Куда и зачем уезжают выпускники?

Владлен Тиморин

В последние годы примерно треть каждого выпуска бакалаврской программы «Математика» получает приглашение из лучших ур мира. Факультет математики не делает из этого секрета, а, наоборот, вывешивает на сайте поздравление выпускникам, получившим офферы. Зачем? Не способствуем ли мы утечке мозгов? Не подаем ли мы сигнал нашим российским студентам, что единственной успешной траекторией мы считаем «свалить за бугор»? Наконец, какие усилия мы предпринимаем для того, чтобы наши выпускники уезжали или чтобы они оставались? Мне эти представляются слишком важными, чтобы от них отмахиваться. Это серьезные вопросы, на которые надо давать серьезные ы.

Такие ответы я постараюсь дать ниже. Они подевают очевидный для каждого образованного человека тезис: статус и России неразрывно связаны с наличием в ней ведущих школ во всех отраслях «чистой» науки, в том числе в математике. Именно отъезд студентов, выбравших академическую карьеру, я обсуждаю ниже, так как подавляющее большинство остальных наших выпускников предпочитает зарубежным вузам магистерские программы НИУ ВШЭ. Всё нижеизложенное — мое личное мнение, разделяемое даже не всеми моими коллегами. Но я буду писать серьезно и во всяком возражении или «наезде» постараюсь увидеть не ущербность собеседника, а грань истины.

Начнем с того, с чем именно мы поздравляем. «Они решили уехать. Что в этом хорошего?» Нет, мы поздравляем выпускников не с тем, что они решили уехать, а с тем, что ведущие университеты заинтересованы их принять. Это важная внешняя, а потому более объективная, оценка качества наших образовательных программ на выходе. У нас пока немного выпускников, но они получали приглашения из всех университетов первой десятки а QS по математике [1]. Одной из лучших математических аспирантур считается . В этом году MIT прислал четыре оффера нашим выпускникам, три из которых были приняты, а один отклонен в пользу Гарварда. Всего же в аспирантуре MIT учатся восемь выпускников факультета. А один выпускник нашей аспирантуры там ет.

Важно заметить, что мы в этом смысле не делаем различия между ведущими аспирантурами нашей страны и других стран: если наш выпускник поступит в аспирантуру мехмата МГУ, мы также поздравим его с этим, поскольку мехмат — тоже внешний по отношению к нам факультет, входящий в топ-50 предметного рейтинга QS.

Кстати, наличие оффера не означает ничего, кроме возможности выбора. Случалось уже не раз и не два, что наш выпускник, получивший привлекательные предложения из университетов США, решал остаться в Москве и продолжать обучение на программах факультета математики. Это можно рассматривать как повод для гордости.

Таким образом, лучшие выпускники выбирают между предложениями из разных университетов. Почему же они так часто предпочитают зарубежные программы? Наши программы магистратуры и аспирантуры хуже? Начну с того, что на наши программы поступают не в меньшем количестве, чем на зарубежные. Многие из тех, кто поступает только к нам, по уровню не уступает тем, кто подает документы в другие места.

Замечу также, что наша аспирантура по математике достаточно сильная. Как и в случае с ом, есть внешняя оценка на выходе: предложения о трудоустройстве наших защитившихся или выходящих на защиту аспирантов приходят из ведущих университетов мира (MIT, Chicago, Cornell, Ecole Polytechnique среди прочих). Но если про бакалаврскую программу по математике можно с уверенностью сказать, что она входит в топ-10 в мире — это подтверждается оценкой международного экспертного совета факультета, — то про программы магистратуры и аспирантуры такой уверенности пока нет.

Североамериканские университеты, как правило, отстают от нас на уровне бакалавриата, но догоняют на уровне аспирантуры. Это связано прежде всего с имеющейся на Западе установкой на то, что аспирантуры — критически важный момент, когда надо сконцентрировать все усилия на достижении цели, научного результата, от уровня которого будет зависеть вся дальнейшая .

Еще есть три искусственных обстоятельства. Первое состоит в том, что предложения из американских университетов приходят еще в январе, а мы до недавнего времени могли что-либо гарантировать только летом или поздней весной. Сейчас, впрочем, в «Вышке» разработаны механизмы раннего приглашения в магистратуру и аспирантуру, и в краткосрочной перспективе мы ожидаем полной синхронизации с мировым рынком.

Второе обстоятельство серьезней, и мы не можем с ним ничего поделать. Согласно российскому законодательству, чтобы поступить к нам в аспирантуру, надо сначала закончить магистратуру. Таким образом, выпускник нашего бакалавриата может поступить в аспирантуру Гарварда (у нас два выпускника поступили в Гарвард сразу после бакалавриата), но не может поступить в нашу аспирантуру. Российское законодательство в этом случае способствует неравноправной конкуренции со стороны США и Канады. Последнее, третье обстоятельство, пожалуй, самое печальное. Это состояние российского рынка труда в академической сфере, в частности в области фундаментальной математики.

Важный вопрос: зачем государству выделять бюджетные места, если, отучившись за счет госбюджета, выпускники отправляются поднимать интеллектуальный уровень других стран? Не является ли это бессмысленной тратой денег или, еще хуже, м «потенциального врага»? Может быть, надо требовать, чтобы уехавшие вернули , потраченные на их обучение? Можно, но полезнее создавать условия для того, чтобы они имели возможность продолжить за рубежом, а затем вернулись сами.

Поехать за границу поучиться у других лидеров выбранной научной области — очень естественная идея. Математика универсальна, этим она и сильна. Математик, познакомившийся с лучшими практиками ведущих зарубежных математических школ и затем вернувшийся работать в родную школу, помогает ей не скатываться в «провинциальность» и изоляцию точно так же, как, например, футболист, поигравший за ведущий зарубежный клуб, а затем вернувшийся обогатить национальную сборную новыми для нее культурой и ом. Введя обязательную плату за обучение для отъезжающих, мы бы подтолкнули их связывать свой отъезд с долгосрочными планами «дослужиться» за рубежом до высоких зарплат, и этим только затруднили бы выбор наиболее желательной для нас траектории — набраться опыта на уровне аспирантуры и, возможно, постдокторских позиций, а затем вернуться работать в Россию.

Математики, имеющие опыт обучения в разных странах, впитавшие сильные черты разных научных школ, имеют конкурентное преимущество на глобальном рынке труда. Они выбирают, где им работать, и априори предложение из родной страны будет иметь преимущество: здесь живут их родные и близкие. Если только будет реальная возможность заниматься своим делом в России, то даже менее привлекательный уровень оплаты труда не сильно повлияет на решение россиян, находящихся на глобальном рынке труда.

Это не утопия — свидетельством служат, например, , получившие степень PhD и опыт работы за рубежом, а потом вернувшиеся в Россию для работы на нашем факультете математики. Но в целом, к сожалению, предложений из России пока либо очень мало, либо они незаметны на глобальном рынке труда в академической области.

Утечка мозгов — большая проблема. Но эта проблема проявляется не в диверсификации мест учебы. Она проявляется в тот момент, когда перед уже окончившим аспирантуру выпускником стоит вопрос о том, чтобы вернуться и применить свой талант в своей стране, а выясняется, что этот талант в стране не очень востребован. Поэтому надо оплачивать обучение лучших студентов-математиков, но надо и создавать рабочие места для них в академической науке и выводить эти позиции на международный рынок. По мере того как эта проблема будет решаться, безвозвратно уехавших молодых ученых будет становиться всё меньше.

Наконец, что факультет делает для того, чтобы выпускники поступили в престижные аспирантуры? Мы никого не убеждаем поступать за границу. Во многих случаях убеждаем — успешно или безуспешно — оставаться в магистратуре у нас. В некоторых исключительных случаях советуем выпускнику поступать в конкретный университет (возможно, заграничный), в котором работают ведущие эксперты в выбранной им узкой области.

При этом мы помогаем тем студентам, которые решили поступать и обращаются за помощью. Эта помощь не централизована — в ней нет ни заслуги, ни вины руководства факультета или университета. Просто преподаватели заинтересованы в успешной карьере студентов, потому что это их . Преподаватели занимаются со студентами и помогают им во всех профессиональных вопросах. И в этом вопросе в том числе.

Владлен Тиморин,
профессор и декан факультета математики НИУ ВШЭ

1. Один из главных мировых рейтингов университетов по областям знаний:
www.topuniversities.com/university-rankings

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest
214 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Алексей Лк
Алексей Лк
4 года (лет) назад

В общем ждем ответа админа, не отправляется именно развернутый ответ

Максим Борисов
ТрВ
4 года (лет) назад
В ответ на:  Алексей Лк

Не нужно посылать одинаковые сообщения. Они в конце концов стали сыпаться в спам. Движок с давних пор не воспринимает ссылок с кириллицей, почему-то это все не исправляют в WP (видимо, основная масса англоязычных пользователей не страдает). Такие ссылки можно просто в тэг ссылки оборачивать.

Алексей Лк
Алексей Лк
4 года (лет) назад

Ясно, хотя это странно

Алексей Лк
Алексей Лк
4 года (лет) назад

«Нет, это очень практический вопрос. Задача науки не в том, чтобы доставлять удовольствие тем, кто в ней работает, а в том, чтобы производить результат» — любая работа должна приносить удовольствие, иначе это не работа а тяжкая повинность длинной в жизнь. Другое дело что счастливы те немногие кто смог найти любимую работу и не умереть с голоду. «Например, если всем научным работникам платить большие деньги до конца жизни, не требуя с них никаких результатов и никакой отчетности, то им от этого, безусловно, будет хорошо» — но ведь работа и подразумевает результат, ведь это труд, даже если результатом этого труда является изучение письменности народа острова Пасхи (Кнорозов — https://ru.m.wikipedia.org/wiki/Кнорозов,_Юрий_Валентинович). Или труды по социологии науки. Я уже писал про книгу Михаила Соколова — Как становятся профессорами», он так и писал о целях создания этой книги — обозначить подводные камни на пути построения академической карьеры, это то что не хватало всем нам когда мы выпускались из университета. И сама информация о струкуре науки в пяти странах — очень интересно, особенно со стороны, а не на своих ошибках. И жаль что этот труд имеет тираж всего 1000 экземпляров, если бы о нем знали все те кто хочет продолжать академическую карьеру, то польза была бы велика именно для них. А ведь формальным результатом труда является всего лишь книга. Библия правда то же книга, но какое влияние она оказала на историю. К тому же я ведь обозначил П1,2 – труд в науке редко заканчивается успехом, но если человек действительно роет в одном направлении в течении долгого времени то он должен все таки где то добиться успеха. Особенно часто это происходит у химиков кстати, которые могут десятилетия тратить на синтез, но параллельно натыкаются на аномалии которые потом оказываются ключевыми. В общем если человек действительно работает а не создает имитацию то результат будет. А отчетность в виде статей… Подробнее »

Алексей Лк
Алексей Лк
4 года (лет) назад

Ну вот, опять не отрпавил. Админ напишите исправьте эту ситуацию как нибуть

Алексей Лк
Алексей Лк
4 года (лет) назад

Ага понял заворачивать в тег, но мои комментарии ожидают проверки, можете удалить любой из двух, они почти одинаковы

Владимир
4 года (лет) назад

«Вот она идеальная работа. Ты генерируешь бред. У тебя есть куча учеников которые поддерживают его».
Это напоминает стенания некоторых людей, работающих в материальном производстве, что они непонятно зачем кормя бездельников-бюджетников.
Фундаментальные исследования часто не дают никакого практического эффекта поначалу, но кто знает, что будет со временем.

Ash
Ash
4 года (лет) назад
В ответ на:  Владимир

«Фундаментальные исследования часто не дают никакого практического эффекта поначалу, но кто знает, что будет со временем.»
Нам-то какая разница? Мы всё равно платим за импорт ширпотреба так, как если бы никаких исследований не вели. И экспортируем при том же самом условии.
Так что при нынешнем положении дел расходы на фундаментальные исследования — выкинутые деньги.

Владимир
4 года (лет) назад

Вообще-то нынешнее положение дел тут ни при чём. Фундаментальные исследования — это почти всегда выкинутые деньги. Только если их не проводить, неизбежно фундаментальное отставание в науке, в частности, утрата научных кадров, а тогда за импорт ширпотреба придётся платить другой мерой. Впрочем, признаю, что иногда фундаментальные исследования на самом деле ни о чём.

Ash
Ash
4 года (лет) назад
В ответ на:  Владимир

1. «Только если их не проводить, неизбежно фундаментальное отставание в науке, в частности, утрата научных кадров, а тогда за импорт ширпотреба придётся платить другой мерой.»
Это почему? Каким образом наличие или отсутствие у нас фундаментальных исследований влияет на отпускные цены китайских производителей?
2. «Фундаментальные исследования — это почти всегда выкинутые деньги.»
Ничего подобного. Результат получается в вероятностном смысле — некий процент исследований всегда успешен (пусть даже в негативном смысле).
Проблема в том, что этот результат для нашей экономики практически бесполезен — им почти никто не пользуется.

Владимир
4 года (лет) назад

«Каким образом наличие или отсутствие у нас фундаментальных исследований влияет на отпускные цены китайских производителей?»
В перспективе.
«некий процент исследований всегда успешен».
Об этом я и говорю. А выкинутые деньги — это сиюминутный эффект. Чаще всего они вернутся, но когда — вопрос.

Ash
Ash
4 года (лет) назад
В ответ на:  Владимир

«В перспективе.»
Не понял. Это как?

Владимир
4 года (лет) назад
В ответ на:  Ash

В перспективе — это:
1. Отсутствие фундаментальных работ — это отсутствие перспективы на их практическое применение со временем.
2. Упадок всей науки, в том числе и прикладной.

Ash
Ash
4 года (лет) назад
В ответ на:  Владимир

«Отсутствие фундаментальных работ…»
Китайский ширпотреб-то здесь причём? Вклад нашей фундаментальной науки в его производство ничтожен.
И даже если предположить, что он заметен, то всё равно мы расходуем деньги нерационально. Намного лучше сразу перечислять их в различные зарубежные фонды. И пусть те наши сограждане, которые хотят заниматься фундаментальной или прикладной наукой, получают эти деньги на общих основаниях.
Зачем мы содержим систему распределения этих денег?

vlad1950
vlad1950
4 года (лет) назад

уезжают куда угодно потому что такой нищеты бесправия и бесперстпективности для ппс и нс как в расеянии- эрэфии нет нигде куда угодно только не в расеянии и не надо морочить голову что ррс и нс некие блаженные готовые работать за некий мифический интерес в эрэфии нет никакой созидательной эуономики цврит местечковый блатной базар расеяния уже скатилась на уровень убогой обочины периферии примерно как это была царская рашка от которой страну спас и поднял великий Октябрь 1917 г и итоги которого дарагие расеяне просвистели профукали в 1991 г клике горби- ебника

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (5 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: