- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Конкурс Мёбиуса как возобновление традиций

А. Сосинский со списком первых лауреатов конкурса. Фото Н. Деминой

А. Сосин­ский со спис­ком пер­вых лау­ре­а­тов кон­кур­са. Фото Н. Деми­ной

О Кон­кур­се Авгу­ста Мёби­уса, отме­ча­ю­щем в этом году свое 20-летие, ТрВ-Нау­ка рас­ска­зал один из его созда­те­лей, пре­по­да­ва­тель Неза­ви­си­мо­го мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та Алек­сей Сосин­ский. Бесе­до­ва­ла Ната­лия Деми­на.

— Как появил­ся фонд, кому при­над­ле­жа­ла эта идея?

— Идея созда­ния это­го фон­да при­над­ле­жа­ла двум заме­ча­тель­ным рос­сий­ским биз­не­сме­нам Алек­сан­дру Коки­ну и Вале­рию Бали­ко­е­ву. Они были мои­ми сту­ден­та­ми, когда я пре­по­да­вал в МИЭМе (Мос­ков­ском инсти­ту­те элек­тро­ни­ки и мате­ма­ти­ки). Бали­ко­ев был одним из самых талант­ли­вых моих уче­ни­ков, но так полу­чи­лось, что в аспи­ран­ту­ру он не попал — как и Кокин, после окон­ча­ния МИЭ­Ма стал (очень успеш­но) зани­мать­ся биз­не­сом. Одна­ко я про­дол­жал с ними общать­ся, мы регу­ляр­но встре­ча­лись, игра­ли вчет­ве­ром в тен­нис: Оля Бараш­ко­ва, жена Саши Коки­на, была тен­ни­сист­кой высо­ко­го клас­са. Наша друж­ба сохра­ни­лась до сих пор.

В 1997 году Алек­сандр и Вале­рий реши­ли воз­об­но­вить заме­ча­тель­ную рос­сий­скую тра­ди­цию про­мыш­лен­ни­ков или ком­мер­сан­тов, кото­рая нача­лась где-то во вто­рой поло­вине XIX века, когда те тра­ти­ли зна­чи­тель­ную часть зара­бо­тан­ных денег на бла­го­тво­ри­тель­ность. Теперь уже не так мало бога­тых людей, тра­тя­щих день­ги на бла­го­тво­ри­тель­ность, а два­дцать лет тому назад их были еди­ни­цы. Алек­сандр Кокин и Вале­рий Бали­ко­ев были одни­ми из пер­вых, хотя в тот момент их уро­вень дохо­да был несрав­ним с дохо­да­ми «новых рус­ских» той эпо­хи.

Идея кон­кур­са изна­чаль­но была скром­ной: устро­ить в Неза­ви­си­мом уни­вер­си­те­те кон­курс науч­ных работ аспи­ран­тов и сту­ден­тов. Его фор­мат очень прост: сту­дент или аспи­рант пода­ет одну рабо­ту в пись­мен­ном виде. Эта рабо­та может быть уже опуб­ли­ко­ван­ной или неопуб­ли­ко­ван­ной, она может быть даже руко­пис­ной. Посту­пив­шая рабо­та рас­смат­ри­ва­ет­ся жюри кон­кур­са. Его чле­ны либо сами пишут рецен­зии на эти рабо­ты, либо посы­ла­ют их на рецен­зию.

После это­го жюри отби­ра­ет неко­то­рое коли­че­ство фина­ли­стов, кото­рые при­гла­ша­ют­ся на заклю­чи­тель­ный уст­ный тур. Он про­ис­хо­дит таким обра­зом. В Москве, в кон­фе­ренц-зале Неза­ви­си­мо­го мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та, фина­ли­сты дела­ют два­дца­ти­ми­нут­ные докла­ды о сво­ей рабо­те в при­сут­ствии жюри. Чле­ны жюри зада­ют вопро­сы во вре­мя докла­да и еще десять минут после окон­ча­ния докла­да. После выступ­ле­ния всех фина­ли­стов жюри отби­ра­ет побе­ди­те­ля или побе­ди­те­лей.

Кон­курс, начав­шись в рам­ках Неза­ви­си­мо­го уни­вер­си­те­та, уже на сле­ду­ю­щий год рас­ши­рил­ся на всю Моск­ву, затем на Санкт-Петер­бург и, нако­нец, на всю Рос­сию. Уве­ли­чи­лось и коли­че­ство пре­мий, и мы раз­де­ли­ли кон­курс на два: воз­ник­ли отдель­ные номи­на­ции «сту­ден­ты» и «сту­ден­ты и аспи­ран­ты». После 2006 года побе­ди­те­лей полу­ча­ет­ся мно­го: 1, 2 и 3 пре­мии по аспи­ран­там, 1 и 2 пре­мии по сту­ден­там. За этот пери­од фак­ти­че­ское орга­ни­за­ци­он­ное руко­вод­ство наше­го кон­кур­са взял на себя Алек­сандр Кокин, спе­ци­аль­но для это­го создав­ший бла­го­тво­ри­тель­ный фонд, и имен­но этот фонд выпла­чи­ва­ет пре­мии сту­ден­там и аспи­ран­там.

Пре­мии — денеж­ные — выпла­чи­ва­ют­ся сле­ду­ю­щим обра­зом: аспи­ран­ты полу­ча­ют при­мер­но по 500 долл. в месяц на два года при усло­вии, что они нахо­дят­ся в Рос­сии, но если они уез­жа­ют из Рос­сии на какой-то срок, то эта сти­пен­дия на этот срок им не выпла­чи­ва­ет­ся. Сту­ден­ты полу­ча­ют сти­пен­дию при­мер­но в 400 долл. в месяц в тече­ние одно­го года.

— Это имен­но в дол­ла­рах по кур­су ЦБ?

— Нет, мы, конеч­но, им пла­тим в руб­лях, про­сто вре­ме­на меня­ют­ся, удоб­нее исчис­ле­ния вести в дол­ла­рах.

Еще хочу заме­тить, что Вале­рий Бали­ко­ев по-преж­не­му явля­ет­ся спон­со­ром Кон­кур­са Мёби­уса, он опла­чи­ва­ет все рас­хо­ды, свя­зан­ные со сту­ден­та­ми, а день­ги от Алек­сандра Коки­на идут на аспи­ран­тов.

Навер­ное, нуж­но упо­мя­нуть еще и то, что пред­се­да­те­лем жюри с само­го пер­во­го дня явля­ет­ся Борис Фей­гин, уче­ным сек­ре­та­рем — ваш покор­ный слу­га, а само жюри состо­ит из веду­щих рос­сий­ских мате­ма­ти­ков. Не все из них живут в Рос­сии.

Этот фор­мат кон­кур­са сохра­нил­ся до сих пор. Инте­рес­но, что по суще­ству­ю­щим пра­ви­лам в аспи­рант­ском кон­кур­се име­ют пра­во участ­во­вать и сту­ден­ты (уве­рен­ные в сво­их силах сту­ден­ты ино­гда берут­ся сорев­но­вать­ся с аспи­ран­та­ми — за более весо­мый приз).

Сто­ит доба­вить, что уро­вень рецен­зи­ро­ва­ния работ, подан­ных на кон­курс, чрез­вы­чай­но высок. Рецен­зен­та­ми высту­па­ют веду­щие миро­вые спе­ци­а­ли­сты, очень мно­гие из них — мате­ма­ти­ки не из Рос­сии. Мы рабо­та­ем гораз­до луч­ше мно­гих меж­ду­на­род­ных жур­на­лов. Усло­вия рабо­ты тако­вы, что рецен­зию мы долж­ны полу­чить в тече­ние трех-четы­рех недель, и нам это обыч­но уда­ет­ся.

— Како­ва кон­ку­рен­ция? Мно­го ли сту­ден­тов и аспи­ран­тов борет­ся за сти­пен­дии?

— Не очень мно­го, пото­му что соис­ка­те­ли пони­ма­ют, что для побе­ды в кон­кур­се нуж­на рабо­та очень высо­ко­го уров­ня. И поэто­му заяв­ки на кон­курс пода­ют при­мер­но 30 аспи­ран­тов и 25 сту­ден­тов. Мы стре­мим­ся к тому, что­бы пода­ва­ли все луч­шие, и, как пока­зы­ва­ет опыт, это у нас непло­хо полу­ча­ет­ся. Но искус­ствен­но рас­ши­рять кон­курс, при­ме­няя олим­пий­ский девиз «Глав­ное — уча­стие», мы не хотим.

В этом году испол­ня­ет­ся 20 лет со дня откры­тия кон­кур­са, и мы нахо­дим­ся в про­цес­се под­го­тов­ки юби­лей­ной бро­шю­ры. В этой бро­шю­ре будет, во-пер­вых, рас­ска­за­на исто­рия кон­кур­са, во-вто­рых, будут ука­за­ны ито­ги всех кон­кур­сов за 20 лет: име­на побе­ди­те­лей, име­на фина­ли­стов, крат­кая инфор­ма­ция о них, назва­ния их работ, а глав­ное, там будут опуб­ли­ко­ва­ны мате­ри­а­лы обо всех 16 лау­ре­а­тах кон­кур­са с 1997 по 2006 год. Мы им отпра­ви­ли неболь­шие анке­ты, пони­мая, что на анке­ту из тыся­чи пунк­тов никто отве­чать не ста­нет.

В этой анке­те толь­ко три вопро­са. Пер­вый: где и в каче­стве кого вы сей­час рабо­та­е­те? Вто­рой: какое вли­я­ние ока­зал Кон­курс Мёби­уса на вашу жизнь? И тре­тий вопрос: чем вы сей­час зани­ма­е­тесь? Мы попро­си­ли лау­ре­а­тов напи­сать неболь­шой текст (от пол­стра­ни­цы до четы­рех) о том, какой мате­ма­ти­кой они сей­час зани­ма­ют­ся. На вопро­сы анке­ты отве­ти­ли 15 чело­век. Когда мы про­чи­та­ли эти анке­ты, мы были потря­се­ны.

Ока­за­лось, что, во-пер­вых, все побе­ди­те­ли без исклю­че­ния — люди очень успеш­ные. Все они защи­ти­ли кан­ди­дат­ские дис­сер­та­ции и зани­ма­ют высо­кие пози­ции в веду­щих инсти­ту­тах и вузах в Рос­сии и за рубе­жом. Но боль­ше все­го нас потряс­ло и уди­ви­ло то, что из этих 16 чело­век 12 в насто­я­щее вре­мя рабо­та­ют в Рос­сии. До под­ве­де­ния ито­гов нашей анке­ты я был уве­рен, что если треть оста­лась, то уже хоро­шо. Но ока­за­лось, что оста­лось боль­ше поло­ви­ны.

Более того, из тех, кто име­ет основ­ную пози­цию за гра­ни­цей, трое всё вре­мя при­ез­жа­ют в Рос­сию и актив­но здесь рабо­та­ют. Один из них — Вик­тор Клеп­цын из CNRS. Мно­гие дума­ют, что его основ­ное место рабо­ты нахо­дит­ся в Рос­сии, пото­му что здесь он быва­ет чаще, чем во Фран­ции, где его основ­ная пози­ция.

Что еще мож­но ска­зать о наших лау­ре­а­тах? Сра­зу нач­ну с един­ствен­но­го чело­ве­ка, кото­рый не стал про­фес­си­о­наль­ным мате­ма­ти­ком-иссле­до­ва­те­лем, это Сер­гей Чул­ков. Он побе­дил в 2003 году. После это­го он ока­зал­ся аспи­ран­том у Асколь­да Хован­ско­го, выда­ю­ще­го­ся рос­сий­ско­го мате­ма­ти­ка, кото­рый рабо­та­ет в Кана­де, но часто быва­ет в Москве.

Так вот Чул­ков защи­тил кан­ди­дат­скую дис­сер­та­цию, еще в Рос­сии. Хован­ский был очень дово­лен его рабо­той, но Чул­ков бро­сил иссле­до­ва­тель­скую мате­ма­ти­ку и сей­час явля­ет­ся заме­сти­те­лем дирек­то­ра ООО «Ингос­страх» по каким-то там спе­ци­аль­ным стра­хов­кам. Он сде­лал карье­ру в финан­со­вой мате­ма­ти­ке.

Име­на неко­то­рых побе­ди­те­лей всем вам хоро­шо извест­ны. Алек­сандр Куз­не­цов — наш пер­вый побе­ди­тель (1997). После пре­мии Мёби­уса он стал кол­лек­ци­о­ни­ро­вать все пре­мии, кото­рые толь­ко суще­ству­ют. Он выиг­рал Кон­курс Дели­ня и полу­чил дели­нев­скую сти­пен­дию. Он полу­чил пре­мию луч­ше­го моло­до­го евро­пей­ско­го мате­ма­ти­ка Евро­пей­ско­го мате­ма­ти­че­ско­го обще­ства.

— Он полу­чил и госу­дар­ствен­ную пре­мию.

— Да, полу­чил гос­пре­мию, кото­рую ему лич­но вру­чил Мед­ве­дев. Это не про­сто гос­пре­мия по мате­ма­ти­ке, это гос­пре­мия для луч­ших моло­дых уче­ных по всем дис­ци­пли­нам. Там все­го этих пре­мий три или пять.

Кста­ти, инте­рес­но и очень хоро­шо гово­рит о самом Куз­не­цо­ве (он, меж­ду про­чим, мно­го­дет­ный отец) то, что часть полу­чен­ных денег он потра­тил на кон­курс 2009 года, и сти­пен­дии полу­чи­ли 12 аспи­ран­тов. Он рабо­та­ет в МИАН, в Стек­лов­ке.

Лау­ре­ат вто­ро­го кон­кур­са 1998 года Влад­лен Тимо­рин защи­тил дис­сер­та­цию в Кана­де у Хован­ско­го. Сей­час он декан мате­ма­ти­че­ско­го факуль­те­та в Выс­шей шко­ле эко­но­ми­ки.

Лау­ре­ат 1999 года Алек­сандр Буфе­тов — чело­век, собрав­ший огром­ное коли­че­ство титу­лов и наград, рабо­та­ет в четы­рех или пяти местах, но основ­ной сво­ей пози­ци­ей счи­та­ет Стек­лов­ку. Пре­мию 2000 года раз­де­ли­ли меж­ду собой Сер­гей Мели­хов и Сер­гей Шад­рин. Мели­хов — в МИАНе, а Шад­рин — в Амстер­да­ме.

Анна Эршлер, един­ствен­ная девуш­ка — побе­ди­тель кон­кур­са, ста­ла лау­ре­а­том 2001 года, сей­час она рабо­та­ет в Лионе. Насколь­ко я пони­маю, Анна поте­ря­ла связь с Рос­си­ей, она пока не отве­ти­ла на нашу анке­ту, и думаю, что не отве­тит, как-то ее всё это уже не инте­ре­су­ет. Надо ска­зать, что она так и не вос­поль­зо­ва­лась побе­дой в Кон­кур­се Мёби­уса, пото­му что тут же уеха­ла за гра­ни­цу и нико­гда эту сти­пен­дию не полу­ча­ла. Поэто­му то, что она не отве­ча­ет на нашу анке­ту, доволь­но есте­ствен­но.

Пре­мию Шесто­го кон­кур­са Мёби­уса 2002 года раз­де­ли­ли Вик­тор Клеп­цын, о кото­ром я уже гово­рил, и Лео­нид Рыб­ни­ков. Вик­тор явля­ет­ся веду­щим науч­ным сотруд­ни­ком CNRS в горо­де Лион во Фран­ции. Лео­нид явля­ет­ся сотруд­ни­ком Меж­ду­на­род­ной лабо­ра­то­рии тео­рии пред­став­ле­ний и мате­ма­ти­че­ской физи­ки на факуль­те­те мате­ма­ти­ки ВШЭ, а так­же рабо­та­ет в ИППИ РАН.

Мно­гие наши побе­ди­те­ли рабо­та­ют во ВШЭ, в ИТЭФ и дру­гих веду­щих уни­вер­си­те­тах и инсти­ту­тах. Один из при­зе­ров 2014 года Олег Кар­пен­ков — мой быв­ший уче­ник, рабо­та­ет в Ливер­пу­ле, но очень часто быва­ет в Москве и актив­но участ­ву­ет в мос­ков­ской мате­ма­ти­че­ской жиз­ни.

Лау­ре­ат 2005 года Алек­сандр Гай­фул­лин, может быть, самый силь­ный из всех побе­ди­те­лей кон­кур­са. С ним может кон­ку­ри­ро­вать раз­ве что Алек­сандр Куз­не­цов. Я думаю, что Гай­фул­лин в ско­ром вре­ме­ни вой­дет в шорт-лист на Фил­дсов­скую медаль. Он член-кор­ре­спон­дент Ака­де­мии наук, так же как и Куз­не­цов. Он един­ствен­ный, кто остал­ся в МГУ, — кро­ме него, из наших лау­ре­а­тов никто в МГУ не остал­ся. Алек­сандр Гай­фул­лин — пат­ри­от МГУ и очень серьез­но там рабо­та­ет на кафед­ре С. П. Нови­ко­ва и В. М. Бух­шта­бе­ра. Мы вся­че­ски его пере­ма­ни­ва­ли в Неза­ви­си­мый уни­вер­си­тет, пока нам это не уда­лось, но нам уда­ет­ся его зама­ни­вать на нашу лет­нюю шко­лу «Совре­мен­ная мате­ма­ти­ка».

Еще я бы хотел ска­зать о Фёдо­ре Пет­ро­ве, полу­чив­шем тре­тье место в 2005 году. Он остал­ся в Санкт-Петер­бур­ге, это заме­ча­тель­ный мате­ма­тик и, насколь­ко я знаю, рабо­та­ет в быст­ро наби­ра­ю­щем силу бака­лаври­а­те Ста­ни­сла­ва Смир­но­ва в СПб­ГУ.

Лау­ре­а­том кон­кур­са 2006 года стал Иван Лосев. О нем я хочу ска­зать отдель­но. Он вооб­ще не рос­си­я­нин, он из Бела­ру­си, учил­ся в Неза­ви­си­мом мос­ков­ском уни­вер­си­те­те, выиг­ры­вал кон­кур­сы и вооб­ще хотел остать­ся в аспи­ран­ту­ре в Рос­сии, но наши заме­ча­тель­ные мигра­ци­он­ные орга­ны не про­дли­ли ему визу.

— Бело­ру­су не про­дли­ли визу?

— Увы, и он не смог остать­ся в Рос­сии, поехал в аспи­ран­ту­ру в США, и сей­час он веду­щий про­фес­сор в Севе­ро-Восточ­ном уни­вер­си­те­те (Northeastern University) в Бостоне, но сохра­ня­ет тес­ные свя­зи и с Неза­ви­си­мым уни­вер­си­те­том, почти каж­дый год при­ез­жа­ет на лет­нюю шко­лу.

Воз­вра­ща­ясь к спис­ку пер­вых лау­ре­а­тов кон­кур­са, я хотел бы обра­тить вни­ма­ние на еще один заме­ча­тель­ный итог. С одной сто­ро­ны, прак­ти­че­ски все наши побе­ди­те­ли пре­успе­ли в жиз­ни, все, кро­ме одно­го, ста­ли уче­ны­ми-иссле­до­ва­те­ля­ми в мате­ма­ти­ке, и две­на­дцать из них посто­ян­но про­жи­ва­ют в Рос­сии.

Как я уже гово­рил, в анке­те, отправ­лен­ной лау­ре­а­там, мы спро­си­ли, как повли­ял Кон­курс Мёби­уса на их жизнь. Почти все отве­ты напи­са­ны почти по одно­му и тому же шаб­ло­ну: «Во-пер­вых, это мне поз­во­ли­ло пове­рить в свои силы. А во-вто­рых, это мне поз­во­ли­ло зани­мать­ся мате­ма­ти­кой и не тра­тить вре­мя на част­ные уро­ки, на репе­ти­тор­ство, на состав­ле­ние про­ек­тов для гран­тов». Неко­то­рые пря­мо гово­рят: «Это поз­во­ли­ло мне окон­чить аспи­ран­ту­ру, без это­го я бы не смог».

Мно­гие гово­рят о том, что Кон­курс Мёби­уса поз­во­лил осво­бо­дить вре­мя для заня­тий мате­ма­ти­кой от вся­ких побоч­ных спо­со­бов зара­ба­ты­ва­ния денег, а дру­гие под­чер­ки­ва­ют, что у наше­го кон­кур­са очень удач­ный фор­мат, на него надо про­сто подать науч­ную ста­тью. Лау­ре­а­ты отме­ча­ют, что этим наш кон­курс серьез­но отли­ча­ет­ся от дру­гих гран­то­вых кон­кур­сов. Обыч­но нуж­но писать про­ект, это огром­ная писа­ни­на, а потом еще за это нуж­но отчи­ты­вать­ся — тоже огром­ная писа­ни­на, а тут — ника­кой бюро­кра­тии, взял рабо­ту и отпра­вил, и гото­во. Нас очень раду­ет, что лау­ре­а­ты отме­ти­ли это обсто­я­тель­ство. Я счи­таю, что такое про­стое тре­бо­ва­ние к заяв­ке — очень умный ход с нашей сто­ро­ны.

А на тре­тий вопрос: «Какой мате­ма­ти­кой вы сей­час зани­ма­е­тесь?» — мы полу­чи­ли очень мно­го инте­рес­ных отве­тов. Мно­гие респон­ден­ты жалу­ют­ся, что зани­ма­ют­ся столь раз­но­об­раз­ны­ми раз­де­ла­ми мате­ма­ти­ки, что затруд­ня­ют­ся всё это уме­стить на четы­рех стра­ни­цах.

Так, Сер­гей Мели­хов отка­зал­ся нам отве­чать на этот вопрос, он корот­ко в лич­ном пись­ме мне опи­сал, чем он зани­ма­ет­ся, а я ему пред­ло­жил опуб­ли­ко­вать этот корот­кий ответ, если он не воз­ра­жа­ет. Он ска­зал, что он в корне про­тив, и при­слал яркий и очень инте­рес­ный текст по одной из сво­их тем.

Такое раз­но­об­ра­зие инте­ре­сов наших лау­ре­а­тов явля­ет­ся ско­рее не заслу­гой, а харак­те­ри­сти­кой Кон­кур­са Мёби­уса. Ведь мате­ма­ти­ки, кото­рые пре­по­да­ют в Неза­ви­си­мом уни­вер­си­те­те и вхо­дят в жюри кон­кур­са, так­же не явля­ют­ся узки­ми спе­ци­а­ли­ста­ми, а зани­ма­ют­ся очень мно­ги­ми обла­стя­ми мате­ма­ти­ки.

— Спа­си­бо за интер­вью.

Алек­сей Сосин­ский
Бесе­до­ва­ла Ната­лия Деми­на

Подроб­но­сти о кон­кур­се и лау­ре­а­тах смот­ри­те на сай­те www.moebiuscontest.ru

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи