Измененное состояние познания

Ирина Щербакова, Ирина Островская, Николай Михайлов, Алёна Козлова

Ири­на Щер­ба­ко­ва, Ири­на Ост­ров­ская, Нико­лай Михай­лов, Алё­на Коз­ло­ва

Алексей Огнёв

Алек­сей Огнёв

В год деся­ти­ле­тия пре­мии «Про­све­ти­тель» ее лау­ре­а­та­ми ста­ли авто­ры трех науч­но-попу­ляр­ных книг. В номи­на­ции «есте­ствен­ные нау­ки» побе­ду одер­жа­ла кни­га «С ума сой­ти! Путе­во­ди­тель по пси­хи­че­ским рас­строй­ствам для жите­ля боль­шо­го горо­да». В номи­на­ции «гума­ни­тар­ные нау­ки» по слу­чаю юби­лея были назва­ны сра­зу два побе­ди­те­ля: «Знак не сотрет­ся. Судь­бы остар­бай­те­ров в пись­мах, вос­по­ми­на­ни­ях и уст­ных рас­ска­зах» и «Кон­стру­и­ро­ва­ние язы­ков. От эспе­ран­то до дотра­кий­ско­го». Цере­мо­ния награж­де­ния про­шла 16 нояб­ря в мос­ков­ском теат­ре «Град­ский холл» при боль­шом сте­че­нии шам­пан­ско­го. Зал был до отка­за запол­нен уче­ны­ми, науч­ны­ми жур­на­ли­ста­ми и пред­ста­ви­те­ля­ми изда­тель­ско­го биз­не­са. Спе­ци­аль­ный кор­ре­спон­дент ТрВ-Нау­ка побы­вал на тор­же­ствен­ном меро­при­я­тии, зна­чи­тель­но поум­нел и даже умуд­рил­ся не ослеп­нуть от сия­ния луч­ших умов Рос­сии.

Пре­мия «Про­све­ти­тель» за луч­шую науч­но-попу­ляр­ную кни­гу года на рус­ском язы­ке была учре­жде­на осно­ва­те­лем и почет­ным пре­зи­ден­том ком­па­нии «Вым­пел­ком» Дмит­ри­ем Зими­ным и Фон­дом неком­мер­че­ских про­грамм «Дина­стия». С 2016 года про­хо­дит при под­держ­ке Zimin Foundation.

Авто­ры книг-лау­ре­а­тов кон­кур­са полу­ча­ют денеж­ные пре­мии в раз­ме­ре 700 тыс. руб. Авто­ры книг-фина­ли­стов кон­кур­са полу­ча­ют денеж­ные пре­мии в раз­ме­ре 100 тыс. руб.

Чле­ны жюри в 2017 году:

    • Алек­сей Семи­ха­тов — пред­се­да­тель жюри, докт. физ.-мат. наук, науч. сотр. Физи­че­ско­го инсти­ту­та им. П. Н. Лебе­де­ва РАН;
    • Евге­ний Буни­мо­вич — поэт, мате­ма­тик, заслу­жен­ный учи­тель Рос­сии, упол­но­мо­чен­ный по пра­вам ребен­ка в Москве;
    • Вла­ди­мир Плун­гян — докт. филол. наук, про­фес­сор, ака­де­мик РАН, зам. дирек­то­ра Инсти­ту­та рус­ско­го язы­ка им. В. В. Вино­гра­до­ва РАН, зав. кафед­рой тео­ре­ти­че­ской и при­клад­ной линг­ви­сти­ки МГУ им. М. В. Ломо­но­со­ва;
    • Сер­гей Миро­нен­ко — докт. ист. наук, про­фес­сор, науч­ный руко­во­ди­тель Госу­дар­ствен­но­го архи­ва РФ;
    • Ека­те­ри­на Поме­ран­це­ва — канд. биол. наук, зав. лаб. ДНК-диа­гно­сти­ки Цен­тра гене­ти­ки и репро­дук­тив­ной меди­ци­ны «ГЕНЕТИКО»;
    • Сер­гей Кав­та­рад­зе — искус­ство­вед, исто­рик архи­тек­ту­ры;
    • Алек­сандр Пан­чин — канд. биол. наук, ст. науч. сотр. Инсти­ту­та про­блем пере­да­чи инфор­ма­ции РАН;
    • Дмит­рий Зимин — осно­ва­тель пре­мии «Про­све­ти­тель» (с пра­вом сове­ща­тель­но­го голо­са).

При вхо­де в теат­раль­ное фойе я встре­тил био­ло­га Алек­сандра Пан­чи­на, чле­на жюри и авто­ра кни­ги «Сум­ма био­тех­но­ло­гии», лау­ре­а­та пре­мии-2016. В све­те недав­ней жар­кой схват­ки воин­ству­ю­щих ате­и­стов и тео­ло­гов за ака­де­ми­че­ское про­стран­ство я решил с места в карьер пой­ти ва-банк.

— Бог есть? — осве­до­мил­ся я.

— Ско­рее нет, — отре­зал Пан­чин.

— А Гар­ри Пот­тер?

— Без­услов­но, есть. В каче­стве лите­ра­тур­но­го пер­со­на­жа.

— Я думаю, та же исто­рия и с Богом…

Пан­чин отры­ви­сто кив­нул и устре­мил­ся в сто­ро­ну кол­лег, а я обза­вел­ся бока­лом шам­пан­ско­го и стал обме­ни­вать­ся тоста­ми и репли­ка­ми о ново­стях нау­ки с дру­ги­ми гостя­ми. Шум голо­сов пере­пле­тал­ся с живой фор­те­пи­ан­ной музы­кой.

В цен­тре зала кра­со­ва­лась шир­ма с сим­во­ли­кой пре­мии и ее парт­не­ров, а по левую и пра­вую сто­ро­ну орга­ни­за­то­ры уста­но­ви­ли люми­нес­цент­ные труб­ча­тые кар­ка­сы пира­ми­ды с ром­бо­вид­ным осно­ва­ни­ем и доде­ка­эд­ра, внут­ри кото­ро­го, как буд­то в элек­тро­маг­нит­ной ловуш­ке, томи­лась девуш­ка в тем­ном кок­тейль­ном пла­тье.

Я с опас­кой вошел внутрь доде­ка­эд­ра. Уда­ра током не после­до­ва­ло.

— Вы, навер­ное, Ура­ния? — сым­про­ви­зи­ро­вал я.

— Или Тер­пси­хо­ра, — рас­се­ян­но заме­ти­ла девуш­ка.

Я поры­вал­ся при­гла­сить ее на танец, но, увы, про­стран­ство не рас­по­ла­га­ло к валь­су. В фойе было ябло­ку Нью­то­на негде упасть… К тому же зву­чал уже тре­тий зво­нок. Интел­лек­ту­а­лы хлы­ну­ли в две­ри зри­тель­но­го зала.

Из инфор­ма­ци­он­но­го роли­ка зри­те­ли узна­ли о дости­же­ни­ях пре­мии за эту дека­ду. Из более чем 1500 номи­ни­ро­ван­ных на пре­мию книг 226 попа­ли в длин­ный спи­сок, 80 — в корот­кий. Общий при­зо­вой фонд соста­вил более 15 млн руб. Более 10 тыс. книг отпра­ви­лись в 125 биб­лио­тек по всей Рос­сии от Кали­нин­гра­да до Вла­ди­во­сто­ка. Более 300 лек­ций посе­ти­ло более 40 тыс. чело­век. Скуль­птор Тиг­ран Нико­го­сян потра­тил на изго­тов­ле­ние при­зо­вых ста­ту­эток око­ло цент­не­ра брон­зы. Побеж­да­ли чаще муж­чи­ны, чем жен­щи­ны, но пози­ции посте­пен­но урав­ни­ва­ют­ся. На цере­мо­ни­ях награж­де­ния было уни­что­же­но 1500 лит­ров шам­пан­ско­го (что не может не впе­чат­лять: по лит­ру на кни­гу из обще­го спис­ка).

Цере­мо­нию вел пред­се­да­тель жюри физик Алек­сей Семи­ха­тов, пока­зав себя бле­стя­щим шоуме­ном: он заго­то­вил корот­кие про­во­ка­ци­он­ные вопро­сы фина­ли­стам.

Антон Зайниев, Дарья Варламова. Фото пресс-службы премии «Просветитель»

Антон Зай­ни­ев, Дарья Вар­ла­мо­ва.
Фото пресс-служ­бы пре­мии «Про­све­ти­тель»

Пер­вы­ми на сце­ну под­ня­лись авто­ры кни­ги «С ума сой­ти!». Антон Зай­ни­ев увле­ка­ет­ся пси­хо­ло­ги­ей, учил­ся на мар­ке­то­ло­га, рабо­та­ет в IT. Он при­знал­ся, что огра­ни­чи­вать инте­ре­сы — путь в нику­да, и мир спа­сет спо­соб­ность людей выхо­дить за рам­ки соб­ствен­но­го бэк­гра­ун­да. Дарья Вар­ла­мо­ва — жур­на­лист, писа­тель и сце­на­рист; она ска­за­ла, что любит поэ­зию XX века, коти­ков и безу­мие во всех его про­яв­ле­ни­ях, а самым глав­ным дости­же­ни­ем в жиз­ни счи­та­ет опти­мизм.

— Какой вели­чи­ны дол­жен быть боль­шой город, что­бы в нем сой­ти с ума? — спро­сил Алек­сей Семи­ха­тов.

— Я думаю, это зави­сит не от вели­чи­ны горо­да, а от богат­ства внут­рен­не­го мира, — не рас­те­ря­лась Дарья.

Даль­ше при­шла оче­редь авто­ров кни­ги «Кому нуж­на мате­ма­ти­ка». Нел­ли Лит­вак — потом­ствен­ный мате­ма­тик и пер­фек­ци­о­нист: золо­тая медаль, крас­ный диплом, приз за луч­шую дис­сер­та­цию. Живет в Нидер­лан­дах и изу­ча­ет боль­шие сети. Счи­та­ет писа­тель­ство сво­им хоб­би и зани­ма­ет­ся попу­ля­ри­за­ци­ей мате­ма­ти­ки.

— Мы рас­счи­ты­ва­ли на самую широ­кую ауди­то­рию и рас­ска­за­ли не про клас­си­че­ские, а про совре­мен­ные тео­ре­мы, кото­рые фак­ти­че­ски заши­ты под крыш­кой ваше­го ком­пью­те­ра, —
пояс­ни­ла она.

Андрей Рай­го­род­ский — про­фес­сор МГУ, дирек­тор шко­лы при­клад­ной мате­ма­ти­ки и инфор­ма­ти­ки, заве­ду­ю­щий кафед­рой дис­крет­ной мате­ма­ти­ки МФТИ, пре­по­да­ва­тель шко­лы ана­ли­за дан­ных «Яндек­са». Чита­ет безум­ное коли­че­ство лек­ций в неде­лю, напи­сал 22 науч­но-попу­ляр­ных кни­ги, но успе­ва­ет и путе­ше­ство­вать.

— Неко­то­рые из нас, навер­ное, спо­соб­ны про­чи­тать вашу кни­гу и узнать, кому нуж­на мате­ма­ти­ка. При­няв это в каче­стве гипо­те­зы, хочу спро­сить вас: кому все-таки не нуж­на мате­ма­ти­ка?

— Нико­му! — отве­тил Андрей Рай­го­род­ский.

— Мате­ма­ти­ка не нуж­на нико­му! Нел­ли, есть ли кор­рек­ция?

— Всем, конеч­но, — отве­ти­ла Нел­ли Лит­вак.

— Но там было все­го одно отри­ца­ние. Полу­ча­ет­ся, мате­ма­ти­ка не нуж­на всем?

— Нет… Тех, кому не нуж­на мате­ма­ти­ка, нет!

Науч­ный жур­на­лист Ася Казан­це­ва, выпуск­ни­ца био­фа­ка СПб­ГУ, лау­ре­ат-2014, име­ла все шан­сы повто­рить подвиг Марии Скла­дов­ской-Кюри и стать лау­ре­а­том два­жды бла­го­да­ря кни­ге «В интер­не­те кто-то неправ!». Из роли­ка зри­те­ли узна­ли, что Ася яко­бы меч­та­ет о детях, что­бы напи­сать о них еще одну кни­гу, но сама фина­лист­ка тут же это опро­верг­ла:

— Кто делал этот ролик?! Ни о каких детях я не меч­таю!

— А уда­лось ли выяс­нить, кто, кро­ме вас, в Интер­не­те неправ?

— В Интер­не­те непра­вы все люди, кото­рые неак­ку­рат­но обра­ща­ют­ся с источ­ни­ка­ми. Ино­гда, конеч­но, это бываю я, но ста­ра­юсь, что­бы это слу­ча­лось как мож­но реже, — отве­ти­ла Ася.

Ста­ни­слав Дро­бы­шев­ский, доцент кафед­ры антро­по­ло­гии био­фа­ка МГУ, вышел в финал с двух­том­ни­ком «Доста­ю­щее зве­но».

— Ста­ни­слав, меня пери­о­ди­че­ски в силу высо­ко­го роста про­сят что-то достать с верх­ней пол­ки. Я — доста­ю­щее зве­но?

— Пол­но­цен­ное!

— Что ваша кни­га может ска­зать мне обо мне?

— Как стать доста­ю­щим зве­ном в сле­ду­ю­щем поко­ле­нии, что­бы буду­щее было!

— Все могут стать пол­но­цен­ным доста­ю­щим зве­ном?

—  Если поста­ра­ют­ся — вполне. Далее были пред­став­ле­ны фина­ли­сты в обла­сти гума­ни­тар­ных наук.

Один из четы­рех авто­ров-соста­ви­те­лей кни­ги о судь­бах остар­бай­те­ров «Знак не сотрет­ся» Нико­лай Михай­лов, док­тор фило­соф­ских наук, рас­ска­зал:

— Мне каза­лось, что я мно­го знаю о войне. Но когда я стал зани­мать­ся этой кни­гой, ока­за­лось, что я не знаю одну из самых тра­ги­че­ских стра­ниц вой­ны. Это угон наших сооте­че­ствен­ни­ков в Гер­ма­нию. А их было ни мно­го ни мало 3 млн 200 тыс. чело­век.

Еще один автор-соста­ви­тель исто­рик-архи­вист Ири­на Ост­ров­ская 17 лет назад при­шла в обще­ство «Мемо­ри­ал» и рабо­та­ет там до сих пор. Она запи­са­ла более 200 интер­вью с узни­ка­ми ГУЛА­Га и конц­ла­ге­ря Маут­ха­у­зен. На досу­ге Ири­на откры­ва­ет для себя новые стра­ны и соби­ра­ет мар­ки; любит выслу­ши­вать людей и запи­сы­вать их исто­рии.

— Вас мно­го. Как вы реша­е­те, кто что дела­ет? Как мно­го­нож­ка реша­ет, какую ногу куда пере­став­лять?

— Мне про­ще, за меня всё дела­ют жен­щи­ны, — пошу­тил Нико­лай Михай­лов.

— Мы писа­ли о судь­бах мил­ли­о­нов людей. Одно­му тут спра­вить­ся слож­но. Все­гда труд­но выбрать цита­ту и героя. Они все настоль­ко заме­ча­тель­ные, что слож­но от кого-то отка­зать­ся, — ска­за­ла Ири­на Ост­ров­ская.

Автор кни­ги «Исто­рия, или Про­шлое в насто­я­щем» Иван Курил­ла, про­фес­сор Евро­пей­ско­го уни­вер­си­те­та в Санкт-Петер­бур­ге, актив­но изу­ча­ет две темы: исто­рию рос­сий­ско-аме­ри­кан­ских отно­ше­ний и роль про­шло­го в нашей жиз­ни. Он один из созда­те­лей Воль­но­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Боль­ше все­го любит про­сто гулять по незна­ко­мым горо­дам и смот­реть по сто­ро­нам. Увле­ка­ет­ся чте­ни­ем фан­та­сти­ки и кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­ни­ем монет.

— Мы слы­шим о мифах, кото­рые полез­нее, чем фак­ты, — ска­зал исто­рик, явно наме­кая на кейс с дис­сер­та­ци­ей мини­стра куль­ту­ры. — Мы не очень пра­виль­но пони­ма­ем, что такое исто­ри­че­ский факт, мы совсем не пони­ма­ем, что такое исто­ри­че­ская интер­пре­та­ция. Наше обще­ство достой­но того, что­бы пони­мать зна­че­ния про­шло­го в насто­я­щем.

— Для чего вы напи­са­ли эту кни­гу?

— Вы сей­час ска­за­ли, что гума­ни­тар­ные нау­ки — «тоже нау­ки». Я хочу, что­бы сло­ва «тоже» не было, когда гово­рят об исто­рии.

Алек­сандр Пипер­ски, кан­ди­дат фило­ло­ги­че­ский наук, доцент РГГУ, вышел в финал с кни­гой «Кон­стру­и­ро­ва­ние язы­ков». Выяс­ни­лось, что на досу­ге он любит про­ка­тить­ся в трам­вае и поиг­рать в фут­бол.

— Мог­ли бы вы при­ду­мать язык, на кото­ром удоб­нее вести сего­дняш­нюю цере­мо­нию?

— Думаю, логич­нее все­го вести цере­мо­нию на рус­ском, что­бы поня­ли все при­сут­ству­ю­щие, — отве­тил линг­вист.

Автор кни­ги «Изоб­ре­те­но в Рос­сии» Тим Ско­рен­ко — глав­ный редак­тор жур­на­ла «Попу­ляр­ная меха­ни­ка», автор более 400 науч­но-попу­ляр­ных ста­тей и рома­нов на сты­ке фан­та­сти­ки и реа­лиз­ма, авто­гон­щик; на досу­ге он сни­ма­ет люби­тель­ское кино, мно­го путе­ше­ству­ет.

— Рос­сия — роди­на сло­нов?

— Нет.

— А роди­на чего?

— Амур­ских тиг­ров!

— А роди­на чего СССР?

— В двух сло­вах не рас­ска­жешь. Я вто­рую книж­ку сей­час пишу про это. Пер­вая охва­ты­ва­ет пери­од от Пет­ра I до Нико­лая II.

Далее про­изо­шла неболь­шая интер­ме­дия. Актер и кино­ре­жис­сер Андрей Смир­нов пред­ста­вил кни­гу Мат­вея Брон­штей­на «Сол­неч­ное веще­ство» — пере­из­да­ние пове­стей 1930-х годов об откры­тии гелия, рент­ге­нов­ских лучей и радио­те­ле­гра­фа:

— Пора­жа­ет ком­пе­тен­ция авто­ра во всех обла­стях: аст­ро­но­мия, физи­ка, опти­ка, химия. Он всё зна­ет и рас­ска­зы­ва­ет об этом язы­ком, кото­рый поня­тен даже деби­лу вро­де меня. По физи­ке у меня в шко­ле, конеч­но, была пятер­ка, но я в ней ни хре­на не пони­маю. Глав­ное — кни­га про­ник­ну­та стра­стью и сча­стьем. Автор сам излу­ча­ет сия­ние!

Кро­ме того, ста­ло извест­но, что в честь сто­ле­тия боль­ше­вист­ско­го пере­во­ро­та орг­ко­ми­тет при­нял реше­ние учре­дить спе­ци­аль­ную номи­на­цию «ХХ/​17». Награ­ду полу­чи­ли: кни­га Лео­ни­да Мле­чи­на «Под­лин­ная исто­рия рево­лю­ции, или Сталь­ной ора­тор, дрем­лю­щий в кобу­ре. Что про­ис­хо­ди­ло в Рос­сии в 1917 году», курс Бори­са Коло­ниц­ко­го на «Арза­ма­се» и про­ект Миха­и­ла Зыга­ря «1917: Сво­бод­ная Исто­рия».

И вот при­шло вре­мя объ­яв­лять лау­ре­а­тов. Кни­гу «С ума сой­ти!», побе­ди­те­ля в номи­на­ции «есте­ствен­ные нау­ки», пред­ста­ви­ла член жюри гене­тик Ека­те­ри­на Поме­ран­це­ва:

— Кни­га рас­кры­ва­ет ужас­но важ­ную тему, недо­ста­точ­но силь­но пред­став­лен­ную в совре­мен­ной науч­но-попу­ляр­ной лите­ра­ту­ре, при­чем не толь­ко с точ­ки зре­ния науч­ной, но так­же
с точ­ки зре­ния соци­аль­ной. Эта кни­га помо­га­ет нам посмот­реть на людей, кото­рые стра­да­ют пси­хи­че­ски­ми забо­ле­ва­ни­я­ми, несколь­ко более дру­же­люб­но и уви­деть, может быть, себя в их чис­ле. В целом кни­га рабо­та­ет про­тив стиг­ма­ти­за­ции, что очень суще­ствен­но.

Антон Зай­ни­ев про­явил боль­шую скром­ность:

— В клас­си­че­ском пони­ма­нии насто­я­щий про­све­ти­тель дол­жен, есте­ствен­но, обла­дать какой-нибудь науч­ной сте­пе­нью, иско­ле­сить пол-Рос­сии с какой-нибудь важ­ной темой, над кото­рой он рабо­та­ет дав­но, и она у него в душе. Мы, конеч­но, совер­шен­но неожи­дан­но ока­за­лись в роли про­све­ти­те­лей. Про­сто нель­зя боль­ше рос­сий­ско­му обще­ству жить с таки­ми пред­став­ле­ни­я­ми о пси­хи­ат­рии, какие у нас сло­жи­лись. Мы с Дашей не ста­ли огля­ды­вать­ся на то, что мы не ней­ро­био­ло­ги и не пси­хи­ат­ры. При­шла пора сде­лать — и мы про­сто сде­ла­ли.

— Мне очень при­ят­но нахо­дить­ся здесь вме­сте с моим дру­гом. Это было заме­ча­тель­ное при­клю­че­ние — писать вме­сте кни­гу. Я очень рада, что у нас полу­чи­лось при­влечь вни­ма­ние к этой теме. Для меня это при­знак того, что мы нача­ли боль­ше при­ни­мать соб­ствен­ную уяз­ви­мость. Мне кажет­ся, насто­я­щая рабо­та над собой заклю­ча­ет­ся как раз в спо­кой­ном при­я­тии соб­ствен­но­го несо­вер­шен­ства. Это путь к пси­хи­че­ско­му оздо­ров­ле­нию. Я наде­юсь, что пси­хи­ат­рия даже в Рос­сии изба­вит­ся от сво­е­го нега­тив­но­го ими­джа. Все-таки идея того, что с внут­рен­ни­ми демо­на­ми мож­но бороть­ся с помо­щью раци­о­наль­ных мето­дов, очень опти­ми­стич­ная. Я думаю, по мере раз­ви­тия нау­ки мы будем внут­рен­них демо­нов побеж­дать всё боль­ше и боль­ше, — ска­за­ла Дарья Вар­ла­мо­ва.

Александр Пиперски

Алек­сандр Пипер­ски

Алек­сандр Пипер­ски, один из лау­ре­а­тов в обла­сти гума­ни­тар­ных наук, тоже не стал выпя­чи­вать свою роль в деле про­све­ще­ния:

— Я чрез­вы­чай­но польщен дове­ри­ем, кото­рое жюри ока­за­ло такой, каза­лось бы, несе­рьез­ной книж­ке. Я, как и все в этом зале, вырос на кни­гах Яко­ва Иси­до­ро­ви­ча Перель­ма­на, и мне дол­го каза­лось, что попу­ля­ри­за­ция нау­ки — это Перель­ман и есть, а ниче­го более ново­го и инте­рес­но­го не суще­ству­ет. Меня очень раду­ет тот факт, что эта ситу­а­ция изме­ни­лась. Я с боль­шим тру­дом выхо­жу из книж­но­го мага­зи­на, не потра­тив кучу денег на науч­но-попу­ляр­ные кни­ги. Мне вспо­ми­на­ет­ся сти­хо­тво­ре­ние Бер­толь­да Брех­та о том, как Лао-цзы напи­сал свою кни­гу «Дао дэ цзин». На этой кни­ге, разу­ме­ет­ся, кра­су­ет­ся имя авто­ра, но важ­нее, может быть, не сам автор, а люди, кото­рые убе­ди­ли его напи­сать эту кни­гу. Чрез­вы­чай­но важ­но, что сфор­ми­ро­ва­лось такое сооб­ще­ство, кото­рое созда­ет сти­му­лы для появ­ле­ния инте­рес­ней­ших книг. Я хотел бы побла­го­да­рить людей, кото­рые с боем заста­ви­ли меня напи­сать эту книж­ку. И спа­си­бо всем при­сут­ству­ю­щим: имен­но вы дела­е­те дело про­све­ще­ния в нашей стране.

Дру­гой лау­ре­ат Ири­на Ост­ров­ская, ска­за­ла сле­ду­ю­щее:

— У нашей кни­ги, конеч­но, не чет­ве­ро авто­ров. Вооб­ще-то их сот­ни, даже тыся­чи. Мы пред­став­ля­ем вер­хуш­ку огром­но­го айс­бер­га. «Мемо­ри­ал» зани­ма­ет­ся этой темой почти 30 лет. Нам уда­лось собрать сот­ни тысяч писем и голо­сов, что­бы рас­ска­зать о судь­бах забы­тых жертв двух дик­та­тур, людей из серой зоны. Они мол­ча­ли до послед­не­го, мно­гие так и не ска­за­ли ниче­го о сво­ей судь­бе, пото­му что она не впи­сы­ва­лась ни в какие задан­ные идео­ло­ги­че­ские рам­ки. К сожа­ле­нию, почти все наши герои не дожи­ли до сего­дняш­не­го дня, но мы наде­ем­ся, что память о них сохра­нит­ся.

Финаль­ную репли­ку про­из­нес учре­ди­тель пре­мии Дмит­рий Зимин:

— Мы сде­ла­ли всё необ­хо­ди­мое, что­бы пре­мия суще­ство­ва­ла еще дол­го, очень дол­го, 10–15 лет, может быть, и боль­ше. По край­ней мере, за пре­де­ла­ми брен­но­сти чело­ве­че­ско­го суще­ство­ва­ния! Мы живем во вре­мя неве­ро­ят­ных тем­пов изме­не­ний в тех­ни­ке, нау­ке, пред­став­ле­ний о нашем бытии. Я думаю, что один из немно­гих спо­со­бов остать­ся хоть слег­ка в кур­се дел и не стать мар­ги­на­лом, не остать­ся на обо­чине в пото­ке инфор­ма­ции, кото­рый на нас обру­ши­ва­ет­ся, — это дру­жить с науч­но-попу­ляр­ной лите­ра­ту­рой. Она помо­га­ет нам быть адек­ват­ны­ми изме­не­ни­ям, про­ис­хо­дя­щим в мире. Сего­дня празд­ник имен­но такой лите­ра­ту­ры. С празд­ни­ком! Пой­дем­те выпьем…

И народ хлы­нул в бан­кет­ный зал. Там я заме­тил вра­ча и био­ло­га Ники­ту Шклов­ско­го-Кор­ди. В послед­ний раз мы виде­лись год назад на лек­ции биб­ле­и­ста Анны Шма­и­ной-Вели­ка­но­вой в доме-музее Бори­са Пастер­на­ка. Сре­ди про­че­го там выяс­ни­лось, что эпи­тет «все­мо­гу­щий» Бог при­об­рел лишь на рубе­же IV и V веков нашей эры по ини­ци­а­ти­ве бла­жен­но­го Иеро­ни­ма, кото­рый решил пере­дать אֵל שַׁדַּי  (Эль Шад­дай) сло­ва­ми «Deus Omnipotens» — так Вер­ги­лий назы­ва­ет Юпи­те­ра в «Эне­иде».

— Совре­мен­ная гене­ти­ка поз­во­ля­ет по-ново­му взгля­нуть на исто­рию Каи­на и Аве­ля, — заме­тил Ники­та Ефи­мо­вич. — Авель был послу­шен бук­ве, а Каин был экс­пе­ри­мен­та­то­ром и дви­га­те­лем про­грес­са. Люди Каи­на постро­и­ли пер­вые горо­да, выко­ва­ли пер­вые ору­дия из меди и желе­за, ста­ли играть на гус­лях и сви­ре­ли. А в 1953 году от рож­де­ства Хри­сто­ва люди Каи­на откры­ли ДНК — текст, напи­сан­ный не чело­ве­ком. Ока­за­лось, что бук­ва Зако­на все-таки суще­ству­ет. Клет­ка, един­ствен­ная суще­ству­ю­щая фор­ма жиз­ни, — это вычис­ли­тель­ная маши­на, рабо­та­ю­щая по про­грам­ме ДНК…

Напо­сле­док необ­хо­ди­мо отме­тить, что мно­гие гости были удив­ле­ны выбо­ром жюри в номи­на­ции есте­ствен­ных наук: поче­му, мол, пре­мию полу­чи­ли не уче­ные, а жур­на­ли­сты с доволь­но-таки поверх­ност­ной книж­кой? Оче­вид­ным побе­ди­те­лем мно­гие счи­та­ли Ста­ни­сла­ва Дро­бы­шев­ско­го. Тем не менее кни­га «С ума сой­ти!» дей­стви­тель­но закры­ла важ­ную лаку­ну и, похо­же, в пря­мом и пере­нос­ном смыс­ле попа­ла в нерв.

Вый­дешь впе­ред, ска­жешь свое бу-бу,
так, что­бы вдруг не повре­дить рас­су­док,
и загу­дит забран­ная в тру­бу
тон­кая кровь, ноша сер­деч­ных сумок.

Алек­сей Огнёв

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 1,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

9 комментариев

  • Алексей:

    Огнев, это хоро­ший весе­лый текст, я Вас поздрав­ляю

    • Алексей Огнёв:

      Спа­си­бо, Алек­сей. Мы зна­ко­мы? Поче­му по фами­лии? Пра­виль­но (по пас­пор­ту) ОгнЁв.

  • Александр Кауров:

    Дей­стви­тель­но, хоро­шо напи­са­но.

  • Леонид Коганов:

    Не сле­ду­ет, пола­гаю, мешать Божью Бла­го­дать – с яич­ни­цей!
    Вели­кий Лео­нард Эйлер – швей­цар­ско-рус­ский мате­ма­тик (рабо­тал в основ­ном в Рос­сии и в Гер­ма­нии) тако­го себе не поз­во­лял в прин­ци­пе.
    Не думаю, что гос­по­дин Пан­чин круп­нее покой­но­го гос­по­ди­на Эйле­ра как попу­ля­ри­за­тор (смот­ри­те «Пись­ма к немец­кой прин­цес­се…», СПб – Нау­ка, 2002). Имхо.
    Л.К.

    • Лёня:

      Зато Пан­чин точ­но зна­ет, что Бога “ско­рее нет”.
      Мне один химик при­нес обра­зец на ана­лиз, сопро­во­див его сле­ду­ю­щим пояс­не­ни­ем: ”Зна­ешь, Лёня, там ско­рее все­го непо­нят­но что”. Сам он, при этом, даже не понял, насколь­ко глу­бо­кую фило­соф­скую сен­тен­цию изрёк.

  • Ася Казанцева:

    Толь­ко я из СПб­ГУ, а не из МГУ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com