В поисках новой физики: фабрики прелести и очарования

Ольга Орлова

Оль­га Орло­ва

В рам­ках Стан­дарт­ной моде­ли мате­рии мы не можем отве­тить на все вопро­сы, уве­ря­ют уче­ные. Имен­но это застав­ля­ет их заду­мы­вать­ся о так назы­ва­е­мой новой физи­ке, для поис­ка кото­рой нуж­ны новые уста­нов­ки и даже фаб­ри­ки пре­ле­сти. О том, как они устро­е­ны, мы реши­ли спро­сить глав­но­го науч­но­го сотруд­ни­ка ФИАН ака­де­ми­ка РАН Миха­и­ла Дани­ло­ва [1].

Миха­ил Дани­лов родил­ся в 1946 году в Москве. В 1970 году окон­чил физи­че­ский факуль­тет МГУ им. М. В. Ломо­но­со­ва. С 1973 года рабо­тал в Инсти­ту­те тео­ре­ти­че­ской и экс­пе­ри­мен­таль­ной физи­ки. Про­шел путь от инже­не­ра до дирек­то­ра инсти­ту­та. В 1978 году полу­чил сте­пень кан­ди­да­та, в 1990-м — док­то­ра физ.-мат. наук. В 1997 году избран чле­ном-кор­ре­спон­ден­том, а в 2016-м — ака­де­ми­ком Рос­сий­ской ака­де­мии наук. С 1993 года — про­фес­сор, затем зав­ка­фед­рой физи­ки эле­мен­тар­ных частиц МФТИ, руко­во­ди­тель науч­но-обра­зо­ва­тель­ной про­грам­мы «Физи­ка фун­да­мен­таль­ных вза­и­мо­дей­ствий». С 2016 года — глав­ный науч­ный сотруд­ник ФИАН. Лау­ре­ат пре­мий им. М. План­ка и А. П. Кар­пин­ско­го.

— Миха­ил Вла­ди­ми­ро­вич, вы неод­но­крат­но рас­ска­зы­ва­ли об экс­пе­ри­мен­тах, кото­рые идут на Боль­шом адрон­ном кол­лай­де­ре уже после откры­тия бозо­на Хиггса. Завер­ше­но постро­е­ние Стан­дарт­ной моде­ли, и теперь речь идет о поис­ках так назы­ва­е­мой новой физи­ки, кото­рые ведут­ся не толь­ко на Боль­шом адрон­ном кол­лай­де­ре. Как это про­ис­хо­дит?

— Конеч­но, то, что Стан­дарт­ная модель завер­ше­на, — боль­шое дости­же­ние. И сей­час основ­ные зада­чи физи­ки — это поис­ки эффек­тов новой физи­ки за рам­ка­ми Стан­дарт­ной моде­ли. В част­но­сти, Стан­дарт­ная модель не опи­сы­ва­ет тем­ную мате­рию, кото­рой в пять раз боль­ше, чем обыч­ной мате­рии, из кото­рой мы устро­е­ны, и не опи­сы­ва­ет доми­ни­ро­ва­ние тем­ной энер­гии во Все­лен­ной. Всё это тре­бу­ет новых зна­ний, новых под­хо­дов.

Одно из направ­ле­ний — это поиск тем­ной мате­рии. Как ее мож­но искать? Ее ищут либо в под­зем­ных лабо­ра­то­ри­ях — заби­ра­ясь туда для того, что­бы фон от обыч­ных вза­и­мо­дей­ствий с обыч­ной мате­ри­ей был очень малень­кий, — либо в кос­мо­се.

В под­зем­ных лабо­ра­то­ри­ях сей­час уста­нов­ле­ны очень слож­ные детек­то­ры, при­чем кон­цеп­ции этих детек­то­ров в зна­чи­тель­ной мере осно­ва­ны на тех рабо­тах, кото­рые в свое вре­мя про­во­ди­ли рос­сий­ские физи­ки. В поис­ках тем­ной мате­рии в насто­я­щий момент доми­ни­ру­ют ксе­но­но­вые детек­то­ры. К ним при­бли­жа­ют­ся и дру­гие. Но пока что доми­ни­ру­ют детек­то­ры на ксе­ноне. Мето­ды рабо­ты с ними были раз­ви­ты еще рос­сий­ски­ми физи­ка­ми.

И рос­сий­ские иссле­до­ва­те­ли участ­ву­ют в этих экс­пе­ри­мен­тах — напри­мер, в экс­пе­ри­мен­те LUX, кото­рый про­хо­дит в США: там участ­ву­ют, в част­но­сти, физи­ки из МИФИ.

Вто­рой под­ход — это поиск резуль­та­тов анни­ги­ля­ции частиц тем­ной мате­рии в кос­мо­се. Если такая анни­ги­ля­ция про­ис­хо­дит, то мы можем уви­деть необыч­ные источ­ни­ки обыч­ных частиц. И вот в экс­пе­ри­мен­те Pamela (Payload for Antimatter Matter Exploration and Light-nuclei Astrophysics — детек­тор по иссле­до­ва­нию анти­ма­те­рии и аст­ро­фи­зи­ки лег­ких ядер), одним из лиде­ров кото­ро­го явля­ет­ся МИФИ, был обна­ру­жен уве­ли­чен­ный выход пози­тро­нов.

— Pamela — это орби­таль­ный спут­ник с детек­то­ром, спо­соб­ным реги­стри­ро­вать раз­лич­ные типы частиц?

— Да, и вот имен­но детек­тор Pamela сумел обна­ру­жить избы­ток пози­тро­нов — выше пред­ва­ри­тель­ных рас­че­тов. Это может быть сви­де­тель­ством того, что части­цы тем­ной мате­рии при анни­ги­ля­ции про­из­во­дят пози­тро­ны, и мы их видим. Но, к сожа­ле­нию, есть и дру­гие объ­яс­не­ния это­го избыт­ка пози­тро­нов. Поэто­му мы пока не можем уве­рен­но ска­зать, что это сви­де­тель­ства тем­ной мате­рии. Нуж­ны допол­ни­тель­ные экс­пе­ри­мен­ты, и они ведут­ся. В част­но­сти, это экс­пе­ри­мент AMS. Так­же пла­ни­ру­ют­ся экс­пе­ри­мен­ты в Рос­сии, над кото­ры­ми идет рабо­та в ФИАНе и МИФИ. Так что про­гресс идет быст­ро.

— А что собой пред­став­ля­ют так назы­ва­е­мые фаб­ри­ки пре­ле­сти? Уди­ви­тель­ное назва­ние! Рас­ска­жи­те, как они устро­е­ны и что там про­из­во­дят.

— На фаб­ри­ках пре­ле­сти (Beauty Factories) про­из­во­дят пре­лесть.

— У физи­ков свое­об­раз­ное пони­ма­ние пре­ле­сти. Поэто­му здесь могут быть вся­кие неожи­дан­но­сти.

— Совер­шен­но вер­но. Поня­тие пре­ле­сти у физи­ков немнож­ко отли­ча­ет­ся от обще­при­ня­то­го. Пре­лест­ны­ми назы­ва­ют­ся такие квар­ки, кото­рые живут очень недол­го, но их мож­но рож­дать на кол­лай­де­рах. И такие кол­лай­де­ры, кото­рые рож­да­ют боль­шое коли­че­ство пре­лест­ных квар­ков, назы­ва­ют­ся фаб­ри­ка­ми пре­ле­сти.

А еще быва­ют фаб­ри­ки оча­ро­ва­ния, где рож­да­ют­ся оча­ро­ван­ные квар­ки. Такой кол­лай­дер раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся в Ново­си­бир­ске. И он поти­хо­неч­ку стро­ит­ся, но, к сожа­ле­нию, средств на его стро­и­тель­ство пока госу­дар­ство не выде­ли­ло. Так что ново­си­бир­ские физи­ки умуд­ря­ют­ся поти­хонь­ку его стро­ить на зара­ба­ты­ва­е­мые [ими вне бюд­же­та] день­ги.

А кол­лай­дер для рож­де­ния пре­лест­ных частиц (фаб­ри­ка пре­ле­сти) сей­час запус­ка­ет­ся в Япо­нии. В дей­стви­тель­но­сти это уже не фаб­ри­ка, а супер­фаб­ри­ка, пото­му что до это­го суще­ство­ва­ло две фаб­ри­ки пре­ле­сти (в США и Япо­нии), на кото­рых были полу­че­ны очень инте­рес­ные резуль­та­ты. И в част­но­сти, ста­ло понят­но, поче­му раз­ли­ча­ют­ся свой­ства мате­рии и анти­ма­те­рии.

Кста­ти, сна­ча­ла речь шла о том, что­бы создать фаб­ри­ку пре­ле­сти в Гам­бур­ге. Мы иссле­до­ва­ли свой­ства пре­лест­но­го квар­ка и пока­за­ли, что мож­но изу­чить раз­ли­чие свойств мате­рии и анти­ма­те­рии в слу­чае рас­па­да пре­лест­ных частиц, если постро­ить такую фаб­ри­ку пре­ле­сти, и пред­ло­жи­ли ее постро­ить как раз в Гам­бур­ге. К сожа­ле­нию, этот про­ект не был одоб­рен, но зато были постро­е­ны две фаб­ри­ки пре­ле­сти: одна в Соеди­нен­ных Шта­тах, одна в Япо­нии. И они успеш­но про­ра­бо­та­ли. Был полу­чен резуль­тат, кото­рый в какой-то мере объ­яс­ня­ет, зачем нуж­ны те части­цы с роман­ти­че­ски­ми назва­ни­я­ми, кото­рые суще­ству­ют в Стан­дарт­ной моде­ли, -стран­ные, пре­лест­ные, оча­ро­ван­ные.

И сей­час созда­ет­ся супер­фаб­ри­ка пре­ле­сти. Она будет искать физи­ку за рам­ка­ми Стан­дарт­ной моде­ли. Это ее основ­ное назна­че­ние.

— Нуж­на ли Рос­сии хотя бы одна такая фаб­ри­ка пре­ле­сти?

— Я думаю, что стро­ить ее в нашей стране не надо, посколь­ку рос­сий­ские уче­ные очень актив­но участ­ву­ют в созда­нии супер­фаб­ри­ки пре­ле­сти в Япо­нии. Боль­шой вклад в ее созда­ние внес­ли ново­си­бир­ские физи­ки из Инсти­ту­та ядер­ной физи­ки СО РАН. Наша груп­па созда­ла для этой фаб­ри­ки 16 000 детек­то­ров пло­ща­дью 1600 кв. м. Это при­мер­но фут­боль­ное поле. Так что вклад рос­сий­ских уче­ных и в созда­ние этой фаб­ри­ки, и в созда­ние детек­то­ров очень боль­шой. И нуж­на, без­услов­но, коопе­ра­ция уче­ных. И не нуж­но дуб­ли­ро­ва­ния уси­лий.

С дру­гой сто­ро­ны, в Рос­сии мож­но сде­лать что-то дру­гое. Мож­но постро­ить фаб­ри­ку оча­ро­ва­ния. И, как я уже гово­рил, ново­си­бир­ские физи­ки раз-раба­ты­ва­ют такой про­ект, поти­хо­неч­ку с ним про­дви­га­ют­ся. И было бы очень хоро­шо, если бы этот про­ект полу­чил финан­си­ро­ва­ние. Там тоже есть мно­го воз­мож­но­стей для поис­ка новой физи­ки — физи­ки за рам­ка­ми Стан­дарт­ной моде­ли.

— Что вы дума­е­те о про­бле­ме наци­о­наль­ных науч­ных про­ек­тов? С одной сто­ро­ны, совре­мен­ная нау­ка гло­ба­ли­зи­ро­ва­на и боль­шие зада­чи реша­ют­ся сооб­ща, в том чис­ле и финан­со­во. И это один под­ход. Но как-то из него очень быст­ро мож­но сде­лать вывод, что на наци­о­наль­ные про­ек­ты не сто­ит тра­тить сред­ства, пото­му что в рам­ках этих про­ек­тов всё рав­но ниче­го тол­ко­во­го решить нель­зя. Как сей­час, на ваш взгляд, долж­на решать­ся про­бле­ма под­держ­ки наци­о­наль­ной нау­ки?

— Наци­о­наль­ные про­ек­ты, без­услов­но, нуж­ны. Но в них долж­но быть меж­ду­на­род­ное уча­стие. В Рос­сии рас­смат­ри­ва­ет­ся несколь­ко таких про­ек­тов. К нашей обла­сти бли­же все­го фаб­ри­ка оча­ро­ва­ния в Ново­си­бир­ске. Но созда­ет­ся и кол­лай­дер тяже­лых ионов в Дубне NICA (Nuclotron-based Ion Collider fAcility). Это немнож­ко в сто­роне от того, что мы обсуж­да­ли. Этот кол­лай­дер наце­лен на то, что­бы изу­чать свой­ства так назы­ва­е­мой кварк-глю­он­ной плаз­мы — дру­го­го состо­я­ния веще­ства. Но в прин­ци­пе, это близ­кое направ­ле­ние. И этот кол­лай­дер так­же дела­ет­ся с уча­сти­ем уче­ных из мно­гих стран, и это гаран­ти­ру­ет, что про­ект будет и успеш­ным, и инте­рес­ным, что он пра­виль­но выбран. Нали­чие таких про­ек­тов, без­услов­но, важ­но.

Теперь по пово­ду дуб­ли­ро­ва­ния. Конеч­но, дуб­ли­ро­вать один в один какие-то про­ек­ты бес­смыс­лен­но. Но раз­ра­ба­ты­вать допол­ни­тель­ные, аль­тер­на­тив­ные под­хо­ды к иссле­до­ва­нию чего-то — это очень важ­но. Напри­мер, тот же самый про­ект NICA име­ет кон­ку­рен­та: в Гер­ма­нии стро­ит­ся близ­кий по духу уско­ри­тель, кото­рый будет иссле­до­вать те же явле­ния несколь­ко по-дру­го­му. И вот сорев­но­ва­ние меж­ду эти­ми про­ек­та­ми и коопе­ра­ция уче­ных раз­ных стран как раз очень полез­ны и нуж­ны.

Поэто­му я бы не стал про­ти­во­по­став­лять эти два под­хо­да. Без­услов­но, нам надо участ­во­вать в тех гло­баль­ных про­ек­тах, на кото­рые в Рос­сии про­сто нет средств. Вопрос о том, есть сред­ства или нет средств, — это вопрос тоже слож­ный. В прин­ци­пе, обсуж­да­лась воз­мож­ность созда­ния в Рос­сии кол­лай­де­ра сле­ду­ю­ще­го за Боль­шим адрон­ным кол­лай­де­ром поко­ле­ния — так назы­ва­е­мо­го Меж­ду­на­род­но­го линей­но­го кол­лай­де­ра элек­тро­нов и пози­тро­нов, кото­рый, кста­ти, впер­вые был пред­ло­жен в Ново­си­бир­ске.

Так вот, на мой взгляд, име­лась вполне реаль­ная воз­мож­ность созда­ния его в Рос­сии. Рас­смат­ри­ва­лось место в рай­оне Дуб­ны. И я думаю, что если бы такое реше­ние было при­ня­то, то это при­нес­ло бы боль­шую поль­зу всей рос­сий­ской нау­ке, и высо­ко­тех­но­ло­ги­че­ской про­мыш­лен­но­сти, и менедж­мен­ту, пото­му что такие гло­баль­ные про­ек­ты тре­бу­ют совер­шен­но дру­гих под­хо­дов к орга­ни­за­ции про­из­вод­ства, да и всех дел. Я думаю, что нали­чие одно­го гло­баль­но­го науч­но­го мега­про­ек­та было бы очень полез­но для Рос­сии. Может быть, поезд еще не ушел. Хотя сей­час обсуж­да­ет­ся стро­и­тель­ство это­го кол­лай­де­ра в Япо­нии. Но обсуж­да­ет­ся как-то мед­лен­но. Поэто­му, может быть, еще есть воз­мож­ность осу­ще­ствить этот про­ект в Рос­сии.

Я еще раз хочу повто­рить, что есть два под­хо­да. И оба под­хо­да пра­виль­ные. Надо обя­за­тель­но участ­во­вать в экс­пе­ри­мен­тах на кол­лай­де­рах или дру­гих уста­нов­ках миро­во­го мас­шта­ба в дру­гих стра­нах и в то же вре­мя иметь свои цен­тры, кото­рые поз­во­ля­ют сохра­нять и инже­нер­ные зна­ния, и инже­нер­ную куль­ту­ру. Да и обу­чать сту­ден­тов все-таки про­ще, если под рукой име­ет­ся такая уста­нов­ка.

— Как вы счи­та­е­те, от чего рос­сий­ская нау­ка боль­ше стра­да­ет: от отсут­ствия денег или от пло­хо­го управ­ле­ния?

— Это вопрос по гам­бург­ско­му сче­ту. Конеч­но, ситу­а­ция с финан­си­ро­ва­ни­ем фун­да­мен­таль­ной нау­ки в Рос­сии, на мой взгляд, ката­стро­фи­че­ская. Один инсти­тут в Япо­нии RIKEN име­ет такое же финан­си­ро­ва­ние, как вся Ака­де­мия наук. В RIKEN рабо­та­ет три тыся­чи чело­век, в Ака­де­мии наук — сто тысяч. Как вы дума­е­те, насколь­ко реаль­но полу­чить резуль­та­ты миро­во­го уров­ня при таком соот­но­ше­нии финан­си­ро­ва­ния? Очень тяже­ло. Тем не менее рос­сий­ские уче­ные умуд­ря­ют­ся полу­чать резуль­та­ты миро­во­го уров­ня, но в чрез­вы­чай­но слож­ных усло­ви­ях.

Более того, к сожа­ле­нию, финан­си­ро­ва­ние фун­да­мен­таль­ной нау­ки не толь­ко не рас­тет, но и пада­ет. За послед­ние три года финан­си­ро­ва­ние фун­да­мен­таль­ной нау­ки упа­ло при­мер­но на 25%. Это не учи­ты­вая еще инфля­ции, не учи­ты­вая деваль­ва­ции руб­ля. Деваль­ва­ция руб­ля в нау­ке очень силь­но ска­зы­ва­ет­ся, пото­му что закуп­ка реак­ти­вов, закуп­ка обо­ру­до­ва­ния, поезд­ки на кон­фе­рен­ции опла­чи­ва­ют­ся в валю­те.

— Поезд­ки на кон­фе­рен­ции ста­но­вят­ся доро­же?

— Они ста­но­вят­ся доро­же пря­мо про­пор­ци­о­наль­но деваль­ва­ции. Финан­си­ро­ва­ние сокра­ща­ет­ся ката­стро­фи­че­ски. Зар­пла­ты и уче­ных, и осо­бен­но аспи­ран­тов, моло­де­жи в разы, а то и на поря­док мень­ше, чем за гра­ни­цей. Я пре­крас­но знаю это по сво­им выпуск­ни­кам, мно­гие из кото­рых, к сожа­ле­нию, вынуж­де­ны уез­жать и полу­ча­ют там день­ги совер­шен­но не срав­ни­мые с теми, кото­рые бы они полу­ча­ли здесь.

Надо заме­тить, что руко­вод­ство стра­ны вро­де бы пони­ма­ет необ­хо­ди­мость повы­ше­ния опла­ты тру­да уче­ных, и суще­ству­ют извест­ные май­ские ука­зы пре­зи­дент а. Но то, как они выпол­ня­ют­ся, — это про­сто ими­та­ция. Уче­ных пере­во­дят на долю став­ки, что­бы с теми же день­га­ми они яко­бы полу­ча­ли боль­шую зар­пла­ту на бума­ге. Я не пони­маю, кого мы обма­ны­ва­ем: себя или пре­зи­ден­та. Это выгля­дит совер­шен­но уни­зи­тель­но.

(P. S., уже после выхо­да про­грам­мы в эфир. В самом кон­це года ФАНО выде­ли­ло ряду инсти­ту­тов РАН боль­шие сред­ства на выпол­не­ние май­ских ука­зов пре­зи­ден­та. Это, одна­ко, не силь­но исправ­ля­ет ситу­а­цию с соот­но­ше­ни­ем финан­си­ро­ва­ния фун­да­мен­таль­ной нау­ки в Рос­сии и за рубе­жом, а уси­ли­ва­ю­ща­я­ся бюро­кра­ти­за­ция в управ­ле­нии нау­кой почти сво­дит на нет эффект от это­го улуч­ше­ния.)

— В послед­ние годы воз­ни­ка­ют ини­ци­а­ти­вы, при­зы­ва­ю­щие огра­ни­чить так назы­ва­е­мую утеч­ку моз­гов, интел­лек­ту­аль­ную мигра­цию. Так, напри­мер, Рус­ский ака­де­ми­че­ский фонд направ­ля­ет пись­мо в пра­ви­тель­ство с ини­ци­а­ти­вой огра­ни­чить выезд отлич­ни­кам-маги­стран­там за рубеж в обмен на то, что они осво­бож­да­ют­ся от служ­бы в армии (они полу­ча­ют отсроч­ку на три года) [2]. Это одна ини­ци­а­ти­ва.

Вто­рая ини­ци­а­ти­ва, кото­рая одно­вре­мен­но обсуж­да­ет­ся Коми­те­том по обо­роне Гос­ду­мы, — про­длить при­зыв­ной воз­раст нашим сту­ден­там до 30 лет. Как вы дума­е­те, если эти ини­ци­а­ти­вы будут реа­ли­зо­ва­ны, как они ска­жут­ся на науч­ных кад­рах, на моло­де­жи? Что про­изой­дет?

— Про­изой­дет про­сто ката­стро­фа. И мы лишим­ся той талант­ли­вой моло­де­жи, кото­рая сей­час, несмот­ря на все слож­но­сти, по-преж­не­му оста­ет­ся рабо­тать в Рос­сии. Напри­мер, в нашей груп­пе рабо­та­ет более 20 сту­ден­тов и аспи­ран­тов МФТИ и МИФИ. Есть талант­ли­вые сту­ден­ты и аспи­ран­ты, кото­рые хотят про­дол­жать рабо­тать в Рос­сии, несмот­ря на все слож­но­сти, кото­рые здесь име­ют­ся. Такие ини­ци­а­ти­вы по изо­ля­ци­о­низ­му, по палоч­но­му при­нуж­де­нию к рабо­те внут­ри стра­ны при­ве­дут к совер­шен­но обрат­но­му: все талант­ли­вые люди поста­ра­ют­ся как мож­но рань­ше стра­ну поки­нуть, и всё это при­ве­дет про­сто к ката­стро­фе.

— Как гово­рят сами сту­ден­ты, надо ехать не в аспи­ран­ту­ру или маги­стра­ту­ру, а в бака­лаври­ат. То есть нач­нут уез­жать сра­зу после шко­лы?

— Да. Един­ствен­ный спо­соб удер­жать талант­ли­вых людей — это обес­пе­чить их нор­маль­ной зар­пла­той и хоро­ши­ми усло­ви­я­ми для рабо­ты. Это в дей­стви­тель­но­сти не так уж и доро­го. Если бы пра­ви­тель­ство выпол­ня­ло хотя бы те пла­ны, кото­рые запи­са­ны в госу­дар­ствен­ных про­грам­мах, то это одно было бы уже заме­ча­тель­но.

Миха­ил Дани­лов
Бесе­до­ва­ла Оль­га Орло­ва, науч­ный жур­на­лист

1. Видео­за­пись про­грам­мы см. goo.gl/tAWLdE

2. otr-online.ru/news/russkii-akademicheskii-fond-85468.html

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

4 комментария

  • Александр Дудин:

    К рецен­зи­ро­ва­нию и пуб­ли­ка­ции при­ни­ма­ют­ся ста­тьи ранее не опуб­ли­ко­ван­ные? Поче­му? А пото­му, что неко­то­рые «учё­ныё» боять­ся поста­вить свою рецен­зию, а вдруг не попа­дут со сво­им мне­ни­ем в «общую струю». Допу­стим, до это­го автор опуб­ли­ко­вал ста­тью на не рецен­зи­ру­е­мом сай­те, а через год к нему при­шло осо­зна­ние, что ста­тья име­ет науч­ную цен­ность, и что, доро­га в рецен­зи­ру­е­мые сай­ты с этой ста­тьёй закры­та? Посмот­ри­те тре­бо­ва­ния к спис­ку исполь­зу­е­мой лите­ра­ту­ры, ГОСТ 2008 г, его надо изу­чать не менее года, что­бы выпол­нить? А не кажет­ся ли Вам, что за 10 лет он уже уста­рел? Есть ещё одна осо­бен­ность в автор­ских пра­вах? Порой не понят­но для кого автор пишет свою «науч­ную» ста­тью? Копи­ро­вать стро­го запре­ща­ет­ся, толь­ко с пись­мен­но­го раз­ре­ше­ния авто­ра? Такое ощу­ще­ние, что напи­сал сам для себя, а как же цити­ро­ва­ние ста­тьи? Запрет копи­ро­ва­ния науч­ных ста­тей тор­мо­зит раз­ви­тие нау­ки. Для раз­ви­тия Рос­сий­ской нау­ки, нуж­но вве­сти за осно­ву пер­вич­ное опуб­ли­ко­ва­ние науч­ных ста­тей в Рос­сий­ских изда­ни­ях и на Рос­сий­ских сай­тах, и толь­ко потом в зару­беж­ных. А полу­ча­ет­ся так, что ста­тья опуб­ли­ко­ва­на в зару­беж­ном изда­нии, а к ори­ги­на­лу невоз­мож­но полу­чить доступ или он плат­ный.

  • Александр Дудин:

    На мно­гих науч­ных сай­тах веду­щие руб­ри­ку ком­мен­ти­ру­ю­щих про­сто банят, толь­ко пото­му, что ком­мен­ти­ру­ю­щий име­ет своё мне­ние, не сов­па­да­ю­щее с мне­ни­ем веду­ще­го руб­ри­ку, а вот если под­да­ки­вать веду­ще­му, то мож­но года­ми топить нау­ку.

  • Александр Дудин:

    «То есть нач­нут уез­жать сра­зу после шко­лы?» И это будет чест­но хотя бы по отно­ше­нию к стране. Если там полу­чат Выс­шее обра­зо­ва­ние, ско­рее при­едут рабо­тать домой. А, то полу­чат Выс­шее обра­зо­ва­ние бес­плат­но и поеха­ли рабо­тать за гра­ни­цу. Надо сде­лать, так, что если здесь полу­чил Выс­шее обра­зо­ва­ние и не отра­бо­тал 7–10 лет, то преж­де, чем выехать за гра­ни­цу, вер­ни день­ги за обу­че­ние.

  • Александр Дудин:

    Воз­мож­но, мне кто-то смо­жет отве­тить, какое име­ет отно­ше­ние к науч­ной рабо­те тре­бо­ва­ние к ука­за­нию даты обра­ще­ния к элек­трон­но­му сай­ту. Воз­мож­но, я не осо­знан­но обра­щал­ся год или пол­го­да назад, понят­но, что это мож­но най­ти, если сохра­нил­ся жур­нал, но если обра­щал­ся 15 раз, а отно­ше­ние к рабо­те име­ет толь­ко 14 обра­ще­ние? Ещё не понят­ны тре­бо­ва­ния к опуб­ли­ко­ва­нию науч­ной рабо­ты, « не менее трёх стра­ниц», а в исто­рии было такое, что на одной стра­ни­це уме­сти­лось 4 откры­тия. Тре­бо­ва­ния к напи­са­нию науч­ных работ надо посто­ян­но упро­щать и совер­шен­ство­вать в ногу со вре­ме­нем и раз­ви­ти­ем элек­трон­ных носи­те­лей инфор­ма­ции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com