Неученые ученые советы?

Юрий Орлов

Юрий Орлов

Известная программа «5−100» по подъему международного рейтинга российских вузов стартовала в 2013 году. Рассчитана на 7 лет. Важная составляющая этого рейтинга — наукометрический показатель, формирующийся по итогам публикационной активности, следовательно, идея продвижения отечественных вузов в таких рейтингах предполагает наряду с образовательной деятельностью (основной для вуза) и развитие науки.

Участникам программы «5−100» было открыто достаточно щедрое финансирование на собственно науку. Финансирование — это, конечно, хорошо, однако не всегда всё определяется лишь денежными вливаниями. Необходимо еще и грамотное управление научным процессом «на местах». Сами по себе деньги не конвертируются в научные статьи, если, конечно, не рассматривать банальный процесс покупки аффилиации. Управлением как в научных, так и в учебных организациях, в соответствии с их уставами, занимается ученый совет (далее УС). В академическом институте УС определяет научную программу текущей работы подразделений, формирует планы, заслушивает отчеты, проводит реорганизации и т. д. В вузе на УС возложены также и обязанности по организации учебного процесса. От состава УС напрямую зависит эффективность научной и образовательной деятельности, а также и качество предпринимаемых реформ. Каков же состав элиты научных работников, выбранных на собраниях трудовых коллективов для управления наукой и образованием в отдельно взятой организации?

Здесь следует отметить, что некоторые члены УС в соответствии с уставом организации входят в него по должности. В научной организации это директор, научный руководитель института, заместители директора по науке, а также ученый секретарь. В учебной организации это ректор, проректоры и деканы факультетов, ученый секретарь. В каждом УС есть представитель молодого поколения: член совета молодых ученых в научном институте и студент в вузе. В остальном УС в соответствии со своим названием — это именно собрание ученых, т. е. людей, зарекомендовавших себя как научные работники, способные проводить самостоятельные научные исследования. Признаком наличия такой способности в российских реалиях является научная степень.

В научной организации основную часть УС составляют, как правило, руководители структурных подразделений, которыми, по уставу, могут быть только доктора наук с достаточно высокой публикационной активностью — на уровне главных научных сотрудников — и определенным опытом организационной работы. До образования ФАНО в 2013 году начальники отделов академических институтов выбирались на собрании трудового коллектива подразделения. Когда от этого же подразделения требовалось делегировать представителей в УС, начальник отдела был одной из естественно выдвигаемых и голосуемых далее кандидатур. В итоге получается так, что в академических институтах обычно более 80% состава УС заполнено докторами наук, причем примерно на 50% УС состоит из начальников разных уровней. Существенно, что по уставу членами УС могут быть только сотрудники, имеющие ученую степень. Согласование этого пункта устава с очевидной необходимостью присутствия начальников в УС обеспечивается именно тем, что начальником не может быть сотрудник без ученой степени.

Рис. В. Александрова

Рис. В. Александрова

В вузах уставы заметно отличаются от уставов академических институтов. Исторически это обусловлено тем, что до 2004 года образованием и наукой ведали разные министерства. Поэтому нормы, согласно которой члены УС обязаны иметь ученую степень, в уставах вузов нет. Если администрация вуза достаточно широко понимает идею о равноправии всех подразделений в формировании УС, то вполне может получиться так, что в УС попадут сотрудники без ученых степеней, например главбух, юрист, завхоз или начальник отдела кадров. Они могут стать членами УС и напрямую, по должности, в соответствии с приказом ректора. При всем уважении к их непростой работе, она не является научной. В результате качество вузовского УС объективно ниже, чем в академическом институте, ибо не все члены УС понимают учебные и научные проблемы, решаемые на заседаниях. Опыт работы автора в УС института РАН показывает, что присутствие в УС специалистов без ученой степени не является необходимым — инженера, кадровика, хозяйственника и представителей других служб можно в случае необходимости вызвать на заседание УС, не включая их при этом в процесс голосования по обсуждаемым вопросам.

Интересен вопрос о возможной эволюции составов УС. Текущая ситуация весьма противоречива. С одной стороны, и наука, и образование управляются сейчас одним министерством. Формально это привело к определенной унификации в предоставлении отчетности, в учете наукометрических показателей, в организации образовательной деятельности. С другой стороны, уставы организаций не претерпели существенных изменений, отражая главным образом смену названия учредителя. То есть научные организации по-прежнему главным образом занимаются наукой, а образовательные — образованием. Но формы отчетности (число статей в Scopus, индекс Хирша и т. п.) и разные проекты, целесообразность которых мы здесь обсуждать не будем (типа «5−100»), требуют увеличения доли науки в вузах. Следовательно, УС вуза должен начать принимать решения и о развитии научных направлений, что требует качественного его изменения и приближения по составу к УС научных институтов. В итоге представляется естественным либо унификация уставов научных и учебных организаций по образцу именно научных институтов РАН, либо разделение существующего управления по двум разным министерствам — отдельно образования и отдельно науки. Первый путь, по-видимому, более прост в осуществлении. Но тогда совершенно необходимо ввести в устав вуза положение об обязательном наличии ученой степени членов его УС.

А каково положение дел в вузах сейчас? Представляют интерес ведущие технические университеты Москвы. Насколько отношение администрации к вузовской науке адекватно отражено в составах УС? Основным показателем будем считать долю докторов наук в УС. В принципе, интересна также доля в УС разных начальников без ученых степеней. Нижеследующая таблица показывает, что кроме как на МГУ надеяться нам тут не на кого.

Рейтинг ведущих технических университетов Москвы по доле докторов в составах их ученых советов (вычислено на основе открытой информации на сайтах означенных университетов)

1. МГУ им. М. В. Ломоносова. Численность УС — 138 чел., доля докторов — 0,79.
msu.ru/depts/uchsov/sostav/
Замечу, что в МГУ в состав УС входят без степени всего лишь 7 начальников разных уровней, т. е. доля неостепененных начальников — членов ученого совета (без учета студента и инженера) — там составляет всего 0,05. Для сравнения: в МФТИ доля в УС начальников без степени составляет 0,18, эффективности в управлении наукой это не добавляет.

2. РХТУ им. Д. И. Менделеева. Численность УС — 74 чел., доля докторов — 0,65.
muctr.ru/acadc/composition.php
На этом сайте представлены только фамилии со ссылками на личные страницы членов УС, пройдя по которым, можно выяснить их ученую степень.

3. МАИ. Численность УС — 124 чел., доля докторов — 0,57.
files.mai.ru/site/events/news/USMAI2016.pdf

4−9. ВШЭ, МИИТ, МИСиС, МИФИ, МЭИ, МГТУ «Станкин». Доля докторов в УС — 0,53.
www.hse.ru/us/elected2015;
miit-ipss.ru/uchsovet/;
mpei.ru/Structure/managementpersonnel/unitacademiccouncil/;
www.stankin.ru/university/leaders/academic-senate/;
www.misis.ru/university/struktura-universiteta/uchenyy-sovet/sostav/;
mephi.ru/about/Scientific_council/members.php
Данные по части УС этой группы косвенные, так как на сайтах иногда указаны только ученые звания; в таком случае при подсчете считалось, что профессор = доктор, зав. кафедрой = доктор, доцент = кандидат.

10. МГИМО. Численность УС — 70 чел., доля докторов — 0,46.
mgimo.ru/about/structure/council/docs/members/

11. МФТИ. Численность УС — 60 чел., доля докторов — 0,45.
mipt.ru/corp/Joint/academic_senate.php

12. МГУЛ. Численность УС — 67 чел., доля докторов — 0,39.
mgul.ac.ru/info/uchsovet/sostav.shtml
Следует заметить, что Лестех является в настоящее время филиалом Бауманки (см. пункт ниже), так что их надо рассматривать вместе. Любопытно в этой связи практически полное совпадение долей докторов в их ученых советах, хотя, возможно, это случайность.

13. МГТУ им. Н. Э. Баумана. Численность УС — 138 чел., доля докторов — 0,38.
fn.bmstu.ru/faculty-basic-sciences/academic-council-sec-fs

14. МГСУ. Численность УС — 40 чел., доля докторов — 0,35.
mgsu.ru/universityabout/Ucheniy_sovet/

Печальное состояние вузовских УС в плане их возможностей по развитию науки вытекает из приведенной таблицы. Только МГУ имеет долю докторов в УС, характерную для научной организации (5% неостепененных можно в таком случае и простить). С некоторой натяжкой к научной группе можно отнести Химтех. Остальные вузы имеют долю докторов в своих УС порядка 50% и ниже. Это совершенно неприличная ситуация, свидетельствующая не столько о кризисе вузовской науки, сколько об отсутствии ее там как таковой и невозможности зарождения. Особенно странно выглядит в этом контексте Физтех, позиционирующий себя как элитный вуз в области физики, математики, всевозможных высоких технологий и проч. На деле управление наукой в нем ведется почти на уровне инженерно-строительного института, т. е. тенденция именно в эту сторону, а не в сторону МГУ. Конечно, строительство на Физтехе идет большое, корпусов построено и продолжает строиться много, так что, возможно, отмеченная близость вполне объяснима, но гордиться тут особенно нечем, ибо строить люди умеют уже давно.

Остается надеяться, что сотрудники Физтеха и других вузов, ознакомившись с приведенной таблицей, проникнутся необходимостью изменения ситуации к лучшему, невзирая на возможное неудовольствие администрации, которой, вообще-то, тоже должно быть не безразлично такое положение, хотя, быть может, оно и удобно с точки зрения управляемости.

Юрий Орлов,
докт. физ.-мат. наук, зав. отделом ИПМ им. М. В. Келдыша РАН,
член ученого совета ИПМ им. М. В. Келдыша РАН, член ученого
совета школы фундаментальной и прикладной физики МФТИ,
преподаватель кафедры высшей математики МФТИ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (8 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

33 комментария

  • y.v.:

    Наверное, можно придумать более дурацкий «наукометрический» показатель чем число докторов наук в составе УС, но сложно. Кандидаты наук уже как бы не учёные? Довольно часто после получения докторских степеней люди вообще перестают заниматься наукой. В некоторых вышеперечисленных вузах большие проблемы с профессорами, потому что они не могут пройти переаттестацию — чуть ли не у половины профессоров 0 статей, и 0 защищенных аспирантов за последние 5 лет, а профессоров без докторских степеней нынче не бывает…

    Неостепенённые администраторы в составе совета, это конечно не очень хорошо, это административный ресурс в чистом виде. Но если посмотреть, в худшем УС в списке (МГСУ) только 13 из 70 человек (19%) администраторы без степени, в МГИМО 8 из 70, в МФТИ 11 и 57 — отнюдь не большинство…

    В общем, даже если в ВУЗах из 5−100 действительно так себе с наукой, показатель выбран крайне неудачный. А МГУ в 5−100 кстати вообще не учавствует, ибо считается что там и так все хорошо (да и техническим ВУЗом не является) и в первую сотню рейтинга только он обычно и попадает…

  • Алексей В. Лебедев:

    По-моему, наличие ученой степени не обязательно коррелирует со здравомыслием в принятии организационных и хозяйственных решений. И Ученые Советы занимаются не только принятием решений и о развитии научных направлений, но и многими другими делами, а конкретно при принятии таких решений можно организовать комиссию, где все будут докторами.

  • […] газете Троицкий вариант вышла статья члена нашего профсоюза Юрия Орлова об учёном совете […]

  • Ванда Тиллес:

    Ученые советы проводят конкурс на должность профессора, выборы заведующего кафедрой и декана. Доценты решают, кто будет профессором в вузе?
    Хорошо, если доценты, а если замдиректора спортивного корпуса по экономическим вопросам в должности — муж ректора?
    Я бы обращала внимание на то, какую должность занимает этот доктор или кандидат — если должность выборная, значит занимает её достойный товарищ, а если назначен ректором без конкурса или выборов — директор департамента, директор института (факультеты переобозвали в институты, чтобы не выбирать деканов по ТК РФ, а назначать директоров «институтов»), начальник административно-правового управления, начальник студенческого центра и т. д. — Вы думаете их всех выбирали? Нет, это ректор с помощью административного ресурса строит собственную вертикаль собственной власти. Назначенные зависят от ректора и будут голосовать за любой бред.
    А потом и все вопросы зарплаты и норм труда, выборы ректора и выборы «нового» «ученого совета» будет решать фактически то же самое «правление банно-прачечного комбината» — почему-то в высший орган управления — «Конференцию ППС, работников и студентов» это правление входит полным составом — само себя «выбирает» раз в 5 лет.

  • Дмитрий:

    А какой смысл вообще от этих УС? Я бывал на многих заседаниях УС в нескольких институтах РАН. Повестка почти всегда заключатеся в том, что «надо утвердить такое-то решение». Формирует повестку или администрация института, или «кому надо» (вроде руководителя аспиранта). Ну, бывает что кто-то с кем-то поругается — но реально всё равно все голосуют «как надо». Это примерно как пример «импотенции власти» — Совет Федерации: вроде есть такой орган, но он совершенно «не действует». Также и УС в институтах РАН (где сидят, конечно, очень заслуженные доктора наук) — но этот «орган» столь же не работоспособен.

  • Сергей:

    Автор совершенно верно ставит вопрос квалификации руководства ВУЗов. Только правильнее было бы оценивать ректорат, как реально руководящий орган, решения которого утверждаются Учеными советами почти автоматически. Заранее извиняюсь про простоту и объемность таблицы.

    Я на выборку взял два экономических вуза Москвы: состав ректората и их показатели публикационной активности. Фамилии специально убрал, чтобы не обижать лишний раз коллег и «не дразнить гусей». Показатели публикационной активности: (1) Хирш по РИНЦ, (2) Кол-во публикаций по Ядру РИНЦ. Эти показатели выбраны как наиболее сложные для накруток, хотя и возможные. В указанных вузах хотя бы есть по 2−3 признанных корифея, ректораты же подавляющего большинства вузов категорически менее цитируемы и публикабельны. Надеюсь очевидно: если проректор имеет всего несколько статей ядра РИНЦ или даже вообще их не имеет, то что можно говорить о качестве его управленческих решений.

    Вуз 1 h-index публикации Вуз 2 h-index публикации
    Ядро РИНЦ Ядро РИНЦ
    Член ректората 1. 52 126 Член ректората 1. 17 40
    Член ректората 2. н/д н/д Член ректората 2. 12 98
    Член ректората 3. н/д н/д Член ректората 3. 1 1
    Член ректората 4. н/д н/д Член ректората 4. 8 2
    Член ректората 5. н/д н/д Член ректората 5. 6 2
    Член ректората 6. 2 0 Член ректората 6. 29 158
    Член ректората 7. 15 1 Член ректората 7. 6 7
    Член ректората 8. 8 3 Член ректората 8. 1 1
    Член ректората 9. 1 0 Член ректората 9. н/д н/д
    Член ректората 10. 30 39 Член ректората 10. 7 8
    Член ректората 11. н/д н/д

    • Сергей:

      Извиняюсь, табличка поехала, надеюсь модераторы поправят

      • Сергей:

        Еще раз извиняюсь, да поправят мои последние сообщения модераторы. Может так табличка лучше

        вуз 1 Хирш ядро
        Член ректората 1. 52 126
        Член ректората 2. н/д н/д
        Член ректората 3. н/д н/д
        Член ректората 4. н/д н/д
        Член ректората 5. н/д н/д
        Член ректората 6. 2 0
        Член ректората 7. 15 1
        Член ректората 8. 8 3
        Член ректората 9. 1 0
        Член ректората 10. 30 39
        Член ректората 11. н/д н/д

        Вуз 2 Хирш ядро
        Член ректората 1. 17 40
        Член ректората 2. 12 98
        Член ректората 3. 1 1
        Член ректората 4. 8 2
        Член ректората 5. 6 2
        Член ректората 6. 29 158
        Член ректората 7. 6 7
        Член ректората 8. 1 1
        Член ректората 9. н/д н/д
        Член ректората 10. 7 8

        • Алексей В. Лебедев:

          А вы не думаете, что это закономерно? Люди, успешные в науке, часто просто не хотят идти на административную работу, им это противно и неинтересно, а хочется и дальше спокойно статьи писать.

  • Ash:

    Проблема не в учёных советах как таковых.
    Проблема в том, что подавляющая часть организаций, которыми эти советы призваны управлять, нашей экономике абсолютно не нужна — на результаты соответствующей деятельности нет платёжеспособного спроса. Отсюда и происходит весь наукометрический (и не только) сюрреализм.
    В самом деле, как можно определить, кто именно должен управлять ненужной организацией?
    И пока не будет запроса со стороны реального производства, не будет ничего, кроме бюрократических упражнений.

    • …ВЫ правы…
      Однако о каком спросе может идти речь в РОССИИ, в которой угроблены нужные-ненужные 80 000 ПРЕДПРИЯТИЙ???
      Заросло до 100 000 000 ГА ПАХОТНОЙ ЗЕМЛИ???
      Ежегодно вывозится-разворовывается до 100 000 000 000 долларов народных богатств?

      • Ash:

        «Ежегодно вывозится-разворовывается…»
        Проблема не в воровстве, а в неэффективном управлении. Если бы крали из прибылей, проблем бы почти не было.

    • Афонюшкин Василий:

      Помниться заинтересовался почему преподаватели так не мотивированы подавать на гранты. Как мне жаловались — Минообр каждый год не может раздать в ВУЗы около 100 млн. Рассмотрим победу рядового ученого или кафедры и получение гранта/субсидии на 5 млн в год… На первый взгляд — все чудесно. Появляется время на занятия наукой, ресурсы. но появляется это все на 3 года, преподаватель отлучается от своей ставки. Вовсе не факт что через три года преподаватель не станет безработным. Почти наверняка возникает конфликт с руководством на предмет честного расходования средств по гранту — у ректора может быть и свой взгляд на этот вопрос. Рассмотрим с позиции руководства — любой руководитель пришел к власти благодаря превосходству в какой-то сфере деятельности ВУЗа, чаще это преподавание, а не наука. Появление сильной кафедры с хорошими научными результатами, защита докторских, доминирование в рейтингах по формальным показателям подразумевает карьерный рост и в т. ч. слишком успешные ученые могут претендовать на должность ректора, на место в УС и т. д. Так стоит ли эти несколько миллионов добавленные к бюджету ВУЗа (но распределяемые не ректором) потери спокойного, крепкого сна? Вот из коллективов, где мотивация и руководства и подчиненных не подразумевает самостоятельную работу по научным проектам, формируются ученые советы.

      • Ash:

        «Вовсе не факт что через три года преподаватель не станет безработным.»
        Вы настолько привыкли к тому, что нашему реальному сектору почти никакая научная деятельность не нужна, что не можете себе даже представить ситуацию, в которой этот сектор имеет почти полную власть над образовательными структурами.
        Предлагаю попробовать понять, какие меры можно принять в случае, скажем, нашего куроводства. Почему наши предприниматели, несмотря на приличное состояние сектора, не заинтересованы в прикладных научных исследованиях?
        Что нужно сделать? Например, какие из следующих стандартных мер кажутся Вам наиболее эффективными:
        — налоговые льготы для внедряющих новшества;
        — дешёвые «длинные» кредиты;
        — ослабление существующих мер по защите внутреннего рынка от импорта?

        • Афонюшкин Василий:

          Зачем куроводам прикладные НИР? У нас есть пшеница и рынок сбыта это то что наше, все остальное поступает с запада. Даже лабораторные исследования часто проводятся за рубежом и бесплатно. Прикладные НИР тоже обычно проводят за рубежом крупными компаниями.
          С другой стороны, на крупных фабриках и на мелких ПОСТОЯННО проводят разные опыты, испытания, разрабатывают всякие технологии и объем таких исследований в десятки и сотни раз больше чем в академических НИИ в рублевом эквиваленте и в тысячи раз больше если считать тестируемое поголовье. Лабораторная база средней фабрики лучше чем среднего НИИ из РАСХН. Например в нашем центре потратили недавно на программу развития (закупку приборов) около 180 млн руб. и достигли таки уровня оснащенности лабораторий некоторых птицефабрик и свинарников в части оснащенности. На птицефабриках не хватает профессиональных ученых в штате и целевых программ НИР (но и такие фабрики существуют и свинарники где есть люди ответственные за научную работу). Введение налоговых льгот заставило бы легализовать уже проводимые исследования и, может быть, ввести в штат больше ученых.
          А вот множество мелких коровников такое не потянут и им нужна уже существующая в НИИ система научного обеспечения (которая работает неплохо, кстати).

          • Ash:

            Очень интересно. Сразу возникают вопросы.
            1. «…лабораторные исследования часто проводятся за рубежом и бесплатно.»
            Это как? Кто и почему занимается такой благотворительностью?
            2. «Прикладные НИР тоже обычно проводят за рубежом крупными компаниями.»
            Правильно ли я понял, что основная причина в том, что специально для куроводов создавать соответствующую научную инфраструктуру невыгодно из-за малого объёма заказов? Или дело в чём-то другом?
            3. «На птицефабриках не хватает профессиональных ученых в штате и целевых программ НИР…»
            А что всё-таки мешает этим птицефабрикам финансировать обучение соответствующих специалистов и целевые программы НИР? Нехватка дешёвых «длинных» денег? Или главная причина иная?
            4. «Введение налоговых льгот заставило бы легализовать уже проводимые исследования…»
            Понятно. Таким образом, по крайней мере один пункт в списке желательных изменений ясен.
            5. «…множество мелких коровников такое не потянут и им нужна уже существующая в НИИ система научного обеспечения (которая работает неплохо, кстати).»
            Так почему Вы жалуетесь на низкие зарплаты и на то, что академические структуры финансируют в ущерб прикладным?
            --------------------
            Всё это я говорю к тому, что со стороны сельского хозяйства в нашем правительстве есть довольно сильное лобби.
            У Вас не возникало мысли составить некую программу желательных изменений, обосновать её экономически и представить этому лобби?
            Не будет ли результат лучше по сравнению с внутриакадемическими боданиями? Вы же сами пишете, что «объем таких исследований в десятки и сотни раз больше чем в академических НИИ в рублевом эквиваленте».
            Как бы включить существующие научные структуры в эти исследования?

            • Афонюшкин Василий:

              1. «…лабораторные исследования часто проводятся за рубежом и бесплатно.»

              Это как? Кто и почему занимается такой благотворительностью?

              Это не благотворительность — для компании продавшей птицефабрике вакцин на 50 млн или цыплят на 200 млн. грех не оказать бесплатную консультативную поддержку, лабораторные исследования, привоз специалистов из-за рубежа или выполнение соответствующих исследований. Плюс на Западе существует поддержка исследованиям в сфере аграрных наук в т. ч. фундаментальных.
              2. «Прикладные НИР тоже обычно проводят за рубежом крупными компаниями.»

              Правильно ли я понял, что основная причина в том, что специально для куроводов создавать соответствующую научную инфраструктуру невыгодно из-за малого объёма заказов? Или дело в чём-то другом?

              Чисто теоретически, если птицефабрика может тратить 300−600 тыс. руб в месяц на различные мониторинговые исследования (часто крайне непродуктивно), то почему бы не тратить эти же деньги на НИР с намного более экономически выгодным результатом (ведь в отличие от мониторинговых исследований НИР сразу нацелены на достижение конкретной цели). Просто птицефабрики еще не научились делать такие заказы, а ученые не научились их выполнять. НИИ специализированных на птицеводстве очень мало, свиноводческих НИИ нет вообще. Фундаментальщики из РАН хоть и обладают неплохой оснащенностью — не обладают необходимыми узкоспециальными знаниями. Хотя взаимодействие именно фундаментальных НИИ из РАН с частными предприятиями + привлечение специалистов — ученых намного перспективнее, чем контакт со специализированными НИИ (уровень оснащенности там низок, а перераспределять деньги по другим НИУ где есть нужные знания и приборы они не станут, скорее всего).
              3. «На птицефабриках не хватает профессиональных ученых в штате и целевых программ НИР…»

              А что всё-таки мешает этим птицефабрикам финансировать обучение соответствующих специалистов и целевые программы НИР? Нехватка дешёвых «длинных» денег? Или главная причина иная?
              так рулят птицефабриками чаще всего вовсе не физики и даже не математики. хотя люди там неглупые, но у них просто нет научного образования и они не умеют создавать новые технологии и новые знания. Размер птицефабрик таков, что отвлекаться на что-либо помимо вопросов управления производством не реально.

              4. «Введение налоговых льгот заставило бы легализовать уже проводимые исследования…»

              Понятно. Таким образом, по крайней мере один пункт в списке желательных изменений ясен.

              5. «…множество мелких коровников такое не потянут и им нужна уже существующая в НИИ система научного обеспечения (которая работает неплохо, кстати).»

              Так почему Вы жалуетесь на низкие зарплаты и на то, что академические структуры финансируют в ущерб прикладным? Но специалисты по коровам имеют очень низкие зарплаты т.к. ученых этого профиля очень много, а коровники очень бедны. обилие ученых позволяет удерживать деградирующую отрасль в относительном равновесии, но создать крупные, хорошо оснащенные лаборатории для этой сферы нереально ни в НИИ ни в самих коровниках. Поэтому эта область науки тоже потихоньку деградирует.
              --------------------

              Всё это я говорю к тому, что со стороны сельского хозяйства в нашем правительстве есть довольно сильное лобби.

              У Вас не возникало мысли составить некую программу желательных изменений, обосновать её экономически и представить этому лобби?

              То лобби которое из аграрной науки лоббирует только интересы своего родного НИИ и афилированных компаний. поэтому максимум они используют программу только для себя любимых и даже не будут перераспределять деньги исполнителям (как это делают в МГУ например или ВШЭ).

              Не будет ли результат лучше по сравнению с внутриакадемическими боданиями? Вы же сами пишете, что «объем таких исследований в десятки и сотни раз больше чем в академических НИИ в рублевом эквиваленте».
              Да, определенные перспективы тут есть. Как минимум стоило бы иметь равное количество научных сотрудников в академическом секторе и частном

              Как бы включить существующие научные структуры в эти исследования? Создавать совместные лаборатории (или вводить совместные ставки для отдельных сотрудников) на базе НИИ/ВУЗов и на базе птицефабрик-свинокомплексов. Хороший корпоративный ученый не занимается самостоятельно НИР, он формирует ТЗ для различных ученых работающих в НИИ и университетах. В общем то это уже имеет место быть, просто нелегально. Кое какие НИИ по сути уже превратились в корпоративные НИИ и это лишило кое какие отрасли научной поддержки полностью. Поэтому важно чтобы такое взаимодействие ограничивалось уровнем лабораторий или сотрудников.

              • Ash:

                1. «…для компании продавшей птицефабрике вакцин на 50 млн…»
                Понятно. С этой стороны дело упирается в фармацевтику.
                2. «Хороший корпоративный ученый не занимается самостоятельно НИР, он формирует ТЗ для различных ученых работающих в НИИ и университетах.»
                Получается, что значительная часть проблем сводится к тому, что, с одной стороны, имеющиеся научные структуры не приспособлены к удовлетворению потребностей имеющихся производителей, а, с другой стороны, производители не в состоянии толком задействовать научные структуры.
                Так, может быть, этим вопросом и имеет смысл заняться?
                Вот, например, Вы тесно взаимодействуете с тем же ОНР. Местный народ пишет письма в администрацию президента, в фонды и т. п. Толку, насколько я вижу, очень мало.
                А если бы, скажем, привлечь активное население к организации взаимодействия с отечественным бизнесом? Для начала, например, с теми же птицеводами? Задаться вопросом: что нужно бизнесу и что можно сделать?
                Составить бы какой-нибудь план наиболее насущных мероприятий и выйти с соответствующими предложениями сначала на уровень РАН?

                • Афонюшкин Василий:

                  1. Но рынок вакцин производен от производства курятины поэтому сами птицефабрики могли бы выделить больше денег на исследования чем фарм-компании. А главное они бы изучали именно то что нужно для куроводов, а не то что нужно для вакциноделов.
                  2. ОНР представлен физиками-фундаменталами. Основная масса категорически против вовлечения ОНР во что-либо не касающееся фундаментальных исследований. Единственный документ где сразу кучка ученых предлагали свои идеи и их никто не выгнал с идеями только потому что идеи затрагивают частные вопросы. недавно подготовили и он так и висит на сайте. Также формат ОНР не предусматривает вовлечения в свои ряды кого-либо помимо ученых работающих в бюджетных НИУ.
                  Выходить с предложениями в РАН имеет смысл когда уже эти предложения реализованы, для их масштабирования. РАН уже организовывало некий вариант подготовки предложений и собирала предложения. Однако конечный вариант пакета предложений предусматривал — взять деньги у крупного бизнеса и отдать их РАН на научные исследования. Деньги были небольшие и основная их польза могла бы быть в стимуляции развития корпоративной науки, но этим решили пожертвовать. Для академиков РАН корпоративная наука это конкурент за монопольную власть над учеными.

                  • Ash:

                    1. «Однако конечный вариант пакета предложений предусматривал — взять деньги у крупного бизнеса и отдать их РАН на научные исследования.»
                    Я не это имел в виду.
                    2. «А главное они бы изучали именно то что нужно для куроводов, а не то что нужно для вакциноделов.»
                    Нужно как-то выяснить объективные потребности бизнеса (скажем, на примере птицеводов), согласовать с бизнесом эти требования и подстроить под них оставшуюся «в живых» прикладную науку соответствующего направления.
                    Здесь необходима некая последовательность действий, для выработки которой нужно собрать данные и подумать.
                    Может быть, это более перспективное дело по сравнению с попытками выжать что-то из наших монетаристов?

                    • Афонюшкин Василий:

                      в каком то смысле научные идеи сродни финансовым инвестициям. Научный инвестор так же как и финансовый инвестор вкладывает некий ресурс и этот ресурс повышает эффективность построения бизнеса. Вероятно стоило бы просто приравнять научные идеи к финансовым инвестициям и обеспечить равный уровень защиты.
                      Бизнес не умеет этого делать пока. В теории, если бы мы консолидировали ученых которые с определенной вероятностью обеспечить повышение эффективности бизнес-процессов, и могли бы сразу предлагать бизнесу услуги которые дают не вероятностный результат, а конкретный экономический эффект. То есть допустим на птицефабрике дохнут куры — мы предлагаем заплатить за исследования 1 млн, потратить на внедрение 10 млн и за счет этого обеспечить прибыль в 20 млн. Оплата после достижения результата или пропорционально результату. Наверное тогда бизнес бы охотнее шел на сотрудничество, но с очень большой вероятностью отказывался бы платить даже после достижения результата. Но при работе на конечный результат — когда риски инвестирования несет не бизнес, а ученый, это позволило бы требовать более крупные суммы. Нужна система консолидации ученых, честного распределения средств, независимого аудита эффективности НИР и защиты от мошенничества со стороны клиента.
                      Плюс стоило бы при планировании НИР в рамках гос. тематик сразу тратиться на маркетинговые исследования и просчитывать экономическую эффективность разрабатываемой технологии, в сравнении с уже имеющимися на рынке. Здесь нужен доступ ученых к аналитическим отчетам по профильным рынкам.

                    • Ash:

                      1. «Здесь нужен доступ ученых к аналитическим отчетам по профильным рынкам.»
                      Такую вещь не слишком трудно организовать в рамках РАН. В институтах РАН работает толпа народа, занимающегося экономикой, и очень значительные объёмы данных вполне открыты и могут быть предоставлены всем желающим.
                      Всё, что требуется, так это сформулировать вопрос и найти профильных учёных. РАН имеет структуру, специально приспособленную для предоставления информации по запросам такого рода. Эта особенность осталась в наследство от СССР, но ей уже давно никто не пользуется.
                      Единственная сложность в том, что запрос должен идти «сверху», то есть от органов, стоящих во главе РАН.
                      И тут, может быть, стоило бы попробовать привлечь ОНР, который способен сделать так, чтобы проблему заметили руководители РАН.
                      Лично я не вижу, как вопрос об обмене открытой полезной информацией внутри РАН может противоречить целям, которые ставит себе ОНР. Проблема в том, что очень мало кто знает, чем именно нужно обмениваться.
                      А на выходе из такого обмена могут получиться деньги — пусть и не очень большие, но вполне реальные.
                      2. «Бизнес не умеет этого делать пока.»
                      А нет ли случаем у куроводов какой-нибудь ассоциации или чего-нибудь в этом роде? Мне лично в последние годы попадались в СМИ весьма активные и, на первый взгляд, неглупые деятели, защищающие интересы птицеводов. Например, Сергей Лисовский (тот самый, который в своё время принимал участие в знаменитой истории с долларами в коробке из-под ксерокса). Мне кажется, что такого рода активистам можно объяснить выгоды взаимного сотрудничества.
                      Существует ли возможность как-нибудь связать этих деятелей с учёными, работающими в соответствующей области?

  • Роман Яковлев:

    А что делать работающему в науке доктору наук на ректорате? Просто вопрос к тем, кто не сидел на ректоратах. Надо просто представлять что решается на ректоратах. Ученый совет университета дело другое. Там решаются другие вопросы. путать ректорат и ус нельзя. Это совершенно разные органы. Один оперативного, другой стратегического направления.

  • vnbiryukov:

    Сергей выше не смог найти данные по всем членам советов. Почему у «несекретных» профессоров, работающих в РАН/вузах, нет данных в Элайбрери? Даже Зюганов и Жириновский разместили там свои данные.

  • Екатерина:

    Очень интересно, но: проверьте ссылки: Бауманка — ссылка на состав УС отдельного подразделения, причем 2013 года, МГСУ — 74 члена УС, а не 40, МИФИ — в списке нет ученых степеней, как рассчитали процент?

  • ппп:

    Наука в вузах, как ее понимают минобр и ректоры, является коррупционным процессом. Применение норм существующего гражданского права на интеллектуальную собственность привратило бы его в уголовные процессы.

    Развал науки, по видимому, является целью минобра. Ректоры против минобра и пикнуть не могут и покорно занимаются хишением интеллектуальной собственности. Минобр создает для этого условия в виде ринцев и т. п.

  • Петр:

    Для МГТУ им. Баумана почему-то приведена ссылка на ученый совет одного из факультетов. Правильная ссылка на состав ученого совета МГТУ http://uchsov.bmstu.ru/uhsovsostav.htm
    И там процент докторов — порядка 75%

  • […] Теперь ректорат намерен более активно вмешиваться в процедуру назначения преподавателя на должность и продления его договора. Во-первых, всякие «пережитки демократии» в виде голосования сотрудников кафедры по поданным на конкурс кандидатурам исключаются. Да и влияние заведующего кафедрой видимо будет сведено к нулю, все решения фактически будет принимать учёный совет МФТИ (который на самом деле не очень-то учёный). […]

  • […] 2. Стандартный аргумент руководства про выборность директоров «школ» состоит в том, что во время перемен нужна жесткая централизованная власть. «Сейчас идет переходный процесс, и поэтому должность директора школы не является выборной — так ректорату проще контролировать изменения и принимать оперативные решения» (Поток МФТИ). С этим можно согласиться лишь в части административно-хозяйственных вопросов. Вопросы же науки и образования никогда не требуют мгновенного реагирования и с необходимостью должны обсуждаться экспертным сообществом и решаться медленно и постепенно. Однако учёные советы «школ» сейчас не функционируют, а учёный совет МФТИ уже во многом прошёл этап замены содержательного и выборного на административно назначенное, и со своей экспертной функцией не справляется. […]

  • […] пятидесяти, 19 человек голосовали за Максима. В целом наша оценка уровня компетентности учёного совета МФТИ оказалась […]

  • […] фактически эквивалентно количеству в учёном совете реально действующих ученых. Конкурс был проведён, кстати, с грубыми нарушениями. […]

  • доцент:

    Вот и сработал ученый совет против тех, кто боролся против его неучености.
    Нельзя руководить университетом по принципам управления банно-прачечным комбинатом. Это не ясно только руководству страны/министерств/университетов/ВШЭ/АСИ и прочей инновационной шелупони.

  • […] по любым) вопросам, а вместо них все решения принимал «ученый» совет, либо директора школ, либо вообще непонятно кто (см. […]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com