- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Экология страха (размышления у енотовой латрины)

Наталья Резник

Ната­лья Рез­ник

Мир живот­ных делит­ся на хищ­ни­ков и жертв. Хищ­ни­ков боят­ся, и этот страх вли­я­ет на пове­де­ние живот­ных: они избе­га­ют мест, где напа­де­ние наи­бо­лее веро­ят­но, что, в кон­це кон­цов, ска­зы­ва­ет­ся на коли­че­стве и струк­ту­ре рас­ти­тель­но­сти. Ины­ми сло­ва­ми, страх перед хищ­ни­ком име­ет ощу­ти­мые эко­ло­ги­че­ские послед­ствия.

А еще мир делит­ся на пара­зи­тов и их хозя­ев. Неко­то­рые пара­зи­ты вли­я­ют на чис­лен­ность и плот­ность попу­ля­ции хозя­ев не мень­ше хищ­ни­ков. Пара­зит ослаб­ля­ет хозя­и­на, делая его лег­кой добы­чей, или уби­ва­ет сам. (Раз­ни­ца лишь в том, что встре­ча с пара­зи­том не при­во­дит к немед­лен­ной гибе­ли.) Поэто­му живот­ные избе­га­ют таких мест, где лег­ко зара­зить­ся.

Так, мухи-фори­ды рода Pseudacteon откла­ды­ва­ют яйца в тела огнен­ных мура­вьев Solenopsis invicta. Личин­ки и кукол­ки фори­ды раз­ви­ва­ют­ся в теле мура­вья, и взрос­лая муха, как Афи­на, рож­да­ет­ся из голо­вы несчаст­ной жерт­вы. Есте­ствен­но, в при­сут­ствии форид муравьи пред­по­чи­та­ют оста­вать­ся в гнез­дах. Пока они там отси­жи­ва­ют­ся, кон­ку­ри­ру­ю­щий вид мура­вьев, невос­при­им­чи­вый к дан­но­му пара­зи­то­и­ду, зани­ма­ет тер­ри­то­рию S. invicta. А муравьи Azteca instabilis, кото­рые так­же могут стать жерт­ва­ми форид, пря­чут­ся от мух и пере­ста­ют уби­вать гусе­ниц куку­руз­ной сов­ки Spodoptera frugiperda и гонять их с кофей­ных листьев [1]. Есте­ствен­но, план­та­ции стра­да­ют. Ско­рее все­го, вли­я­ние мух на кофей­ную агро­э­ко­си­сте­му суще­ствен­но шире и затра­ги­ва­ет дру­гие виды мура­вьев, тра­во­яд­ных насе­ко­мых, дере­вья, зате­ня­ю­щие посад­ки кофе. Но про­ве­рить это в есте­ствен­ных усло­ви­ях слож­но.

Очень часто пара­зи­ты попа­да­ют в орга­низм с пищей. Но и не есть нель­зя, поэто­му каж­дая тра­пе­за пред­став­ля­ет собой ком­про­мисс меж­ду тяже­стью воз­мож­ной инфек­ции и доступ­но­стью еды. Напри­мер, кулик-соро­ка Haemаtopus ostralegus кор­мит­ся дву­створ­ча­ты­ми мол­люс­ка­ми, и чем мол­люск круп­нее, тем боль­ше в нем пара­зи­тов. Мел­кие осо­би без­опас­ны, одна­ко нуж­но слиш­ком мно­го вре­ме­ни и сил, что­бы ими насы­тить­ся, поэто­му кулик выби­ра­ет сред­ние экзем­пля­ры. С дру­гой сто­ро­ны, мно­гие поеда­те­ли рыбы пред­по­чи­та­ют имен­но инфи­ци­ро­ван­ную добы­чу, посколь­ку ее лег­че пой­мать, а рыбьи пара­зи­ты для этих хищ­ни­ков не очень опас­ны.

Живот­ные, лишен­ные воз­мож­но­сти мыть лапы перед едой и ошпа­ри­вать кипят­ком тра­ву на лугу, тео­ре­ти­че­ски могут суще­ствен­но сни­зить риск зара­же­ния, если места лока­ли­за­ции пара­зи­та чет­ко обо­зна­че­ны. Так, тра­во­яд­ные при пасть­бе избе­га­ют густо уна­во­жен­ных участ­ков, посколь­ку фека­лии — рас­сад­ник инфек­ции. Опас­ны так­же гни­ю­щие туши. Отвра­ще­ние чело­ве­ка к раз­ла­га­ю­щей­ся пло­ти и экс­кре­мен­там вызва­но, воз­мож­но, имен­но опас­но­стью зара­же­ния. С дру­гой сто­ро­ны, мно­гие живот­ные с удо­воль­стви­ем копо­шат­ся в чужих фека­ли­ях, выко­вы­ри­вая из них семе­на и непе­ре­ва­рен­ные остат­ки рас­те­ний.

Рис. 1. Отхожее место енотов найти несложно. Фекалии могут содержать миллионы яиц Baylisascaris procyonis [2]

Рис. 1. Отхо­жее место ено­тов най­ти неслож­но. Фека­лии могут содер­жать мил­ли­о­ны яиц Baylisascaris procyonis [2]

Отно­ше­ние раз­ных видов позво­ноч­ных к экс­кре­мен­там иссле­до­ва­ла пара­зи­то­лог Уни­вер­си­те­та шта­та Юта Сара Вайн­штейн (Sara Weinstein). В каче­стве объ­ек­та она выбра­ла ено­тов, оби­та­ю­щих в заказ­ни­ке Кол-Ойл-Пойнт (Coal Oil Point) в Кали­фор­нии, и рабо­та­ла в то вре­мя в Кали­фор­ний­ском уни­вер­си­те­те в Сан­та-Бар­ба­ре вме­сте с несколь­ки­ми сту­ден­та­ми [2]. В тон­ком кишеч­ни­ке ено­тов живет аска­ри­да Baylisascaris procyonis. Пара­зи­ты ено­там, види­мо, не слиш­ком доса­жда­ют: одно живот­ное может выде­лить до мил­ли­о­на яиц в день. Ено­ты пред­по­чи­та­ют опо­рож­нять желу­док в опре­де­лен­ных местах — их обще­ствен­ные туа­ле­ты функ­ци­о­ни­ру­ют по несколь­ку лет, и там скап­ли­ва­ют­ся кучи экс­кре­мен­тов, бога­тых рас­ти­тель­ны­ми остат­ка­ми, семе­на­ми и яйца­ми аска­ри­ды (рис. 1). Мно­гие мел­кие пти­цы и гры­зу­ны нашли бы в ено­то­вой латрине мно­го инте­рес­но­го для себя, но чер­ви пора­жа­ют их нерв­ную систе­му, вызы­вая смер­тель­ное забо­ле­ва­ние бай­ли­сас­ка­ри­доз. Поэто­му уче­ные пред­по­ло­жи­ли, что часто­та посе­ще­ния латрин зави­сит от соот­но­ше­ния опас­но­сти и цен­но­сти, кото­рую они пред­став­ля­ют для того или ино­го вида. Кали­фор­ний­ская попу­ля­ция ено­тов — одна из самых зара­жен­ных, поэто­му их отхо­жие места слу­жат иде­аль­ным местом для изу­че­ния ком­про­мис­са меж­ду удоб­ством пита­ния и риском зара­же­ния.
Рис. 2. Енот посещает латрину (www.sciencemag.org)

Рис. 2. Енот посе­ща­ет латри­ну (www.sciencemag.org)

Иссле­до­ва­те­ли нашли и поме­ти­ли 50 дей­ству­ю­щих латрин, кото­рые исполь­зо­ва­ли не мень­ше года и посе­ти­ли от 10 до 40 раз. Они рас­по­ла­га­ют­ся у кам­ней, на брев­нах, ино­гда на вер­ши­нах хол­мов — ено­ты не стес­ня­ют­ся. Там иссле­до­ва­те­ли поста­ви­ли каме­ры-ловуш­ки, кото­рые долж­ны были реги­стри­ро­вать актив­ность живот­ных в латри­нах и на сосед­них с ними чистых участ­ках. За 2058 дней наблю­де­ний иссле­до­ва­те­ли зафик­си­ро­ва­ли 2482 посе­ще­ния 56 видов живот­ных и птиц. Основ­ная актив­ность при­шлась на ноч­ное вре­мя (рис. 2). Неко­то­рые виды мел­ких гры­зу­нов было труд­но рас­по­знать в тем­но­те, и они вошли в иссле­до­ва­ние под общим назва­ни­ем «мыши».

Чаще все­го к отхо­жим местам наве­ды­ва­лись ено­ты (это понят­но) и кры­сы. Быва­ли там яще­ри­цы (запад­ные забор­ные игу­а­ны), мыши, птич­ка тауи и дру­гие мел­кие воро­бьи­ные, скунс, вир­гин­ский опо­ссум, кро­ли­ки, кали­фор­ний­ские сус­ли­ки; даже рысь захо­ди­ла. Мно­гие их них сопри­ка­са­лись с фека­ли­я­ми, око­ло тре­ти видов хотя бы одна­жды ими пола­ко­ми­лась.

Рис. 3. Некоторых животных привлекают экскременты енотов, другие обходят их стороной [2]

Рис. 3. Неко­то­рых живот­ных при­вле­ка­ют экс­кре­мен­ты ено­тов, дру­гие обхо­дят их сто­ро­ной [2]

Крыс очень инте­ре­су­ют семе­на, при этом аска­ри­ды ено­та пора­жа­ют у них толь­ко кишеч­ник и осо­бо­го бес­по­кой­ства, по-види­мо­му, не достав­ля­ют (рис. 3). В одной бод­рой кры­се обна­ру­жи­ли не менее 5000 чер­вей, так что экс­кре­мен­ты ено­тов их, без­услов­но, при­вле­ка­ют. Дру­гие мел­кие мле­ко­пи­та­ю­щие и пти­цы тоже не прочь пола­ко­мить­ся семе­на­ми, но B. procyonis для них смер­тель­ны, и латрин они избе­га­ют. Во вся­ком слу­чае, встре­ча­ют­ся они там реже, чем в окрест­но­стях. Впро­чем, избе­га­ние досто­вер­но уда­лось дока­зать толь­ко для кро­ли­ков: семе­на зверь­ки не едят, одна­ко мог­ли бы лако­мить­ся про­рост­ка­ми. Опас­ность бай­ли­сас­ка­ри­до­за отго­ня­ет их от источ­ни­ка зара­же­ния. Скун­сы, как и ено­ты, почти не ощу­ща­ют при­сут­ствия пара­зи­та в кишеч­ни­ке, а опо­ссу­мы совсем к нему невос­при­им­чи­вы. Семен они едят мало, на латри­ны заха­жи­ва­ют ред­ко, впро­чем, и не избе­га­ют их. Яще­ри­цы семе­на­ми не инте­ре­су­ют­ся, но могут кор­мить­ся насе­ко­мы­ми на ено­то­вых кучах. Рыси там вооб­ще делать нече­го, она про­сто мимо про­хо­ди­ла. Люди тоже вхо­дят в груп­пу рис­ка, и уче­ные наблю­да­ли за латри­на­ми изда­ли, в их содер­жи­мом не копа­лись, по тер­ри­то­рии ходи­ли в спе­ци­аль­ной обу­ви, в кото­рой боль­ше нику­да.

Ока­за­лось, что пове­де­ние живот­ных дей­стви­тель­но опре­де­ля­ет­ся ком­про­мис­сом меж­ду опас­но­стью зара­зить­ся и пище­вы­ми инте­ре­са­ми. Тех, кому аска­ри­доз не стра­шен, латри­ны при­тя­ги­ва­ют. Живот­ные, кото­рых бай­ли­сас­ка­ри­доз убьет, обхо­дят отхо­жие места сто­ро­ной. Те, у кого отхо­жие места не вызы­ва­ют ни стра­ха, ни инте­ре­са, эти кучи игно­ри­ру­ют. Конеч­но, не исклю­че­на воз­мож­ность того, что неко­то­рые мел­кие живот­ные избе­га­ют латрин, опа­са­ясь самих ено­тов. Одна­ко авто­ры пола­га­ют, что попасть ено­ту на зуб вполне мож­но и в дру­гом месте, вокруг их мно­го. К тому же ено­ты ред­ко ловят здо­ро­вых назем­ных позво­ноч­ных: птич­ки и мел­кие мле­ко­пи­та­ю­щие состав­ля­ют менее деся­той части их раци­о­на, а B. procyonis зара­же­но более 70% мест­ной попу­ля­ции гры­зу­нов, и око­ло 5% мышей поги­ба­ют от бай­ли­са-ска­ри­до­за. Одна­ко избе­га­ние пара­зи­та не исклю­ча­ет избе­га­ния хищ­ни­ка.

Резуль­та­ты иссле­до­ва­ния Сары Вайн­штейн вполне ожи­да­е­мы, но цен­но оно тем, что поз­во­ли­ло зафик­си­ро­вать избе­га­ние пара­зи­тов у мно­гих видов сра­зу, при­чем в есте­ствен­ных усло­ви­ях. Страх может по-раз­но­му вли­ять на эко­си­сте­му, хотя уче­ные и не срав­ни­ва­ли Кол-Ойл-Пойнт с дру­гой подоб­ной тер­ри­то­ри­ей, где живут менее зара­жен­ные ено­ты. Избе­га­ние фека­лий сохра­ня­ет в них семе­на, кото­рые потом про­рас­та­ют, — сле­до­ва­тель­но, страх спо­соб­ству­ет воз­об­нов­ле­нию рас­ти­тель­но­сти. Он же дол­жен повли­ять на эво­лю­цию пара­зи­тов, пото­му что тем при­дет­ся суще­ствен­но повы­сить живу­честь, если никто не будет при­хо­дить к ено­то­вым латри­нам.

Ната­лья Рез­ник

1. Philpott S. M., Maldonado J., Vandermeer J. Perfecto I. Taking trophic cascades up a level: behaviorally-modified effects of phorid flies on ants and ant prey in coffee agroecosystems /​/​ Oikos. 2004. 105. 141—147. doi: 10.1111/j.0030–1299.2004.12889.x

2. Weinstein S. B., Moura C. W., Mendez J. F., Lafferty K. D. Fear of feces? Tradeoffs between disease risk and foraging drive animal activity around raccoon latrines /​/​ Oikos 2018. doi: 10.1111/oik.04866

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи