Свет и ярость Византии

Екатерина Буз

Ека­те­ри­на Буз

Изда­тель­ство «Аль­пи­на нон-фикшн» выпу­сти­ло пере­вод кни­ги англий­ско­го исто­ри­ка Джо­на­та­на Хар­ри­са «The lost world of Byzantium», рус­ский вари­ант — «Визан­тия. Исто­рия исчез­нув­шей импе­рии». Впер­вые кни­га вышла в изда­тель­стве Yale University Press в 2015 году. Автор — про­фес­сор кафед­ры исто­рии и Инсти­ту­та элли­низ­ма в Коро­лев­ском кол­ле­дже Хол­лоуэй Уни­вер­си­те­та Лон­до­на. На сай­те кол­ле­джа в его спис­ке пуб­ли­ка­ций 126 пунк­тов.

На мой взгляд, кни­га пол­но­стью соот­вет­ству­ет наме­ре­ни­ям, заяв­лен­ным в пре­ди­сло­вии: «Глав­ное, что мне хоте­лось понять: каким обра­зом Визан­тия про­су­ще­ство­ва­ла так дол­го, несмот­ря на все потря­се­ния и втор­же­ния, кото­рые ей дове­лось пере­жить, и поче­му в кон­це кон­цов исчез­ла столь бес­след­но». В 386 стра­ниц автор акку­рат­но и изящ­но упа­ко­вал исто­рию тыся­че­лет­не­го цар­ства (330‑1453) в light-вер­сии с при­ме­ра­ми, пояс­не­ни­я­ми, анек­до­та­ми и даже встав­ны­ми новел­ла­ми. В этом уме­нии объ­яс­нять явле­ния, устро­ен­ные слож­но, чув­ству­ет­ся боль­шой пре­по­да­ва­тель­ской опыт, укра­шен­ный искрен­ним увле­че­ни­ем пред­ме­том и отсут­стви­ем обид­ной снис­хо­ди­тель­но­сти к менее про­све­щен­ным бра­тьям по разу­му. К тому же Хар­рис пишет ясным, сжа­тым, но не сухим сло­гом. Повест­во­ва­ние дви­жет­ся стре­ми­тель­но, а мастер­ство рас­сказ­чи­ка удер­жи­ва­ет вни­ма­ние чита­те­ля при оби­лии пер­со­на­жей.

В каж­дой из 10 глав автор сумел пере­дать духов­ную атмо­сфе­ру и поли­ти­че­скую про­бле­ма­ти­ку раз­ных пери­о­дов визан­тий­ской исто­рии, а так же пока­зать, насколь­ко удач­но или неудач­но оче­ред­но­му импе­ра­то­ру уда­ва­лось решать про­бле­му сохра­не­ния импе­рии.

Авто­ра инте­ре­су­ют не толь­ко импе­ра­то­ры и пол­ко­вод­цы, но и интел­лек­ту­а­лы. Осо­бое вни­ма­ние он уде­ля­ет, так ска­зать, ина­ко­мыс­ля­щим. Хар­рис мастер­ски вво­дит в текст голо­са самих визан­тий­цев — их стра­сти, стра­хи, надеж­ды и мне­ния об импе­ра­то­рах. Напри­мер, исто­рик кон­ца V века Зоси­ма (Ζώσιμος), зани­мав­ший доволь­но высо­кий пост в финан­со­вом управ­ле­нии Визан­тий­ской импе­рии, осме­ли­вал­ся утвер­ждать, что кру­гом вар­ва­ры, даже Рим захва­ти­ли ост­го­ты; импе­ра­тор Кон­стан­тин — выскоч­ка, сын блуд­ни­цы и нече­сти­вец; новый город Кон­стан­ти­но­поль — гнез­до раз­вра­та, а ново­мод­ная рели­гия хри­сти­ан­ство до добра импе­рию не дове­дет. Зоси­му раз­дра­жа­ли сфор­ми­ро­ван­ные как раз при Кон­стан­тине основ­ные чер­ты визан­тий­ской циви­ли­за­ции: «мону­мен­таль­ная непри­ступ­ная сто­ли­ца в Кон­стан­ти­но­по­ле; гос­под­ство хри­сти­ан­ства; поли­ти­че­ская тео­рия, кото­рая воз­ве­ли­чи­ва­ла импе­ра­то­ра, но так­же и нала­га­ла на него огра­ни­че­ния; пре­кло­не­ние перед аске­ти­че­ской духов­но­стью; акцент на визу­аль­ное выра­же­ние духов­но­го; и выхо­дя­щий за рам­ки воен­но­го под­ход к угро­зе на гра­ни­цах».

Извест­но, что импе­ра­то­ры за тыся­чу лет попа­да­лись вся­кие: пол­ко­вод­цы, адми­ни­стра­то­ры, рефор­ма­то­ры, более или менее рети­вые, слу­ча­лись гуля­ки и без­дель­ни­ки, вро­де Миха­и­ла III. Послед­ние надол­го не задер­жи­ва­лись. Хар­рис неод­но­крат­но отме­ча­ет, что при про­ве­де­нии реформ визан­тий­ские импе­ра­то­ры, как пра­ви­ло, воз­дер­жи­ва­лись от край­но­стей, не спе­ши­ли и пред­по­чи­та­ли уме­рен­ные репрес­сии. С V века Кон­стан­ти­но­поль был пере­на­се­лен, и суще­ство­ва­ла угро­за бес­по­ряд­ков. Пра­вить при­хо­ди­лось с огляд­кой на опас­но­сти внут­рен­ние и внеш­ние.

Импе­ра­то­ры и пол­ко­вод­цы тыся­чу лет реша­ли один и тот же вопрос: как выжить импе­рии при посто­ян­ной угро­зе тер­ри­то­ри­аль­ной целост­но­сти. На восто­ке Визан­тии угро­жа­ли сна­ча­ла пер­сы, потом ара­бы; на севе­ре — после­до­ва­тель­но ава­ры, бол­га­ры или русы; на запа­де — если не ван­да­лы, то ост­го­ты. Визан­тия рас­по­ла­га­лась на пути пере­се­ле­ния наро­дов, кото­рые дви­га­лись на запад из сте­пей Азии и с Ара­вий­ско­го полу­ост­ро­ва. Ника­кая воен­ная мощь не мог­ла оста­но­вить эту лави­ну.

«Нужен был новый образ мыш­ле­ния, что­бы най­ти дру­гие спо­со­бы ней­тра­ли­зо­вать угро­зу путем либо инте­гра­ции и заклю­че­ния согла­ше­ний, либо под­ку­па и интриг, либо — и это самый необыч­ный путь из всех — созда­ния внеш­не­го вели­ко­ле­пия, цель кото­ро­го — сму­щать вра­гов и при­вле­кать их в свои ряды в каче­стве дру­зей и союз­ни­ков», — пишет Хар­рис.

Летом 860 года под сте­на­ми Кон­стан­ти­но­по­ля появи­лись русы из Кие­ва на 200 ладьях. Импе­ра­тор с вой­ска­ми был в Малой Азии. Так что русы, потом­ки и наслед­ни­ки швед­ских викин­гов, спо­кой­но сожгли и раз­гра­би­ли при­го­ро­ды сто­ли­цы. Сна­ча­ла Визан­тии уда­лось пре­вра­тить русов в союз­ни­ков, под­ку­пив их день­га­ми и зна­чи­тель­ны­ми тор­го­вы­ми при­ви­ле­ги­я­ми. Затем импе­рия при­ме­ни­ла к ним новый под­ход: «завлечь бол­гар и русов состав­ля­ю­щи­ми визан­тий­ской циви­ли­за­ции, осо­бен­но если несколь­ко адап­ти­ро­вать их к куль­ту­ре этих наро­дов». Это на прак­ти­ке озна­ча­ла для русов две важ­ные вещи: при­ня­тие хри­сти­ан­ства и обре­те­ние алфа­ви­та — всё это тру­да­ми визан­тий­ских мона­хов-мис­си­о­не­ров.

«Гос­по­ди, спа­си раба Тво­е­го Филип­па, сына Ники­ты, раба Кипри­а­на, мит­ро­по­ли­та Киев­ско­го и всея Руси», — наца­ра­па­но на мра­мор­ной балю­стра­де в Свя­той Софии. Посте­пен­но Русь вошла в куль­тур­ную орби­ту Визан­тии. «В кон­це кон­цов Визан­тия поко­ри­ла Север — силой не ору­жия, но дипло­ма­тии, а так­же сво­ей уди­ви­тель­ной визу­аль­ной и пись­мен­ной хри­сти­ан­ской куль­ту­рой. Воз­мож­но, это было самое глав­ное ее дости­же­ние». В гла­ве «Поко­ре­ние Севе­ра» на при­ме­ре кре­ще­ния русов авто­ру уда­лось изоб­ра­зить, как пере­пле­та­ют­ся и созда­ют новую реаль­ность поли­ти­че­ская необ­хо­ди­мость, рели­ги­оз­ный пыл, духов­ный подвиг и про­све­ще­ние.

Глав­ный урок, кото­рый мож­но извлечь из исто­рии тыся­че­лет­ней Визан­тии, с точ­ки зре­ния Хар­ри­са, таков: «Сила обще­ства заклю­ча­ет­ся в его спо­соб­но­сти к адап­та­ции и к инте­гра­ции посто­рон­них даже в самых небла­го­при­ят­ных обсто­я­тель­ствах». Зву­чит зло­бо­днев­но, не прав­да ли?

Ека­те­ри­на Буз

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *