- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Люди мира: русское научное зарубежье

Дмитрий Баюк

Дмит­рий Баюк

К 10-летию пре­мии «Про­све­ти­тель» в изда­тель­стве «Аль­пи­на нон-фикшн» выхо­дит кни­га «Люди мира: рус­ское науч­ное зару­бе­жье». Гла­ву из этой кни­ги (в сокра­щен­ном вари­ан­те), напи­сан­ную Оль­гой Орло­вой о Сер­гее Шан­да­рине, пред­став­ля­ет редак­тор-соста­ви­тель Дмит­рий Баюк.

Сер­гей Фёдо­ро­вич Шан­да­рин не был в Рос­сии 17 лет Навер­ное, это мно­го. За то вре­мя, что он рабо­та­ет физи­ком-тео­ре­ти­ком, ему при­хо­ди­лось совер­шать дале­кие путе­ше­ствия и подол­гу оста­вать­ся вда­ли от роди­ны. Судь­ба дале­ко не всех зна­ме­ни­тых физи­ков была свя­за­на со столь даль­ни­ми и дли­тель­ны­ми путе­ше­стви­я­ми. Иса­ак Нью­тон нико­гда не бывал в путе­ше­ствии более дли­тель­ном, неже­ли из Кем­бри­джа в Лон­дон. Гали­лео Гали­лей не пере­се­кал гра­ниц совре­мен­ной Ита­лии.

Но жизнь совре­мен­но­го уче­но­го иная: она пред­по­ла­га­ет частые и даль­ние поезд­ки, и в боль­шин­стве стран сами ака­де­ми­че­ские пра­ви­ла исклю­ча­ют воз­мож­ность для уче­но­го про­во­дить всю жизнь на одном месте. Соци­аль­ная мобиль­ность вхо­дит в усло­вия про­фес­сии. Но, даже при­ни­мая эти усло­вия как дан­ность, что-то есть в этой исто­рии непра­виль­ное, что заста­вит вни­ма­тель­но­го чита­те­ля загру­стить, хотя ска­зать, в чем же имен­но при­чи­ны этой гру­сти, ока­жет­ся нелег­ко.

Бег­ство рос­сий­ской интел­лек­ту­аль­ной эли­ты, будь то в кон­це девят­на­дца­то­го, в пер­вой тре­ти два­дца­то­го или в кон­це того же два­дца­то­го века, отра­жа­ло не толь­ко и не столь­ко общую кос­мо­по­ли­ти­че­скую тен­ден­цию людей нау­ки к мобиль­но­сти, но и неуют­ность или порой враж­деб­ность рос­сий­ской атмо­сфе­ры для тех, кто при иных обсто­я­тель­ствах мог бы ока­зать бла­го­при­ят­ное вли­я­ние на нее. Сер­гей Шан­да­рин толь­ко один из пер­со­на­жей кни­ги, кото­рая долж­на уви­деть свет в кон­це это­го года, но его судь­ба вполне отра­жа­ет общую тен­ден­цию к пере­се­че­нию наших гра­ниц лишь в одном направ­ле­нии. Когда-то это было не тен­ден­ци­ей, а пра­ви­лом. Теперь поло­же­ние улуч­ши­лось, но дале­ко не испра­ви­лось.

Для того что­бы разо­брать­ся с этой тен­ден­ци­ей, мы пред­при­ня­ли спе­ци­аль­ное иссле­до­ва­ние. Не буду скры­вать — идею нам под­ска­за­ли: Дмит­рий Бори­со­вич Зимин пред­по­ло­жил, что кни­га имен­но на такую тему была очень умест­на в год, когда отме­ча­ет­ся деся­ти­ле­тие пре­мии «Про­све­ти­тель». Не буду скры­вать и того, что иссле­до­ва­ние по боль­шей части было жур­на­лист­ским: за 25 лет суще­ство­ва­ния про­грам­мы науч­но­го изу­че­ния рус­ской эми­гра­ции толь­ко в Рос­сии было полу­че­но боль­шое коли­че­ство и био­гра­фи­че­ских, и тео­ре­ти­че­ских резуль­та­тов.

Сер­гей Шан­да­рин лишь один из боль­шо­го чис­ла геро­ев кни­ги — мате­ма­ти­ков, физи­ков, хими­ков и уче­ных дру­гих обла­стей. Но даже из рас­ска­за о нем вни­ма­тель­ный чита­тель мно­го узна­ет о дру­гих оте­че­ствен­ных уче­ных — как рабо­та­ю­щих или рабо­тав­ших в дру­гих стра­нах, так и нико­гда не поки­дав­ших пре­де­лов род­ной. О ком-то из них гово­рит­ся в дру­гих гла­вах кни­ги, с дру­ги­ми чита­тель встре­тит­ся толь­ко здесь.

Все­го же в нашей кни­ге ока­за­лось несколь­ко сотен геро­ев. В срав­не­нии с мил­ли­о­на­ми людей, эми­гри­ро­вав­ших из Рос­сии в раз­ные пери­о­ды ее дра­ма­ти­че­ской исто­рии, это, конеч­но, кап­ля в море. И даже если огра­ни­чить­ся пред­ста­ви­те­ля­ми науч­ной интел­ли­ген­ции, речь долж­на вестись о тыся­чах, если не о десят­ках тысяч чело­век. Поэто­му мы наде­ем­ся, что это изда­ние лишь нача­ло лето­пи­си рос­сий­ской нау­ки за рубе­жом.

Эми­гра­ция — древ­нее и раз­но­сто­рон­нее явле­ние. Ее никак нель­зя счи­тать исклю­чи­тель­но рос­сий­ским или совет­ским явле­ни­ем. Ей посвя­ще­ны науч­ные иссле­до­ва­ния и пуб­ли­ци­сти­че­ские рабо­ты самых раз­ных авто­ров из самых раз­ных стран и куль­тур­ных аре­а­лов. Эми­гра­ции из Рос­сий­ской импе­рии, Совет­ско­го Сою­за или Рос­сий­ской Феде­ра­ции посвя­ще­ны рабо­ты отнюдь не толь­ко рос­сий­ских авто­ров. Но в рабо­те над кни­гой мы не хоте­ли огра­ни­чи­вать­ся толь­ко эми­гран­та­ми, какое бы широ­кое опре­де­ле­ние им не дава­лось.

Сер­гей Фёдо­ро­вич Шан­да­рин — про­фес­сор Кан­зас­ско­го уни­вер­си­те­та, но это еще не пре­вра­ща­ет его в эми­гран­та: он оста­ет­ся рос­сий­ским граж­да­ни­ном не толь­ко фор­маль­но, по пас­пор­ту, но и по харак­те­ру сво­их науч­ных свя­зей и тема­ти­ке сво­ей рабо­ты. Такой пово­рот сюже­та в совет­ское вре­мя казал­ся невоз­мож­ным. Но имен­но такая дело­ка­ли­за­ция актив­но­сти пре­вра­ща­ет боль­шин­ство наших геро­ев, в пол­ном соот­вет­ствии с назва­ни­ем всей кни­ги, в Людей Мира.

Дмит­рий Баюк

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи