- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Англоязычные программы экономических вузов: недочеты и перспективы

Сергей Ануреев

Сергей Ануреев

Ведущие российские университеты стремятся к международным рейтингам, однако рейтингами как таковыми не наполнишь учебные программы. Только конкурентные учебные программы, преимущественно на английском языке, способны привлекать абитуриентов, особенно из зарубежных стран. Пока даже в ведущих российских университетах программ и профильных дисциплин на английском языке крайне мало. Пробуксовка англоязычных программ и дисциплин требует изменения системы надбавок и нагрузки преподавателей, ориентации на студента-платника или студента-бюджетника, нового стиля ведения лекций и семинаров, правильной дополнительной мотивации преподавателей и студентов.

В этой статье мне хотелось бы обобщить значительный педагогический опыт (12 разных профильных дисциплин на английском языке в течение 2015−2016 годов в трех вузах на 7 магистерских программах), а также наблюдения за коллегами и программами пяти ведущих экономических вузов Москвы.

Пользуясь случаем, хочу обратиться к руководству Минобрнауки РФ с просьбой учесть представленный в статье опыт при разработке нормативных документов в рамках дорожной карты проекта «Экспорт образования».

Сергей Ануреев — докт. экон. наук, профессор департамента общественных финансов Финансового университета при Правительстве РФ, руководитель магистерской программы Public Financial Management на английском языке в партнерстве с ICAEW, приглашенный профессор магистерских программ экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова.

Выше, быстрее, сильнее?

Каков размер вопроса, насколько ведущие вузы, по крайней мере пятерка ведущих экономических вузов Москвы, продвинулись в реализации англоязычных программ? Многие считают флагманами таких программ Международный институт экономики и финансов Высшей школы экономики; англоязычные факультеты функционируют в Финуниверситете (Международный финансовый факультет), РЭУ имени Г. В. Плеханова (Международная школа бизнеса). Экономический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова, РАНХиГС, некоторые факультеты Высшей школы экономики, Финуниверситета и РЭУ им. Г. В. Плеханова экспериментируют с факультетскими группами и пулами профильных дисциплин на английском языке. Охват студентов вряд ли достигает 5% от общего количества групп студентов и часов занятий по вузам в целом, не считая дисциплин общего английского или бизнес-английского. Далеко не во все эти 5% групп и дисциплин не стыдно приглашать хороших иностранных преподавателей и сильных иностранных студентов.

Дефицит англоязычных программ коррелирует с крайне небольшим количеством публикаций по проблематике реализации таких программ или по ведению профильных дисциплин на английском языке. Так, РИНЦ содержит всего несколько десятков статей по тематике «высшее образование на английском языке» или «дисциплины на английском языке». Опыт по отдельным дисциплинам или отдельным факультетам раскрывают в своих статьях Е. Е. Красновский (МГТУ им. Н. Э. Баумана) [1], Э. Г. Крылов и Л. Н. Пирожкова (Ижевский государственный технический университет) [2]. Более комплексный взгляд представляют А. Л. Арефьев и Ф. Э. Шереги в своей книге «Иностранные студенты в российских вузах» [3], а также такие авторы научных статей, как М. В. Богуславский, Е. В. Неборский [4] и Т. Р. Рахимов [5].

У важного и одновременно подвергаемого критике проекта «5−100» [6], с его фактическим стремлением к формализованным показателям международных рейтингов, есть аналог из предыдущего десятилетия. В первой половине 2000-х годов значительно увеличили финансирование ведущих российских футбольных клубов, которые стали тратить на покупку топовых иностранных футболистов и их зарплаты десятки миллионов евро каждый год. Траты позволили российским клубам дважды выиграть кубок УЕФА, а российской сборной подняться до бронзовых медалей на чемпионате Европы — 2008, т. е. достичь реально значимых рейтинговых успехов. Однако детско-юношеский футбол и клубы низших лиг почти не получали существенного финансирования. В результате в настоящее время сложился дефицит отечественных игроков, а рейтинги ведущих клубов и сборной упали. Точно также за существенными тратами ведущих вузов на формальные рейтинги пока не последовало развитие конкурентоспособных англоязычных программ.

Необходимость надбавок

Первой проблемой реализации англоязычных программ является дефицит российских преподавателей со свободным английским. Проблему дефицита пытаются решить за счет надбавок. Платить надбавки университеты могут только за счет внебюджетных источников, главным из которых являются платные студенты. Только вот студенты-платники не всегда способны и мотивированы заниматься по напряженным англоязычным программам. Сочетание коммерчески и академически успешной программы весьма редкое, по крайней мере среди пятерки экономических вузов Москвы. Хотя есть точечный опыт англоязычных групп из студентов-отличников на факультетах с преимущественно бюджетным набором: Экономический факультет Высшей школы экономики (совместная программа с РЭШ), Финансовый факультет РЭУ им. Г. В. Плеханова, Финансово-экономический факультет и Факультет международных экономических отношений Финансового университета, Экономический факультет МГУ (группа повышения академической нагрузки). Данные академически успешные группы не являются коммерчески успешными, и руководители программ сталкиваются с дефицитом фонда надбавок, а значит, недостатком мотивированных преподавателей и качественных занятий.

Структура нагрузки

Надбавки объективно нужны, поскольку преподавание на английском языке более трудоемкое. Так, даже преподавателю с опытом ведения дисциплины на русском языке и английским на уровне Advanced на подготовку дисциплины на английском первый раз требуется 3−4 дня на каждые две пары (семинар + лекция). Преподаватель всё же не занят плотно все 20−30 часов в течение недели, но нести иную интенсивную интеллектуальную нагрузку не способен. Такая трудоемкость вытекает из очевидного факта, что английский язык не является для российских преподавателей родным и используется эпизодически. В ведущих университетах США и Великобритании много преподавателей из других стран, и именно поэтому там нормы аудиторной нагрузки преподавателей щадящие по сравнению с российскими вузами.

Надбавки за дисциплины на английском важны, но не менее важны количество часов нагрузки и ее структура. Документы Минобрнауки дают вузам право варьировать нормативами нагрузки преподавателей в рамках заданных общих рамок [7]. Следует кратко представить некоторые апробированные способы такого варьирования:

Подбор преподавателей

Видя трудности российских преподавателей, руководители вузов пытаются нанимать иностранных преподавателей, что также необходимо для рейтингов QS. Сотрудничество с зарубежными преподавателями нестабильно, т. к. обычно они работают по краткосрочным контрактам, редко задерживаются в России надолго. Зарубежные преподаватели обходятся вузам дороже как из-за высоких ставок оплаты за час или за год, так и по причине накладных расходов (затрат на рекрутинг, проживание, документационное сопровождение). Зарубежные преподаватели часто также не являются носителями английского и сталкиваются с проблемой значительной аудиторной нагрузки в российских университетах. Так что для российских вузов всё же предпочтительнее набраться терпения и предоставить возможности для профессионального развития своим преподавателям.

Высокое качество материалов и ведения занятий достигается не сразу, на начальном этапе многие преподаватели вызывают жалобы студентов. Неверной, недальновидной реакцией администрации на жалобы студентов являются экстренные замены преподавателей по ходу семестра, низкие шансы на ведение занятий на английском по этой же дисциплине в следующем учебном году. Низкие шансы преподавателя особенно контрастируют с огромными правами и поблажками студентам-платникам, вплоть до того, что такие студенты своими жалобами фактически определяют преподавательский состав. Если преподаватели понимают свои низкие шансы на ведение занятий на следующий год, они не будут выкладываться при подготовке и ведении занятий в год первый, что мультиплицирует плохое качество занятий, жалобы и нестабильность программы.

Потоки групп

Эффективность англоязычных программ напрямую зависит от количества групп обучающихся. Дефицит мотивированных студентов — отличников с хорошим английским — не позволяет вузам организовать поток из нескольких групп на одном факультете. Если нет потока, преподаватели вынуждены вместо одной дисциплины на несколько групп готовить несколько дисциплин на одну группу, что усиливает проблему гигантских затрат времени на подготовку и проблему качества занятий. Необходимо параллельное развитие программ на английском языке сразу на нескольких факультетах одного вуза или даже кооперация между несколькими вузами с похожими учебными планами, что позволит формировать много групп и тиражировать наработки преподавателей. Хотя такая межвузовская кооперация противоречит зарплатным нормативам, и зачастую даже факультеты одного вуза отгораживаются друг от друга в погоне за внутренними рейтингами.

Лекции и тесты

Традиционные лекции методом начитки под запись являются большой проблемой при реализации англоязычных программ. Начитывание лекций нерационально, время собственноручных конспектов ушло даже на русскоязычных программах. Лекции конспектируют в лучшем случае отдельные «дежурные» студенты и затем делятся со всей группой в электронном виде. Большинство студентов если и ходит на лекции, то делает это крайне формально, зачастую беседуя с соседями или погружаясь в свои девайсы. На англоязычных программах проблема лекционного безделья студентов обостряется из-за неидеального английского у преподавателей и студентов, объективных трудностей восприятия устной английской речи. Нередки примеры, когда даже приглашенные зарубежные преподаватели с идеальным английским и опытом преподавания профильных дисциплин не вызывали энтузиазма у российских студентов. Заинтересовать студентов могут только яркие спикеры и неординарные доклады в формате научной конференции, чего нельзя достичь на каждом занятии.

В ведущих университетах США и Британии лекционные материалы либо раздаются заранее, либо вообще постоянно размещаются во внутренней сети. Лекционные материалы обширны, по объему значительно больше рукописных конспектов (к примеру, на сдвоенную пару в London School of Economics дается 60−80 слайдов). Студенты побуждаются и вынуждены заранее знакомиться со столь объемной лекцией, чтобы как минимум уточнять незнакомые английские слова. В ходе лекции преподаватель фокусирует внимание студентов на четверти самого важного содержания каждого из многочисленных слайдов, а студент должен быть готов воспринять это главное. Главное обычно выделяется методом подчеркивания непосредственно на лекции, когда такого подчеркивания не было в заранее розданных материалах, либо в таких материалах содержатся прочерки ключевых слов, которые лектор демонстрирует и объясняет во время занятий. Весь первоначальный объем лекций выучить нереально, и только правильно выделенное и понятое главное доступно для запоминания, для активного использования на следующем после лекции семинаре.

Другая обязательная составляющая учебного процесса ведущих иностранных вузов — тесты на каждом семинаре. Тесты представляют собой прямые цитаты из лекций или, чаще, перефразируют главное содержание лекций. Семинар обычно следует сразу за лекцией, и оценивается работа студента на каждом семинаре, что как минимум побуждает лекции слушать. Обсуждение тестовых вопросов на семинарах ведется не просто в виде пересказа лекции, а перефразирования стимулируют студентов активно оперировать содержанием дисциплины, мыслить. Обычно в начале каждого семинара студентам дают письменные тесты по предыдущему семинару, стимулируя и контролируя системность занятий и усвоение материала. Формально ведущие российские вузы составляют банки тестовых заданий, только редко используют их в ежедневных занятиях. Именно для дисциплин на английском языке тесты критически важны, поскольку английский язык можно выучить только благодаря системным занятиям, а не «подвигам» во время сессии.

Целевая аудитория

Следует еще раз акцентировать внимание на целевой аудитории англоязычных программ, на студентах-платниках или бюджетниках. Сильные абитуриенты выбирают бюджетные места на русскоязычных программах с потенциалом платных стажировок или магистратуры за рубежом. На платные англоязычные программы в ведущих российских вузах попадают преимущественно студенты с 50−70 баллами по ЕГЭ, и они обычно демотивированы легкостью поступления в вуз на платной основе. Зависящие от внебюджетных доходов вузы в очень редких случаях идут на отчисление платных студентов. Английский же требует ежедневной усидчивости, о чем хорошо знают выпускники английских спецшкол; профильную дисциплину на английском невозможно выучить за несколько дней перед экзаменом. В ведущих университетах США и Британии ежедневный объем самостоятельной работы студента включает прочтение главы учебника на 15−20 страниц, заучивание 1−2 страниц резюме главы, проработку 20−30 тестов, написание эссе на 1−2 страницы или презентации. Для понимания проблематики проще представить, как бы выглядел МГИМО или факультет международных отношений Финансовой академии в 1980—1990-е, если бы вместо конкурса среди медалистов набирали абитуриентов с тройками.

Основные стимулы

Студенты рациональны и склонны минимизировать свои трудозатраты, избегая дисциплин на английском языке ввиду их большей трудоемкости. Стимулом к обучению на англоязычных программах могут быть:

Главным мотивирующим фактором для изучения студентами профильных дисциплин на английском являются перспективы лучшего трудоустройства. В начале 1990-х годов выпускников с General English было мало, и они получали преимущество при трудоустройстве, несмотря на то что, к примеру, выпускники факультетов МЭО изучали иностранные языки в ущерб профильным предметам. В 2010-х годах General English уже не редкость, как и диплом заурядного зарубежного университета. Топовым работодателям требуются молодые специалисты с хорошими профильными знаниями специальности и профессиональным английским в конкретной области.

Сергей Ануреев

1. Красновский Е. Е. Об организации преподавания математики на английском языке на факультете «Фундаментальные науки» МГТУ им. Н. Э. Баумана // Инженерный вестник. 2015. № 5. С. 9.

2. Крылов Э. Г., Пирожкова Л. Н. Из опыта преподавания инженерных дисциплин на английском языке // Вестник ИжГТУ им. М. Т. Калашникова. 2015. № 1 (65). С. 143−146.

3. Арефьев А. Л. и Шереги Ф. Э. Иностранные студенты в российских вузах // Министерство образования и науки Российской Федерации. М.: Центр социологических исследований, 2014.

4. Богуславский М. В. и Неборский Е. В. Перспективы развития системы высшего образования в России // Науковедение. 2015. Т. 7. № 3. С. 1−12.

5. Рахимов Т. Р. Особенности организации обучения иностранных студентов в российском вузе и направление его развития // Язык и культура. 2010. № 4. С. 123−128.

6. Проект повышения конкурентоспособности ведущих российских университетов среди ведущих мировых научно-образовательных центров.

7. Приложение к письму Минобразования России от 26 июня 2003 года № 14−55−784 ин/15, Приказ Министерства образования РФ (Минобрнауки России) от 22 декабря 2014 года № 1601.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи