Онлайн-образование и журналистика: кто кого?

Александра Борисова

Алек­сандра Бори­со­ва

Науч­ный жур­на­лист Алек­сандра Бори­со­ва под­во­дит ито­ги дис­кус­сии о роли МООК в науч­ной ком­му­ни­ка­ции и одно­вре­мен­но с тем о роли науч­ной ком­му­ни­ка­ции и СМИ в раз­ви­тии онлайн-обра­зо­ва­ния. Клю­чом к успе­ху, как все­гда, будет чет­кая поста­нов­ка целей перед созда­ни­ем онлайн-кур­са, отла­жен­ное вза­и­мо­дей­ствие при его сопро­вож­де­нии меж­ду авто­ра­ми, про­дю­се­ра­ми, ком­му­ни­ка­то­ра­ми и плат­фор­мой, на кото­рой, соб­ствен­но, и про­из­во­дит­ся запуск кур­са. Все­го это­го, к сожа­ле­нию, на рос­сий­ском рын­ке пока недо­ста­ет.

Аббре­ви­а­ту­ра МООК озна­ча­ет мас­со­вый откры­тый онлайн-курс. Фак­ти­че­ски это любой курс, доступ­ный на видео в Интер­не­те. МООК доста­точ­но новы как явле­ние, поэто­му взгля­ды на них даже в науч­но-обра­зо­ва­тель­ной сре­де очень раз­ные: от “что это вооб­ще зна­чит” до “это уже вче­раш­ний день”. Есть вос­тор­жен­ные опти­ми­сты, веря­щие в то, что онлайн-обра­зо­ва­ние вско­ре изме­нит мир к луч­ше­му, есть скеп­ти­ки раз­ных мастей: от видя­щих в Интер­не­те угро­зу «насто­я­ще­му» обра­зо­ва­нию, уни­вер­си­тет­ским тра­ди­ци­ям и став­кам про­фес­су­ры до футу­ри­стов, уве­рен­ных в том, что МООК — это нечто мерт­во­рож­ден­ное, вооб­ще «не взле­тев­шее» как идея.

Ослож­ня­ет­ся это мно­го­об­ра­зие и раз­мы­то­стью само­го поня­тия. Сло­во «мас­со­вый» в рас­шиф­ров­ке аббре­ви­а­ту­ры доволь­но неод­но­знач­но и харак­тер его упо­треб­ле­ния зави­сит от обла­сти зна­ния. Ска­жем, в рос­сий­ской прак­ти­ке на кур­сах аст­ро­но­ма Вла­ди­ми­ра Сур­ди­на слу­ша­те­лей десят­ки тысяч, а на кур­се по науч­ной ком­му­ни­ка­ции Санкт-Петер­бург­ско­го уни­вер­си­те­та инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий, меха­ни­ки и опти­ки (ИТМО) — мень­ше тыся­чи, и это есте­ствен­но. Кур­сы быва­ют раз­ной сте­пе­ни откры­то­сти: обыч­но видео посмот­реть мож­но бес­плат­но, а кон­троль над выпол­не­ни­ем зада­ний и вза­и­мо­дей­ствие с пре­по­да­ва­те­лем для полу­че­ния доку­мен­тов (вплоть до удо­сто­ве­ре­ния о повы­ше­нии ква­ли­фи­ка­ции госу­дар­ствен­но­го образ­ца), как пра­ви­ло, тре­бу­ют опла­ты. В неко­то­рых осо­бен­но зло­бо­днев­ных и попу­ляр­ных кур­сах пла­тить нуж­но даже за про­смотр видео, при­чем в слу­чае уни­вер­си­те­тов миро­во­го топа — пла­тить нема­ло. Рус­ско­языч­ные кур­сы, как пра­ви­ло, более откры­тые и недо­ро­гие — их не очень мно­го, мень­ше и поль­зо­ва­те­лей и кон­ку­рен­ция на рын­ке. Поче­му?

Фото eLearning Stakeholders and Researchers/ВШЭ

Фото eLearning Stakeholders and Researchers/​ВШЭ

В Рос­сии дей­ству­ют про­грам­мы раз­ви­тия онлайн-обра­зо­ва­ния, полу­чи­ли извест­ность две основ­ные рус­ско­языч­ные плат­фор­мы — это «Лек­то­ри­ум» и «Уни­вер­са­ри­ум», кур­сы рос­сий­ских уни­вер­си­те­тов доступ­ны и на глав­ной меж­ду­на­род­ной плат­фор­ме Coursera. Одна­ко с отве­том на вопрос о том, для кого и зачем про­из­во­дят­ся эти кур­сы и как их про­дви­гать, по-преж­не­му нет пол­ной ясно­сти, в том чис­ле и для тех, кто их про­из­во­дит. Меж­ду тем онлайн-обра­зо­ва­ние откры­ва­ет совер­шен­но новые воз­мож­но­сти и для науч­ной ком­му­ни­ка­ции, и для про­дви­же­ния уни­вер­си­те­тов. Этой теме была посвя­ще­на сес­сия Ассо­ци­а­ции по ком­му­ни­ка­ци­ям в сфе­ре нау­ки и обра­зо­ва­ния (АКСОН, akson.science) на кон­фе­рен­ции eSTARS (eLearning Stakeholders and Researchers), про­шед­шей 10–11 октяб­ря в Выс­шей шко­ле эко­но­ми­ки [1].

Ситу­а­ции, когда МООК ока­зы­ва­ет­ся не целью, а инстру­мен­том — воль­но или неволь­но — на самом деле не новы. Данил Фёдо­ро­вых, стар­ший пре­по­да­ва­тель депар­та­мен­та тео­ре­ти­че­ской эко­но­ми­ки факуль­те­та эко­но­ми­че­ских наук НИУ ВШЭ, автор одно­го из пер­вых рус­ско­языч­ных кур­сов на плат­фор­ме Coursera, вспо­ми­на­ет успех кни­ги «Sapiens: Крат­кая исто­рия чело­ве­че­ства» про­фес­со­ра Еврей­ско­го уни­вер­си­те­та в Иеру­са­ли­ме: «Юваль Хара­ри напи­сал книж­ку на иври­те, кото­рая была доста­точ­но попу­ляр­на. Потом он сде­лал по ней курс на Coursera, кото­рый ока­зал­ся супер­по­пу­ляр­ным. И после это­го книж­ка была пере­ве­де­на на англий­ский и еще 30 язы­ков. Тут Coursera сра­бо­та­ла как инстру­мент науч­ной ком­му­ни­ка­ции. Не надо зацик­ли­вать­ся на СМИ».

С этим согла­сен и дирек­тор Цен­тра науч­ной ком­му­ни­ка­ции Уни­вер­си­те­та ИТМО Дмит­рий Маль­ков: «Посколь­ку мы в Уни­вер­си­те­те ИТМО попро­бо­ва­ли прак­ти­че­ски все обра­зо­ва­тель­ные фор­ма­ты в сфе­ре науч­ной ком­му­ни­ка­ции — от разо­вых кур­сов до МООК и пол­но­цен­ной маги­стер­ской про­грам­мы, — я могу ска­зать, что мы доволь­но успеш­но их пере­кре­щи­ва­ем — исполь­зу­ем одно для про­дви­же­ния дру­го­го. Наш МООК — это окно вхо­да в мир науч­ной ком­му­ни­ка­ции для тех, кто хочет позна­ко­мить­ся с про­фес­си­ей. Он доволь­но поверх­ност­ный с точ­ки зре­ния кон­тен­та, но дает хоро­шее пред­став­ле­ние о том, что ждет сту­ден­та и спе­ци­а­ли­ста в этой сфе­ре. Через МООК к нам на маги­стра­ту­ру при­шли сту­ден­ты из реги­о­нов, т. е. это хоро­ший спо­соб дотя­нуть­ся до отда­лен­ных обла­стей, куда слож­но при­е­хать с лек­ци­ей».

Фото eLearning Stakeholders and Researchers/ВШЭ

Фото eLearning Stakeholders and Researchers/​ВШЭ

Не все кур­сы могут стать мате­ри­а­лом для попу­ля­ри­за­ции. Есть заня­тия при­клад­но­го харак­те­ра, ори­ен­ти­ро­ван­ные на обре­те­ние кон­крет­но­го тех­ни­че­ско­го навы­ка. Вме­сте с тем осо­бен­но люби­мы и посе­ща­е­мы те лек­ции, где затра­ги­ва­ют­ся темы, ока­зав­ши­е­ся на слу­ху бла­го­да­ря СМИ. Автор супер­по­пу­ляр­ных кур­сов по аст­ро­но­мии, ст. науч. сотр. ГАИШ МГУ Вла­ди­мир Сур­дин счи­та­ет, что самое важ­ное и слож­ное в рабо­те с МООК — это понять свою ауди­то­рию. «Я наде­ял­ся, что один раз запи­шу видео — и сво­бо­ден, а у меня десять тысяч слу­ша­те­лей на каж­дом кур­се, они зада­ют вопро­сы, и каж­дый вечер с этим нуж­но рабо­тать и пони­мать их, — отме­тил Сур­дин. — У лек­то­ров обще­ства „Зна­ние“ не было про­бле­мы с пони­ма­ни­ем ауди­то­рии, перед кото­рой ты высту­па­ешь. Нас про­сто направ­ля­ли — в кол­хо­зы, на фаб­ри­ки, в тюрь­мы, воен­ные части. Ника­ко­го онлай­на — все­гда ауди­то­рия перед тобой, ты пони­ма­ешь, на каком уровне гово­рить, что они зна­ют и чего не зна­ют. А на МООК я гово­рю — и у меня в голо­ве скла­ды­ва­ет­ся образ моих слу­ша­те­лей лишь на осно­ва­нии вопро­сов, кото­рые они при­сы­ла­ют. Но вопро­сы зада­ют те, кто что-то пони­ма­ет, кто любо­зна­те­лен и в кур­се того, о чем мы гово­рим. А когда сей­час я езжу по горо­дам (аст­ро­но­мия в шко­лы вер­ну­лась, при­хо­дит­ся общать­ся доволь­но мно­го с учи­те­ля­ми), я пони­маю, что основ­ная ауди­то­рия мое­го кур­са совсем не того уров­ня, что я пред­став­лял».

Впро­чем, вопрос пони­ма­ния ауди­то­рии каса­ет­ся не толь­ко лек­то­ров. «У меня поже­ла­ние ко всем, кто запи­сы­ва­ет онлайн-кур­сы: как сле­ду­ет зна­ко­мить­ся со сво­ей ауди­то­ри­ей. Жела­тель­но до того, как запи­сы­вать курс. Но это невоз­мож­но. Я, по край­ней мере, пока не знаю, как это сде­лать», — поды­то­жил Сур­дин.

Зада­ча кур­са и его судь­ба опре­де­ля­ет­ся не толь­ко кон­тен­том, но и авто­ром и зада­ча­ми уни­вер­си­те­та, кото­рый спон­си­ро­вал его созда­ние. «Доля про­шед­ших курс до кон­ца не име­ет ника­ко­го зна­че­ния, если мы не зна­ем цели кур­са, — пояс­ня­ет осно­ва­тель плат­фор­мы „Лек­то­ри­ум“ Яков Сомов. — Если у нас абстракт­ная цель — обу­чить, — то, навер­ное, малень­кий про­цент — это не очень хоро­шо. С дру­гой сто­ро­ны, до нас дошли самые моти­ви­ро­ван­ные люди. Если зада­ча — отобрать луч­ших для какой-то цели, — то чем мень­ше дошло до кон­ца, тем луч­ше. Если зада­ча — про­дви­же­ние какой-то тех­но­ло­гии, миро­воз­зре­ния или брен­да вуза, — то нам вооб­ще неваж­но, дошли сту­ден­ты до кон­ца или нет, важен охват, каса­ние. Если зада­ча — упо­ми­на­ние в СМИ, — то чис­ло участ­ни­ков неваж­но тем более. Курс пре­вра­ща­ет­ся в ком­плекс­ный медиа-про­ект: кра­си­вые и понят­ные роли­ки (они все до 10 минут) могут быть раз­ме­ще­ны на науч­но-попу­ляр­ных видео­ка­на­лах, на их осно­ве мож­но сде­лать лон­гри­ды и тесты для онлайн-СМИ. В иде­а­ле курс выпол­ня­ет зада­чу и обу­че­ния, и пиар-про­дви­же­ния. Но это в иде­а­ле, на деле это­го прак­ти­че­ски не про­ис­хо­дит. Очень часто пиар­щи­ки уни­вер­си­те­тов, науч­ные ком­му­ни­ка­то­ры про­сто не зна­ют о том, какие кур­сы в уни­вер­си­те­те дела­ют­ся, и не зна­ют или не пони­ма­ют, что онлайн-курс — это кру­той реклам­ный про­ект».

Отча­сти свет на эту про­бле­му уда­лось про­лить в опро­се, про­ве­ден­ном перед сес­си­ей сре­ди науч­ных жур­на­ли­стов с одной сто­ро­ны и авто­ров МООК — с дру­гой. И жур­на­ли­сты, и авто­ры МООК (более 70%) пас­сив­но гото­вы сотруд­ни­чать, но не видят моти­ва­ции к про­ак­тив­но­му нача­лу вза­и­мо­дей­ствия, утвер­ждая, что этим занять­ся дол­жен кто-то дру­гой. Для это­го, полу­ча­ет­ся, нуж­ны посред­ни­ки — науч­ные ком­му­ни­ка­то­ры или пред­ста­ви­те­ли плат­форм МООК.

Успеш­ные кей­сы суще­ству­ют: Инес­са Роман-Погор­жель­ская от име­ни Coursera рас­ска­за­ла о потря­са­ю­щем кей­се MoMA (Музея совре­мен­но­го искус­ства), когда онлайн-курс нахо­дил­ся в тес­ной связ­ке со стра­те­ги­ей интер­нет-про­дви­же­ния и стал орга­нич­ной частью актив­но­сти в соц­се­тях, мно­го­крат­но повы­сив ее эффек­тив­ность [2].

Полу­ча­ет­ся, что МООК не так уж силь­но отли­ча­ют­ся от совре­мен­ной науч­ной ком­му­ни­ка­ции, кото­рая не огра­ни­чи­ва­ет­ся СМИ, — в ней пере­пле­та­ют­ся лек­ции, соци­аль­ные медиа, СМИ, бло­ги, нет ника­ко­го отдель­но­го про­дви­же­ния МООК в СМИ, да и само поня­тие СМИ уже не такое цен­траль­ное. Есть еди­ная онлайн-эко­си­сте­ма, в кото­рой суще­ству­ют и МООК, и про­све­ще­ние, и управ­ле­ние репу­та­ци­ей уни­вер­си­те­та. То, как части этой эко­си­сте­мы будут вза­и­мо­дей­ство­вать, кто кого будет про­дви­гать и поче­му, зави­сит от задач, ресур­сов и ква­ли­фи­ка­ции участ­ни­ков рын­ка. В свою оче­редь, и пло­до­твор­ное вза­и­мо­дей­ствие МООК со СМИ и соци­аль­ны­ми медиа, под­ра­зу­ме­ва­ю­щее не реклам­ные объ­яв­ле­ния, а вза­им­но полез­ный обмен инфор­ма­ци­ей, не толь­ко воз­мож­но, но и более эффек­тив­но для обе­их сто­рон. Одна­ко оно не про­ис­хо­дит и не про­изой­дет само по себе: роль науч­но­го ком­му­ни­ка­то­ра — не сер­вис­но­го реклам­щи­ка, а дума­ю­ще­го и пони­ма­ю­ще­го обе сто­ро­ны про­цес­са спе­ци­а­ли­ста — ста­но­вит­ся клю­че­вой.

  1. estars.hse.ru
  2. ru.coursera.org/moma

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Один комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com