- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Не бойтесь сказать «Истина»

Андрей Анатольевич Зализняк

Андрей Ана­то­лье­вич Зализ­няк

«Те, кто осо­зна­ёт цен­ность исти­ны и раз­ла­га­ю­щую силу
диле­тант­ства и шар­ла­тан­ства и пыта­ет­ся этой силе
сопро­тив­лять­ся, будут и даль­ше ока­зы­вать­ся в труд­ном
поло­же­нии плы­ву­щих про­тив тече­ния…»

Очень часто мы вспо­ми­на­ем важ­ные выска­зы­ва­ния заме­ча­тель­ных людей после их смер­ти. Конеч­но, луч­ше бы поча­ще вспо­ми­на­ли при жиз­ни, но так уж мы устро­е­ны.

Когда умер Андрей Зализ­няк, соци­аль­ные сети обле­те­ла его цита­та насчет исти­ны. Повто­рю еще раз: «Исти­на суще­ству­ет, и цель нау­ки — ее поиск» (на врез­ке дана более пол­ная цита­та. См. стр. 2). Это ска­за­но в 2007 году при вру­че­нии Лите­ра­тур­ной пре­мии Алек­сандра Сол­же­ни­цы­на (речь уче­но­го мы пуб­ли­ку­ем в дан­ном номе­ре газе­ты). В выступ­ле­нии Зализ­ня­ка есть и дру­гие важ­ные тези­сы, но имен­но этот вызвал наи­боль­ший энту­зи­азм. В кон­це декаб­ря в сво­ей лен­те в «Фейс­бу­ке» я видел не менее деся­ти его неза­ви­си­мых цити­ро­ва­ний.

Каза­лось бы, это выска­зы­ва­ние ака­де­ми­ка — азбуч­ная исти­на (про­сти­те за тав­то­ло­гию). Одна­ко ино­гда азбуч­ные исти­ны очень полез­но повто­рять: они забы­ва­ют­ся, точ­нее, тонут в сло­вес­ном мусо­ре. Чело­век, живу­щий в пото­ке дема­го­гии и мра­ко­бе­сия, лью­ще­го­ся из всех утю­гов, зача­стую пере­ста­ет верить вооб­ще во что-либо, в том чис­ле и само­му себе: «Это я свих­нул­ся — или окру­жа­ю­щий мир?» И когда он слы­шит чет­кое выска­зы­ва­ние ува­жа­е­мо­го ака­де­ми­ка, вро­де того что «да, эта азбуч­ная исти­на вер­на, и на том стою», появ­ля­ет­ся твер­дая поч­ва под нога­ми.

Мне кажет­ся, что сей­час выска­зы­ва­ние Андрея Зализ­ня­ка про исти­ну и про дове­рие про­фес­си­о­на­лам акту­аль­ней, чем в 2007 году. С тех пор маразм окреп. Одни люди вооб­ще поте­ря­ли какие-либо ори­ен­ти­ры, зато дру­гие лишь силь­ней соску­чи­лись по насто­я­щим сло­вам и базо­вым поня­ти­ям, «вышед­шим из моды», заме­тен­ным сло­вес­ной пур­гой. Имен­но поэто­му тези­сы Андрея Зализ­ня­ка из выступ­ле­ния деся­ти­лет­ней дав­но­сти дали сей­час такой резо­нанс. Само поня­тие «исти­на» — что науч­ная, что житей­ская — неудоб­но очень мно­гим. Возь­мем госу­дар­ствен­ную про­па­ган­ду, возь­мем огол­те­лых пат­ри­о­тов. Возь­мем казус Медин­ско­го. Да лад­но с эти­ми, порой и мои еди­но­мыш­лен­ни­ки, заме­ча­тель­ные люди, начи­на­ют стес­нять­ся насто­я­щих слов и пред­ла­га­ют исполь­зо­вать вме­сто «исти­на», напри­мер, кон­струк­ции типа «эффек­тив­ная объ­яс­ни­тель­ная модель», что я бы опре­де­лил как некие сло­вес­ные ужим­ки в попыт­ках сле­до­вать фило­соф­ским повет­ри­ям.

Да, есть фило­соф­ские тече­ния, где поня­тие «науч­ная исти­на» не в чести. Да и сама нау­ка, и ее пред­ста­ви­те­ли, было дело, обви­ня­лись в при­сво­е­нии моно­по­лии на исти­ну. Это напо­ми­на­ет борь­бу за место под солн­цем.

Что есть исти­на?

Конеч­но, в дан­ном кон­тек­сте никто не гово­рит о неко­ем абсо­лю­те, да еще с рели­ги­оз­ным оттен­ком. Исти­на, что житей­ская, что науч­ная, при­ни­ма­ет кон­крет­ное выра­же­ние, она может быть непол­ной, огра­ни­чен­ной неки­ми рам­ка­ми. Но от это­го она не пере­ста­ет быть исти­ной. Вме­сто того что­бы вяз­нуть в тяже­ло­вес­ных опре­де­ле­ни­ях, луч­ше дать несколь­ко при­ме­ров.

Дале­ко ходить не будем, вот бли­жай­шие при­ме­ры науч­ной исти­ны:

А вот тео­рия кос­мо­ло­ги­че­ской инфля­ции, кото­рая опи­сы­ва­ет био­гра­фию Все­лен­ной до Боль­шо­го взры­ва, будучи самой прав­до­по­доб­ной и пло­до­твор­ной гипо­те­зой, пока чуть-чуть недо­тя­ги­ва­ет до ста­ту­са исти­ны. При­чем извест­но, чтó надо изме­рить, что­бы тео­рия инфля­ции утвер­ди­лась, но это дело несколь­ких лет. А что каса­ет­ся самых пер­вых мгно­ве­ний суще­ство­ва­ния Все­лен­ной (око­ло­план­ков­ские мас­шта­бы) — там исти­на всё еще зако­па­на очень глу­бо­ко. Это вызов нынеш­ним и буду­щим про­фес­си­о­наль­ным иссле­до­ва­те­лям. При­мер­но так же обсто­ят дела и во мно­гих дру­гих обла­стях нау­ки: что-то утвер­ди­лось наве­ки, что-то — вот-вот, а где-то всё настоль­ко неяс­но, что у иссле­до­ва­те­лей опус­ка­ют­ся руки.

В каж­дом из этих при­ме­ров есть неяс­ные дета­ли (кон­крет­ный автор «Сло­ва», послед­ний общий пре­док чело­ве­ка и шим­пан­зе, состав тем­ной мате­рии). Ну и что? От это­го пере­чис­лен­ные утвер­жде­ния не ста­ли ни сомни­тель­нее, ни туск­лее. Они под­креп­ле­ны мно­же­ством фак­тов и хоро­шо опи­сы­ва­ют­ся чет­ким науч­ным язы­ком. Так каким сло­вом мы их будем харак­те­ри­зо­вать? «Исти­на» или, к при­ме­ру, «объ­яс­ни­тель­ная модель»? Дело вку­са? Воз­мож­но, но я все-таки при­зы­ваю чаще поль­зо­вать­ся насто­я­щи­ми сло­ва­ми. Это осве­жа­ет язык и, глав­ное, моз­ги.

Борис Штерн,
аст­ро­фи­зик, глав­ный редак­тор ТрВ-Нау­ка
Исполь­зо­ва­ны фото А. Касья­на и gramoty.ru

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи