Старая новогодняя история

Юрий Кирпичёв

Юрий Кир­пи­чёв

Алый флаг затре­пе­тал над Эмпайр-стейт-бил­динг, и весе­лый атлан­ти­че­ский ветер уди­вил­ся: куда это он зале­тел?! Зеле­ные джи­пы мча­лись к зда­нию ООН, пуле­мет­ные оче­ре­ди и рус­ский мат гре­ме­ли в Цен­траль­ном пар­ке, а над широ­ким Гуд­зо­ном, отра­жа­ясь от небо­скре­бов, пере­ка­ты­вал­ся оглу­ши­тель­ный рев дви­га­те­лей. Огром­ные крас­но­звезд­ные маши­ны при­вод­ня­лись одна за дру­гой, рули­ли к набе­реж­ным и выса­жи­ва­ли все новые вол­ны десан­та. Небри­тая брат­ва в тель­няш­ках пере­ку­ри­ва­ла на сту­пе­нях бир­жи и мэрии, а в Мэди­сон-сквер-гар­ден бре­ли пер­вые колон­ны аре­сто­ван­ных. Рус­ские при­шли!

Так вполне мог­ли пой­ти собы­тия, вырвись «Кас­пий­ский монстр» на волю. Его я видел в Кас­пий­ске, на заво­де «Даг­ди­зель», слы­шал, как он побед­но ревет над мор­ской водой и наво­дит на мыс­ли о гло­баль­ных десан­тах. Имя ему дала аме­ри­кан­ская спут­ни­ко­вая раз­вед­ка. Вон он в цен­тре завод­ской бух­ты — огром­ный экра­но­план.

Там кра­си­во: зеле­ная ширь моря, синие горы, меж­ду ними золо­тая лен­та пля­жа не хуже Копа­ка­ба­ны, а в миле от вхо­да в бух­ту из воды вырас­та­ет зага­доч­ное зда­ние. Горо­жане зовут его зам­ком цари­цы Тама­ры, но это ста­рая стан­ция тор­пед­но­го поли­го­на. В бух­те — воен­но-мор­ская база, в общем, пей­заж, при­ро­да. Здесь сни­ма­ли «Белое солн­це пусты­ни», тамож­ня не дава­ла доб­ро, а това­рищ Сухов зна­ко­мил бас­ма­чей с мате­рью Кузь­мы. Помни­те, как бар­кас с Вере­ща­ги­ным исчез в стол­бе воды от взры­ва? Такое тут уме­ют — основ­ная про­дук­ция «Даг­ди­зе­ля» — тор­пе­ды, неда­ром на «Кур­ске» погиб­ли его пред­ста­ви­те­ли, да и сама под­лод­ка пала жерт­вой даг­ди­зе­лев­ской тор­пе­ды…

Но не рез­ви­лись на пля­же мулат­ки-шоко­лад­ки в бики­ни, не пля­са­ли сам­бу, не игра­ли в фут­бол-волей­бол заго­ре­лые пар­ни, да и вооб­ще нико­го не было, кро­ме нас, да еще пары блед­но­ли­цых коман­ди­ро­ван­ных. Мы сиде­ли у гор­ко­мов­ской гости­ни­цы, смот­ре­ли на кру­тую вол­ну моря, удив­ля­лись круп­ным ракуш­кам и недо­умен­но ози­ра­лись.

Стран­ная без­люд­ность золо­то­го пля­жа пуга­ла. Но пусто­вал он не пото­му, что мест­ные жите­ли — мусуль­мане, кото­рым рели­гия не поз­во­ля­ет обна­жать­ся. Нет, всех рас­пу­га­ло чудо­ви­ще, из-за него даже при­шлось закрыть город, и, что­бы мино­вать мили­цей­ский пост, а затем и армей­ский КПП тре­бо­вал­ся спе­ци­аль­ный про­пуск. Затем мы офор­ми­ли про­пус­ка на завод и хоте­ли прой­тись к бух­те, что­бы погля­деть, чей же это гигант­ский хвост вид­не­ет­ся за цеха­ми. Увы, в закры­том горо­де закры­той стра­ны на закры­том заво­де была своя закры­тая зона. Так что об экра­но­пла­нах мы узна­ли чуть поз­же.

Это гид­ро­са­мо­лет, летя­щий на высо­те несколь­ких мет­ров. При этом созда­ет­ся воз­душ­ная подуш­ка, экран, за счет чего умень­ша­ет­ся рас­ход топ­ли­ва, уве­ли­чи­ва­ет­ся полез­ная нагруз­ка и на такой высо­те экра­но­план прак­ти­че­ски неви­дим для рада­ров. А еще он сам оги­ба­ет пре­пят­ствия — хол­мы, стро­е­ния, дере­вья — за счет того же экра­на. Иде­аль­ное десант­ное сред­ство!

И любой нор­маль­ный совет­ский чело­век сра­зу заду­ма­ет­ся о таком, к при­ме­ру, сце­на­рии: вече­ром из Мур­ман­ска взле­та­ют эскад­ри­льи тяже­лых экра­но­пла­нов, а утром выса­жи­ва­ют десант в Нью-Йор­ке, на Пото­ма­ке, в Нор­фол­ке и т. д. Все­го-то и надо сот­ню экра­но­пла­нов (столь­ко и хоте­ли постро­ить). И пред­ставь­те: брат­ва в тель­няш­ках ору­ду­ет на ули­цах Нью-Йор­ка, крас­ные фла­ги раз­ве­ва­ют­ся над Эмпайр-стейт-бил­динг, десан­ту­ра штур­му­ет Пен­та­гон, осо­би­сты потро­шат Оваль­ный каби­нет Бело­го дома, а мат­рос Желез­няк рас­пус­ка­ет к чер­то­вой мате­ри Кон­гресс и выво­дит под кон­во­ем сена­то­ров!

Аван­тю­ра? Без­услов­но. Но раз­ве совет­ская исто­рия не писа­лась аван­тю­ри­ста­ми? Зато ядер­ная стра­те­гия летит к чер­ту и совер­шен­но неяс­но, чем всё закон­чит­ся. Так что аме­ри­кан­ская раз­вед­ка не зря инте­ре­со­ва­лась завод­ской бух­той. Она и окре­сти­ла экра­но­план КМ «Кас­пий­ским мон­стром» — его взлет­ный вес пре­вы­шал 540 тонн!

Их стро­и­ли в Ниж­нем Нов­го­ро­де, замас­ки­ро­ван­ны­ми спус­ка­ли по Вол­ге, а на «Даг­ди­зе­ле» достра­и­ва­ли, и там они про­хо­ди­ли испы­та­ния. Рабо­чие места на заво­де зани­ма­ли в основ­ном мест­ные, и каж­дый имел фляж­ку из нержа­вей­ки со спир­том. Как раз тогда шла тита­ни­че­ская в сво­ем иди­о­тиз­ме борь­ба с алко­го­лем, и по все­му Сою­зу соци­а­ли­сти­че­ских так ска­зать рес­пуб­лик выстра­и­ва­лись кило­мет­ро­вые оче­ре­ди за вод­кой, выру­ба­лись вино­град­ни­ки и шли уны­лые без­ал­ко­голь­ные сва­дьбы. Но быст­ро ста­ло ясно, что побе­дит вод­ка. Совет­ская власть ото­бра­ла у наро­да всё, хотя я и не стал бы гово­рить о ее пагуб­ном вли­я­нии на мораль — имен­но мораль наро­да и поз­во­ли­ла Сове­там взять власть. Но ком­му­ни­сты пере­шли чер­ту. Хоте­ли лишить людей рели­гии? Да черт с ней, лишай­те. Вод­ку толь­ко не тро­гай­те! И свя­то­го народ не отдал. Кажет­ся, это и было то самое пора­же­ние, с кото­ро­го начал­ся раз­вал Сою­за. А может быть, он про­сто надо­рвал­ся в борь­бе за мир — взять те же экра­но­пла­ны…

Вско­ре и мы обза­ве­лись фляж­ка­ми, а спирт нам пола­гал­ся по усло­ви­ям дого­во­ра налад­ки, кон­так­ты там про­ти­рать, опти­че­ские оси. Налад­чи­ки зна­ют. Но, в общем, в Кас­пий­ске пили уме­рен­но, хотя сред­нее зве­но, началь­ни­ки цехов и тех­ни­че­ские руко­во­ди­те­ли вплоть до глав­ных спе­ци­а­ли­стов, состав­ля­ли сла­вяне, кото­рым сам бог велел. Ну а пра­ви­ли заво­дом холе­ные азер­бай­джан­цы. Доро­гие костю­мы, бар­ствен­ные повад­ки, вальяж­ность — соци­а­лизм не пошел им во вред. И у них был вкус. Таких кра­са­виц, как их сек­ре­тар­ши, я боль­ше нигде не видал, даже в Москве, в мини­стер­стве. Длин­но­но­гие блон­дин­ки с потря­са­ю­щи­ми фигу­ра­ми. Смот­рю я по теле­ви­зо­ру кон­кур­сы кра­со­ты, взды­хаю и вспо­ми­наю «Даг­ди­зель». Те деви­цы и сей­час были бы вне кон­кур­са…

Вот из каби­не­та глав­но­го энер­ге­ти­ка, ото­рвав взгляд от его сек­ре­тар­ши, я и уви­дел завод­скую бух­ту. Экра­но­пла­нов в ней пла­ва­ло мно­го, боль­ших и малых, вин­то­вых и реак­тив­ных. Но над все­ми царил гро­мад­ный 450-тон­ный «Лунь», наслед­ник КМ, несо­сто­яв­ший­ся «убий­ца авиа­нос­цев» с шестью ядер­ны­ми раке­та­ми на бор­ту. Кста­ти, при­мер­но в то же вре­мя был в Кас­пий­ске и летал на одном из экра­но­пла­нов мой зна­ко­мый петер­бург­ский про­фес­сор, извест­ный маг­ни­то­лог Роберт Бори­со­вич Семев­ский — испы­ты­вал свои бук­си­ру­е­мые маг­ни­то­мет­ры для поис­ка вра­же­ских под­вод­ных лодок. Но наши пути тогда еще не пере­сек­лись.

Да-с. Эскад­ри­льи этих хищ­ных пти­чек долж­ны были про­че­сы­вать оке­а­ны в поис­ках аме­ри­кан­ских авиа­нос­ных соеди­не­ний. Что это дава­ло СССР со стра­те­ги­че­ской точ­ки зре­ния — не пони­маю. Думаю, руко­вод­ство спин­ным моз­гом чув­ство­ва­ло (с голов­ным уже воз­ни­ка­ли про­бле­мы), что гло­баль­ная гон­ка про­иг­ра­на, но, как и Гит­лер в свое вре­мя, хва­та­лось за соло­мин­ки, наде­ясь на чудо-ору­жие. Эти соло­мин­ки и сло­ма­ли в ито­ге хре­бет сви­ре­по­му совет­ско­му вер­блю­ду…

КМ про­ек­ти­ро­вал­ся под десант­ный бата­льон с тяже­лым воору­же­ни­ем. И, в прин­ци­пе, орга­ни­зо­вав его доза­прав­ку в оке­ане, вполне мож­но было меч­тать о рей­дах на Нью-Йорк. Летал аппа­рат, прав­да, всё боль­ше в дель­ту Вол­ги, рыб­ку поло­вить, началь­ство пока­тать. Там его и угро­би­ли, ско­рее все­го, по пьян­ке. Оно и к луч­ше­му. Не хва­та­ло нам толь­ко крас­ных фла­гов над Нью-Йор­ком. Где бы тогда наши вожди хра­ни­ли день­ги и куда бы уез­жа­ли их дет­ки учить­ся и рез­вить­ся? Нет, во всем надо знать меру.

Так вот, сде­ла­ли мы рабо­ту, под­пи­сал я акт сда­чи, и уле­те­ли мы домой. Но память оста­ви­ли неплохую, и той же осе­нью нас при­гла­си­ли запус­кать сле­ду­ю­щую пар­тию обо­ру­до­ва­ния — в том году «Даг­ди­зель» полу­чил несколь­ко десят­ков стан­ков с про­грамм­ным управ­ле­ни­ем, так усерд­но стра­на боро­лась за мир. Мы при­е­ха­ли, раз­де­ла­лись с рабо­той, собра­лись уез­жать, а нас не отпус­ка­ют! Вызы­ва­ет меня сам глав­ный инже­нер (боль­шая честь по их поня­ти­ям) и пред­ла­га­ет нала­дить еще одну пар­тию стан­ков — налад­чи­ки из толь­ко что создан­но­го Тби­лис­ско­го цен­тра не спра­ви­лись с зада­чей.

Здрас­ь­те! Ско­ро Новый год, тянет домой, в Евро­пу, экзо­ти­ка уже уто­ми­ла, но отка­зы­вать­ся бес­по­лез­но. Азия-с. Запро­сто мог­ли не выпу­стить из горо­да. Пообе­ща­ли нам золо­тые горы: устро­ить на пол­став­ки, девиц, гор­ко­мов­скую гости­ни­цу. Ну, в той гости­ни­це мы и так жили, а от девиц отка­за­лись, поба­и­вать­ся ста­ли. Ока­за­лось, что Совет­ский Союз он вез­де по-раз­но­му совет­ский был, и попа­ли мы в иную сре­ду, а не зная бро­ду, не суй­ся в воду. От денег, прав­да, не отка­за­лись.

Н-да. Удар­ны­ми, зна­чит, тем­па­ми нала­ди­ли мы стан­ки, в сре­ду 24 декаб­ря (как раз на Рож­де­ство, но тогда об этом никто не думал) пока­за­ли рабо­ту завод­ской комис­сии, в поне­дель­ник 30 декаб­ря с тру­дом под­пи­са­ли акт при­ем­ки-сда­чи, затем вырва­лись из черес­чур госте­при­им­но­го горо­да, про­ве­ли нерв­ную ночь в аэро­пор­ту, ожи­дая пого­ды и опа­са­ясь пого­ни, в Росто­ве пере­се­ли на поезд и вече­ром 31 декаб­ря яви­лись, сла­ва богу, домой — ново­год­ний пода­рок семьям.

Экраноплан КМ. Изображение из «Википедии»

Экра­но­план КМ. Изоб­ра­же­ние из «Вики­пе­дии»

Вспо­ми­наю я всё это и удив­ля­юсь нашей нелю­бо­зна­тель­но­сти. В инте­рес­ных кра­ях были, на сты­ке мно­гих куль­тур, степ­ных и гор­ных, евро­пей­ских и ази­ат­ских, хри­сти­ан­ских и мусуль­ман­ских. Там своя куль­ту­ра, хоть и не евро­пей­ская, но насто­я­щая, куль­ту­ра пове­де­ния. Да и не нам, из Дон­бас­са, осо­бо нос зади­рать. Мы и сами те еще евро­пей­цы. Неда­ле­ко в горах — зна­ме­ни­тый аул Куба­чи, авто­бус туда ходил, чуть даль­ше на юге — Дер­бент­ские воро­та, где горы под­хо­дят к морю вплот­ную, остав­ляя узкий про­ход. В вось­мом веке ара­бы рва­лись через них на север, разо­брать­ся с нера­зум­ны­ми хаза­ра­ми, а в деся­том уже князь Свя­то­слав шел на юг, отмщая им же. Даль­ше — влаж­ные суб­тро­пи­ки, так пора­зив­шие в свое вре­мя видав­ших виды вояк Алек­сандра Маке­дон­ско­го, но мы и туда не съез­ди­ли.

Игра­ли за пол­ночь в пре­фе­ранс по копей­ке, пили спирт и заку­сы­ва­ли коп­че­ны­ми соми­ка­ми. Све­жий мор­ской ветер выду­вал табач­ный дым и алко­голь, так что утром ни у кого не боле­ла голо­ва. Один толь­ко раз выбра­лись в Махач­ка­лу, пива мест­но­го отве­да­ли и полю­бо­ва­лись трех­этаж­ным «доми­ком» Расу­ла Гам­за­то­ва. Всё нам каза­лось, что вре­ме­ни впе­ре­ди мно­го — в моло­до­сти все­гда так кажет­ся. Но боль­ше я не бывал в этом горо­де и вряд ли захо­чу. Рядом Чеч­ня, бес­ко­неч­ная ази­ат­ская вой­на, и Даге­ста­ну в ней тоже доста­ет­ся. Наша роди­на, а был ею, что ни гово­ри, СССР, рас­ко­ло­лась на облом­ки, нет ее боль­ше и наше сов­мест­ное про­шлое — в про­шлом.

Читал, взры­ва­ли в Кас­пий­ске дома погра­нич­ни­ков — рыб­ный биз­нес не поде­ли­ли с бан­ди­та­ми, но это уже совсем дру­гая исто­рия. «Монстр» дав­но не ревет над Кас­пи­ем, а его млад­шие бра­тья пошли в метал­ло­лом. Кра­си­вая была маши­на, ниче­го не ска­жешь, но луч­ше бы таких не было. Мало ли дура­ков и сей­час сидит на нашей шее, кру­тит гло­бус и тычет в него паль­цем. Гео­по­ли­ти­ки! Да и тер­ро­ри­стов хва­та­ет. Так что с Рож­де­ством вас, гос­по­да. И с Новым годом!

Юрий Кир­пи­чёв

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (4 оценок, среднее: 2,75 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

4 комментария

  • Вова:

    Автор, веро­ят­но, не видел гло­бу­са и очень пло­хо понимает(забыл?), что такое WIG (wing in ground) craft, что он может, зачем пона­до­би­лись осо­бые пра­ви­ла для экра­но­пла­нов в меж­ду­на­род­ных кон­вен­ци­ях (в Лон­доне в IMO янва­ре будут обсуж­дать­ся новые редак­ции) и буду­щее это­го вида транс­пор­та. Поэто­му он отправ­ля­ет (хоть и в кош­ма­ре и с доза­прав­кой в оке­ане) тяже­лые! экра­но­пла­ны с десан­том из Мур­ман­ска на Гуд­зон.

  • Макс Каммерер:

    Лет десять назад, про­смат­ри­вая в Гуг­ле места бази­ро­ва­ния Су-27 (китай­цы их копи­ро­ва­ли почем зря), заме­тил я на китай­ских аэро­дро­мах зна­ко­мые силу­эты с корот­ки­ми кры­лья­ми. То ли СССР щед­ро (не знаю, умно ли) делил­ся с бра­тья­ми тех­но­ло­ги­я­ми, то ли они сами дошли до пони­ма­ния пер­спек­тив­но­сти десант­ных экра­но­пла­нов, но как бы вме­сто зеле­но­го кас­пий­ско­го мон­стра не появил­ся жел­тый. Как бы не стал акту­аль­ным сце­на­рий с крас­ным фла­гом над Спас­ской баш­ней…

  • Макс Каммерер:

    О воз­мож­но­стях экра­но­пла­нов: гораз­до мень­ший, чем КМ, «Орле­нок» мог пере­бра­сы­вать до 200 десант­ни­ков на 1500 км. В мае 1982 года в СССР были про­ве­де­ны круп­ные уче­ния Став­ки войск Южно­го направ­ле­ния и в них при­ня­ли уча­стие два «Орлён­ка» из соста­ва 11-й авиа­ци­он­ной груп­пы экра­но­пла­нов. Ско­рость, с кото­рой они осу­ще­стви­ли в Турк­ме­нии высад­ку двух рот мор­ской пехо­ты, оше­ло­ми­ла не толь­ко наших воен­ных. После выхо­да на берег в тече­нии мину­ты была осу­ществ­ле­на высад­ка и через ещё 3–4 мин, они уже скры­лись из виду.

  • Макс Каммерер:

    Цех № 8
    В ста­тье упо­ми­на­ет­ся зага­доч­ное зда­ние в полу­то­ра милях от бере­га, похо­жее на форт или замок (в Кас­пий­ске его так и назы­ва­ют: замок цари­цы Тама­ры), вырас­та­ю­щий пря­мо из моря. Но это не замок, а быв­шая испы­та­тель­ная стан­ция тор­пед­но­го заво­да.
    Ее исто­рия, а она очень харак­тер­на для той эпо­хи, нача­лась в янва­ре 1934 г., когда началь­ник Спе­ци­аль­но­го про­ект­но­го бюро Дви­га­тель­строя пред­ста­вил гра­фик стро­и­тель­ства цеха №8 заво­да №182, как пона­ча­лу назы­вал­ся «Даг­ди­зель». Пред­ла­га­лось вырыть на бере­гу огром­ный кот­ло­ван, уплот­нить дно щебен­кой, поста­вить опа­луб­ку и забе­то­ни­ро­вать, а после 28 дней выдерж­ки выве­сти бетон­ный короб в море, где долж­но было быть гото­во камен­ное осно­ва­ние. Девять меся­цев отво­ди­лись на усад­ку и к авгу­сту 1935 г. пла­ни­ро­ва­лось воз­ве­сти над­вод­ную часть.
    Тем­пы впе­чат­ля­ют! Но такой тру­до­вой порыв озна­чал рабо­ту на износ, на пре­де­ле воз­мож­но­стей, да и не был тех­ни­че­ски воз­мо­жен. Разу­ме­ет­ся, план рух­нул сра­зу же: 35 чело­век, трак­тор «Ком­му­нар» да пара лоша­дей — это­го мало при объ­е­ме зем­ля­ных работ 140000 кубов.
    Пар­тия заби­ла тре­во­гу, нагна­ла людей, а 12 апре­ля 1935 г. и вовсе объ­яви­ла удар­ный штурм. Каж­дый дол­жен был отра­бо­тать в кот­ло­ване до кон­ца меся­ца не менее 30 часов сверх­уроч­но­го вре­ме­ни. То есть, после деся­ти­ча­со­во­го рабо­че­го дня пома­ши еще пару часов лопа­той, пока­тай тач­ку, луч­ше спать будешь. Ей богу, кот­ло­ван мож­но, наря­ду с колю­чей про­во­ло­кой и авто­ма­том Калаш­ни­ко­ва, счи­тать истин­ным сим­во­лом совет­ской вла­сти. Впро­чем, она, казав­ша­я­ся веч­ной, сама уди­ви­тель­но быст­ро ухну­ла в кот­ло­ван исто­рии.
    Про­шло пол­го­да штур­ма и 20 нояб­ря сек­ре­тарь парт­ко­ма заво­да отпра­вил в Севе­ро-Кав­каз­ский край­ком ВКП(б) побед­но-похо­рон­ную реля­цию: «Соору­же­ние мас­си­ва окон­че­но. Оста­лись шту­ка­тур­ные рабо­ты внут­ри мас­си­ва, кото­рые по наме­чен­но­му пла­ну долж­ны быть окон­че­ны к 5–10 декаб­ря. Вывод мас­си­ва в море к его месту назна­че­ния в дан­ное вре­мя за непод­го­тов­лен­но­стью «посте­ли» и неокон­ча­ния мор­ских работ задер­жи­ва­ет­ся».
    С «посте­лью» так­же про­счи­та­лись. Глу­би­на моря в нуж­ной точ­ке дости­га­ла 12 мет­ров и тре­бо­ва­лась мощ­ная камен­ная наброс­ка, на кото­рую и дол­жен был стать бетон­ный короб. Но камень нель­зя про­сто так выва­ли­вать на дно, тече­ние вымо­ет из-под него песок и соору­же­ние рух­нет. Поэто­му за 10–15 дней до бук­си­ров­ки мас­си­ва соби­ра­лись начать дно­углу­би­тель­ные рабо­ты. Увы, буре­ние пока­за­ло (а рань­ше не мог­ли про­ве­рить?), что до твер­дой осно­вы 19 мет­ров пес­ка и объ­ем выем­ки соста­вит 530 тысяч кубов – это две пира­ми­ды Мике­ри­на!
    Мало того, зем­сна­ря­ды не мог­ли рабо­тать на боль­ших глу­би­нах, их при­шлось пере­обо­ру­до­вать. К тому же кро­ме кот­ло­ва­на пред­сто­я­ло еще про­рыть канал для выво­да мас­си­ва в море. Немуд­ре­но, что к момен­ту готов­но­сти оно­го рабо­ты в море выпол­ни­ли все­го на 30%. И тут неожи­дан­но насту­пил декабрь…
    Тут сле­ду­ет заме­тить, что Кас­пий море южное, но суро­вое, не зря его зовут седым. Зимой там пла­вать нелег­ко из-за штор­мов, его корот­кая кру­тая вол­на опас­на для кораб­лей, но еще труд­нее рабо­тать под водой. Наде­я­лись, что в тече­ние одно­го-двух меся­цев выдаст­ся 10–12 шти­ле­вых дней и мож­но будет закон­чить «постель­ные рабо­ты». Но силь­ней­шее помут­не­ние воды после штор­мов исклю­ча­ло рабо­ту водо­ла­зов. Лишь в сен­тяб­ре 1936, с опоз­да­ни­ем более чем на год мас­сив уста­но­ви­ли на осно­ва­ние и при­сту­пи­ли к воз­ве­де­нию самой стан­ции. В инвен­тар­ной кар­точ­ке зна­чит­ся: «Зда­ние пло­ща­дью 5185 кв. м, общим объ­е­мом 26000 куб. м. уста­нов­ле­но на желе­зо­бе­тон­ном фун­да­мен­те, сте­ны кир­пич­ные, кры­ша рубе­ро­ид­ная, пере­кры­тия желе­зо­бе­тон­ные, полы пар­кет­ные».
    Цех был сдан в экс­плу­а­та­цию в 1939 г., а в 1940 г., уди­ви­тель­но свое­вре­мен­но в Евро­пе уже вовсю полы­ха­ла вой­на, спро­во­ци­ро­ван­ная Совет­ским Сою­зом, выпу­сти­ли более трех с поло­ви­ной тысяч тор­пед. Увы, они не слиш­ком помог­ли совет­ско­му фло­ту: побед за ним прак­ти­че­ски не чис­лит­ся, зато почти каж­дый выход в море закан­чи­вал­ся ката­стро­фой или тра­ге­ди­ей. Зря стра­на над­ры­ва­лась и затя­ги­ва­ла поя­са, тол­ку не было, пустая тра­та денег, сил, да и тор­пед. Не гор­дить­ся же, в самом деле, утоп­ле­ни­ем «Виль­гель­ма Густ­ло­ва», пас­са­жир­ско­го лай­не­ра под крас­ным кре­стом, с деся­тью тыся­ча­ми бежен­цев из Восточ­ной Прус­сии на бор­ту? Но это и была едва ли ни един­ствен­ная «побе­да» совет­ских под­вод­ни­ков.
    К 60-м ско­рость и даль­ность тор­пед уве­ли­чи­лись настоль­ко, что испы­та­тель­ная стан­ция уже не соот­вет­ство­ва­ла воз­рос­шим тре­бо­ва­ни­ям. При­шлось стро­ить новые, более мас­штаб­ные поли­го­ны, бла­го, есть где, широ­ка стра­на моя род­ная. В апре­ле 1966 г. соору­же­ние было спи­са­но с завод­ско­го балан­са.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com