Эдвард Гарнетт, редактор божьей милостью

Ревекка Фрумкина

Ревек­ка Фрум­ки­на

В жиз­не­опи­са­ни­ях англий­ских авто­ров XIX–XX веков мы, как пра­ви­ло, нахо­дим све­де­ния о том, кто и при каких обсто­я­тель­ствах издал их пер­вые сочи­не­ния и этим спо­соб­ство­вал твор­че­ско­му дебю­ту. Тем самым «на слу­ху» ока­зы­ва­ют­ся мно­гие име­на, одна­ко о пер­со­на­жах, их носив­ших, мы обыч­но мало зна­ем, а будучи дале­ки от соот­вет­ству­ю­щих куль­тур­ных про­цес­сов, не стре­мим­ся узнать боль­ше.

Вот мар­ка весь­ма извест­но­го бри­тан­ско­го изда­тель­ства Allen & Unwin — не всё ли вам рав­но, кто они? И уж совсем нас не инте­ре­су­ет пер­со­нал изда­тель­ства, даже само­го почтен­но­го. Одна­ко неред­ко поин­те­ре­со­вать­ся этим сто́ит.

В круп­ных бри­тан­ских изда­тель­ствах важ­ная роль отво­ди­лась сотруд­ни­ку, кото­ро­го мы бы назва­ли посто­ян­ный рецен­зент; в Бри­та­нии он назы­вал­ся reader. Мне­ние риде­ра мог­ло быть неокон­ча­тель­ным, но, насколь­ко мож­но судить по лите­ра­ту­ре, имен­но ему отво­ди­лась важ­ная роль пер­во­чи­та­те­ля.

Если ридер был чело­ве­ком с серьез­ной репу­та­ци­ей, то от него суще­ствен­но зави­се­ла даль­ней­шая судь­ба руко­пи­си, в том чис­ле вне­се­ние в нее круп­ных исправ­ле­ний, сокра­ще­ний и т. д. А если ридер реши­тель­но отвер­гал руко­пись как не соот­вет­ству­ю­щую тре­бо­ва­ни­ям дан­но­го изда­тель­ства, то едва ли автор имел осно­ва­ния для спо­ра.

Итак, ридер был вли­я­тель­ным пер­во­чи­та­те­лем, а в даль­ней­шем он неред­ко ста­но­вил­ся тем редак­то­ром (editor), от кото­ро­го зави­сел окон­ча­тель­ный вид/​вариант тек­ста.

Эдвард Гарнетт. Худ. Фрэнсис Додд (1926, галерея Тейт)

Эдвард Гар­нетт. Худ. Фрэн­сис Додд (1926, гале­рея Тейт)

Эдвард Гар­нетт (Edward Garnett, 1868–1937) был кри­ти­ком, эссе­и­стом, авто­ром рома­на, дра­мы и лите­ра­ту­ро­вед­че­ских работ. Но в еще боль­шей сте­пе­ни его вклад в лите­ра­ту­ру и куль­тур­ную жизнь Англии опре­де­ля­ет­ся его лич­ны­ми уси­ли­я­ми в каче­стве сотруд­ни­ка круп­ных англий­ских изда­тельств, где он был пер­во­чи­та­те­лем и риде­ром.

Гар­нетт не толь­ко обла­дал про­ни­ца­тель­но­стью и вку­сом, он еще и имел ред­кий дар «про­зре­ния» зало­жен­ных в новом авто­ре воз­мож­но­стей, кото­рым еще пред­сто­я­ло раз­вить­ся. Вот это­му раз­ви­тию он спо­соб­ство­вал, не жалея сил. Не слу­чай­но имен­но Гар­нет­ту Гол­су­ор­си посвя­тил первую кни­гу «Саги о Фор­сай­тах» — «Соб­ствен­ник».

Форд Мэдокс Форд, Роберт Фрост, Джо­зеф Конрад, Дэвид Гер­берт Лоуренс и, конеч­но, Гер­берт Бейтс — всё это писа­те­ли, чье мастер­ство совер­шен­ство­ва­лось в нема­лой сте­пе­ни под кри­ти­че­ским взо­ром Эдвар­да Гар­нет­та.

При этом знав­шие лич­но Гар­нет­та отме­ча­ли, что по мере того, как «выра­щен­ный» им автор окон­ча­тель­но обре­тал соб­ствен­ный голос и как бы застре­вал на достиг­ну­том уровне, Гар­нетт терял к нему преж­ний инте­рес.

Как пра­ви­ло, Гар­нетт вкла­ды­вал себя и свой дар в достой­ных «кан­ди­да­тов»; впро­чем, и ему слу­ча­лось оши­бать­ся — так, в 1915 году он отверг «Порт­рет худож­ни­ка в юно­сти» Джейм­са Джой­са.

Гар­нетт мно­го писал о рус­ской лите­ра­ту­ре (в част­но­сти, в интер­нет-архи­ве я нашла пол­ный текст его кни­ги о Тол­стом); быть может, опре­де­лен­ную роль в его инте­ре­сах игра­ло и то, что его жена Кон­станс (Constance Garnett, 1861–1946) была извест­ным пере­вод­чи­ком рус­ской клас­си­че­ской лите­ра­ту­ры. По суще­ству, имен­но ее пере­во­ды Тол­сто­го, Досто­ев­ско­го и Чехо­ва и по сей день счи­та­ют­ся «базо­вы­ми» — их не толь­ко чита­ют, но и про­дол­жа­ют обсуж­дать.

Ревек­ка Фрум­ки­на

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *