Пределы власти над собой

Борис Жуков

Борис Жуков

Науч­ный жур­на­лист Борис Жуков вни­ма­тель­но про­чи­тал кни­гу Ири­ны Яку­тен­ко «Воля и само­кон­троль. Как гены и мозг меша­ют нам бороть­ся с соблаз­на­ми» (М.: Аль­пи­на нон-фикшн, 2018) и спе­ци­аль­но для ТрВ-Нау­ка напи­сал на нее рецен­зию.

Навер­ное, каж­до­му из нас зна­ко­ма ситу­а­ция, когда никак не можешь заста­вить себя сде­лать что-то нуж­ное (или, наобо­рот, не делать чего-то непо­до­ба­ю­ще­го). И ведь пре­крас­но зна­ешь, что сде­лать это в самом деле нуж­но (порой в первую оче­редь тебе само­му), что никто это не сде­ла­ет за тебя, что если не сде­лать, то послед­ствия будут очень непри­ят­ны­ми. А руки слов­но бы сами собой вме­сто рабо­че­го фай­ла загру­жа­ют игру или соц­сеть, вытас­ки­ва­ют из даль­не­го ящи­ка пач­ку сига­рет или вме­сто шваб­ры и вени­ка, кото­рых дав­но зажда­лась квар­ти­ра, берут­ся за пульт теле­ви­зо­ра. И если не каж­дый, то подав­ля­ю­щее боль­шин­ство без тру­да при­пом­нит уни­зи­тель­ные пора­же­ния в этой борь­бе — за кото­ры­ми неиз­мен­но сле­ду­ет острое недо­воль­ство собой и мучи­тель­ные раз­мыш­ле­ния: ну поче­му, поче­му я не могу себя заста­вить? Что во мне не так?

Кни­га извест­но­го науч­но­го жур­на­ли­ста Ири­ны Яку­тен­ко как раз и пред­став­ля­ет собой попыт­ку дать кон­крет­ный ответ на эти рито­ри­че­ские вопро­сы. При­чем ответ не в духе тра­ди­ци­он­ных нра­во­уче­ний («нуж­но зака­лять свою волю», «вос­пи­ты­вать харак­тер» и т. д.), а с точ­ки зре­ния совре­мен­ной нау­ки — экс­пе­ри­мен­таль­ной пси­хо­ло­гии, ней­ро­фи­зио­ло­гии, био­хи­мии, гене­ти­ки. Кото­рые, ока­зы­ва­ет­ся, за послед­ние пол­ве­ка узна­ли нема­ло инте­рес­но­го о том, что такое воля и само­кон­троль и поче­му столь мно­гим из нас так часто недо­ста­ет этих качеств.

Преж­де все­го чита­тель «Воли и само­кон­тро­ля» узна­ет о том, что под при­выч­ны­ми сло­ва­ми «недо­ста­ток воли» скры­ва­ет­ся целый букет раз­но­об­раз­ных качеств и осо­бен­но­стей, зача­стую сла­бо свя­зан­ных друг с дру­гом. Мож­но даже сфор­му­ли­ро­вать что-то вро­де прин­ци­па «Анны Каре­ни­ной»: набор качеств, обес­пе­чи­ва­ю­щих высо­кий уро­вень само­кон­тро­ля, при­мер­но оди­на­ков, а вот сла­бо­воль­ные люди сла­бо­воль­ны по-раз­но­му. Один лег­ко под­да­ет­ся поры­вам и соблаз­нам пото­му, что те струк­ту­ры его моз­га, кото­рые выра­ба­ты­ва­ют дол­го­сроч­ные пла­ны и отсле­жи­ва­ют затем их испол­не­ние, недо­ста­точ­но актив­ны, что­бы удер­жать «в рам­ках при­ли­чий» обла­сти, свя­зан­ные с жела­ни­я­ми и эмо­ци­я­ми. Дру­гой — пото­му что пла­ни­ру­ю­щие отде­лы сра­ба­ты­ва­ют с запаз­ды­ва­ни­ем. Мозг тре­тье­го слиш­ком дол­го не заме­ча­ет кон­флик­та меж­ду сию­ми­нут­ным жела­ни­ем и дол­го­сроч­ны­ми целя­ми (или мораль­ны­ми прин­ци­па­ми); у чет­вер­то­го недо­ста­точ­но опе­ра­тив­ной памя­ти, что­бы учесть все разум­ные сооб­ра­же­ния. А пято­му про­сто и баналь­но не хва­та­ет моз­го­во­го топ­ли­ва — глю­ко­зы. При недо­ста­точ­ной кон­цен­тра­ции в кро­ви это­го веще­ства мозг сни­жа­ет «необя­за­тель­ную» актив­ность. Под этот сек­вестр под­па­да­ют обла­сти, обес­пе­чи­ва­ю­щие само­кон­троль, — но не моз­го­вые пред­ста­ви­тель­ства жела­ний и эмо­ций.

Если же спу­стить­ся еще ниже — на уро­вень моле­кул, то чис­ло потен­ци­аль­ных «узких мест», огра­ни­чи­ва­ю­щих нашу власть над собой, воз­рас­тет до совер­шен­но необо­зри­мых вели­чин. Ведь рабо­та любых моз­го­вых струк­тур в конеч­ном сче­те реа­ли­зу­ет­ся в ходе пере­да­чи сиг­наль­ных веществ (ней­ро­ме­ди­а­то­ров) от одной клет­ки дру­гой. Наш мозг исполь­зу­ет десят­ки раз­ных ней­ро­ме­ди­а­то­ров — и у каж­до­го из них свои пути син­те­за (и зна­чит, свой набор фер­мен­тов, обес­пе­чи­ва­ю­щих этот син­тез), свои рецеп­то­ры, свои транс­пор­те­ры и фер­мен­ты-ути­ли­за­то­ры и т. д.

Всё это — бел­ки, коди­ру­е­мые опре­де­лен­ны­ми гена­ми. И у каж­до­го из этих генов может быть несколь­ко вер­сий — таких, что свой­ства счи­ты­ва­е­мых с них бел­ков несколь­ко раз­ли­ча­ют­ся. В резуль­та­те у кон­крет­но­го чело­ве­ка в силу его гене­ти­че­ских осо­бен­но­стей син­тез, допу­стим, дофа­ми­на идет мед­лен­нее сред­не­го, а ути­ли­за­ция отра­бо­тан­но­го меди­а­то­ра — быст­рее. Отли­чия не так вели­ки, что­бы при­знать их пато­ло­ги­ей, под­ле­жа­щей лече­нию, но доста­точ­ны, что­бы замет­но вли­ять на пове­де­ние чело­ве­ка. В част­но­сти — на его выбор меж­ду «надо» и «хочет­ся».

Но разу­ме­ет­ся, подав­ля­ю­щее боль­шин­ство тех, кто откро­ет кни­гу с таким назва­ни­ем, будут искать в ней не столь­ко инте­рес­ные, но отвле­чен­ные све­де­ния о рабо­те моз­га, его отдель­ных струк­тур и био­хи­ми­че­ских меха­низ­мов, сколь­ко кон­крет­ные сове­ты: что же делать лич­но ему, имя­ре­ку, что­бы как-то спра­вить­ся с про­кля­тым сла­бо­во­ли­ем? Гены, фер­мен­ты, меди­а­то­ры и ней­ро­ны — это всё очень инте­рес­но, но у каж­до­го чело­ве­ка они такие, какие есть. Их не под­пра­вишь пла­сти­че­ской опе­ра­ци­ей, не поста­вишь более мощ­ные и быст­рые вза­мен уста­рев­шей моде­ли. Что же мож­но с ними сде­лать?

На этот вопрос кни­га Ири­ны Яку­тен­ко тоже дает ответ. Повест­во­ва­ние вре­мя от вре­ме­ни пере­ме­жа­ет­ся теста­ми, поз­во­ля­ю­щи­ми чита­те­лю оце­нить, насколь­ко он сам импуль­си­вен, как у него обсто­ят дела с опе­ра­тив­ной памя­тью, какие сти­му­лы — поло­жи­тель­ные или отри­ца­тель­ные — для него более зна­чи­мы и т. д. Зна­ние этих сво­их осо­бен­но­стей поз­во­ля­ет яснее и точ­нее осо­знать, в чем имен­но про­бле­ма.

Послед­няя гла­ва цели­ком состо­ит из реко­мен­да­ций: что кон­крет­но мож­но сде­лать, что­бы хотя бы умень­шить непри­ят­но­сти, при­чи­ня­е­мые дефи­ци­том воли. Сове­тов мно­го, но автор чест­но пре­ду­пре­жда­ет: уни­вер­саль­но­го рецеп­та для всех нет. Нуж­но про­бо­вать, оце­ни­вать, какие спо­со­бы луч­ше все­го рабо­та­ют имен­но для тебя. И не наде­ять­ся, что точ­ное сле­до­ва­ние пред­ло­жен­ным рецеп­там сотво­рит чудо: может, и сотво­рит, но чуде­са — они пото­му и чуде­са, что на них нель­зя рас­счи­ты­вать. А вот замет­но улуч­шить свою жизнь, эффек­тив­нее доби­вать­ся постав­лен­ных целей и боль­ше ува­жать само­го себя — мож­но.

Впро­чем, чест­ность по отно­ше­нию к чита­те­лю харак­тер­на не толь­ко для прак­ти­че­ских реко­мен­да­ций, но и для всей кни­ги. Уж на что сим­па­тич­на авто­ру гипо­те­за «исто­ще­ния эго» (гла­ся­щая, что спо­соб­ность к само­кон­тро­лю — это огра­ни­чен­ный ресурс, слиш­ком частое исполь­зо­ва­ние кото­ро­го при­во­дит к его нехват­ке). Одна­ко сра­зу за изло­же­ни­ем этой гипо­те­зы сле­ду­ет глав­ка о том, что дале­ко не все пси­хо­ло­ги с ней соглас­ны и что к науч­ным гипо­те­зам все­гда сле­ду­ет отно­сить­ся с неко­то­рой долей кри­тич­но­сти, даже если они выгля­дят очень строй­но и к тому же весь­ма попу­ляр­ны у спе­ци­а­ли­стов. Здесь же при­во­дят­ся све­де­ния об экс­пе­ри­мен­тах, не под­твер­жда­ю­щих дан­ную гипо­те­зу.

Этот кодекс чести автор соблю­да­ет и в дру­гих слу­ча­ях, когда часть фак­ти­че­ских дан­ных про­ти­во­ре­чит толь­ко что изло­жен­ной тео­ре­ти­че­ской схе­ме или ука­зы­ва­ет, что реаль­ность гораз­до слож­нее. Читая это, неволь­но вспо­ми­на­ешь недав­ние гром­кие обви­не­ния в адрес попу­ля­ри­за­то­ров, что они-де при изло­же­нии тех или иных науч­ных кон­цеп­ций неиз­беж­но выки­ды­ва­ют эле­мент сомне­ния, пре­под­но­ся науч­ные тео­рии как несо­мнен­ную и непре­лож­ную исти­ну. Не знаю, на каком мате­ри­а­ле масти­тый социо­лог сфор­ми­ро­вал такое пред­став­ле­ние о попу­ля­ри­за­ции нау­ки, но «Воля и само­кон­троль» (под­пи­сан­ная в печать за пол­ме­ся­ца до пуб­лич­но­го огла­ше­ния этих инвек­тив) явно не дает для них ни малей­ших осно­ва­ний.

Канон жан­ра рецен­зии тре­бу­ет упо­мя­нуть «отдель­ные недо­стат­ки» раз­би­ра­е­мой кни­ги. Но здесь я могу опи­рать­ся толь­ко на чисто субъ­ек­тив­ное ощу­ще­ние: читая кни­гу, я испы­ты­вал нелов­кость вся­кий раз, когда автор апел­ли­ро­вал к усло­ви­ям жиз­ни наших пещер­ных пред­ков (изоб­ра­жа­е­мым в духе самых поп­со­вых кли­ше). Зная Ири­ну как вдум­чи­во­го и гра­мот­но­го науч­но­го жур­на­ли­ста, я, разу­ме­ет­ся, не пред­по­ла­гал, что она имен­но так и пред­став­ля­ет себе жизнь древ­них Homo sapiens. Пред­на­зна­че­ния этих экс­кур­сов я так и не понял.

Воз­мож­но, они долж­ны были дать понять чита­те­лю, что основ­ные чер­ты нашей нерв­ной систе­мы и пси­хи­ки сфор­ми­ро­ва­лись в усло­ви­ях силь­но отли­ча­ю­щих­ся от совре­мен­ных, а может быть, долж­ны были про­сто раз­влечь чита­те­ля и облег­чить ему вос­при­я­тие слож­но­го науч­но­го мате­ри­а­ла. Дело вку­са, конеч­но. Но, на мой взгляд, этой цели куда луч­ше слу­жат дру­гие осо­бен­но­сти кни­ги: живой и есте­ствен­ный язык, уме­ние иллю­стри­ро­вать отвле­чен­ные науч­ные поня­тия хоро­шо зна­ко­мы­ми жиз­нен­ны­ми ситу­а­ци­я­ми. И не в послед­нюю оче­редь — бли­ста­тель­ные рисун­ки Оле­га Доб­ро­воль­ско­го, в оче­ред­ной раз про­де­мон­стри­ро­вав­ше­го спо­соб­ность облечь в нагляд­ные и выра­зи­тель­ные обра­зы любые абстракт­ные идеи и све­де­ния.

Как и вся­кая хоро­шая науч­но-попу­ляр­ная кни­га, «Воля и само­кон­троль» дает вни­ма­тель­но­му чита­те­лю пищу для соб­ствен­ных раз­мыш­ле­ний. Поче­му чело­ве­че­ский мозг устро­ен так, что наи­бо­лее «разум­ные» и «трез­вые» его отде­лы не име­ют при­о­ри­те­та над древни­ми эмо­ци­о­наль­ны­ми струк­ту­ра­ми? Насколь­ко пове­де­ние чело­ве­ка в лабо­ра­тор­ном экс­пе­ри­мен­те соот­вет­ству­ет его пове­де­нию в реаль­ных жиз­нен­ных ситу­а­ци­ях? Дей­стви­тель­но ли вся­кий раз, когда мы гово­рим о силе воли, мы име­ем в виду одно и то же пси­хо­ло­ги­че­ское свой­ство?

Но все эти вопро­сы заслу­жи­ва­ют отдель­но­го раз­го­во­ра. А пока оста­ет­ся толь­ко ска­зать спа­си­бо Ирине Яку­тен­ко за инте­рес­ную и полез­ную кни­гу.

Борис Жуков

Подроб­нее о кни­ге см. www.alpinabook.ru/catalog/PopularPsychologyPersonalEffectiveness/357389/

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (6 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *