Инопланетяне в аудитории

Рис. А. Сергеева

Рис. А. Сер­ге­е­ва

Нака­нуне 1 сен­тяб­ря мы обра­ти­лись к нашим посто­ян­ным авто­рам с прось­бой поде­лить­ся сво­и­ми мыс­ля­ми и чув­ства­ми о пред­сто­я­щем учеб­ном годе.

Анна Мурадова, канд. филол. наук, ст. науч. сотр. Института языкознания РАН

Анна Мура­до­ва

Анна Мура­до­ва, канд. филол. наук, ст. науч. сотр. Инсти­ту­та язы­ко­зна­ния РАН:

Насту­па­ет новый учеб­ный год, и мне, как и любо­му пре­по­да­ва­те­лю, пора думать, как постро­ить оче­ред­ной курс лек­ций, что­бы они были вос­при­ня­ты два­дца­ти­лет­ни­ми сту­ден­та­ми. Я нача­ла пре­по­да­вать в 1996 году, когда сама была сту­дент­кой стар­ших кур­сов, и такой про­бле­мы у меня тогда не было — мы со сту­ден­та­ми были одно­го воз­рас­та, на одной волне. Теперь же каж­дый год я убеж­да­юсь, что в том фор­ма­те, в кото­ром чита­ли нам лек­ции «ста­ро­ре­жим­ные» пре­по­да­ва­те­ли в про­шлом тыся­че­ле­тии, читать про­сто бес­смыс­лен­но.

Пере­до мной будет сидеть пол­ная ауди­то­рия ино­пла­не­тян. Точ­но таких же стран­ных, как моя дочь-вто­ро­курс­ни­ца. И этих ино­пла­не­тян роди­ли и вос­пи­та­ли таки­ми мы. Резуль­тат полу­чил­ся инте­рес­ный. Поде­люсь наблю­де­ни­я­ми.

Сей­час при­ня­то гово­рить, что новое поко­ле­ние вос­пи­та­но смарт­фо­на­ми и поэто­му-де оно отли­ча­ет­ся от нас так силь­но. Но точ­но так же в жизнь наших роди­те­лей вошло нечто неве­до­мое, что изме­ни­ло их вос­при­я­тие и сде­ла­ло непо­хо­жи­ми на преды­ду­щие поко­ле­ния — теле­ви­де­ние. А до это­го был теле­фон и теле­граф… Так что не надо всё сва­ли­вать на совре­мен­ные сред­ства свя­зи. Вос­пи­ты­ва­ли этих чад мы.

И что полу­чи­лось? Совсем дру­гие люди с совер­шен­но дру­ги­ми цен­но­стя­ми, чем у нас. Им нуж­но от жиз­ни совсем дру­гое. Не пре­тен­дую на глу­бо­кий ана­лиз, это лишь впе­чат­ле­ния пре­по­да­ва­те­ля и мамы.

Они не хотят взрос­леть и не пони­ма­ют, зачем это нуж­но. Это ста­вит меня в тупик. Мы в 18–19 ста­ра­лись повзрос­леть как мож­но быст­рее. На млад­ших кур­сах уже нахо­ди­ли под­ра­бот­ки. К стар­шим кур­сам были тру­до­устро­е­ны и име­ли опыт рабо­ты. Жени­лись в два­дцать, рожа­ли в два­дцать с неболь­шим.

Наши соро­ка­лет­ние роди­те­ли в боль­шин­стве сво­ем рас­те­ря­лись, когда гря­ну­ла пере­строй­ка, и мно­гие сиде­ли без зар­плат. К тому же поко­ле­ние, рож­ден­ное в труд­ные соро­ко­вые, не отли­ча­лось ни взрос­ло­стью, ни пред­при­им­чи­во­стью. Мне повез­ло, я не содер­жа­ла в 18–20 лет сво­их роди­те­лей, а мно­гие содер­жа­ли. Так или ина­че боль­шин­ство из нас еще в дет­стве при­вык­ли быть пси­хо­ло­ги­че­ски­ми роди­те­ля­ми сво­им мате­рям и отцам. И эта при­выч­ка опе­кать и покро­ви­тель­ство­вать, опи­ра­ясь толь­ко на себя, ска­за­лась и на вос­пи­та­нии наших детей.

Нынеш­ние 18–20-летние — это дети успеш­ных роди­те­лей. Когда с ними пыта­ешь­ся гово­рить как со взрос­лы­ми, более или менее на рав­ных, оби­жа­ют­ся. Они малень­кие, а мы боль­шие. Ну да, имен­но эту мысль мы, при­вык­шие на себе тянуть мно­го чего сра­зу, дол­го-дол­го им вну­ша­ли с дет­ства. И такое дет­ство им очень нра­ви­лось, так зачем из него выле­зать? Тем более что нынеш­ние соро­ка­лет­ние вполне себе еще моло­ды и энер­гич­ны, имен­но они заня­ли все более или менее при­лич­ные ниши на рын­ке тру­да и не гото­вы осво­бо­дить место для моло­дых. Куда моло­де­жи стре­мить­ся? С папой-мамой кон­ку­ри­ро­вать?

А кон­ку­ри­ро­вать они вооб­ще не хотят. Им важ­но не уметь что-то делать, а быть милы­ми. Об этом сей­час ста­ли часто писать в Сети — когда «сде­ла­но сво­и­ми рука­ми и с любо­вью» важ­нее, чем «сде­ла­но хоро­шо». Ну да, мы все­гда их хва­ли­ли за коря­вые пла­сти­ли­но­вые подел­ки, пото­му что они милые дети и пуп­си­ки. Во взрос­лой жиз­ни это не рабо­та­ет, но они туда и не стре­мят­ся! Во взрос­лой жиз­ни есть мы, и мы их все­гда похва­лим и уми­лим­ся.

Они любят коти­ков и ведут себя как коти­ки. Котик может слу­чай­но раз­бить люби­мую вазу и даже наме­рен­но нага­дить в тап­ки, но ему всё про­сти­тель­но, он же милый! Ну вот и они милые, а зна­чит, им мож­но хал­ту­рить, кося­чить и даже под­га­дить кому-то по мело­чи. Я не вижу логи­че­ской свя­зи меж­ду мило­той и пра­вом делать невин­ные пако­сти, но, види­мо, она есть.

Мы им мно­гое про­ща­ли из того, что не про­ща­ли роди­те­ли нам.

У них дру­гое отно­ше­ние к уче­бе и зна­нию. Вот тут дей­стви­тель­но есть вли­я­ние Интер­не­та. Пото­му что мно­гие сту­ден­ты, как я пони­маю, уве­ре­ны, что инфор­ма­ция в Интер­не­те само­за­рож­да­ет­ся. Когда я гово­рю, что зада­ча иссле­до­ва­те­ля — добы­вать и систе­ма­ти­зи­ро­вать зна­ния, иные искренне удив­ля­ют­ся: зачем добы­вать зна­ния, в Интер­не­те же дав­но всё есть! То, что инфор­ма­цию в Интер­нет поме­сти­ли люди, кото­рые ее отку­да-то добы­ли, в голо­ву не при­хо­дит.

По пово­ду систе­ма­ти­за­ции зна­ний — вооб­ще беда. Нынеш­ние сту­ден­ты зна­ют намно­го боль­ше, чем мы в их годы, но выстра­и­вать при­чин­но-след­ствен­ные свя­зи уме­ют дале­ко не все. Более того, сама необ­хо­ди­мость как-то логи­че­ски увя­зы­вать фак­ты им порой непо­нят­на. Зачем? Инфор­ма­ции пол­но, она посто­ян­но отку­да-то сып­лет­ся. Понра­ви­лось — пере­по­стил. Забыл — погуг­лил. Когда пыта­ешь­ся с ними спо­рить и про­сишь аргу­мен­ти­ро­вать пози­цию, удив­ля­ют­ся: а зачем?

Ко мно­гим кол­ле­гам при­бе­га­ли раз­гне­ван­ные сту­ден­ты со сло­ва­ми: «Что за тему кур­со­вой вы мне дали, в Интер­не­те нет гото­вых работ на эту тему!» И это пре­крас­ные, умные сту­ден­ты, не бал­бе­сы какие-нибудь. При попыт­ке им разъ­яс­нить, что инфор­ма­цию добы­вать и систе­ма­ти­зи­ро­вать они долж­ны сами… см. выше.

Им нра­вит­ся всё сим­па­тич­ное и уют­ное. Кофе в кар­тон­ном ста­кан­чи­ке, настоль­ная лам­па с мяг­ким све­том. Они доб­рые и некон­фликт­ные. Они прав­да не пони­ма­ют, чего мы, ста­рые переч­ни­цы, от них хотим. Они пря­чут­ся в хенд­мейд-шар­фи­ки и идут лай­кать коти­ков. И хочет­ся их, как мла­ден­цев, чмок­нуть в макуш­ку. Но надо читать им лек­ции…

Любовь Борусяк

Любовь Бору­сяк

Любовь Бору­сяк, социо­лог, доцент факуль­те­та ком­му­ни­ка­ций, медиа и дизай­на НИУ ВШЭ:

Перед нача­лом учеб­но­го года все­гда немно­го вол­ну­юсь. Каж­дый новый курс немно­го отли­ча­ет­ся от преды­ду­щих; одни более инте­рес­ные и яркие, дру­гие менее. Но на любом пото­ке есть мно­го заме­ча­тель­ных сту­ден­тов. Я не сомне­ва­юсь, что такие будут и сре­ди моих новых сту­ден­тов, а пото­му 1 сен­тяб­ря для меня хоро­ший день — рабо­тать очень инте­рес­но.

В раз­ных вузах я пре­по­даю уже 15 лет, в Выш­ке начи­на­ет­ся деся­тый год моей рабо­ты. Пре­по­да­ва­те­ли луч­ших вузов нахо­дят­ся в выиг­рыш­ном поло­же­нии, посколь­ку к нам при­хо­дят луч­шие выпуск­ни­ки школ. Более того, про­ход­ной балл с каж­дым годом уве­ли­чи­ва­ет­ся, хотя он и пять лет назад был очень высо­ким. Мне кажет­ся, что в стране рас­тет не про­сто цен­ность обра­зо­ва­ния, но цен­ность каче­ствен­но­го обра­зо­ва­ния.

Ребя­та, полу­чив­шие очень высо­кие бал­лы (270–290 из 300), но не про­шед­шие по кон­кур­су к нам на бюд­жет, всё чаще не ухо­дят в вузы с более низ­ки­ми про­ход­ны­ми бал­ла­ми, а заклю­ча­ют дого­вор на обу­че­ние. Их роди­те­ли гото­вы пла­тить, счи­тая, что вло­же­ния в серьез­ное обра­зо­ва­ние их детей оку­пят­ся. Во вре­мя набо­ра аби­ту­ри­ен­тов я зво­ни­ла нашим новым сту­ден­там и их роди­те­лям и десят­ки раз слы­ша­ла такое объ­яс­не­ние реше­ния учить­ся пусть за день­ги, но все-таки в Выш­ке.

Изме­ни­лись ли сту­ден­ты за те годы, что я рабо­таю в этом вузе? Повто­рю, это очень силь­ные выпуск­ни­ки школ. Прин­ци­пи­аль­ных изме­не­ний я не заме­чаю; не вижу, что­бы у них силь­но поме­ня­лись моти­ва­ция или уро­вень под­го­тов­ки. Боль­шин­ство при­хо­дит из гим­на­зий и лице­ев, при­чем из самых раз­ных горо­дов Рос­сии. При этом всё чаще они гово­рят, что уни­вер­си­тет им нра­вит­ся боль­ше, чем шко­ла, где они учи­лись. Выш­ку они вос­при­ни­ма­ют как про­стран­ство сво­бо­ды, где ува­жа­ют их мне­ние, где они не чув­ству­ют наси­лия. А вот шко­лу (а это так назы­ва­е­мые силь­ные шко­лы) очень мно­гие из них вспо­ми­на­ют как место посто­ян­но­го дав­ле­ния, где есть един­ствен­но пра­виль­ное мне­ние — мне­ние учи­те­лей, и все осталь­ные мне­ния — непра­виль­ные.

Зани­ма­ясь социо­ло­ги­ей моло­деж­но­го чте­ния, я про­во­жу фокус-груп­пы со сво­и­ми сту­ден­та­ми. Боль­шин­ство из них, вспо­ми­ная уро­ки лите­ра­ту­ры, гово­рят о том, что от них тре­бо­ва­ли тех отве­тов, кото­рые счи­тал вер­ны­ми учи­тель, а их соб­ствен­ное мне­ние не толь­ко не име­ло цен­но­сти, но и жела­ние его выска­зать вся­че­ски подав­ля­лось.

Пожа­луй, стрем­ле­ние к сво­бо­де, к ува­же­нию со сто­ро­ны учи­те­лей и пре­по­да­ва­те­лей, к сво­бо­де и ува­же­нию к чело­ве­ку, лич­но­сти вооб­ще — это явный тренд, при­чем год от года уси­ли­ва­ю­щий­ся. Они очень ост­ро реа­ги­ру­ют на неспра­вед­ли­вость, без­за­ко­ние, бес­смыс­лен­ные запре­ты. Что еще мне нра­вит­ся, так это всё боль­шее стрем­ле­ние сту­ден­тов участ­во­вать в волон­тер­ских про­ек­тах, в том чис­ле бла­го­тво­ри­тель­ных, -им это важ­но и инте­рес­но.

Если гово­рить о про­бле­мах, то они тоже есть, но они не новы. Не могу ска­зать, что их не было рань­ше. Моло­дежь, с ран­них лет при­вык­шая полу­чать инфор­ма­цию в Интер­не­те, часто не уме­ет отде­лять серьез­ную инфор­ма­цию от слу­чай­ной, не име­ю­щей ника­кой цен­но­сти, в том чис­ле науч­ной. Самые силь­ные сту­ден­ты этим уме­ни­ем, пожа­луй, и выде­ля­ют­ся. Отсю­да и вто­рая про­бле­ма: всё боль­ше теря­ет­ся пони­ма­ние автор­ства; инфор­ма­ция кажет­ся ано­ним­ной, а пото­му при­над­ле­жа­щей всем. Нема­ло вре­ме­ни ухо­дит на то, что­бы научить сту­ден­тов давать ссыл­ки на всю исполь­зо­ван­ную лите­ра­ту­ру. Вто­рая про­бле­ма — это сла­бое зна­ние исто­рии, и это тоже про­бле­ма, свя­зан­ная со шко­лой. Чув­ство исто­риз­ма фор­ми­ру­ет­ся у очень, очень немно­гих.

А вот чем они выгод­но отли­ча­ют­ся от про­шлых поко­ле­ний, так это тем, что хоро­шо зна­ют ино­стран­ный язык, часто не один. Нет у них про­блем и с гра­мот­но­стью на род­ном язы­ке, хотя напи­са­ние длин­ных ана­ли­ти­че­ских тек­стов часто вызы­ва­ет затруд­не­ния. Если срав­ни­вать наших сту­ден­тов 10-лет­ней дав­но­сти и совре­мен­ных, то боль­ших раз­ли­чий нет, что меня в целом раду­ет, — это хоро­шие сту­ден­ты как в ака­де­ми­че­ском, так и чело­ве­че­ском плане.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

2 комментария

  • Alexandru:

    Я при­шел в ауди­то­рию. Сту­ден­ты посмот­ре­ли на меня стек­лян­ны­ми гла­за­ми. Они чест­но созна­лись, что не хотят меня видеть и слы­шать, а я – что не хочу видеть и слы­шать их. Так начал­ся новый учеб­ный год – бес­смыс­лен­ное жерт­во­при­но­ше­ние вре­ме­ни ради дипло­ма госо­браз­ца.

  • Анна Мурадова:

    Алек­сандр, зато все чест­но выска­за­лись :). Я все же смею наде­ять­ся, что не все так пло­хо и мы хотя бы ино­гда дела­ем в ауди­то­рии что-то полез­ное.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com