Библиотека как дух общества

ТрВ-Нау­ка про­дол­жа­ет серию ста­тей о насто­я­щем и буду­щем ИНИ­О­На. Газе­та обра­ти­лась к экс­пер­там, не один год про­вед­шим в ИНИ­ОНе, с вопро­са­ми: «Каким вы види­те буду­щее ИНИ­О­На (если види­те)? Как, на ваш взгляд, это буду­щее долж­но раз­ра­ба­ты­вать­ся и про­ек­ти­ро­вать­ся?» Пуб­ли­ку­ем отве­ты экс­пер­тов и наде­ем­ся на про­дол­же­ние дис­кус­сии.

Лев Гуд­ков, докт. филос. наук, про­фес­сор, дирек­тор Лева­да-Цен­тра:

Мне кажет­ся, что ката­стро­фа, про­ис­шед­шая с ИНИ­О­Ном, так и не осо­зна­на обра­зо­ван­ным сооб­ще­ством. У нас нет в пол­ном смыс­ле НАЦИОНАЛЬНОЙ БИБЛИОТЕКИ (этот пра­во­вой ста­тус при­да­ет­ся толь­ко опре­де­лен­ным книж­ным собра­ни­ям — ком­плек­ту­ю­щим всё, что отно­сит­ся к куль­ту­ре дан­ной стра­ны, вклю­чая и зару­беж­ные мате­ри­а­лы о ней). И РГБ (Ленин­ка), и РНБ (Сал­ты­ков­ка) дав­но, уже в кон­це совет­ско­го вре­ме­ни, утра­ти­ли пра­во на подоб­ный авто­ри­тет, не будучи в состо­я­нии обес­пе­чить пол­но­ту ком­плек­то­ва­ния и предо­став­ле­ния ее чита­те­лям.

В Ленин­ке, самом боль­шом книж­ном собра­нии стра­ны на тот момент, более 27% фон­да (спе­ц­хран, фон­ды огра­ни­чен­но­го досту­па и т. п.) не было доступ­но обыч­ным чита­те­лям. Но в срав­не­нии с тем, что про­изо­шло после раз­ва­ла СССР, тогдаш­нее поло­же­ние кажет­ся если не цве­ту­щим, то вполне нор­маль­ным.

ИНИОН АН СССР был в кон­це совет­ско­го пери­о­да совер­шен­но пора­зи­тель­ным и уни­каль­ным инсти­ту­том. Во-пер­вых, он луч­ше дру­гих круп­ных биб­лио­тек ком­плек­то­вал­ся оте­че­ствен­ной и ино­стран­ной лите­ра­ту­рой по обще­ствен­ным и гума­ни­тар­ным нау­кам. Во-вто­рых, сте­пень откры­то­сти была суще­ствен­но выше (конеч­но, толь­ко для сотруд­ни­ков ака­де­ми­че­ских инсти­ту­тов, но этот барьер мож­но было без осо­бо­го тру­да пре­одо­леть с помо­щью «пись­ма-отно­ше­ния»). В-тре­тьих, ИНИОН вел огром­ную и крайне важ­ную рефе­ра­тив­ную и биб­лио­гра­фи­че­скую рабо­ту, предо­став­ляя всем заин­те­ре­со­ван­ным сто­ро­нам опе­ра­тив­ную ана­ли­ти­че­скую инфор­ма­цию в виде РЖ и сбор­ни­ков рефе­ра­тов и обзо­ров, в кото­рых мож­но было про­честь мате­ри­а­лы, недо­ступ­ные из-за цен­зу­ры и про­чих огра­ни­че­ний.

Его отли­чие от пол­но­цен­но­го науч­но-иссле­до­ва­тель­ско­го инсти­ту­та заклю­ча­лось в отсут­ствии науч­ных дис­кус­сий и предо­став­ле­ния «облег­чен­но­го» вари­ан­та науч­ных идей и утвер­жде­ний, адап­ти­ро­ван­ных (все-таки!) мате­ри­а­лов.

Гибель ИНИ­О­На была пред­опре­де­ле­на посто­ян­ным суже­ни­ем объ­е­ма финан­си­ро­ва­ния. Напом­ню, что по пер­во­на­чаль­но­му про­ек­ту ИНИОН дол­жен был рас­по­ла­гать­ся в двух зда­ни­ях (была спро­ек­ти­ро­ва­на мно­го­этаж­ная баш­ня на сво­бод­ном про­стран­стве — суще­ству­ю­щее зда­ние име­ет Г-образ­ную фор­му). Поэто­му уже доволь­но дав­но ста­ла ощу­щать­ся нехват­ка поме­ще­ний для книж­но­го хра­не­ния, и фон­ды посте­пен­но дро­би­лись и пере­да­ва­лись в спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ные инсти­ту­ты АН СССР, где они фак­ти­че­ски были зашта­бе­ли­ро­ва­ны и не исполь­зо­ва­лись; отсю­да­по­сто­ян­но нарас­та­ю­щее чис­ло отка­зов чита­те­лям в выда­че необ­хо­ди­мых книг и паде­ние авто­ри­те­та ИНИ­О­На как круп­ней­шей, близ­кой по ста­ту­су к наци­о­наль­ной, биб­лио­те­ке.

Если гово­рить о вос­ста­нов­ле­нии роли ИНИ­О­На, то, конеч­но, надо воз­вра­щать­ся к преж­ней моде­ли «наци­о­наль­ная ака­де­ми­че­ская биб­лио­те­ка + инфор­ма­ци­он­но-ана­ли­ти­че­ский инсти­тут», но без его преж­них функ­ций фаб­ри­ки под­го­тов­ки ана­ли­ти­че­ских запи­сок в пар­тий­ные инстан­ции и идео­ло­ги­че­ские орга­ны. Это дол­жен быть пер­во­сте­пен­ный ана­ли­ти­че­ский центр новей­шей инфор­ма­ции и лите­ра­ту­ры по соци­аль­но-гума­ни­тар­ным нау­кам, ори­ен­ти­ро­ван­ный в первую оче­редь на осве­ще­ние новых зару­беж­ных иссле­до­ва­ний и пуб­ли­ка­ций.

Это дол­жен быть само­управ­ля­е­мый ака­де­ми­че­ский инсти­тут, но под кон­тро­лем сове­та попе­чи­те­лей, пред­став­лен­но­го уче­ны­ми из всех спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных инсти­ту­тов и пуб­лич­ных интел­лек­ту­а­лов, заре­ко­мен­до­вав­ших себя в каче­стве бес­ко­рыст­ных мораль­ных авто­ри­те­тов. Ни в коем слу­чае не бюро­кра­ти­ей како­го-либо ран­га или сфе­ры.

Биб­лио­те­ка, как писал круп­ней­ший исто­рик и зна­ток биб­лио­теч­но­го пра­ва Петер Кар­штедт, — это вопло­ще­ние духа обще­ства, то есть цен­но­стей, памя­ти и интел­лек­ту­аль­ных ресур­сов дан­но­го соци­аль­но­го, куль­тур­но­го, наци­о­наль­но­го или рели­ги­оз­но­го сооб­ще­ства. Сего­дня ни одна из круп­ных биб­лио­тек (утра­тив воз­мож­но­сти адек­ват­но­го уком­плек­то­ва­ния в первую оче­редь зару­беж­ной лите­ра­ту­рой, но и с оте­че­ствен­ной всё обсто­ит доволь­но пла­чев­но) не отве­ча­ет это­му опре­де­ле­нию. Отсю­да нарас­та­ю­щая поверх­ност­ность и вер­хо­гляд­ство всех пишу­щих о совре­мен­ных соци­аль­ных и куль­тур­ных про­цес­сах или соци­аль­но-гума­ни­тар­ной про­бле­ма­ти­ке (может быть, исклю­чая исто­ри­че­ские нау­ки, но и тут явно чув­ству­ет­ся силь­ней­ший раз­рыв с запад­ны­ми рабо­та­ми в кон­цеп­ту­аль­ном и ана­ли­ти­че­ском плане).

Ири­на Дежи­на, руко­во­ди­тель груп­пы по науч­ной и про­мыш­лен­ной поли­ти­ке в Скол­те­хе, вед. науч. сотр. Инсти­ту­та эко­но­ми­че­ской поли­ти­ки им. Е. Т. Гай­да­ра:

ИНИОН был пре­крас­ной и совре­мен­ной для сво­ей эпо­хи биб­лио­те­кой по обще­ствен­ным нау­кам. В кон­це 1980-х и нача­ле 1990-х я там соби­ра­ла мате­ри­а­лы для дис­сер­та­ции, и всё было удоб­но, доступ­но и ком­форт­но — вплоть до инди­ви­ду­аль­ных сто­ли­ков в читаль­ных залах.

ИНИОН и дол­жен быть совре­мен­ной биб­лио­те­кой, и не толь­ко в том смыс­ле, что там будет всё оциф­ро­вы­вать­ся и хра­нить­ся в совре­мен­ных фор­ма­тах. Для обще­ствен­ных и гума­ни­тар­ных наук важен доступ к бумаж­ным изда­ни­ям, в том чис­ле ста­рым. Образ­но гово­ря, смот­реть газе­ту 1913 года и дер­жать ее в руках — совсем раз­ные вещи. Появ­ля­ет­ся допол­ни­тель­ное ощу­ще­ние вре­ме­ни.

Вполне есте­ствен­но и то, что биб­лио­те­ка выпол­ня­ет функ­ции и иссле­до­ва­тель­ско­го цен­тра. Более того, она может быть источ­ни­ком обзор­ной и ана­ли­ти­че­ской инфор­ма­ции для пра­ви­тель­ствен­ных и пар­ла­мент­ских струк­тур. Напри­мер, в Биб­лио­те­ке Кон­грес­са США есть опе­ра­тив­но рабо­та­ю­щая иссле­до­ва­тель­ская служ­ба (Congressional Research Service), кото­рая изда­ет очень каче­ствен­ные тема­ти­че­ские обзо­ры для Кон­грес­са, при­чем мате­ри­а­лы явля­ют­ся поли­ти­че­ски ней­траль­ны­ми. Биб­лио­те­ка может быть и куль­тур­ным цен­тром, где про­хо­дят кон­цер­ты, пока­зы клас­си­че­ских и доку­мен­таль­ных филь­мов.

Буду­щий фор­мат и функ­ции ИНИ­О­На вряд ли мож­но опре­де­лить сила­ми толь­ко кол­лек­ти­ва биб­лио­те­ки, осо­бен­но при­ни­мая во вни­ма­ние тот факт, что за вре­мя ее бед­ствен­но­го поло­же­ния целый ряд сотруд­ни­ков стал про­сто в ней чис­лить­ся, а пол­но­цен­но рабо­та­ет уже в дру­гих орга­ни­за­ци­ях.

Судь­ба биб­лио­те­ки долж­на решать­ся ее учре­ди­те­ля­ми, на осно­ве кон­суль­та­ций с ее поль­зо­ва­те­ля­ми, сотруд­ни­ка­ми, зару­беж­ны­ми про­фес­си­о­на­ла­ми в обла­сти биб­лио­теч­но­го дела. Поми­мо общей кон­цеп­ции есть ряд узко­про­фес­си­о­наль­ных вопро­сов, каса­ю­щих­ся орга­ни­за­ции и рабо­ты биб­лио­тек, по кото­рым долж­ны кон­суль­ти­ро­вать имен­но спе­ци­а­ли­сты.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (4 оценок, среднее: 3,25 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

3 комментария

  • Антопольский Александр Борисович:

    Буду­щее ИНИОН не может быть отде­ле­но от пер­спек­тив раз­ви­тия науч­но­го инфор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства в целом. Крат­ко эти пер­спек­ти­вы опре­де­ле­ны как «еди­ное рос­сий­ское элек­трон­ное про­стран­ство зна­ний». Уни­каль­ная роль ИНИОН как меж­дис­ци­пли­нар­но­го цен­тра по соци­аль­ным и гума­ни­тар­ным нау­кам поз­во­ля­ет ему выпол­нять функ­ции коор­ди­на­то­ра и моде­ра­то­ра дея­тель­но­сти пред­ста­ви­те­лей раз­лич­ных дис­ци­плин ака­де­ми­че­ской и вузов­ской нау­ки по созда­нию инфор­ма­ци­он­ных ресур­сов и их вза­и­мо­свя­зи в еди­ное элек­трон­ное про­стран­ство. Для это­го нуж­ны согла­со­ван­ные уси­лия не толь­ко спе­ци­а­ли­стов по инфор­ма­ции, но и инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гов, эко­но­ми­стов, юри­стов и дру­гих уче­ных.

  • y.v.:

    «Еди­ное рос­сий­ское элек­трон­ное про­стран­ство зна­ний» зву­чит угро­жа­ю­ще похо­же на rosrid ЦИТИС… Пола­гаю, на то же звание(и с тем же успе­хом) может пре­тен­до­вать и ВИНИТИ, и Фун­да­мен­таль­ная биб­лио­те­ка МГУ, и Кар­та Нау­ки. Все выше­пе­ре­чис­лен­ные орга­ни­за­ции и про­ек­ты объ­еди­ня­ет про­сто впе­чат­ля­ю­щая бесполезность(и для соб­ствен­но науч­ной рабо­ты, и для её оцен­ки).

    Как вы пола­га­е­те кол­лек­тив пре­ста­ре­лых биб­лио­те­ка­рей будет созда­вать совре­мен­ный инфор­ма­ци­он­ный про­ект? У ста­рых совет­ских инсти­ту­тов совре­мен­ные инфор­ма­ци­он­ные про­дук­ты полу­ча­ют­ся фее­ри­че­ски пло­хо, вспом­ни­те тот же КИАС, ЦИТИС итпд. Хоть сколь­ко то успешным(или хотя бы живым) мож­но при­знать раз­ве что elibrary с РИН­Цем – и тех не пнул раз­ве что лени­вый.

    Если рос­сий­ским гуманитариям(которые учё­ные) дей­стви­тель­но нуж­на какая то оте­че­ствен­ная инфор­ма­ци­он­ная система(вопрос кста­ти совсем не празд­ный – если исто­рик не уме­ет читать на англий­ском и не зна­ком с ино­стран­ной лите­ра­ту­рой – это прав­да такой уж хоро­ший исто­рик?), то её созда­ние нуж­но пору­чим тем кто раз­би­ра­ет­ся в инфор­ма­ци­он­ных систе­мах! Зака­зать у Яндек­са напри­мер, или объ­явить мак­си­маль­но откры­тый кон­курс про­ек­тов.

    Если ИНИОН дей­стви­тель­но уни­каль­ная биб­лио­те­ка, то, для того? что­бы от неё дей­стви­тель­но была поль­за, её преж­де все­го надо оциф­ро­вать, раз­ме­стить в облач­ных хра­ни­ли­щах и предо­ста­вить мак­си­маль­но откры­тый доступ. Тогда она точ­но не сго­рит во вто­рой раз, а её бла­га­ми смо­гут вос­поль­зо­вать­ся гума­ни­та­рии по всей стране, а то и по все­му миру. А физи­че­ски её мож­но раз­ме­стить где угод­но, хоть в Новой Москве, хоть в Под­мос­ко­вье, хоть на преж­нем месте(хотя зда­ние было на ред­кость непри­гляд­ное). Если для того, что­бы подер­жать в руках газе­ту 1913 года, учё­ный дол­жен был дое­хать до Моск­вы – доедет и до Пущи­но…

    Я пони­маю, что для учё­ных кон­ца совет­ско­го пери­о­да ИНИОН был на ред­кость полез­ным заведением(причём если я пра­виль­но пони­маю, ско­рее вопре­ки сво­е­му пря­мо­му назна­че­нию – защи­те совет­ско­го обще­ства от ино­стран­ной лите­ра­ту­ры при помо­щи экс­пер­тов, ана­ли­ти­че­ских запи­сок, рефе­ра­тов…), но зачем столь арха­ич­ная структура(бумажная библиотека+РЖ) нуж­на сей­час – ума не при­ло­жу…

    • один из осколков ИНИОНа:

      А Кор­бю­зье бы и Аал­то зда­ние понра­ви­лось ))). Там мно­го что из их твор­че­ства. И поче­му бумаж­ные (услов­но) кни­ги – это арха­и­ка? Тош­нит уже от мони­то­ра. ТОШНИТ. Бумаж­ные кни­ги – это рав­но­прав­ный эле­мент ком­му­ни­ка­тив­но­го обме­на. Яндекс пус­кай пишет инфор­ма­ци­он­ные систе­мы для Али­сы .У него (Яндек­са) это полу­ча­ет­ся хоро­шо. Далее по тек­сту: пря­мым назна­че­ни­ем ИНИОН было снаб­дить уче­ных инфор­ма­ци­ей, от кото­рой они были изо­ли­ро­ва­ны, и все его изда­ния имен­но для это­го были и пред­на­зна­че­ны. Так как это было воз­мож­но тогда в тех усло­ви­ях. Пра­во же, не сто­ит ста­вить исто­рию с ног на голо­ву. И еще – как бы это объ­яс­нить – рас­смат­ри­вать ИНИОН как мел­кую локаль­ную инфор­ма­ци­он­ную еди­ни­цу, с кото­рой мож­но делать все что угод­но – не пер­спек­тив­но по мень­шей мере. За этим огром­ная исто­рия, миро­вой опыт эво­лю­ции таких струк­тур – стран­ствия «домов жиз­ни», как это назы­ва­ли древ­ние егип­тяне. Ну и на этом , пожа­луй, все. Скуч­но­ва­то обсуж­дать мало­про­фес­си­о­наль­ные выска­зы­ва­ния. Засим не про­ща­юсь, ибо и преды­ду­щий спи­кер ))) не здо­ро­вал­ся ))). Алек­сандр Бори­со­вич, а Вам при­вет. Жаль, что вас не было на Гай­да­ров­ском фору­ме («Уче­ные без гра­ниц») . Но, чест­но гово­ря, насчет еди­но­го рос­сий­ско­го элек­трон­но­го про­страства зна­ний – увы, наше вре­мя ско­рее вре­мя Вави­лон­ских башен. Прав­да, гово­рят, что тако­го рода баш­ни пада­ют, раз­ва­ли­ва­ют­ся на кусоч­ки, из кото­рых потом новые дерз­кие стро­и­те­ли стро­ят новые Вави­лон­ские баш­ни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com