Умер Арсений Борисович Рогинский

Арсений Борисович Рогинский ("Википедия")

Арсе­ний Бори­со­вич Рогин­ский («Вики­пе­дия»)

18 декаб­ря 2017 года умер Арсе­ний Бори­со­вич Рогин­ский, рос­сий­ский исто­рик, пра­во­за­щит­ник и обще­ствен­ный дея­тель, один из созда­те­лей и мно­го­лет­ний пред­се­да­тель прав­ле­ния Меж­ду­на­род­но­го исто­ри­ко-про­све­ти­тель­ско­го, пра­во­за­щит­но­го и бла­го­тво­ри­тель­но­го обще­ства «Мемо­ри­ал».

Арсе­ний Бори­со­вич был, по-види­мо­му, един­ствен­ным полит­за­клю­чен­ным 1970–1980-х годов, кото­рый не толь­ко фак­ти­че­ски, но и фор­маль­но осуж­ден за свою науч­ную дея­тель­ность. Борь­ба за науч­ную сво­бо­ду и пра­во чело­ве­ка и обще­ства на зна­ние о сво­ем про­шлом была, как мне кажет­ся, основ­ным делом его жиз­ни.

Арсе­ний Бори­со­вич родил­ся 30 мар­та 1946 года в Архан­гель­ской обла­сти, где после осво­бож­де­ния из лаге­ря отбы­вал ссыл­ку его отец. Борис Соло­мо­но­вич был повтор­но аре­сто­ван в 1951 году и умер во вре­мя след­ствия. После реа­би­ли­та­ции отца в 1955 году семья вер­ну­лась в Ленин­град.

Арсений Рогинский

Арсе­ний Рогин­ский

Хотя Рогин­ский нико­гда не зани­мал науч­ных долж­но­стей и не имел уче­ной сте­пе­ни, вся его жизнь была свя­за­на с науч­ны­ми иссле­до­ва­ни­я­ми. В 1968 году Арсе­ний Бори­со­вич окон­чил исто­ри­ко-фило­ло­ги­че­ский факуль­тет Тар­тус­ко­го уни­вер­си­те­та, где был люби­мым уче­ни­ком зна­ме­ни­то­го про­фес­со­ра Юрия Михай­ло­ви­ча Лот­ма­на. Еще сту­ден­том он начал изу­чать судь­бы мало­из­вест­ных декаб­ри­стов и шире — исто­рию осво­бо­ди­тель­но­го дви­же­ния в доре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии. Позд­нее основ­ной темой его науч­ных инте­ре­сов ста­ла исто­рия госу­дар­ствен­но­го тер­ро­ра в СССР и граж­дан­ско­го про­ти­во­сто­я­ния это­му тер­ро­ру.

В 1976–1981 годы Рогин­ский вме­сте с груп­пой дру­зей и еди­но­мыш­лен­ни­ков соста­вил и отре­дак­ти­ро­вал пять выпус­ков исто­ри­че­ско­го сбор­ни­ка «Память», в кото­рых пуб­ли­ко­ва­лись мему­а­ры и доку­мен­ты по рос­сий­ской исто­рии XX века. Голо­са и исто­рии жиз­ни кон­крет­ных людей ста­ли объ­ек­том скру­пу­лез­но­го науч­но­го иссле­до­ва­ния, что рез­ко кон­тра­сти­ро­ва­ло с небреж­ной пом­пез­но­стью и фаль­ши­вы­ми идео­ло­ги­че­ски­ми штам­па­ми офи­ци­аль­ной совет­ской исто­рио­гра­фии. В напи­сан­ном им пре­ди­сло­вии к пер­во­му выпус­ку «Памя­ти», в част­но­сти, гово­ри­лось: «…Глав­ные наши исто­ри­че­ские тай­ны – осо­бо­го рода. В эти тай­ны посвя­ще­ны мил­ли­о­ны людей… Пер­во­оче­ред­ной сво­ей зада­чей редак­ция ста­вит сбор исто­ри­че­ских сви­де­тельств и после­ду­ю­щую пуб­ли­ка­цию их… Редак­ция счи­та­ет сво­им дол­гом спа­сать от забве­ния все обре­чен­ные на гибель, на исчез­но­ве­ние исто­ри­че­ские фак­ты и име­на, и преж­де все­го име­на погиб­ших, затрав­лен­ных, окле­ве­тан­ных, а так­же име­на тех, кто каз­нил, шель­мо­вал, доно­сил».

Арсений Рогинский в лагере.1983 г. Фото с сайта hro.org

Арсе­ний Рогин­ский в лагере.1983 г. Фото с сай­та hro.org

Несмот­ря на то, что изна­чаль­но сбор­ни­ки «Память» выхо­ди­ли в «Сам­из­да­те», т.е. были напе­ча­та­ны в несколь­ких экзем­пля­рах на пишу­щей машин­ке, это были высо­ко­ка­че­ствен­ные про­фес­си­о­наль­ные изда­ния, вво­див­шие в науч­ный обо­рот ранее неиз­вест­ные тек­сты, кото­рые не мог­ли быть опуб­ли­ко­ва­ны в офи­ци­аль­ных совет­ских изда­ни­ях. Все пуб­ли­ка­ции были снаб­же­ны подроб­ны­ми ком­мен­та­ри­я­ми.

Появ­ле­ние тако­го непод­цен­зур­но­го изда­ния, под­ры­вав­ше­го моно­по­лию госу­дар­ства на исто­ри­че­ское зна­ние, при­влек­ло вни­ма­ние КГБ. Еще в 1977 и 1979 годах у А.Б.Рогинского были про­ве­де­ны обыс­ки, после чего его уво­ли­ли из вечер­ней шко­лы, в кото­рой он рабо­тал учи­те­лем. В апре­ле 1981 года его и неко­то­рых дру­гих ленин­град­цев, участ­во­вав­ших в изда­нии «Памя­ти», при­гла­си­ли в ОВИР и пред­ло­жи­ли эми­гри­ро­вать из СССР. Пода­вать доку­мен­ты на выезд Рогин­ский не стал.

Его аре­сто­ва­ли 12 авгу­ста 1981 года по обви­не­нию по ч. 2 ст. 196 УК РСФСР (систе­ма­ти­че­ская «под­дел­ка… доку­мен­та, предо­став­ля­ю­ще­го пра­ва…») и ч. 3 ст. 196 УК РСФСР («исполь­зо­ва­ние заве­до­мо под­лож­но­го доку­мен­та»). «Под­дель­ные доку­мен­ты», кото­рые вме­ня­лись ему в вину, это так назы­ва­е­мые «отно­ше­ния», т.е. пись­ма из науч­ных и обра­зо­ва­тель­ных учре­жде­ний с прось­бой предо­ста­вить Рогин­ско­му воз­мож­ность рабо­тать в архи­вах и отде­лах руко­пи­сей биб­лио­тек. В то вре­мя без таких писем нель­зя было полу­чить доступ к неопуб­ли­ко­ван­ным руко­пи­сям и доку­мен­там, изу­че­ние кото­рых и состав­ля­ет осно­ву рабо­ты уче­но­го-исто­ри­ка.

С 25 нояб­ря по 4 декаб­ря того же года состо­ял­ся суд. В защи­ту Рогин­ско­го, тогда еще мало кому извест­но­го исто­ри­ка, высту­пи­ли извест­ные про­фес­со­ра Б.Ф. Его­ров, Я.С. Лурье и В.В. Пуга­чев, кото­рые высо­ко оце­ни­ли его как талант­ли­во­го и про­дук­тив­но­го иссле­до­ва­те­ля. Неко­то­рые ино­стран­ные кол­ле­ги и рос­сий­ские писа­те­ли-исто­ри­ки Юрий Давы­дов и Натан Эйдель­ман при­сла­ли пись­ма в его под­держ­ку, кото­рые были при­об­ще­ны к делу. Тем не менее суд при­го­во­рил Рогин­ско­го к 4 годам лаге­рей обще­го режи­ма, как и про­сил про­ку­рор. Срок Арсе­ний Бори­со­вич отбы­вал в Коми АССР и в Мур­ман­ской обла­сти.

Арсений Рогинский

Арсе­ний Рогин­ский

В сво­ем послед­нем сло­ве Рогин­ский почти не гово­рил о сво­ем «уго­лов­ном деле». Его выступ­ле­ние было, в основ­ном, посвя­ще­но пра­ву иссле­до­ва­те­ля и граж­да­ни­на на доступ к инфор­ма­ции, состав­ля­ю­щей суть исто­ри­че­ской нау­ки. Его выступ­ле­ние ста­ло свое­об­раз­ным мани­фе­стом, заяв­ляв­шим пра­во чело­ве­ка и обще­ства на память.

«…Архив для меня (я, конеч­но, имею в виду толь­ко лите­ра­тур­ные и исто­ри­че­ские архи­вы) — есте­ствен­ное про­дол­же­ние биб­лио­те­ки, а архив­ные, неопуб­ли­ко­ван­ные источ­ни­ки ничем прин­ци­пи­аль­но не отли­ча­ют­ся от опуб­ли­ко­ван­ных, их мож­но рас­смат­ри­вать как слу­чай­но неопуб­ли­ко­ван­ные или пока неопуб­ли­ко­ван­ные. Я счи­таю нуж­ным объ­яс­нить это сей­час, пото­му что сре­ди людей, дале­ких от исто­ри­че­ской нау­ки, мне неред­ко встре­ча­лось нема­ло искренне убеж­ден­ных в том, что в архи­вах хра­нят­ся обя­за­тель­но или сверх­сек­рет­ные или кого-то, а, может быть, что-то поро­ча­щие доку­мен­ты. И что поэто­му в архив пус­ка­ют толь­ко избран­ных, обле­чен­ных «осо­бым дове­ри­ем» и что так и долж­но быть. Такое пред­став­ле­ние об архи­вах, конеч­но, совер­шен­но оши­боч­но. Так же, как про­зву­чав­шая попыт­ка под­раз­де­лить доку­мен­ты на более важ­ные или менее важ­ные, более цен­ные и менее цен­ные. Каж­дый доку­мент важен, каж­дый доку­мент дра­го­це­нен как сви­де­тель­ство наше­го про­шло­го.

С необ­хо­ди­мо­стью обра­щать­ся к архи­вам стал­ки­ва­ет­ся каж­дый серьез­ный иссле­до­ва­тель рус­ско­го про­шло­го. И не обя­за­тель­но про­фес­си­о­нал, а часто и люби­тель, кото­ро­му неопуб­ли­ко­ван­ные доку­мен­ты могут пона­до­бить­ся и для само­сто­я­тель­ных изыс­ка­ний и, напри­мер, как под­спо­рье при рабо­те над вос­по­ми­на­ни­я­ми…

В нынеш­нем судеб­ном засе­да­нии вряд ли име­ет смысл обсуж­дать, для чего пона­до­би­лось созда­ние искус­ствен­ной и часто непре­одо­ли­мой пре­гра­ды меж­ду иссле­до­ва­те­лем и доку­мен­том, чем вызва­на эта засек­ре­чен­ность (ина­че не ска­жешь) доку­мен­тов рус­ской исто­рии, но одно, мне кажет­ся, оче­вид­но: след­стви­ем систе­мы «хода­тайств», систе­мы «спе­ци­аль­но­го хра­не­ния», «осо­бо­го хра­не­ния», «огра­ни­чен­но­го поль­зо­ва­ния», систе­мы про­из­воль­но­го реше­ния архив­ны­ми адми­ни­стра­то­ра­ми, что выда­вать, а что не выда­вать иссле­до­ва­те­лю, — след­стви­ем все­го это­го явля­ет­ся и сокра­ще­ние работ, осно­ван­ных на неопуб­ли­ко­ван­ных доку­мен­тах, и суже­ние кру­га изу­ча­е­мых про­блем, и оттал­ки­ва­ние от нау­ки людей, зани­ма­ю­щих­ся ею неза­ви­си­мо от утвер­жден­ных каки­ми-либо инстан­ци­я­ми пла­нов. И в конеч­ном сче­те вся эта систе­ма мер по огра­ни­че­нию досту­па к пер­во­ис­точ­ни­кам, к под­лин­ной исто­ри­че­ской инфор­ма­ции созда­ет удоб­ную поч­ву для невер­но­го и даже наме­рен­но извра­щен­но­го истол­ко­ва­ния рус­ско­го исто­ри­че­ско­го про­цес­са. Систе­ма эта нуж­да­ет­ся в изме­не­нии».

Дмитрий Зимин и Арсений Рогинский на церемонии установки таблички "Последнего адреса" в память об О. Мандельштаме, декабрь 2015 года

Дмит­рий Зимин и Арсе­ний Рогин­ский на цере­мо­нии уста­нов­ки таб­лич­ки «Послед­не­го адре­са» в память об О. Ман­дель­шта­ме, декабрь 2015 года

К сожа­ле­нию, эти его сло­ва акту­аль­ны и сей­час.

После осво­бож­де­ния из лаге­ря в 1985 году Арсе­ний Рогин­ский про­дол­жил свои иссле­до­ва­ния. Пере­строй­ка и глас­ность посте­пен­но откры­ва­ли доступ к исто­ри­че­ским доку­мен­там и поз­во­ли­ли Рогин­ско­му и его кол­ле­гам рас­ши­рить свою рабо­ту до обще­на­ци­о­наль­но­го мас­шта­ба. В 1988 году вме­сте с дру­ги­ми пра­во­за­щит­ни­ка­ми и исто­ри­ка­ми он осно­вал обще­ство «Мемо­ри­ал», кото­рое наря­ду с уве­ко­ве­чи­ва­ни­ем памя­ти жертв госу­дар­ствен­но­го тер­ро­ра, про­све­ти­тель­ской и пра­во­за­щит­ной дея­тель­но­стью зани­ма­ет­ся тита­ни­че­ской науч­ной рабо­той, состав­ляя базы дан­ных жертв и пала­чей, изда­вая мно­го­чис­лен­ные сбор­ни­ки доку­мен­тов о госу­дар­ствен­ных репрес­си­ях и сопро­тив­ле­нии им. Архив и музей «Мемо­ри­а­ла», собран­ные за почти 30 лет рабо­ты, содер­жат важ­ней­шие доку­мен­таль­ные сви­де­тель­ства о тра­ги­че­ских стра­ни­цах исто­рии нашей стра­ны и о тыся­чах людей, име­на и судь­бы кото­рых мог­ли бес­след­но исчез­нуть. Во всей этой рабо­те Арсе­ний Бори­со­вич участ­во­вал не толь­ко как иссле­до­ва­тель, но и как чрез­вы­чай­но талант­ли­вый орга­ни­за­тор рабо­ты кол­лек­ти­ва Меж­ду­на­род­но­го обще­ства «Мемо­ри­ал», мно­го­лет­ним пред­се­да­те­лем прав­ле­ния кото­ро­го он был.

Вклад Рогин­ско­го и «Мемо­ри­а­ла» в про­све­ще­ние и вос­ста­нов­ле­ние исто­ри­че­ской памя­ти невоз­мож­но пере­оце­нить. Доста­точ­но назвать такие акции, как «Воз­вра­ще­ние имен», когда на про­тя­же­нии уже 11 лет тыся­чи людей соби­ра­ют­ся 29 октяб­ря на Лубян­ской пло­ща­ди в Москве и во мно­гих горо­дах стра­ны, что­бы, сме­няя друг дру­га, весь день с утра до вече­ра назы­вать име­на сооте­че­ствен­ни­ков, рас­стре­лян­ных в годы боль­шо­го тер­ро­ра, и Все­рос­сий­ский кон­курс исто­ри­че­ских иссле­до­ва­тель­ских работ школь­ни­ков «Чело­век в исто­рии. Рос­сия — ХХ век».

В памя­ти всех, кто его знал, Арсе­ний Бори­со­вич остал­ся чрез­вы­чай­но умным и оба­я­тель­ным, ост­ро­ум­ным и иро­нич­ным, отваж­ным и ярким и при этом до застен­чи­во­сти скром­ным чело­ве­ком.

Его смерть – невос­пол­ни­мая утра­та не толь­ко для род­ных и дру­зей, но для всей нашей стра­ны!

Про­ща­ние с Арсе­ни­ем Рогин­ским прой­дет 22 декаб­ря, в пят­ни­цу, с 11.00 до 19.30 в Меж­ду­на­род­ном «Мемо­ри­а­ле» (Карет­ный ряд, 510, вход с Карет­но­го ряда).

Похо­ро­ны 23 декаб­ря 2017 года в 14.30 на Вве­ден­ском клад­би­ще (ул. Налич­ная, 1).

А. Ц.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (11 оценок, среднее: 4,27 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Один комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com