Пять центов от полковника Абеля

Юджин Нико­лай Маки, граж­да­нин Фин­лян­дии, родил­ся в США 30 мая 1919 года. Его роди­те­ля­ми были финн Август Маки, имми­гри­ро­вав­ший в США в 1905 году, и аме­ри­кан­ка Лили­ан Луо­ма Маки. В 1928 году семья пере­еха­ла в Эсто­нию, а с 1943 года Маки жил в Фин­лян­дии, где в 1951 году обра­тил­ся в посоль­ство США с хода­тай­ством о выда­че ему аме­ри­кан­ско­го пас­пор­та. В июле сле­ду­ю­ще­го года он полу­чил желан­ный доку­мент и в октяб­ре отплыл вме­сте со сво­ей женой Хан­ной в Нью-Йорк на кораб­ле «Куин Мери». В Аме­ри­ке он жил пло­хо, мно­го пил и ссо­рил­ся с женой — сосе­ди жало­ва­лись на скан­да­лы.

Рейно Хяйхянен

Рей­но Хяй­хя­нен

Нет, всё не так. Рей­но Хяй­хя­нен, карел по наци­о­наль­но­сти, родил­ся в 1920 году в деревне под Пет­ро­гра­дом; был при­зван в НКВД в 1939 году в свя­зи с нача­лом совет­ско-фин­ской вой­ны; рабо­тал в контр­раз­вед­ке пере­вод­чи­ком с фин­ско­го, допра­ши­вал воен­но­плен­ных, ловил шпи­о­нов. К лету 1948 года, когда лей­те­нан­ту МГБ Хяй­хя­не­ну посту­пил вызов из Моск­вы, он уже был женат на Аки­лине Пав­ло­вой и имел сына. В Москве ему объ­яви­ли о новом зада­нии, кото­рое потре­бу­ет раз­ры­ва свя­зи с семьей. В тече­ние года он учил англий­ский язык и про­хо­дил про­фес­си­о­наль­ную под­го­тов­ку раз­вед­чи­ка: шиф­ров­ку и дешиф­ров­ку сооб­ще­ний, фото­гра­фи­ро­ва­ние доку­мен­тов, изго­тов­ле­ние мик­роп­ле­нок и т. п. Летом 1949 года он в багаж­ни­ке авто­мо­би­ля пере­сек совет­ско-фин­скую гра­ни­цу; за рулем был дру­гой раз­вед­чик, рабо­тав­ший под при­кры­ти­ем пред­ста­ви­те­ля ТАСС в Фин­лян­дии. Уже после пода­чи хода­тай­ства о выда­че аме­ри­кан­ско­го пас­пор­та, в нояб­ре 1951 года, Хяй­хя­нен — теперь Маки — для укреп­ле­ния леген­ды женил­ся на Ханне Курик­ка. В Аме­ри­ке он осел в город­ке Пик­скилл неда­ле­ко от Нью-Йор­ка, несколь­ко раз встре­тил­ся с сотруд­ни­ком совет­ско­го посоль­ства по име­ни Миха­ил и затем с рези­ден­том по име­ни Марк, полу­чил от них день­ги и аппа­ра­ту­ру и начал зани­мать­ся сбо­ром инфор­ма­ции о ядер­ной про­грам­ме США и стро­и­тель­стве под­вод­ных лодок. Он мно­го пил, вплоть до того, что несколь­ко раз попал в пья­ном виде в поли­цию, рас­тра­тил почти все выдан­ные ему для рабо­ты день­ги и одна­жды даже поте­рял кон­тей­нер с мик­ро­филь­мом, содер­жав­шим зашиф­ро­ван­ное сооб­ще­ние, не успев его про­чи­тать.

Этим кон­тей­не­ром был полый пяти­цен­то­вик. Види­мо, Хяй­хя­нен запла­тил им или исполь­зо­вал для про­хо­да в мет­ро. Семь меся­цев моне­та путе­ше­ство­ва­ла по кар­ма­нам ньюй­орк­цев, пока 22 июня 1953 года Джим­ми Бозарт, четыр­на­дца­ти­лет­ний раз­нос­чик газе­ты Brooklyn Eagle, не полу­чил ее на сда­чу. Спус­ка­ясь по лест­ни­це дома 3403 по Фостер-аве­ню в Бруклине, Джим­ми спо­ткнул­ся и рас­сы­пал моне­ты; одна из них рас­ко­ло­лась вдоль, и в одной из поло­ви­нок пока­зал­ся тон­кий листок фото­плен­ки с циф­ра­ми.

Полый пятицентовик

Полый пяти­цен­то­вик

Джим­ми рас­ска­зал о наход­ке сво­ей подруж­ке, та — отцу–полицейскому, тот — офи­це­ру поли­ции, кото­рый через два дня забрал моне­ту и мик­ро­фильм у Джим­ми и пере­дал в ФБР. Лице­вая сто­ро­на пяти­цен­то­ви­ка была сде­ла­на из обыч­ной моне­ты 1948 года с порт­ре­том Джеф­фер­со­на, обо­рот­ная — из моне­ты, отче­ка­нен­ной в 1942–1945 годах: во вре­мя вой­ны нике­ля не хва­та­ло, и для чекан­ки пяти­цен­то­вых монет вме­сто обыч­но­го мед­но-нике­ле­во­го спла­ва исполь­зо­ва­ли сплав меди и сереб­ра. На лице­вой сто­роне в бук­ве R над­пи­си IN GOD WE TRUST была сде­ла­на малень­кая дыроч­ка: вста­вив в нее иглу, мож­но было открыть тай­ник.

Шифровка

Шиф­ров­ка

Две школь­ные учи­тель­ни­цы, от кото­рых Джим­ми Бозарт полу­чил моне­ту, ниче­го не зна­ли о ее про­ис­хож­де­нии; они даже не подо­зре­ва­ли, что подоб­ные моне­ты с поло­стью внут­ри суще­ству­ют. Про­дав­цы при­над­леж­но­стей для фоку­сов зна­ли про такие моне­ты, но эта не годи­лась: полость была слиш­ком малень­кой, что­бы скрыть что-то, кро­ме тон­ко­го лист­ка бума­ги. Шрифт пишу­щей машин­ки, на кото­рой было напе­ча­та­но зашиф­ро­ван­ное сооб­ще­ние, ука­зы­вал на ее ино­стран­ное про­ис­хож­де­ние.

По всей стране была объ­яв­ле­на охо­та на стран­ные моне­ты. В Нью-Йор­ке нашли пол­дол­ла­ра, в кото­ром была выто­че­на полость для дру­гой моне­ты, в Вашинг­тоне — два полых цен­та, в Лос-Андже­ле­се — стран­но выгля­дев­ший цент 1953 года (выяс­ни­лось, что кто-то зачем-то покрыл его нике­лем). Одна­ко все эти моне­ты не были похо­жи на пяти­цен­то­вик, и в тече­ние четы­рех лет ФБР ниче­го не мог­ло поде­лать.

Вес­ной 1957 года Хяй­хя­не­на ото­зва­ли в Моск­ву, как ему сооб­щи­ли, для повы­ше­ния в долж­но­сти и награж­де­ния орде­ном; извест­но, одна­ко, что его шефы в США были недо­воль­ны его рабо­той и про­си­ли заме­ны. Пер­во­го мая он при­был в Париж и сооб­щил через мест­ную рези­ден­ту­ру, что на сле­ду­ю­щий день выле­тит в Запад­ный Бер­лин. Одна­ко вме­сто это­го он позво­нил в аме­ри­кан­ское посоль­ство и попро­сил о встре­че; в посоль­стве он сооб­щил, что рабо­та­ет на совет­скую раз­вед­ку. Его пере­вез­ли обрат­но в США, и он рас­ска­зал всё, что знал. Сре­ди най­ден­ных у него пред­ме­тов было мно­же­ство полых кон­тей­не­ров, сде­лан­ных из авто­ру­чек, стро­и­тель­ных бол­тов и т. п.; в том чис­ле кон­тей­нер, сде­лан­ный из фин­ской моне­ты в 50 марок. Она очень напо­ми­на­ла пяти­цен­то­вик: для изго­тов­ле­ния были исполь­зо­ва­ны две раз­ные моне­ты, и в пер­вой бук­ве A сло­ва TASAVALTA была про­де­ла­на дыроч­ка для иглы. Такие моне­ты чека­ни­ли с 1952 года, тем самым Хяй­хя­нен полу­чил ее уже в США.

50 марок. Финляндия, 1953 год (не та!) (worldcoingallery.com)

50 марок. Фин­лян­дия, 1953 год (не та!) (worldcoingallery.com)

«Миха­и­лом» ока­зал­ся пер­вый сек­ре­тарь совет­ско­го пред­ста­ви­тель­ства при ООН Миха­ил Ива­но­вич Сви­рин; он вер­нул­ся в СССР еще в октяб­ре 1956 года. Сре­ди све­де­ний, кото­рые Хяй­хя­нен сооб­щил о «Мар­ке», одно ока­за­лось полез­ным: на чет­вер­том или пятом эта­же дома где-то в рай­оне Фул­тон-стрит у Мар­ка была ком­на­та, кото­рую он исполь­зо­вал как склад фото­при­над­леж­но­стей. Под­хо­дя­щая ком­на­та была най­де­на в доме 252; уста­но­ви­ли вла­дель­ца ком­на­ты, кото­рый, как выяс­ни­лось, еще 26 апре­ля сооб­щил сосе­дям, что уез­жа­ет в отпуск во Фло­ри­ду. За домом уста­но­ви­ли наблю­де­ние, и 28 мая был заме­чен муж­чи­на, похо­жий по опи­са­нию на Мар­ка; его пове­де­ние пока­за­лось аген­ту подо­зри­тель­ным: муж­чи­на нерв­ни­чал и, каза­лось, ста­рал­ся понять, не про­ис­хо­дит ли рядом с домом чего-то необыч­но­го. Наблю­дав­шие за домом аген­ты поз­во­ли­ли ему уйти: уве­рен­но­сти у них не было; отправ­лять­ся за ним, оста­вив пост, они не реши­лись; к тому же было ясно, что, если это Марк, он вер­нет­ся.

Марк вер­нул­ся вече­ром 13 июня, он нена­дол­го зажег свет в ком­на­те, потом вышел, и теперь уже за ним про­сле­ди­ли. Его вели еще неде­лю, а ран­ним утром 21 июня Марк был аре­сто­ван. Он отка­зал­ся рас­ска­зы­вать подроб­но­сти, но при­знал, что он — совет­ский раз­вед­чик Рудольф Ива­но­вич Абель. В октяб­ре 1957 года состо­ял­ся суд, и Абель был при­го­во­рен к дли­тель­но­му тюрем­но­му заклю­че­нию. Одна­ко 10 фев­ра­ля 1962 года его обме­ня­ли на лет­чи­ка сби­то­го над СССР само­ле­та-раз­вед­чи­ка U-2 Френ­си­са Пау­эр­са. Истин­ное имя Абе­ля — Вильям Ген­ри­хо­вич Фишер. Совет­ские, а затем рос­сий­ские источ­ни­ки назы­ва­ют его вели­чай­шим раз­вед­чи­ком; аме­ри­кан­ские утвер­жда­ют, что за восемь лет, про­ве­ден­ных в США, он не добил­ся ника­ких суще­ствен­ных резуль­та­тов.

Рудольф Абель. Фото ФБР

Рудольф Абель. Фото ФБР

Рудольф Абель. Почтовая марка СССР

Рудольф Абель. Поч­то­вая мар­ка СССР

Полый пяти­цен­то­вик не сыг­рал в этой исто­рии почти ника­кой роли. Как выяс­ни­лось, зашиф­ро­ван­ный текст не содер­жал ниче­го инте­рес­но­го, толь­ко общие ука­за­ния и сооб­ще­ние, что с семьей всё в поряд­ке — хотя как знать, может, имен­но отсут­ствие све­де­ний о семье при­ве­ло Хяй­хя­не­на к алко­голь­но­му сры­ву? Хяй­хя­нен был сви­де­те­лем в суде над Абе­лем; он погиб в авто­ка­та­стро­фе в 1961 году; есте­ствен­но, есть пред­по­ло­же­ния, что эта смерть не была слу­чай­ной. Даль­ней­шая судь­ба пер­вой жены Хяй­хя­не­на Аки­ли­ны Пав­ло­вой и их сына неиз­вест­на.

Никто не зна­ет и того, что слу­чи­лось с насто­я­щим Юджи­ном Нико­ла­ем Маки, его бра­том и роди­те­ля­ми. Пись­ма от них, кото­рые пона­ча­лу полу­ча­ли быв­шие сосе­ди в Эна­вил­ле, штат Айда­хо, были пол­ны тос­ки и разо­ча­ро­ва­ния. Соглас­но заяв­ле­нию, кото­рое Маки-Хяй­хя­нен напра­вил аме­ри­кан­ско­му кон­су­лу для полу­че­нии пас­пор­та, его мать умер­ла в 1941 году, но, види­мо, это была уже часть шпи­он­ской леген­ды.

М. Г.

Источ­ник: FBI. History. Hollow Nickel /​ Rudolf Abel (www.fbi.gov/history/famous-cases/hollow-nickel-rudolph-abel).

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

3 комментария

  • Израиль:

    Пре­крас­ное эссе Брод­ско­го о совет­ском шпи­о­на­же (и в част­но­сти о фише­ра­бе­ле) http://lib.ru/BRODSKIJ/br_item.txt

  • Израиль:

    Вот цита­та отту­да «Я, напри­мер, все­гда счи­та­ют шпи­о­наж наи­бо­лее
    смрад­ным из всех видов чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти – навер­ное, преж­де все­го
    отто­го, что рос я в стране, содей­ствие инте­ре­сам кото­рой было для ее
    уро­жен­цев немыс­ли­мо. Для это­го и вправ­ду нуж­но было быть ино­стран­цем.
    Поэто­му-то, навер­ное, стра­на так гор­ди­лась сво­и­ми мусо­ра­ми, попут­чи­ка­ми и
    тай­ны­ми аген­та­ми, уве­ко­ве­чи­вая их все­ми мыс­ли­мы­ми сред­ства­ми, поч­то вые
    мар­ки, мемо­ри­аль­ные дос­ки и памят­ни­ки вклю­чая. О, все эти Рихар­ды Зор­ге,
    Паб­ло Неру­ды, Хью­ле­ты Джон­со­ны и про­чая, вся эта маку­ла­ту­ра нашей юно­сти! О,
    все эти филь­мы, сня­тые в Эсто­нии или Лат­вии (ради «запад­но­го» анту­ра­жа)!
    »

  • Израиль:

    И далее: «Ино­стран­ная фами­лия и нео­но­вая вывес­ка «Hotel» (все­гда вер­ти­каль­но, нико­гда – гори­зон­таль­но), ино­гда – скрип тор­мо­зов маши­ны чеш­ско­го про­из­вод­ства Зада­ча заклю­ча­лась не столь­ко в стрем­ле­нии к прав­до­по­до­бию и созда­нию напря­же­ния, сколь­ко в утвер­жде­нии право­ты систе­мы посред­ством опи­са­ния подви­гов, совер­ша­е­мых ради нее за ее пре­де­ла­ми. То вам сце­на в баре с
    неболь­шим джаз-бан­дом, что-то лаба­ю­щим в угол­ке, то – блон­дин­ка в
    хру­стя­щей, оттен­ка кон­серв­ной бан­ки, пар­чо­вой юбке и с при­лич­ным носом,
    поло­жи­тель­но не сла­вян­ским по фор­ме. Суще­ство­ва­ли так­же у нас и два-три
    акте­ра, доста­точ­но кост­ля­вых и длин­ных, но упор все­гда был на бла­го­род­ный
    орли­ный нос. Немец­кая фами­лия шпи­о­на зву­ча­ла луч­ше, чем фран­цуз­ская,
    фран­цуз­ская – луч­ше, чем испан­ская, испан­ская – чем ита­льян­ская (не могу,
    как ни ста­ра­юсь, при­пом­нить ни одно­го ита­льян­ца, шпи­о­нив­ше­го на СССР.
    Пон­те­кор­во?)»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com