Слушая Дмитрия Быкова

Ревекка Фрумкина
Ревек­ка Фрум­ки­на

Не без удив­ле­ния обна­ру­жи­ла, что я уже писа­ла в ТрВ о Дмит­рии Быко­ве, — что ж, про­шло четы­ре года… Тогда я рас­ска­зы­ва­ла о кни­гах Быко­ва, теперь речь пой­дет о его лек­ци­ях о лите­ра­ту­ре.

Жизнь мне посла­ла ред­кую воз­мож­ность слу­шать лек­ции выда­ю­щих­ся уче­ных — Бон­ди, Лот­ма­на, Гас­па­ро­ва, Пано­ва, кото­рые, каж­дый на свой лад, рас­кры­ва­ли сокро­ви­ща лите­ра­ту­ры сту­ден­там-фило­ло­гам. Но пуб­лич­ная лек­ция — это осо­бый жанр, и не толь­ко пото­му, что это лек­ция для пуб­ли­ки, те., по замыс­лу, для всех.

Лек­ции Быко­ва постро­е­ны имен­но в жан­ре клас­си­че­ских публич­ных лек­ций, харак­тер­ных для дав­ниш­ней рус­ской тра­ди­ции, ярко пред­став­лен­ной еще в лек­ци­ях Тимо­фея Гра­нов­ско­го 1843 года. Понят­но, поче­му эта тра­ди­ция была успеш­но лик­ви­ди­ро­ва­на в тоталь­но под­цен­зур­ные совет­ские вре­ме­на…

http://polistaj.ru
http://polistaj.ru

Одна из глав­ных осо­бен­но­стей лек­ций Быко­ва — это удач­ный выбор автор­ской пози­ции. В них нет дидак­ти­ки, хотя заду­ма­ны они как про­све­ти­тель­ские, при­том ори­ен­ти­ро­ван­ные на моло­дежь. Быков пред­ла­га­ет све­жую и неред­ко неор­ди­нар­ную интер­пре­та­цию обсуж­да­е­мых им сочи­не­ний, как пра­ви­ло вхо­дя­щих если не в школь­ную про­грам­му, то в круг чте­ния совре­мен­но­го моло­до­го чело­ве­ка.

Разу­ме­ет­ся, мно­гие из ана­ли­зи­ру­е­мых сочи­не­ний я знаю почти наизусть, и все-таки из каж­дой лек­ции я узнаю новые для меня фак­ты или — что более важ­но — при­об­ща­юсь к ново­му пони­ма­нию.

Вот, напри­мер, лек­ция о Чехо­ве, про­чи­тан­ная еще в 2013 году.

О Чехо­ве я чита­ла мно­го — не толь­ко Алек­сандра Чуда­ко­ва, но и Дональ­да Рей­фил­да, а кни­гу послед­не­го еще и рецен­зи­ро­ва­ла. И все-таки Дмит­рию уда­ет­ся открыть мне что-то новое, поз­во­ля­ю­щее уви­деть и твор­че­ство, и жизнь писа­те­ля с неожи­дан­ной сто­ро­ны. И это каса­ет­ся почти каж­до­го обсуж­да­е­мо­го Быко­вым авто­ра.

Имен­но поэто­му я сле­жу за аргу­мен­та­ци­ей лек­то­ра даже тогда, когда с его трак­тов­кой не соглас­на. Вот он убеж­ден в том, что глав­ный герой «Евге­ния Оне­ги­на» — вовсе не Оне­гин, а Татья­на. Я так не думаю. Но вни­ма­тель­но слу­шаю его дово­ды — не из сооб­ра­же­ний audiatur et altera pars, а пото­му что мне по-насто­я­ще­му инте­рес­но. При этом Быков не стре­мит­ся эпа­ти­ро­вать читателя/​слушателя, — впро­чем, неред­ко, как мне кажет­ся, хотел бы его/​ее уди­вить.

Заме­ча­тель­ной я нахо­жу лек­цию о Ремар­ке, про­чи­тан­ную три года назад. Мое поко­ле­ние — те, кто Вто­рую миро­вую вой­ну встре­тил в под­рост­ко­вом воз­расте, — люби­ло Ремар­ка страст­но; издан­ные в кон­це 1950-х на рус­ском «Три това­ри­ща» были кни­гой о нас.

Наи­бо­лее подроб­но Быков ана­ли­зи­ру­ет «На Запад­ном фрон­те без пере­мен» — зна­ко­вую кни­гу не мое­го, а преды­ду­ще­го поко­ле­ния. Имен­но у Ремар­ка эти моло­дые люди успе­ли про­чи­тать о Пер­вой миро­вой войне, а потом ушли на Вто­рую… Нын­че забы­лось, что рус­ский пере­вод рома­на в свое вре­мя был изъ­ят из совет­ских биб­лио­тек, так что сна­ча­ла мой отец, а поз­же мой буду­щий муж огор­ча­лись тем, что «На Запад­ном фрон­те…» я не про­чи­та­ла вовре­мя, т. е. в юно­сти.

Из лек­ций Быко­ва ста­но­вит­ся понят­но, поче­му ни Ремарк, ни Хемин­гу­эй не вхо­дят в круг чте­ния тех, кто сего­дня всту­па­ет во взрос­лую жизнь. Если вы тоже зада­е­те себе подоб­ные вопро­сы — послу­шай­те или почи­тай­те Дмит­рия Быко­ва.

Ревек­ка Фрум­ки­на

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: