diptera, полу­чен­ных в гене­ти­че­ском и цито­ло­ги­че­ском отде­лах мое­го Инсти­ту­та экс­пе­ри­мен­таль­ной био­ло­гии. Про­фес­сор Г. Дж. Мёл­лер из Техас­ско­го уни­вер­си­те­та так­же пока­зы­вал мне серию очень хоро­ших пре­па­ра­тов Drosophila, имев­ших раз­лич­ные необыч­ные фор­мы Х-хро­мо­сом».

У уче­но­го была еще одна область инте­ре­сов. Еще в нача­ле века он позна­ко­мил­ся с пер­вы­ми рабо­та­ми по насле­до­ва­нию умствен­ных спо­соб­но­стей у чело­ве­ка и хотел учре­дить у себя в инсти­ту­те отдел гене­ти­ки чело­ве­ка. В 1920 году Н. К. Коль­цов был избран пред­се­да­те­лем Рус­ско­го евге­ни­че­ско­го обще­ства и оста­вал­ся им до 1929 года, когда по его ини­ци­а­ти­ве обще­ство пре­кра­ти­ло свою рабо­ту. С 1922 года он стал редак­то­ром (с 1924-го — соре­дак­то­ром) «Рус­ско­го евге­ни­че­ско­го жур­на­ла», в кото­ром опуб­ли­ко­вал свою речь «Улуч­ше­ние чело­ве­че­ской поро­ды», про­из­не­сен­ную 20 октяб­ря 1921 года на годич­ном собра­нии Рус­ско­го евге­ни­че­ско­го обще­ства, и иссле­до­ва­ние «Родо­слов­ные наших выдви­жен­цев».

Позд­нее поли­ти­кан­ству­ю­щие идео­ло­ги ста­ли­низ­ма исполь­зо­ва­ли инте­рес Коль­цо­ва к гене­ти­ке чело­ве­ка про­тив него, обзы­ва­ли это направ­ле­ние чело­ве­ко­не­на­вист­ни­че­ством, даже фашиз­мом. Одна­ко гене­ти­ка чело­ве­ка интен­си­во раз­ви­ва­ет­ся, и на ее осно­ве раз­ра­ба­ты­ва­ют новые эффек­тив­ные мето­ды лече­ния болез­ней.

Вклад Нико­лая Кон­стан­ти­но­ви­ча в раз­ви­тие рус­ской нау­ки в целом был бы очер­чен непол­но, если бы оста­лась в тени его гума­ни­тар­ная дея­тель­ность. Он сде­лал очень мно­го не толь­ко для жен­ско­го обра­зо­ва­ния в Рос­сии. Он не раз всту­пал­ся за честь и досто­ин­ство рус­ских уче­ных, неспра­вед­ли­во оби­жен­ных, окле­ве­тан­ных, аре­сто­ван­ных. И в совет­ское вре­мя он не изме­нил сво­им прин­ци­пам.

Коль­цов ярко и мно­го писал. По сей день важ­ную роль в рас­про­стра­не­нии науч­ных зна­ний игра­ет жур­нал «При­ро­да», глав­ным редак­то­ром кото­ро­го он был с 1912 до 1930 года; как при­ло­же­ние им была осно­ва­на серия «Клас­си­ки есте­ство­зна­ния». С 1916 года Коль­цов редак­ти­ро­вал «Тру­ды Био­ло­ги­че­ской лабо­ра­то­рии», затем орга­ни­зо­вал жур­на­лы «Изве­стия экс­пе­ри­мен­таль­ной био­ло­гии» (1921), «Успе­хи экс­пе­ри­мен­таль­ной био­ло­гии» (нача­ли выхо­дить в 1922 году), «Био­ло­ги­че­ский жур­нал» и ряд дру­гих изда­ний.

Неза­ви­си­мая пози­ция Коль­цо­ва не толь­ко в нау­ке, но и в обще­ствен­ной дея­тель­но­сти вызы­ва­ла раз­дра­же­ние вла­стей. Пер­вы­ми нача­ли злоб­ные наско­ки на Н. К. дея­те­ли из Обще­ства био­ло­гов-марк­си­стов в мар­те 1931 года. Осо­бен­но озлоб­лен­ным пуб­лич­ным напад­кам Коль­цов под­верг­ся после дис­кус­сии о гене­ти­ке и селек­ции в декаб­ре 1936 года. Нико­лай Кон­стан­ти­но­вич вел себя непри­ми­ри­мо по отно­ше­нию к лысен­ков­цам, высту­пив­шим с напад­ка­ми на гене­ти­ку. Пони­мая, к чему кло­нят орга­ни­за­то­ры дис­кус­сии, он после закры­тия сес­сии напра­вил в янва­ре 1937 года пись­мо пре­зи­ден­ту ВАСХНИЛ (копии — заве­ду­ю­щим отде­лов ЦК: сель­ско­го хозяй­ства — Я. А. Яко­вле­ву, нау­ки — К. Я. Бау­ма­ну, печа­ти и изда­тельств — Б. М. Талю), в кото­ром пря­мо заявил, что орга­ни­зо­вы­вать такую дис­кус­сию — зна­чит покро­ви­тель­ство­вать вру­нам и дема­го­гам, а это ника­кой поль­зы ни нау­ке, ни стране не при­не­сет.

Он ука­зал на недо­пу­сти­мое поло­же­ние с пре­по­да­ва­ни­ем гене­ти­ки в вузах, преду­га­дав, к како­му пони­же­нию уров­ня зна­ний в Стране Сове­тов это при­ве­дет, а затем заявил вооб­ще немыс­ли­мую в совет­ских усло­ви­ях кра­мо­лу, ска­зав откры­тым тек­стом, что газе­та «Прав­да» печа­та­ла ложь о выступ­ле­ни­ях на сес­сии: «Газе­ты печа­та­ли необъ­ек­тив­ные и часто совер­шен­но негра­мот­ные сооб­ще­ния о засе­да­ни­ях сес­сии. Чего сто­ит, напри­мер, отчет вПрав­деот 27 декаб­ря… Как Вы назо­ве­те такуюправ­ду? Неуже­ли она оста­нет­ся неопро­верг­ну­той? Надо испра­вить допу­щен­ные ошиб­ки. Ведь от полу­чив­ше­го­ся в резуль­та­те сес­сии раз­гро­ма гене­ти­ки постра­да­ет, может быть, не один выпуск агро­но­мов… С нас преж­де все­го спро­сит исто­рия, поче­му мы не про­те­сто­ва­ли про­тив недо­стой­но­го для Совет­ско­го Сою­за напа­де­ния на нау­ку… Неве­же­ство в бли­жай­ших выпус­ках агро­но­мов обой­дет­ся стране в мил­ли­о­ны тонн хле­ба. А ведь мы не мень­ше пар­тий­ных боль­ше­ви­ков любим нашу стра­ну и гор­дим­ся успе­ха­ми соц­стро­и­тель­ства. Поэто­му-то я не хочу и не могу мол­чать».

Тре­бо­ва­ния оста­но­вить Коль­цо­ва и отверг­нуть его кри­ти­ку про­зву­ча­ли 26–29 мар­та и 1 апре­ля 1937 года на собра­ни­ях акти­ва Пре­зи­ди­у­ма ВАСХНИЛ. Но Н. К. не испу­гал­ся и, выслу­шав мно­го­крат­но повто­рен­ные обви­не­ния в свой адрес, попро­сил сло­ва и без коле­ба­ний отверг неспра­вед­ли­вые выпа­ды, повто­рив, что «газе­ты непра­виль­но инфор­ми­ро­ва­ли о сути про­ис­хо­див­шей дис­кус­сии. По ним нель­зя соста­вить ясно­го пред­став­ле­ния о том, что гово­ри­лось на сес­сии».

В кон­це засе­да­ний в ВАСХНИЛ он так завер­шил свое выступ­ле­ние: «Я не отре­ка­юсь от того, что гово­рил и писал, и не отре­кусь, и ника­ки­ми угро­за­ми вы меня не запу­га­е­те. Вы може­те лишить меня зва­ния ака­де­ми­ка, но я не боюсь, я не из роб­ких. Я заклю­чаю сло­ва­ми Алек­сея Тол­сто­го, кото­рый напи­сал их по пово­ду, очень близ­ко­му дан­но­му слу­чаю, — в отве­те цен­зо­ру, пытав­ше­му­ся запре­тить печа­та­ние кни­ги Дар­ви­на:

Брось, това­рищ, устра­ше­нья,
У нау­ки нрав не роб­кий.
Не заткнешь ее тече­нья
Ника­кою проб­кой!»
.

Полу­то­ра неде­ля­ми поз­же была опуб­ли­ко­ва­на ста­тья Я. А. Яко­вле­ва, в кото­рой в рез­ких выра­же­ни­ях гене­ти­ка была назва­на фашист­ской, а Коль­цов — «фашист­ву­ю­щим мра­ко­бе­сом… пыта­ю­щим­ся пре­вра­тить гене­ти­ку в ору­дие реак­ци­он­ной поли­ти­че­ской борь­бы», и ска­за­но, что гене­ти­ки «в сво­их поли­ти­че­ских целях» яко­бы «осу­ществ­ля­ют фашист­ское при­ме­не­ниезако­новэтой нау­ки».

Тако­го рода напад­ки были не слу­чай­ны­ми. Утвер­жде­ния гене­ти­ков, что внеш­няя сре­да может изме­нять наслед­ствен­ность толь­ко путем индук­ции мута­ций в наслед­ствен­ных запи­сях, кате­го­ри­че­ски рас­хо­ди­лись с воз­зре­ни­я­ми Ста­ли­на. Ред­ко воз­ни­ка­ю­щие мута­ции не мог­ли его удо­вле­тво­рить, так как он был убеж­ден, что пра­виль­ное — ста­лин­ское — вос­пи­та­ние изме­нит наслед­ствен­ность все­го совет­ско­го наро­да и после­ду­ю­щие поко­ле­ния будут вести себя по его, ста­лин­ским, мер­кам, что нуж­но целе­на­прав­лен­но менять усло­вия выра­щи­ва­ния рас­те­ний и живот­ных и созда­вать ско­рост­ны­ми тем­па­ми сор­та рас­те­ний и поро­ды живот­ных. А тут эти гене­ти­ки твер­дят о кон­сер­ва­тиз­ме наслед­ствен­но­сти и пре­сло­ву­тых генов, кото­рых вовсе нет.

В 1938 году было объ­яв­ле­но о выбо­рах луч­ших уче­ных чле­на­ми Ака­де­мии наук СССР. В янва­ре 1939 года в «Прав­де» А. Н. Бах, Б. А. Кел­лер и шесть при­мкнув­ших к ним моло­дых уче­ных высту­пи­ли с заяв­ле­ни­ем, что Коль­цов и Л. С. Берг — выда­ю­щий­ся зоо­гео­граф — не могут быть избра­ны ака­де­ми­ка­ми. Пись­мо так и было оза­глав­ле­но: «Лже­уче­ным не место в Ака­де­мии наук». После такой ста­тьи ни Коль­цов, ни Берг не про­шли в ака­де­ми­ки (послед­не­го избра­ли в 1946 году), а для раз­бо­ра дел в коль­цов­ском инсти­ту­те Пре­зи­ди­ум АН СССР назна­чил спе­ци­аль­ную комис­сию.

Чле­ны комис­сии, вклю­чая Лысен­ко, ста­ли наез­жать в инсти­тут, бесе­до­ва­ли с сотруд­ни­ка­ми. В кон­це кон­цов было назна­че­но общее собра­ние кол­лек­ти­ва инсти­ту­та, на кото­ром комис­сия соби­ра­лась выслу­шать сотруд­ни­ков и зачи­тать свое реше­ние. Уче­ные инсти­ту­та, одна­ко, ока­за­лись вер­ны сво­е­му дирек­то­ру, и почти никто не ска­зал и сло­ва осуж­де­ния в его адрес. Толь­ко двое высту­пи­ли про­тив Коль­цо­ва: заве­ду­ю­щий отде­лом гене­ти­ки инсти­ту­та Н. П. Дуби­нин, рвав­ший­ся к крес­лу дирек­то­ра, и чело­век со сто­ро­ны, имев­ший те же цели, — Х. С. Кошто­янц (физио­лог живот­ных, пред­по­чи­тав­ший про­дви­гать­ся по пар­тий­но-обще­ствен­ной линии).

Собра­ние все­це­ло под­дер­жа­ло Коль­цо­ва, что было совер­шен­но уди­ви­тель­ным фак­том для тех дней: по суще­ство­вав­шим пра­ви­лам игры осу­дить Н. К. дол­жен был кол­лек­тив, но пре­да­те­лей и сла­бых духом людей в нем не ока­за­лось. А если колек­тив это­го не сде­лал, то и фор­маль­ных осно­ва­ний у НКВД при­влечь Коль­цо­ва к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти за вре­ди­тель­ство в тот момент не ока­за­лось. Сам Нико­лай Кон­стан­ти­но­вич, и на этот раз не отсту­пив­ший от сво­ей муже­ствен­ной пози­ции, высту­пил на собра­нии спо­кой­но и без дро­жи в голо­се про­из­нес то, что в те дни никто гово­рить в подоб­ных ситу­а­ци­ях не решал­ся.

Он не согла­сил­ся ни с одним из обви­не­ний, ни в чем себя винов­ным не при­знал и не каял­ся: «Я оши­бал­ся в жиз­ни два раза, — ска­зал он. — Один раз по моло­до­сти лет и неопыт­но­сти невер­но опре­де­лил одно­го пау­ка. В дру­гой раз такая же исто­рия вышла с еще одним пред­ста­ви­те­лем бес­по­зво­ноч­ных. До 14 лет я верил в Бога, а потом понял, что Бога нет, и стал отно­сить­ся к рели­ги­оз­ным пред­рас­суд­кам, как каж­дый гра­мот­ный био­лог. Но могу я ли утвер­ждать, что до 14 лет оши­бал­ся? Это была моя жизнь, моя доро­га, и я не ста­ну отре­кать­ся от само­го себя».

16 апре­ля 1939 года Пре­зи­ди­ум АН СССР снял Коль­цо­ва с поста дирек­то­ра инсти­ту­та, но оста­вил его заве­ду­ю­щим лабо­ра­то­ри­ей.

В кон­це нояб­ря 1940 года Коль­цов вме­сте с женой выехал в Ленин­град на науч­ную кон­фе­рен­цию. Вне­зап­но, без вся­ких симп­то­мов, кото­рые бы про­яв­ля­лись рань­ше, у него слу­чил­ся инфаркт мио­кар­да, а еще через три дня, 2 декаб­ря, в гости­ни­це он скон­чал­ся.

Его жена запи­са­ла: «Сей­час кон­чи­лась боль­шая, кра­си­вая, цель­ная жизнь. Во вре­мя болез­ни как-то ночью он мне ясно ска­зал: „Как я желал, что­бы все просну­лись, что­бы все просну­лись“. Еще в день при­пад­ка он мно­го рабо­тал в биб­лио­те­ке и был счаст­лив. Мы гово­ри­ли с ним, что мы „happy, happy, happy“».

Этой запис­кой жена Коль­цо­ва завер­ши­ла и свое пре­бы­ва­ние на зем­ле. Без мужа она не виде­ла смыс­ла в суще­ство­ва­нии и в тот же день обо­рва­ла свою жизнь. Ака­де­мик АМН СССР И. Б. Збар­ский в кни­ге «Объ­ект № 1» заявил, что Коль­цов был, види­мо, отрав­лен чеки­ста­ми сер­деч­ным ядом, под­сы­пан­ным в бутер­брод.

* * *

Спу­стя три чет­вер­ти века после смер­ти Н. К. Коль­цо­ва уче­ные при­шли к его прин­ци­пу цитос­ке­ле­та вто­рич­но. За рабо­ты по стро­е­нию кле­ток Кри­сти­а­на де Дюва, Аль­бер­та Кло­да и Геор­га Пала­де в 1974 году награ­ди­ли Нобе­лев­ской пре­ми­ей. Идея двой­ной струк­ту­ры наслед­ствен­ных моле­кул была пред­ло­же­на Н. К. чет­вер­тью века ранее моде­ли двой­ной спи­ра­ли ДНК Джейм­са Уот­со­на и Фрэн­си­са Кри­ка, заслу­жив­шей Нобе­лев­скую пре­мию в 1962 году (и хотя Уот­сон уве­рял меня несколь­ко раз в 1988–2000 годах, что они с Кри­ком ниче­го не зна­ли о моде­ли Коль­цо­ва, у меня есть сомне­ния на этот счет).

Сов­па­да­ю­щие с коль­цов­ски­ми пред­став­ле­ния Арту­ра Корн­бер­га о меха­низ­мах копи­ро­ва­ния ДНК в про­цес­се их удво­е­ния (репли­ка­ции) и выде­ле­ние им ДНК-поли­ме­ра­зы 1 были отме­че­ны Нобе­лев­ской пре­ми­ей в 1959 году. Рос­сия уте­ря­ла свой при­о­ри­тет в нау­ке в этих направ­ле­ни­ях имен­но пото­му, что ком­му­ни­сты поме­ша­ли рабо­те Коль­цо­ва, запре­ти­ли ему кон­так­ты с Запа­дом при жиз­ни, зачерк­ну­ли его имя в сво­ей стране после вне­зап­ной смер­ти.

А ведь при­ро­да ваку­у­ма не тер­пит. Без про­дол­же­ния работ шко­лы Коль­цо­ва, без появ­ле­ния ста­тей в зару­беж­ной лите­ра­ту­ре, в кото­рых иссле­до­ва­те­ли упо­ми­на­ли бы имя авто­ра исход­ных идей, не толь­ко идеи, но и его имя оста­лись извест­ны толь­ко исто­ри­кам био­ло­гии.

Памят­ни­ка Нико­лаю Кон­стан­ти­но­ви­чу Коль­цо­ву в Москве до сих пор нет.

Вале­рий Сой­фер,
аме­ри­кан­ский био­фи­зик и исто­рик нау­ки, докт. физ.-мат.наук,
почет­ный про­фес­сор МГУ, Казан­ско­го и Ростов­ско­го уни­вер­си­те­тов

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (4 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

35 комментариев

  • Алексей Лк:

    «…высту­пи­ли с заяв­ле­ни­ем, что Коль­цов и Л. С. Берг — выда­ю­щий­ся зоо­гео­граф — не могут быть избра­ны ака­де­ми­ка­ми. Пись­мо так и было оза­глав­ле­но: «Лже­уче­ным не место в Ака­де­мии наук» – вот это пово­рот! А я то думал что клич­ка для всех неугод­ных – лже­уче­ный – появи­лась толь­ко после 2000-го года, ан нет – аж в 1938 году, а может все­гда? И гово­ри­ли это ува­жа­е­мые ака­де­ми­ки с высо­ких три­бун, из карьер­ных сооб­ра­же­ний конеч­но, ниче­го лич­но­го. Баналь­ная воз­ня за место под солн­цем.

    «Рос­сия уте­ря­ла свой при­о­ри­тет в нау­ке в этих направ­ле­ни­ях имен­но пото­му, что ком­му­ни­сты поме­ша­ли рабо­те Коль­цо­ва, запре­ти­ли ему кон­так­ты с Запа­дом при жиз­ни, зачерк­ну­ли его имя в сво­ей стране после вне­зап­ной смер­ти» – ну и бред. Как буд­то вся моле­ку­ляр­ка на Коль­цо­ве была завя­за­на, это при том что он думал что носи­те­лем гене­ти­че­ской инфор­ма­ции явля­ет­ся белок. СССР запи­лил с деся­ток моле­ку­ляр­ных инсти­ту­тов после 1964 года. И финан­си­ро­ва­ние было отлич­ным, и кад­ров гото­ви­ли море, про Био­пре­па­рат не забы­ва­ем ни на секун­ду. Целый инсти­тут Бел­ка (Спи­рин дирек­тор) печа­тал пол­ве­ка пер­во­класс­ные ста­тьи по моле­ку­ляр­ки и ниче­го. Виру­со­ло­ги сме­я­лись над запре­том гене­ти­ки в кон­це 1950-ых и вовсю рабо­та­ли с ДНК, смот­ри­те интер­вью Ата­бе­ко­ва. Мы уже к 1980-му году догна­ли запад в моле­ку­ляр­ной био­ло­гии. Рас­пад СССР вда­рил по этой сфе­ре в 1000 крат силь­нее чем та сес­сия в 1948 году. Гене­ти­ка была под тоталь­ным запре­том все­го 7–9 лет с 1948 года, при Алек­сан­дро­ве уже велись иссле­до­ва­ния в Ленин­гра­де где то с 1955 года. И запре­ти­ли толь­ко гене­ти­ку, но не все осталь­ное – а био­хи­мия, физио­ло­гия, ней­ро­био­ло­гия – их запре­ща­ли? Что то прав­да ни одно­го нобе­ля. Навер­ное дело не толь­ко в ком­му­ни­стах, не толь­ко в Нико­лае Коль­цо­ве на кото­ро­го и сей­час всем с боль­шой коло­коль­ни. Навер­ное есть более глу­бо­кие при­чи­ны. Навер­ное капи­та­лизм в Рос­сии ока­зал­ся деструк­тив­ней любых запре­тов.

    Кста­ти – Вла­ди­мир Сой­фер вро­де как полу­чил пер­во­класс­ное бес­плат­ное обра­зо­ва­ние в СССР – инте­рес­но полу­чил бы он его сей­час? На таком же уровне и каче­стве. И смог бы он рабо­тать на совре­мен­ную зп в совре­мен­ном Рос­сий­ском био­ло­ги­че­ском НИИ на 400$. Или все что он может пред­ло­жить – рабо­та на хапа­де в каче­стве бес­прав­ной интел­лек­ту­аль­ной обслу­ги за кор­ку PhD?

    • Алексей Лк:

      Вале­рий Сой­фер опе­чат­ка вышла

      • Александр:

        «И запре­ти­ли толь­ко гене­ти­ку, но не все осталь­ное — а био­хи­мия, физио­ло­гия, ней­ро­био­ло­гия — их запре­ща­ли?» – хуже, чем запре­ща­ли – их извра­ти­ли. «Лысен­ко­ва­ние био­ло­гии». Беда не толь­ко лич­но в самом ТДЛ, а в том, что он уйму лысе­нок напло­дил.

        • Алексей Лк:

          «хуже, чем запре­ща­ли — их извра­ти­ли» – инте­рес­но это как же извра­ти­ли рабо­ты био­хи­ми­ка Энгель­гар­да, или может рабо­ты гисто­ло­га Рос­ки­на как то скор­рек­ти­ро­ва­ли? Или тру­ды Лепе­шин­ской поста­ви­ли крест на всей гисто­ло­гии, вы серьез­но? Ссыл­ки в сту­дию о извра­ще­нии био­хи­мии, физио­ло­гии, гисто­ло­гии, ней­ро­био­ло­гии. Никто не мешал этим обла­стям раз­ви­ват­ся (ну Рос­ки­на раз­ве что на вре­мя задви­ну­ли с кафед­ры).

          «Мы уже к 1980-му году догна­ли запад в моле­ку­ляр­ной био­ло­гии.» – Вы серьёз­но?» – абсо­лют­но, даже не к 80му а рань­ше, и это разу­ме­ет­ся не мое лич­ное мне­ние. Почи­тай­те кни­гу Бог­да­но­ва о совет­ких био­ло­гах и задай­те себе вопрос как Алек­сандр Вар­шав­ский кото­рый сбе­жал на запад в 1977 году сра­зу нашел себе теп­лое место в веду­щих уни­вер­си­те­тах США (как то кру­то для отста­ю­ще­го негра­мот­но­го совет­ско­го био­ло­га, даже со скид­кой на поли­ти­ку не нахо­ди­те) и заод­но посмот­ри­те на его пуб­ли­ка­ции до побе­га (в Nature напри­мер). Или подроб­но опи­ши­те здесь всем в чем заклю­ча­лось это отста­ва­ние по всем фрон­там в био­ло­гии, и как в это миро­возре­ние и отста­ва­ние впи­сы­ва­ет­ся Био­пре­па­рат и Век­тор, и Спи­рин­ский инсти­тут.

          «на Сой­фе­ра аллер­гия» – на Сой­фе­ра аллер­гия.

          «Навер­ное капи­та­лизм в Рос­сии ока­зал­ся деструк­тив­ней любых запре­тов.» — где Вы его, капи­та­лизм, уви­де­ли» – назы­вай­те как угод­но, вам же хуже, ведь финан­си­ро­ва­ние нау­ки с 1991 года упа­ло в тыся­чи раз, а уж какой строй при этом и как он назы­ва­ет­ся – какая раз­ни­ца. Трабл в том что имен­но при СССР био­ло­гам вооб­ще хоть как то дава­ли рабо­тать (как и всем осталь­ным), а сей­час вы (науч­ные сотруд­ни­ки) нищие, а нищий не быва­ет сво­бод­ным, хотя вам сей­час фор­маль­но никто ниче­го не запре­ща­ет. Рабо­тай­те сколь­ко угод­но на гран­ты кото­рые вам сокра­ща­ют или дают под усло­вие удво­е­ния пуб­ли­ка­ций о чем тут всю неде­лю гово­рят уже.

          PS. К сло­ву в Москве даже инсти­тут есть име­ни Коль­цо­ва, осно­ван­ный как раз в сере­дине 1960-ых Аста­у­ро­вым. Аста­у­ров вро­де как был его уче­ни­ком и навер­ня­ка по доб­ро­му пиа­рил сво­е­го учи­те­ля сре­ди кол­лег без огля­док на мифи­че­ские запре­ты совет­ской вла­сти кото­рой в 1960-ые было навер­ня­ка до фона­ря на Коль­цо­ва, поваж­ней зада­чи были.

    • Александр:

      «Мы уже к 1980-му году догна­ли запад в моле­ку­ляр­ной био­ло­гии.»
      Вы серьёз­но?
      Кста­ти, об исклю­че­ни­ях, под­твер­жда­ю­щих пра­ви­ла. Ну, напри­мер, Сверд­лов по обра­зо­ва­нию – химик. Да-да, химик. Очень инте­рес­ные мему­а­ры напи­сал, с объ­яс­не­ни­ем для непо­нят­ли­вых, что было почём и поче­му – это на слу­чай, если на Сой­фе­ра аллер­гия.
      «Навер­ное капи­та­лизм в Рос­сии ока­зал­ся деструк­тив­ней любых запре­тов.» – где Вы его, капи­та­лизм, уви­де­ли?

  • Георгий:

    Вале­рий Нико­ла­е­вич, Ваши вос­по­ми­на­ния о Коль­цо­ве содер­жат ряд мало извест­ных широ­кой пуб­ли­ке фак­тов. Спа­си­бо.
    Жаль, что Вы обо­шли вни­ма­ни­ем Кон­так­ты Коль­цо­ва с Н. Вави­ло­вым и Н. Тимо­фе­е­вым-Ресов­ским.

  • Александр:

    » Ссыл­ки в сту­дию о извра­ще­нии био­хи­мии, физио­ло­гии, гисто­ло­гии, ней­ро­био­ло­гии.» – берё­те в руки учеб­ник года так 60-го, и чита­е­те про «мичу­рин­скую био­ло­гию». Да что там! 1966-го! «Общая био­ло­гия». Порт­рет Тро­фи­ма и сла­во­сло­вие ему убра­ли, а вся­кий мичу­рин­ский бред – оста­ви­ли.
    То, что нача­лу 60-х оста­ва­лись вели­ка­ны, спо­соб­ные понять и оце­нить два малень­ких сооб­ще­ния из Nature-1953 – да, недо­ра­бо­та­ли Тро­фим со това­ри­щи, не всё калё­ным желе­зом выжгли. И моло­дая поросль пошла, да и кое-кому в Окс­фор­дах пора­бо­тать уда­лось. Но это – отдель­ная пес­ня.
    Насчёт «нищих учё­ных» – поосто­рож­нее. Сна­ча­ла загля­ни­те на сай­ты инсти­ту­тов и уни­ве­ров, в раз­дел «обо­ру­до­ва­ние» или «ЦКП» – мно­го для себя инте­рес­но­го узна­е­те. А то-ли ещё будет!

  • Алексей Лк:

    «берё­те в руки учеб­ник года так 60-го, и чита­е­те про.…» – стран­но, брал в руки учеб­ник Лоба­шо­ва по гене­ти­ке 1966 года – ника­кой кра­мо­лы не пом­ню, брал в учеб­ни­ки пере­вод­ные кни­ги о био­хи­мии 1960-ых – то же самое. Брал отче­ствен­ные учеб­ни­ки по гисто­ло­гии и эмбрио­ло­гии Ива­но­ва (1945 года) – все честь по чести. Про моле­ку­ляр­ку в виде пере­во­дов от того же изда­тель­ства Мир в 1960-ых в серии «Моле­ку­лы и клет­ки» я и не гово­рю вовсе. Так что как то не полу­ча­ет­ся, не состы­ку­ет­ся.

    «Насчёт «нищих учё­ных» — поосто­рож­нее. Сна­ча­ла загля­ни­те на сай­ты инсти­ту­тов и уни­ве­ров, в раз­дел «обо­ру­до­ва­ние» или «ЦКП» — мно­го для себя инте­рес­но­го узна­е­те. А то-ли ещё будет!» – загля­ды­вал, и не раз. Даже прай­сом инте­ре­со­вал­ся, диву давал­ся и зада­вал один вопрос – а доро­же мож­но было най­ти? И поче­му стар­ший науч­ный сотруд­ник с месяч­ной зп в 400$ Рабо­та­ет на мик­ро­ско­пе сто­и­мо­стью в 100000$. При тоталь­ном дефи­ци­те опыт­ных кад­ров, доро­гих реак­ти­вах и запас­ных частей к это­му вели­ко­леп­но­му доро­го­му обо­ру­до­ва­нию. И еще не поме­ша­ло бы ука­зать а какие зна­чи­мые резуль­та­ты на этом обо­ру­до­ва­нии из ЦКП были полу­че­ны и где опуб­ли­ко­ва­ны. Что бы чест­ные нало­го­пла­тель­щи­ки напри­мер в моем лице зна­ли на что идут их нало­ги. Ну и я не буду гово­рить что загруз­ка тако­го обо­ру­до­ва­ния обыч­но низ­ка, так как хотя бы научит­ся нор­маль­ной рабо­те на том же кон­фо­ка­ле тре­бу­ет не менее 50 часов, а это мало кто может себе поз­во­лить, так что такое обо­ру­до­ва­ние часто выпол­ня­ет функ­ции мебе­ли. А если выле­та­ет какая нибуть пла­та.… То это обыч­но рав­но­силь­но смер­ти для тако­го при­бо­ра, так как ремонт вый­дет в мно­го мно­го тысяч $.

    Вопрос – Алек­сандр – вы аспи­рант или све­же­ис­пе­чен­ный кан­ди­дат одно­го из сто­лич­ных био­ло­ги­че­ских НИИ? В несто­лич­ных НИИ ЦКП обыч­но не суще­ству­ют. Или суще­ству­ют в раз­ме­ре одно­го на всю область.

    • Алексей Лк:

      «И еще не поме­ша­ло бы ука­зать а какие зна­чи­мые резуль­та­ты на этом обо­ру­до­ва­нии из ЦКП были полу­че­ны и где опуб­ли­ко­ва­ны» – тут я сра­зу сде­лаю ого­вор­ку что какие то резуль­та­ты, кото­рые где то опуб­ли­ко­ва­ны – это не катит, так как в ЦКП обо­ру­до­ва­ние обыч­но топо­вое, и поэто­му логич­но что и резуль­та­ты и пуб­ли­ка­ции то же долж­ны быть топо­вы­ми. В реа­ле же мы име­ем ста­тьи в нис­ко­сорт­ных жур­на­лах, где гор­до ука­за­но что рабо­та была сде­ла­на на мик­ро­ско­пе клас­са А в таком то ЦКП. И ни одной ста­тьи в Nature. Обо­ру­до­ва­ние то может быть топо­вым, толь­ко это не пана­цея.

    • Александр:

      Нет, не аспи­рант, а нема­ло пора­бо­тав­ший седо­бо­ро­дый дядя – поэто­му осто­ро­жен в обоб­ще­ни­ях и пони­маю, что люди глав­нее желе­зок. Насчёт зна­чи­мых резуль­та­тов – там, где и люди, и хоро­шее желе­зо, там и резуль­та­ты есть (не всё Ней­ча-Сай­енс, но пер­вый-вто­рой кван­ти­ли – реаль­но). Посколь­ку седо­бо­ро­дый, то и рецен­зент – а посе­му ино­гда бываю при­ят­но удив­лён, полу­чив на рецен­зию вполне доб­рот­ную рабо­ту из нашей про­вин­ции. Более чем согла­сен -сей­час хоро­шо под­го­тов­лен­ных кад­ров на (неф­те­дол­ла­ры закуп­лен­ное) обо­ру­до­ва­ние мало где хва­та­ет, при том, что мало-пома­лу ситу­а­ция выправ­ля­ет­ся. А пред­ска­зы­вать раз­ви­тие, осо­бен­но в б. СССР, вооб­ще заня­тие небла­го­дар­ное – пой­ти лесом может в любой момент ВСЁ.

  • Александр:

    Вале­рий Нико­ла­е­вич, спа­си­бо за инте­рес­ную ста­тью и за доб­рот­ные кни­ги по исто­рии совет­ской био­ло­гии, в первую оче­редь, «Власть и нау­ка» – био­гра­фию Лысен­ко. Вес­на 1965 и кувы­рок ТДЛ на ОС АН – совсем не конец, а толь­ко кру­той пово­рот. Будет ли про­дол­же­ние? Пояс­няю – есть ли у Вас замы­сел напи­сать био­гра­фию Юрия Ана­то­лье­ви­ча Овчин­ни­ко­ва, чело­ве­ка, повли­яв­ше­го на раз­ви­тие нау­ки в СССР не мень­ше, а пожа­луй, и побо­лее, чем Лысен­ко (и быв­ше­го, конеч­но, несрав­нен­но слож­нее и обра­зо­ван­нее, и поэто­му, более про­ти­во­ре­чи­вой фигу­рой). ИМХО, это был «образ­цо­вый совет­ский учё­ный», без­услов­ный хариз­ма­тик, орга­нич­но сов­ме­щав­ший науч­ную и пар­тий­ную карье­ры.

    • Алексей Лк:

      «Вале­рий Нико­ла­е­вич, спа­си­бо за инте­рес­ную ста­тью и…» – вот так, по види­мо­му аргу­мен­ты иссяк­ли. Сна­ча­ла они тебя не заме­чаю, потом они над тобой сме­ют­ся, потом они с тобой борют­ся – а потом ты побеж­да­ешь. Кста­ти оче­вид­но поче­му Алек­сандр веч­но огдя­ды­ва­ет­ся на Лысен­ко – види­мо пото­му что это един­ствен­ная кни­га о исто­рии совет­ской био­ло­гии кото­рую он про­чи­тал.

      Пере­чис­лю по пунк­там мои аргу­мен­ты кото­рые не нашли отве­та от Алек­сандра:
      1) с учеб­ни­ка­ми 1940–1960-ых (кро­ме гени­е­ти­ки с 1948 до 1965 года) нет ника­ких про­блем
      2) в СССР были созда­ны НИИ кото­рые ну никак отста­лы­ми не назо­вешь (Инсти­тут Бел­ка, Век­тор)
      3) совет­ские био­ло­ги (Энгель­гард, Спирин)были не хуже запад­ных ни по одно­му пунк­ту кро­ме мате­ри­аль­но­го осна­ще­ния что частич­но ком­пен­си­ро­ва­лось постав­ка­ми каче­ствен­но­го запад­но­го одору­до­ва­ния за валю­ту на про­тя­же­нии всей исто­рии СССР
      4) Алек­сандр пута­ет поня­тие нище­го науч­но­го сотруд­ни­ка с зп в 400$ с осна­щен­ны­ми доро­гим и бес­по­лез­ным обо­ру­до­ва­ни­ем ЦКП. ЦКП и науч­ный сотруд­ник это все же раз­ные вещи. Или науч­ный сотруд­ник в РФ или на запа­де име­ет пер­во­класс­ную зп? В парал­лель­ной вет­ке я уже давал ссыл­ки на точ­ные дан­ные, мне лень сно­ва здесь это пере­чис­лять.

      Если я что упу­стил то про­шу напом­нить.

      • Алексей Лк:

        Сор­ри, уви­дел ответ. Я то же нема­ло­по­ра­бо­тав­ший но еще не седо­бо­ро­дый дядя, так что имею пра­во дис­ку­ти­ро­вать и обоб­щать, обо­жаю это делать.
        «— там, где и люди, и хоро­шее желе­зо, там и резуль­та­ты есть (не всё Ней­ча-Сай­енс, но пер­вый-вто­рой кван­ти­ли — реаль­но)» – это не агру­мент когда речь идет о обо­ру­до­ва­нии сто­и­мо­стью в мил­ли­о­ны. Эффективность/​затраты – клю­че­вое соот­но­ше­ние, и общи­ми сло­ва­ми о хоро­ших людях здесь не отде­лат­ся.

        «- пой­ти лесом может в любой момент ВСЁ» – это мож­но ска­зать и про запад­ную нау­ку. 15 пунк­тов.

        • Алексей Лк:

          Сор­ри за слег­ка запоз­да­лый ответ, был занят на рабо­те. Итак по суще­ству:

          1) «Ста­тьи писать надо — а не дис­ку­ти­ро­вать!» – абсо­лют­но вер­но
          2) «Про век­тор – Нау­ка там — побоч­ный про­дукт, став­ший основ­ным вопре­ки (пер­во­на­чаль­но­му) замыс­лу пар­тии и пра­ви­тель­ства» – не согла­шусь хотя и не кон­так­ти­ро­вал с людь­ми отту­да, но кое что читал про это место. Этот центр был сосре­до­то­чен на при­клад­ном при­ме­не­нии молек­ляр­ной био­ло­гии (раз­ра­бот­ка виру­сов), а в этой сфе­ре грань меж­ду при­клад­ной нау­кой и фун­да­мен­таль­ной сти­ра­ет­ся. И инсти­тут был для сво­е­го вре­ме­ни весь­ма про­дви­ну­тым, это по пово­ду отста­ло­сти если что.
          3) «При нашей кри­визне все­го и вся пуб­ли­ка­ция в JBC или JPR -очень-очень хоро­шо!» – логи­че­ское про­ти­во­ре­чие, вы гово­ри­те о пре­во­класс­ном доро­гом запад­ном обо­ру­до­ва­нии из ЦКП, но при этом гово­ри­те о кри­визне все­го и вся. Кос­вен­ное под­твер­жде­ние что обо­ру­до­ва­ние это не пана­цея и не пре­иму­ще­ство.
          4) про учеб­ни­ки – види­те вы сами при­зна­ли что хоро­шие пере­вод­ные изда­ния были, а пре­по­да­ва­ние – ну так и сей­час гене­ти­ку в Рос­сии пре­по­да­ют не на высо­те, и книг хоро­ших даже мень­ше чем в совет­ское вре­мя (на рус­ском)
          5) про инсти­ту­ты – под­твер­жде­ние
          6) про био­ло­гов – я имею вви­ду что я не вижу ника­ких отли­чий в интел­лек­ту­аль­ном уровне клю­че­вых совет­ских био­ло­гов и клю­че­вых запад­ных (сужу по учеб­ни­ку Спи­ри­на кото­рый ничем не усту­па­ет запад­ным ана­ло­гам) то что это вопре­ки – ну а сей­час как буд­то не так? В исто­рии Рос­сии все было вопре­ки, и десят­ки инсти­ту­тов, и нобе­лев­ские пре­мии и т.п. Речь идет про срав­не­ние уров­ня СССР и совре­мен­ной Рос­сии, и в совре­мен­ной Рос­сии все гораз­до печаль­ней, и обви­нять Лысен­ко в раз­ва­ле био­ло­гии все рав­но что обви­нять в нынеш­нем эко­но­ми­че­ском кри­зи­се Его­ра Гай­да­ра. Оба они все­го лишь пеш­ки.
          4) про науч­ни­ков – ну вы не отри­ца­е­те что в Рос­сии 95% из них зара­ба­ты­ва­ют 400$ в месяц и
          5) про обо­ру­до­ва­ние – какое было обо­ру­до­ва­ние у Фле­мин­га, Мит­чел­ла, Ходж­ки­на и Хакс­ли? Хотя мой опыт про­фес­си­о­на­ла эмбрио­ло­га гово­рит мне о том что пер­во­класс­ное обо­ру­до­ва­ние достать вооб­ще не про­бле­ма и за очень неболь­шие день­ги. Но это не пана­цея.

          • Александр:

            Ещё раз – Лысен­ко раз­ру­шил науч­ную (био­ло­гия и смеж­ные нау­ки) сре­ду в кри­ти­че­ские годы, изни­что­жив носи­те­лей идей и затор­мо­зив их раз­ви­тие (забив моз­ги моло­до­го поко­ле­ния сво­им мра­ко­бе­си­ем), поэто­му даже огром­ные вло­же­ния 60–70-х годов (эффек­тив­ность сов. нау­ки – тема отдель­ная) ушли на гон­ку пре­сле­до­ва­ния. Мно­го ли из этих ин-тов вышло истин­но нова­тор­ских работ? Ответ оче­ви­ден.
            Кста­ти, о спис­ке учё­ных – он есть в пре­ди­сло­вии к «Овчине». Тоже по-сво­е­му при­ме­ча­тель­ный учеб­ник!

            • Алексей Лк:

              «Лысен­ко раз­ру­шил науч­ную (био­ло­гия и смеж­ные нау­ки) сре­ду в кри­ти­че­ские годы» – вы опять рас­про­стра­ня­е­те вли­е­ние Лысен­ко на всю совет­кую био­ло­гию, но я же вам уже гово­рил – в физио­ло­гии или гисто­ло­гии, или био­хи­мии его вли­я­ние было око­ло­ну­ле­вым. В этих обла­стях если мы и дого­ня­ли то по совсем дру­гим при­чи­нам (в гисто­ло­гии кста­ти не дого­ня­ли а были на рав­ных). Кри­тич­ные годы гово­ри­те – а когда они были не кри­тич­ные? Зна­е­те – Япо­ния пре­одо­ле­ла свою отста­лость в нау­ке за одно поко­ле­ние (1950−1975). После 1975 они вошли в нобе­лев­ский клуб. Если есть цель, то ника­кое отста­ва­ние не явля­ет­ся необ­ра­ти­мым. В таком кон­тек­сте Рос­сия до 1917 года была без­на­деж­но отста­ю­щей в обла­сти Физи­ки, но уже 1940-му году мы вышли в лиде­ры в этой сфе­ре. И это с уче­том пора­же­ния в Вели­кой Войне и граж­дан­ской вой­ны, и мас­со­вой эмми­гра­ции кад­ров до 1922 года. Если бы у Совет­ской Вла­сти была бы потреб­ность в созда­нии пере­до­вой био­ло­гии (такой же цен­ной как ядер­ный про­ект) – ника­кой Лысен­ко не смог бы фаталь­но повли­ять на это (а он и не смог, даже несмот­ря на то что Био­ло­гия по срав­не­нию с физи­кой спон­си­ро­ва­лась на поря­док мень­ше).

              Мно­го ли из этих ин-тов вышло истин­но нова­тор­ских работ? Ответ оче­ви­ден – не оче­ви­ден. По слу­хам рабо­ты того же Спи­ри­на тянут на Нобе­ля (но ему уже не дадут). Рабо­ты Энгель­гар­да пре­тен­до­ва­ли на Нобе­ля, Догель был в спис­ках лау­ре­а­тов но не про­шел. Про­ект «Голу­бая Кровь» в Пущи­но явно опе­ре­жал сое вре­мя. Раз­ра­бот­ка тео­рии коле­ба­тель­ных реак­ций одно­знач­но тяну­ла на Нобе­ля, Жабо­тин­ский дол­жен был бы раз­де­лить эту пре­мию с При­го­жи­ным. Спи­сок мож­но про­дол­жить. Так что были пере­до­вые идеи из пере­до­вых инсти­ту­тов, это про­сто вопрос финан­си­ро­ва­ния, сво­бо­ды и вре­ме­ни, интел­лект то у людей во всем мире оди­на­ко­вый (или вы счи­та­е­те что Рус­ские чем то обде­ле­ны в этом смыс­ле? А как же наши Лау­ре­а­ты?)

              • Алексей Лк:

                «Япо­ния пре­одо­ле­ла свою отста­лость в нау­ке за одно поко­ле­ние (1950—1975)» – кста­ти хоро­ший при­мер, вот с 1991 года когда все с нуля нача­лось, как раз одно новое пол­ное поко­ле­ние вырос­ло (я как раз к нему и при­над­ле­жу), никто уже ниче­го не запре­щал, изу­чай что хочешь, пуб­ли­куй­ся где хочешь – и что? Срав­ни­те уро­вень совет­ской био­ло­гии и совре­мен­ной рос­сий­ской. Баналь­ное отсут­ствие финан­си­ро­ва­ния при­ве­ло к таким кад­ро­вым поте­рям что Лысен­ко на фоне выгля­дит как ягне­нок, или я не прав? Никто не хочет назвать имен тех кто довел до это­го состо­я­ния оте­че­ствен­ную нау­ку? Не хва­та­ет види­мо сме­ло­сти покри­ти­ко­вать совре­мен­ни­ков, или может слиш­ком мно­го имен? С Лысен­ко и Пре­зен­том все про­сто – есть кон­крет­ные немно­го­чис­лен­ные име­на на кото­рых лег­ко мож­но все спи­сать, тем более никто про них уже и не пом­нит и они уже не отве­тят. Любо­пыт­но – а поче­му по ито­гам чет­вер­ти века не напи­сан обви­ни­тель­ный труд где было бы чет­ко по име­нам рас­пи­са­но – вот этот, этот и этот сво­и­ми дей­сви­я­ми и ука­за­ми при­ве­ли к сокра­ще­нию сфе­ры в 100 раз, кол­ло­саль­ным эко­но­ми­че­ским поте­рям и отто­ку кад­ров или их рез­кой пере­ква­ли­фи­ка­ции, остав­ши­е­ся вынуж­де­ны были рабо­тать за 400$. Вот о чем писать надо а не о Лысен­ко кото­ро­го никто не пом­нит, это я совер­шен­но досто­вер­но утвер­ждаю, спе­ци­аль­но опро­сы про­во­дил сре­ди сво­их кол­лег с выс­шим био­ло­ги­че­ским обра­зо­ва­ни­ем из топо­вых ВУЗов.

              • Александр:

                Я не пони­маю – о чём мы спо­рим? Что лысен­ков­щи­на – зло? Абсо­лют­ное. О том, что нау­ка вооб­ще и экс­пе­ри­мен­таль­ная био­ло­гия в част­но­сти в Рос­сии финан­си­ру­ет­ся мало? Да, но не столь­ко мало, сколь­ко бес­тол­ко­во. Что в США (Зап. Евро­пе, Япо­нии, Кана­де, Австра­лии и даже Лат. Аме­ри­ке) учё­ные (на сопо­ста­ви­мых пози­ци­ях, конеч­но) полу­ча­ют боль­ше, чем в Рос­сии? Да кто бы спо­рил! Что у нас дале­ко не все учё­ные и в осо­бен­но­сти «учО­ные» – нищие? Тоже мне, гос. тай­на! Что кру­ше­ние сов­ка уда­ри­ло по нау­ке? Конеч­но, уда­ри­ло, но по чему не уда­ри­ло? Что услов­ные «мы», рус­ские-совет­ские, хуже дру­гих? Нет, не хуже, про­сто по моз­гам полу­ча­ем чаще. И один из таких уда­ров был – лысен­ков­щи­на. Вот и всё.

              • Алексей В. Лебедев:

                Согла­сен с Алек­сан­дром, спор неле­пый. Есть раз­ные про­бле­мы, писать надо и о том, и о дру­гом, о каж­дом в сво­ем клю­че, эти могут зани­мать­ся раз­ные люди в раз­ное вре­мя. Про­ти­во­по­став­ле­ние бес­смыс­лен­но.

                Алек­сей Лк прав в том, что за исто­ри­ей с Лысен­ко надо видеть не толь­ко лич­ность, но и явле­ние. А подоб­ные явле­ния про­ис­хо­ди­ли в Совет­ском Сою­зе в те вре­ме­на и в дру­гих нау­ках. В химии были свои дея­те­ли, была «совет­ская дис­кус­сия о резо­нан­се», одна из менее извест­ных, но тоже позор­ных стра­ниц, в физи­ке были свои, в основ­ном отри­ца­те­ли Эйн­штей­на и т.д. В гума­ни­тар­ных нау­ках тоже тво­рил­ся кош­мар. Все это про­ис­хо­ди­ло, конеч­но, не в силу отдель­ных лич­но­стей, а в силу опре­де­лен­ных усло­вий, создан­ных для это­го.

                На мой взгляд, эти усло­вия сле­ду­ю­щие:
                1) высо­кий мате­ри­аль­ный, соци­аль­ный, куль­тур­ный ста­тус уче­но­го в госу­дар­стве
                2) боль­шая роль госу­дар­ства в нау­ке
                3) боль­шая роль идео­ло­гии в госу­дар­стве

                Это дела­ет подоб­ные явле­ния если не неиз­беж­ны­ми, то высо­ко веро­ят­ны­ми.

                При необ­хо­ди­мо­сти, могу объ­яс­нить более раз­вер­ну­то.

                И ведь что инте­рес­но – на дан­ный момент сохра­нил­ся пункт 2, и про­тив него никто не воз­ра­жа­ет.
                За вос­ста­нов­ле­ние пунк­та 1 высту­па­ет все науч­ное сооб­ще­ство, а мень­шин­ство уже это полу­чи­ло
                Пункт 3 явно про­грес­си­ру­ет на про­тя­же­нии послед­них лет, оче­вид­но, про­дол­жит и даль­ше.

                • Ash:

                  «…в силу опре­де­лен­ных усло­вий, создан­ных для это­го.»
                  Срав­ним с Гер­ма­ни­ей при наци­о­нал-соци­а­ли­стах.
                  1. «высо­кий мате­ри­аль­ный, соци­аль­ный, куль­тур­ный ста­тус уче­но­го в госу­дар­стве»
                  До неко­то­рой сте­пе­ни это вер­но, но всё-таки в Гер­ма­нии учё­ные не явля­лись вер­хуш­кой обще­ства. Во вся­ком слу­чае, лич­но Гит­лер не питал к ним (как к про­фес­си­о­наль­ной груп­пе) осо­бо­го ува­же­ния.
                  2. «боль­шая роль госу­дар­ства в нау­ке»
                  При­ме­ни­тель­но к Гер­ма­нии того вре­ме­ни это про­сто невер­но.
                  3. «боль­шая роль идео­ло­гии в госу­дар­стве»
                  Это абсо­лют­но вер­но.
                  —————
                  Сле­до­ва­тель­но, кор­ни сле­ду­ет искать в при­ма­те идео­ло­гии (без кото­рой ника­кое обще­ство суще­ство­вать не может) над есте­ство­зна­ни­ем, то есть нали­чие прин­ци­пи­аль­ной воз­мож­но­сти игно­ри­ро­вать реаль­ность.

                  • Алексей В. Лебедев:

                    1. Так они и при совет­ской вла­сти не были вер­хуш­кой. И у совет­ских руко­во­ди­те­лей к ним отно­ше­ние было слож­ное. Дру­гое дело, что жили они доволь­но хоро­шо, и в офи­ци­аль­ных СМИ образ был поло­жи­тель­ный.

                    2. Чест­но гово­ря, подроб­но­стей не знаю. Но раз­ве иссле­до­ва­ния, напри­мер, Ане­нер­бе или док­то­ра Мен­ге­ле финан­си­ро­ва­лись не госу­дар­ством, а част­ным биз­не­сом?

                    Впро­чем, в любом слу­чае, я пытал­ся сфор­му­ли­ро­вать доста­точ­ные усло­вия, а не необ­хо­ди­мые.

                    • Ash:

                      1. «И у совет­ских руко­во­ди­те­лей к ним отно­ше­ние было слож­ное.»
                      ——————–
                      Хотя, по офи­ци­аль­ным дан­ным, чис­ло уво­лен­ных про­фес­со­ров и пре­по­да­ва­те­лей за пер­вые пять лет суще­ство­ва­ния режи­ма соста­ви­ло 2800 чело­век (око­ло чет­вер­ти их обще­го чис­ла), чис­ло поте­ряв­ших рабо­ту из-за непри­я­тия наци­о­нал-соци­а­лиз­ма, по дан­ным про­фес­со­ра Реп­ке, кото­ро­го само­го уво­ли­ли из Мар­бург­ско­го уни­вер­си­те­та в 1933 году, совсем неве­ли­ко. … Одна­ко боль­шая часть про­фес­со­ров оста­лись на сво­их постах, и к осе­ни 1933 года око­ло 960 чело­век, воз­глав­ля­е­мые таки­ми све­ти­лами, как хирург Зауэр­б­рух, фило­соф-экзи­стен­ци­а­лист Хей­де­гер, искус­ство­вед Пин­дер, пуб­лич­но при­сяг­ну­ли на вер­ность Гит­ле­ру и наци­о­нал-соци­а­лист­ско­му режи­му…
                      За это при­шлось запла­тить доро­гой ценой. После шести лет наци­фи­ка­ции чис­ло сту­ден­тов уни­вер­си­те­тов сокра­ти­лось более чем напо­ло­ви­ну – с 127 920 до 58 325. Набор сту­ден­тов в тех­ни­че­ские инсти­ту­ты, гото­вив­шие для Гер­ма­нии уче­ных и инже­не­ров, сокра­тил­ся еще рази­тель­нее – с 20 474 до 9554. Каче­ство
                      под­го­тов­ки выпуск­ни­ков сни­зи­лось ужас­но. К 1937 году ощу­ща­лась не толь­ко нехват­ка моло­де­жи в науч­ной и тех­ни­че­ской обла­стях, но и паде­ние уров­ня ее ква­ли­фи­ка­ции. Задол­го до нача­ла вой­ны пред­ста­ви­те­ли хими­че­ской про­мыш­лен­но­сти, ста­ра­тель­но обес­пе­чи­вав­шие пере­во­ору­же­ние нацист­ской Гер­ма­нии, жало­ва­лись в сво­ем жур­на­ле «Кеми­ше инду­стри», что Гер­ма­ния теря­ет свою веду­щую роль в химии. «Под угро­зой ока­за­лись не толь­ко наци­о­наль­ная эко­но­ми­ка, но и сама наци­о­наль­ная обо­ро­на», – сето­вал этот жур­нал, видя при­чи­ну тако­го поло­же­ния в недо­стат­ке моло­дых уче­ных и посред­ствен­ном уровне их под­го­тов­ки в тех­ни­че­ских вузах.
                      http://lib.ru/MEMUARY/GERM/shirer1.txt
                      —————————
                      2. «Чест­но гово­ря, подроб­но­стей не знаю.»
                      Реко­мен­дую непло­хой (и срав­ни­тель­но неболь­шой) обзор по это­му вопро­су:
                      https://www.litmir.me/br/?b=132338&p=83#section_81

                      Цен­тра­ли­за­ция управ­ле­ния нау­кой (даже пол­ная, как в СССР, и кото­рой не было в Гер­ма­нии, несмот­ря на зна­чи­тель­ную долю госу­дар­ствен­но­го сек­то­ра) хотя и созда­ёт бла­го­при­ят­ные усло­вия для ука­зан­ных выше нега­тив­ных явле­ний, но сама по себе к ним не ведёт (как и цен­тра­ли­зо­ван­ное управ­ле­ние арми­ей совер­шен­но необя­за­тель­но ведёт к уста­нов­ле­нию воен­ной дик­та­ту­ры).

                    • Алексей В. Лебедев:

                      Мы воз­мож­но о каких-то раз­ных нега­тив­ных явле­ни­ях гово­рим. Я лич­но гово­рю о тор­же­стве шар­ла­та­нов и карье­ри­стов в каких-то обла­стях. И оно было в Гер­ма­нии, насколь­ко я пони­маю, в обла­сти исто­рии, антро­по­ло­гии и меди­ци­ны. И под­дер­жи­ва­лось госу­дар­ством. Навер­ху про­цве­та­ли так­же аст­ро­ло­гия и оккуль­тизм. О каких-то зави­раль­ных иде­ях в химии мне не извест­но. Так что и хими­че­ская про­мыш­лен­ность тут не при чем.

                    • Ash:

                      1. «Мы воз­мож­но о каких-то раз­ных нега­тив­ных явле­ни­ях гово­рим.»
                      Я гово­рю о том же, о чём и Вы. В Тре­тьем Рей­хе про­сто не успе­ли добрать­ся до химии (кото­рая, кста­ти, не очень дале­ко ушла от меди­ци­ны).
                      Более того, как отме­че­но в обзо­ре, даже в тех науч­ных направ­ле­ни­ях, где госу­дар­ство было широ­ко пред­став­ле­но, цен­тра­ли­за­ции управ­ле­ния нау­кой не было.
                      2. «Так что и хими­че­ская про­мыш­лен­ность тут не при чем.»
                      Эту цита­ту я при­вёл для демон­стра­ции раз­ни­цы меж­ду отно­ше­ни­ем к нау­ке в СССР и в Тре­тьем Рей­хе.

                    • Алексей В. Лебедев:

                      Ну хоро­шо, «боль­шая роль госу­дар­ства в нау­ке» – это НЕ обя­за­тель­но цен­тра­ли­зо­ван­ное управ­ле­ние нау­кой, но так­же готов­ность госу­дар­ства круп­но финан­си­ро­вать и орга­ни­за­ци­он­но под­дер­жи­вать то в нау­ке, что ему нра­вит­ся, и наобо­рот, уни­что­жать и пре­сле­до­вать то в нау­ке, что не нра­вит­ся.

                    • Ash:

                      «…так­же готов­ность госу­дар­ства круп­но финан­си­ро­вать и орга­ни­за­ци­он­но под­дер­жи­вать то в нау­ке, что ему нра­вит­ся, и наобо­рот, уни­что­жать и пре­сле­до­вать то в нау­ке, что не нра­вит­ся.»
                      Конеч­но.
                      Точ­но так же армия суще­ству­ет для того, что­бы ору­жи­ем под­дер­жи­вать то, что нра­вит­ся госу­дар­ству, и наобо­рот, уни­что­жать то, что госу­дар­ству не нра­вит­ся. Здесь вопрос чисто тех­но­ло­ги­че­ский: наи­бо­лее эффек­тив­ный спо­соб управ­ле­ния арми­ей – цен­тра­ли­зо­ван­ная систе­ма.
                      Ана­ло­гич­но, если мы име­ем в эко­но­ми­ке кучу сек­то­ров, кото­рые не могут рабо­тать по рыноч­ным пра­ви­лам, то мы авто­ма­ти­че­ски долж­ны иметь и цен­тра­ли­зо­ван­ную систе­му управ­ле­ния нау­кой, обслу­жи­ва­ю­щей эти сек­то­ры. И да, эта систе­ма несёт свои неустра­ни­мые потен­ци­аль­ные угро­зы: любой дом в прин­ци­пе может рух­нуть, зава­лив облом­ка­ми сво­их оби­та­те­лей. Шалаш же такой угро­зы не несёт, одна­ко и не поль­зу­ет­ся боль­шим спро­сом.
                      Всё зави­сит от при­ме­ня­е­мых тех­но­ло­гий. Изме­нят­ся тех­но­ло­гии – изме­нит­ся и потреб­ная систе­ма управ­ле­ния.
                      А пока нуж­но пра­виль­но поль­зо­вать­ся тем, что есть, и не давать идео­ло­гам-архи­тек­то­рам пре­не­бре­гать сопро­ма­том.

                    • Александр:

                      На п. 2. В этой извест­ной кни­ге есть целая гла­ва о дефор­ма­ции нау­ки в нацист­ской Гер­ма­нии. Напр., https://knigogid.ru/books/489069-missiya-alsos/toread

          • Александр:

            Про «Век­тор» – «Луч­ший … центр в Азии – не счи­тая Япо­нии» (при­пи­сы­ва­ют Сан­дах­чи­е­ву).

            • Алексей Лк:

              Век­тор – Дей­стви­тель­но луч­ший, доста­точ­но посмот­реть где осе­ла боль­шая часть его сотруд­ни­ков – клю­че­вые био­ло­ги­че­ские инсти­ту­ты в США. Сколь­ко дар­мо­вой интел­лек­ту­аль­ной рабо­чей силы полу­чи­ли наши наи­бо­лее веро­ят­ные дру­зья, дар­мо­вой силы под­го­тов­лен­ной на день­ги чест­ных совет­ских и рус­ских нало­го­пла­тель­щи­ков.

      • Александр:

        Век­тор был заду­ман как ящик по раз­ра­бот­ке БО. Нау­ка там – побоч­ный про­дукт, став­ший основ­ным вопре­ки (пер­во­на­чаль­но­му) замыс­лу пар­тии и пра­ви­тель­ства. Посколь­ку два года рабо­тал бок о бок с выход­ца­ми из «Коль­цов­ки» (какой пово­рот!), то это знаю с их слов дос­ко­наль­но.
        Ста­тьи писать надо – а не дис­ку­ти­ро­вать!

  • Александр:

    «Эффективность/​затраты — клю­че­вое соот­но­ше­ние, и общи­ми сло­ва­ми о хоро­ших людях здесь не отде­лат­ся» – имен­но! Вот и я о том тол­кую. При нашей кри­визне все­го и вся пуб­ли­ка­ция в JBC или JPR -очень-очень хоро­шо!

  • Александр:

    Отве­чаю по пунк­там.
    1) с учеб­ни­ка­ми 1940—1960-ых (кро­ме гене­ти­ки с 1948 до 1965 года) нет ника­ких про­блем.
    Про «ника­ких» – это, мяг­ко гово­ря, пре­уве­ли­че­ние. То, что геро­и­че­ски­ми уси­ли­я­ми Энгель­гард­та были пере­ве­де­ны несколь­ко учеб­ни­ков – да. А с пре­по­да­ва­ни­ем были боль­шие про­бле­мы – пото­му как бре­дя­ти­на была вклю­че­на во все учеб­ные пла­ны по био­ло­ги­че­ским дис­ци­пли­нам ВСЕХ вузов и сред­них учеб­ных заве­де­ний, а план – закон, если помни­те вре­ме­на Сове­тов. Да, кто очень хотел – пре­одо­ле­вал. Мне это от папы мое­го извест­но, а ему – от его папы, мое­го дедуш­ки.
    2) в СССР были созда­ны НИИ кото­рые ну никак отста­лы­ми не назо­вешь (Инсти­тут Бел­ка, Век­тор).
    А ещё ИХПС-ИБХ, ИМБ, ИБР, ИОГен, ИФ, ТиБОХ, НИБХ, ИФАВ, ИМГ, ИСХГ… Ну да, были отту­да и очень хоро­шие рабо­ты… И про­сто отлич­ные! И кое-что, вопре­ки все­му, попа­да­ло в пер­во­класс­ные жур­на­лы.
    3) совет­ские био­ло­ги (Энгель­гард, Спи­рин) были не хуже запад­ных ни по одно­му пунк­ту кро­ме мате­ри­аль­но­го осна­ще­ния что частич­но ком­пен­си­ро­ва­лось постав­ка­ми каче­ствен­но­го запад­но­го обо­ру­до­ва­ния за валю­ту на про­тя­же­нии всей исто­рии СССР
    Про пунк­ты – Вам ведо­мо, что это такое. «Про осна­ще­ние… био­ло­гов» – тоже. Что Энгель­гардт – вели­кий учё­ный и уме­лый адми­ни­стра­тор – ну кто спо­рит? Что в позд­нем СССР были и др. мол­би­ло­ги и био­хи­ми­ки миро­во­го клас­са – да кто б не согла­сил­ся? (Толь­ко вот были они вопре­ки Лысен­ко и его прис­ным, а не бла­го­да­ря.)
    4) Алек­сандр пута­ет поня­тие нище­го науч­но­го сотруд­ни­ка с зп в 400$ с осна­щен­ны­ми доро­гим и бес­по­лез­ным обо­ру­до­ва­ни­ем ЦКП. ЦКП и науч­ный сотруд­ник это все же раз­ные вещи. Или науч­ный сотруд­ник в РФ или на запа­де име­ет пер­во­класс­ную зп? В парал­лель­ной вет­ке я уже давал ссыл­ки на точ­ные дан­ные, мне лень сно­ва здесь это пере­чис­лять.
    Это Вы пута­е­те крас­ное с горя­чим. Пер­со­наль­но Вам – оче­ред­ные баналь­но­сти -
    1. Хоро­шая зар­пла­та не гаран­ти­ру­ет ква­ли­фи­ка­ции науч­но­го (и любо­го работ­ни­ка). Да, ква­ли­фи­ци­ро­ван­но­му работ­ни­ку надо пла­тить хоро­шо, да, на пустом месте хоро­ше­го науч­ни­ка не вырас­тишь, но обрат­ное – невер­но. (ИМХО, дохо­ды науч­ни­ков в СССР в раз­ное вре­мя и в раз­ных заве­де­ни­ях в зави­си­мо­сти от пози­ции – тема нема­лень­ко­го иссле­до­ва­ния. То же – и в пост­со­вет­ской Рос­сии. Повто­ряю – дале­ко не все рос­сий­ские науч­ни­ки – нищие. О кор­ре­ля­ции дохо­дов с реаль­ны­ми заслу­га­ми в СССР и РФ – как-то и гово­рить непри­лич­но, хотя – надо).
    2. Про­цесс под­го­тов­ки науч­ни­ка – дол­гий и мутор­ный. Совре­мен­ный науч­ник сам по себе не рас­тёт, для его выра­щи­ва­ния нуж­на сре­да. (Вклад в раз­ру­ше­ние этой сре­ды Лысен­ко огро­мен, но он – дале­ко не един­ствен­ный, кто поста­рал­ся).
    3. Без хоро­ше­го обо­ру­до­ва­ния (в послед­ние 100 лет) топо­вых резуль­та­тов не полу­чишь. Обрат­ное – невер­но.
    Воз­вра­ща­ясь к ста­тье Сой­фе­ра. Для того, чтоб рабо­тать и тво­рить в той атмо­сфе­ре дур­до­ма, что боль­ше­ви­ки созда­ли в стране в 20-е-50-е, надо было обла­дать боль­шой силой духа и гигант­ской моти­ва­ци­ей. Вот Коль­цов и был таким Чело­ве­ком.
    Понят­но объ­яс­нил? Уффф…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com