«Как я провел этим летом…»

Прервав отпуск на похороны однокурсника, я вернулся в Москву и с ходу нарвался на «очередь» непредсказуемого межгорода. Звонила незнакомая женщина из Витебска. «Вы мой дядя» — таков был примерный посыл ее обращения. По первости я ошалел от такого вступления. Почувствовав мое недоумение, она пояснила, что ключевым словом нашего разговора должно стать слово «Горваль».

Некоторое время назад мне удалось рассекретить личное дело отца (на это ушло четыре года, и в конце концов я выкупил (!) его ксерокопию), пограничника, погибшего 23 февраля 1942 года под Мурманском. Поэтому прозвучавший в трубке пароль «Горваль» мгновенно развеял мои сомнения относительно звонившей родственницы. Горваль — это не только место рождения отца, но и место жительства многих поколений рода ЕЛЕНИЦКИХ. Да, именно такой была фамилия всех (!), кроме моего отца, имевшего то же отчество, что и его родные братья, — в точном соответствии с собственноручно написанной им автобиографией, находящейся в упомянутом личном деле.

Я не раз обращался в ФСБ за разъяснениями не только по этому вопросу, но и по иным, возникшим при изучении личного дела. Последние интересны сами по себе, но это «совсем другая история». Скажу только, что от настырного старикана «они» всячески старались отбояриться: иногда — умолчанием, в другой раз — «включив дурочку».

Нисколько не раздумывая, я сразу сказал неожиданной родственнице, что уже начинаю собираться и безотлагательно еду знакомиться. А как иначе? Мы ведь никогда друг о друге ничего не знали — война порвала все довоенные связи и полностью стерла с лица земли сам Горваль.

Экипировавшись подобающими случаю подарками, я решил, что к закупленному уже шампанскому недостает торта с обязательным смысловым оформлением. Но ведь не заказывать же его в Москве! Выручил Интернет: с его помощью удалось найти пирожницу-надомницу в самом Витебске. Я попросил ее, чтобы наверху заказываемого изделия было написано «БОГ ЕСТЬ!» (да простит меня Комиссия РАН по борьбе с лженаукой, но кто, как не высшее Провидение, приложил руку, чтобы воссоединить нас?!).

Ниже мне казались естественными слова «МИР ТЕСЕН!» (а разве это не так?). Передавая заказ, я подразумевал, что его исполнительница поймет мою просьбу, состоявшую в том, чтобы наряду со стандартным торжественным оформлением были написаны только эти четыре слова.

И вот я у цели, открываю крышку изделия и — о ужас! — вижу:

Думаю задним числом, что моя просьба вызвала в воображении исполнительницы эмоционально напряженную сцену, когда представшие друг перед другом счастливые родственники, прежде чем разрезать торт, сначала торжественно обращают взор к небу, а потом с благодарностью и смиренно опускают очи долу.

Не сразу поверив в происходящее (первая реакция была просто отказаться от заказа), но ощутив полный цейтнот, мне ничего не оставалось, как поехать к старым-новым родственникам с тем, что есть. И вы знаете, вот эта неожиданная игра слов, полностью меняющая смысл задуманного, но не портящая и даже раскрывающая новые его грани, подобно новому и внезапно найденному красивому решению математической задачи, не только предложила свежее прочтение моей идеи, но и довольно сильно облегчила наше родственное сближение.

Передо мной предстали родственники по линии старшего брата моего отца: его 90-летняя дочь, ее дочь (она-то и звонила), внучка и трехлетняя правнучка. Позже выяснилось, что помимо витебчан есть и иные Еленицкие, живущие в России, Белоруссии и за границей. В семье старшего брата было шестеро детей. Последний родился в огне Сталинградской битвы, в которую под напором наступающего врага угодили уходящие от него беженцы. Из шестерых на сегодня осталась только упомянутая дочь, от других детей есть немногочисленные потомки. Жива и внучка от младшего брата, погибшего под Могилёвом в 1943 году.

Звонившая мне молодая пенсионерка, выйдя на покой и осваивая Интернет, случайно набрела на проект «Горваль». Население села, насчитывавшее перед войной 16 тыс. человек, теперь сократилось на порядок. Но нашлись отчаянные энтузиасты Природы и Деревни мать и сын Орловы, которые, оставив теплый Гомель, посвятили свою жизнь возрождению малой родины.

Более того, они, решив создать музей, обратились в Сеть в надежде найти выходцев из Горваля (одной из них оказалась моя 90-летняя кузина) и их потомков (к коим подошел я). Из-за разницы в фамилиях меня вычислили не сразу. Но внимательные Орловы обратили внимание на начальную их схожесть, и, когда кузине показали портрет моего отца, изготовленный для акции «Бессмертный полк», она тут же узнала своего дядю Гришу и подтвердила, что у него была жена Катя и сын Вова. «Пазл» аккуратно сложился, и тогда раздался тот самый звонок!

Теперь и я, налаживая связи с остальными родственниками, пытаюсь реализовать собственный проект — собрать по весне всех (?) живых на родине их предков. Сам поеду в любом случае: надо взять горсть родной земли и успеть (! — идет 83-й) отвезти ее на могилу отца. Еще раньше я отсыпал на нее землю с захоронения своей матушки, в которое и мне самому предстоит залечь… Круг должен быть замкнутым!

Люди добрые! Поинтересуйтесь скромным ГОРВАЛЕМ: одна знаменитая река Березина чего стоит. Может быть, если ГОСПОДЬ СПОДОБИТ, там и встретимся — ведь МИР ТЕСЕН!

Владимир Еленский,
ст. науч. сотр. физфака МГУ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 См. также:

  • Как пришивали знак OST13.03.2018 Как пришивали знак OST Ирина Островская, историк, хранитель архива Международного общества «Мемориал», одна из авторов-составителей книги «Знак не сотрется. Судьбы остарбайтеров в письмах, воспоминаниях и устных рассказах», — о том, как создавалась книга, ставшая лауреатом премии «Просветитель-2017», что ждало остарбайтеров на родине и кто обращается в «Мемориал» сегодня. Беседовала Александра Подольская.
  • «Водородную бомбу мы сделали раньше американцев»07.11.2017 «Водородную бомбу мы сделали раньше американцев» Задумываться над тем, чтобы написать книгу об истории создания атомной бомбы и о получении советскими шпионами американо-британских секретов создания такой бомбы, я начал, еще живя в СССР. Несколько причин подтолкнули меня к этой мысли. Я знал лично многих ведущих физиков, работавших в советском атомном проекте. Мой старший брат был физиком-ядерщиком. Я сам волею судьбы неожиданно в 1957 году познакомился с крупнейшим советским физиком-теоретиком, будущим нобелевским лауреатом академиком И. Е. Таммом, несколько лет трудившимся в коллективе разработчиков советского атомного […]
  • Открытое письмо В. Р. Мединскому18.10.2017 Открытое письмо В. Р. Мединскому Историческая наука, как и любая наука, вне узких национальных интересов. А в данном случае идет смешение науки с идеологией. Цель истории как научного знания, говоря Вашими словами, «с точки зрения абстрактного» — в выявлении фактов, в их интерпретации. А как всё это будет служить национальным интересам — это уже дело государственных мужей, но никак не историков.
  • Поль Дирак, Вольфганг Паули и Рудольф Пайерлс. Бирмингемский университет, 1953 год16.06.2020 Ярость Вольфганга Паули Предлагаем вашему вниманию главу из мемуаров Джона Моффата «Эйнштейн ответил на письмо. Моя жизнь в физике» в переводе Виталия Мацарского. Целиком книга будет опубликована издательством «Регулярная и хаотическая динамика» в текущем году.
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: