- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Историк Леонид Бородкин: «Экономика ГУЛАГа была неэффективна»

Ольга Орлова

Оль­га Орло­ва

80 лет назад, 15 июля 1937 года, был тор­же­ствен­но открыт канал Москва — Вол­га, постро­ен­ный бук­валь­но на костях заклю­чен­ных. При­ну­ди­тель­ный труд уже дав­но во всем мире при­знан эко­но­ми­че­ски невы­год­ным. Одна­ко в Рос­сии до сих пор есть люди, кото­рые спо­рят о том, был ли Ста­лин эффек­тив­ным мене­дже­ром. Мож­но ли это посчи­тать по гам­бург­ско­му сче­ту? Об этом Оль­га Орло­ва, веду­щая Обще­ствен­но­го теле­ви­де­ния Рос­сии, спро­си­ла зав. кафед­рой исто­ри­че­ской инфор­ма­ти­ки исто­ри­че­ско­го факуль­те­та МГУ, чл.-корр. РАН Лео­ни­да Бород­ки­на. Пуб­ли­ку­ем авто­ри­зо­ван­ную рас­шиф­ров­ку интер­вью.

Леонид Бородкин

Лео­нид Бород­кин

Лео­нид Бород­кин родил­ся в 1946 году в Тал­лине. В 1971 году окон­чил Мос­ков­ский физи­ко-тех­ни­че­ский инсти­тут по спе­ци­аль­но­сти «При­клад­ная мате­ма­ти­ка». В 1994 году про­шел про­грам­му по эко­но­ми­ке и эко­но­ми­че­ской исто­рии в Гар­вар­де. С 1977 года рабо­та­ет на исто­ри­че­ском факуль­те­те МГУ им. М. В. Ломо­но­со­ва. В 1979 году защи­тил кан­ди­дат­скую дис­сер­та­цию. В 1993 году стал обла­да­те­лем док­тор­ской сте­пе­ни за дис­сер­та­цию «Мето­ды при­клад­ной мате­ма­ти­ки и инфор­ма­ти­ки в исто­ри­че­ских иссле­до­ва­ни­ях». С 2004 года заве­ду­ет кафед­рой исто­ри­че­ской инфор­ма­ти­ки и руко­во­дит цен­тром эко­но­ми­че­ской исто­рии ист­фа­ка МГУ. В 2016 году избран чле­ном-кор­ре­спон­ден­том Рос­сий­ской ака­де­мии наук. Автор око­ло 480 науч­ных пуб­ли­ка­ций, вклю­чая 10 моно­гра­фий и 7 учеб­ных посо­бий.

— Вы рабо­та­е­те в обла­сти исто­ри­че­ской инфор­ма­ти­ки, зани­ма­е­тесь мате­ма­ти­че­ским моде­ли­ро­ва­ни­ем в исто­рии. Как рабо­та­ют мето­ды мате­ма­ти­че­ско­го моде­ли­ро­ва­ния в исто­рии?

— Здесь есть два основ­ных под­хо­да. Один — когда мы изу­ча­ем какой-то про­цесс в дина­ми­ке, а дан­ные за ряд лет или за ряд пери­о­дов отсут­ству­ют. Их надо рекон­стру­и­ро­вать. И с помо­щью моде­лей мож­но сде­лать ту или иную аппрок­си­ма­цию, рекон­струк­цию про­цес­са на тех пери­о­дах, где нам источ­ни­ки не оста­ви­ли дан­ных.

Дру­гая, очень инте­рес­ная зада­ча — это изу­че­ние аль­тер­на­тив. Мы все жили в пери­од аль­тер­на­тив. Сего­дня никто не отри­ца­ет, что исто­рия име­ет свои раз­вил­ки. И в этом смыс­ле я не под­дер­жи­ваю рас­хо­жую фра­зу…

— «Исто­рия не тер­пит сосла­га­тель­но­го накло­не­ния»?

— Если ее пере­ве­сти на язык нау­ки, полу­чит­ся, что нет аль­тер­на­тив в исто­рии, она раз­ви­ва­ет­ся по какой-то зара­нее задан­ной тра­ек­то­рии. Но это не так. Есть аль­тер­на­ти­вы. Если они есть, их надо изу­чать. И, как ни стран­но, те, кто отри­ца­ет необ­хо­ди­мость изу­че­ния аль­тер­на­тив, часто в сво­их рабо­тах волей-нево­лей гово­рят: «Если бы здесь было при­ня­то иное реше­ние, то резуль­тат мог быть дру­гим».

— При чем здесь мате­ма­ти­ка?

— Об этом труд­но ска­зать крат­ко, обра­щусь к при­ме­ру. В рам­ках одно­го про­ек­та мы изу­ча­ли аль­тер­на­ти­вы кон­ца 1920-х годов в нашей стране. Это так назы­ва­е­мый «Вели­кий пере­лом», 1929 год, когда при­ни­ма­ет­ся реше­ние окон­ча­тель­но оста­но­вить НЭП и раз­ви­вать­ся по линии кол­лек­ти­ви­за­ции, рас­ку­ла­чи­ва­ния, фор­си­ро­ван­ной инду­стри­а­ли­за­ции. Но и в руко­вод­стве пар­тии, и в широ­ких мас­сах были раз­ные точ­ки зре­ния на то, как даль­ше раз­ви­вать­ся. Извест­на буха­рин­ская аль­тер­на­ти­ва, ори­ен­ти­ро­ван­ная на даль­ней­шее раз­ви­тие новой эко­но­ми­че­ской поли­ти­ки, ее совер­шен­ство­ва­ние. Тем не менее, было при­ня­то реше­ние идти по моби­ли­за­ци­он­но­му пути.

Советский плакат начала 1930-х, отпечатанный в типографии Дмитлага и обращенный к заключенным, работающим на сооружении канала Москва — Волга. Каналоармеец — заключенный каналоармеец; сокращенно — з/к

Совет­ский пла­кат нача­ла 1930-х, отпе­ча­тан­ный в типо­гра­фии Дмит­ла­га и обра­щен­ный к заклю­чен­ным, рабо­та­ю­щим на соору­же­нии кана­ла Москва — Вол­га. Кана­ло­ар­ме­ец — заклю­чен­ный кана­ло­ар­ме­ец; сокра­щен­но — з/​к

В ходе дис­кус­сии в руко­вод­стве пар­тии про­зву­чал такой аргу­мент: в деревне нарас­та­ет соци­аль­ная вой­на, идет поля­ри­за­ция. На одном полю­се скап­ли­ва­ют­ся бед­ня­ки, на дру­гом идет кон­цен­тра­ция кула­ков. Там воз­ник­нет соци­аль­ный взрыв. Неуже­ли мы дела­ли рево­лю­цию, что­бы опять допу­стить соци­аль­ную вой­ну в деревне? Этот аргу­мент не был глав­ным, но он серьез­но обсуж­дал­ся на пле­ну­мах и дру­гих пар­тий­ных фору­мах. Одна­ко никто ранее все­рьез не рас­смат­ри­вал вопрос: а была ли реаль­ной эта угро­за поля­ри­за­ции дерев­ни?

Мы выяви­ли очень инте­рес­ный источ­ник — дина­ми­че­ские пере­пи­си кре­стьян­ских дво­ров сере­ди­ны и вто­рой поло­ви­ны 1920-х годов, про­во­див­ши­е­ся спе­ци­аль­но создан­ным в ЦСУ отде­лом дина­ми­ки зем­ле­дель­че­ско­го хозяй­ства. Его воз­гла­ви­ла А. И. Хря­ще­ва. Отдел соби­рал дан­ные о том, как изме­нял­ся раз­мер и ста­тус кре­стьян­ско­го дво­ра. Это была боль­шая выбор­ка, 600 тыс. дво­ров, содер­жав­шая дан­ные о том, как они пере­хо­ди­ли из одной кате­го­рии в дру­гую, из мало­по­сев­ной груп­пы в серед­няц­кую или потом зажи­точ­ную.

Эти резуль­та­ты были опуб­ли­ко­ва­ны в нача­ле 1930-х годов, но все­рьез они не изу­ча­лись, может быть, пото­му что в них труд­но усмот­реть эту раз­ди­ра­ю­щую дерев­ню поля­ри­за­цию. Для изу­че­ния это­го про­цес­са мы раз­ра­бо­та­ли мате­ма­ти­че­скую модель. Пред­по­ло­жим, вот эта соци­аль­ная мобиль­ность в кре­стьян­ской сре­де про­дол­жа­лась бы даль­ше за 1929 год. Модель «не зна­ла», что про­изо­шел «Вели­кий пере­лом». И она соци­аль­ную дина­ми­ку вто­рой поло­ви­ны НЭПа про­лон­ги­ро­ва­ла на первую поло­ви­ну 1930-х годов, исхо­дя из мат­ри­цы частот пере­хо­дов меж­ду груп­па­ми, постро­ен­ной на дан­ных дина­ми­че­ских пере­пи­сей 1920-х годов. И что же мы уви­де­ли? Модель пока­за­ла, что если бы про­цесс шел в тех же пара­мет­рах, с той же интен­сив­но­стью пере­хо­дов меж­ду соци­аль­ны­ми груп­па­ми кре­стьян­ства, то про­ис­хо­ди­ла бы вовсе не поля­ри­за­ция. Было бы, как гово­рят, «осе­ред­ня­чи­ва­ние» дерев­ни. Сред­няя груп­па кре­стьян­ства рас­ши­ря­лась бы, в нее втя­ги­ва­лись бы всё более широ­кие

слои бед­ней­ших хозяйств. А кулац­кая груп­па («кулац­кая» в тер­ми­нах тех лет, я бы пред­по­чел сло­во «зажи­точ­ная») немно­го рас­ши­ря­лась бы, оста­ва­ясь в пре­де­лах несколь­ких про­цен­тов. Она не созда­ва­ла той угро­зы, кото­рую власть хоте­ла изоб­ра­зить.

— Угро­за на самом деле была про­сто мани­пу­ля­тив­ным при­е­мом? Реаль­но ее не было?

— Имен­но так. Конеч­но, были раз­ные тен­ден­ции в соци­аль­ном раз­ви­тии дерев­ни, но доми­ни­ро­ва­ла тен­ден­ция не к поля­ри­за­ции, а, наобо­рот, к росту серед­няц­ко­го слоя.

— Вы с кол­ле­га­ми, Оле­гом Хлев­ню-ком и Полом Гре­го­ри, опуб­ли­ко­ва­ли кни­гу об эко­но­ми­ке ГУЛА­Га. А что в прин­ци­пе мож­но ска­зать об эко­но­ми­че­ской спе­ци­фи­ке ГУЛА­Га?

— На мой взгляд, наи­бо­лее инфор­ма­тив­ным явля­ет­ся архив ГУЛА­Га. Он хра­нит­ся в Госу­дар­ствен­ном архи­ве Рос­сий­ской Феде­ра­ции (ГАР­Фе). Это мил­ли­о­ны стра­ниц доку­мен­тов. ГУЛАГ имел очень пунк­ту­аль­ную систе­му доку­мен­та­ции и фик­си­ро­ва­ния всей сво­ей дея­тель­но­сти. Это прак­ти­че­ски еже­днев­ный поток при­ка­зов, дирек­тив и цир­ку­ля­ров. Его мож­но подроб­но изу­чать. Что здесь цен­но? Ужа­са­ю­щие циф­ры и фак­ты взя­ты не из худо­же­ствен­ных про­из­ве­де­ний. Это отчет­ная доку­мен­та­ция руко­вод­ства ГУЛА­Га.

— И тут уже нель­зя ска­зать, что это гипер­бо­ла.

— Да. Напри­мер, из этих архи­вов мож­но вполне досто­вер­но делать вывод о том, какой была дина­ми­ка чис­лен­но­сти заклю­чен­ных с само­го нача­ла стро­и­тель­ства ГУЛА­Га в 1930 году и до окон­ча­ния в 1960 году. Хотя реаль­но в 1953 году со смер­тью Ста­ли­на ГУЛАГ уже рез­ко сдал по всем пара­мет­рам. Мож­но уви­деть, что в мак­си­му­ме коли­че­ство заклю­чен­ных пре­вы­ша­ло 2,5 мил­ли­о­на. В отчет­ном доку­мен­те ГУЛА­Га за 1940 год ука­за­но, что к 1940 году через ГУЛАГ про­шли в общей слож­но­сти 8 млн чело­век. Оцен­ка общей чис­лен­но­сти заклю­чен­ных к кон­цу 1950-х годов — око­ло 18 мил­ли­о­нов. Оцен­ки варьи­ру­ют в пре­де­лах от 16 до 18 мил­ли­о­нов. Но уже мож­но досто­вер­но гово­рить о мас­шта­бе это­го явле­ния. Доля полит­за­клю­чен­ных меня­лась на этом 30-лет­нем отрез­ке, дости­гая в сред­нем 30–35%. Одна­ко не надо думать, что осталь­ные были уго­лов­ни­ка­ми. Гораз­до боль­ше было тех, кого репрес­си­ро­ва­ли за «хозяй­ствен­ные пре­ступ­ле­ния», по «зако­ну о трех колос­ках» и т. д.

Мно­го архив­ных доку­мен­тов, конеч­но, каса­ет­ся эко­но­ми­че­ской дея­тель­но­сти ГУЛА­Га. И здесь в обще­стве нет кон­сен­су­са, есть очень про­ти­во­ре­чи­вые суж­де­ния, нужен ли был ГУЛАГ для раз­ви­тия совет­ской про­мыш­лен­но­сти, како­ва была его истин­ная роль, был ли это ста­но­вой хре­бет ста­лин­ской инду­стри­а­ли­за­ции или нет. Об этом гово­рит­ся и в недав­но вышед­шей кни­ге Оле­га Хлев­ню­ка «Ста­лин. Исто­рия одно­го вождя».

— Явля­лась ли систе­ма при­ну­ди­тель­ных лаге­рей един­ствен­ным спо­со­бом выта­щить нищую, раз­гром­лен­ную стра­ну после Граж­дан­ской вой­ны и про­та­щить ее в состо­я­ние инду­стри­а­ли­за­ции, пере­та­щить насиль­но в буду­щее, где есть заво­ды и гид­ро­элек­тро­стан­ции? Было ли это един­ствен­ным эко­но­ми­че­ским спо­со­бом в тех реа­ли­ях?

— Вот это очень важ­но. Роль ГУЛА­Га в эко­но­ми­ке, в вало­вом внут­рен­нем про­дук­те, была в целом 2–3%. Он, напри­мер, в сель­ском хозяй­стве прак­ти­че­ски не участ­во­вал. А это уже почти поло­ви­на эко­но­ми­ки.

— Одна­ко люди из сель­ских рай­о­нов, попав­шие в ГУЛАГ, — это бес­плат­ная рабо­чая сила, кото­рая мог­ла бы быть задей­ство­ва­на в сель­ском хозяй­стве.

— Это вер­но. Но если мы берем, ска­жем, про­мыш­лен­ность и стро­и­тель­ство, то здесь вклад ГУЛА­Га при­мер­но 10%. Каза­лось бы, незна­чи­тель­ный. Поче­му? Дело в том, что ГУЛАГ не участ­во­вал в тек­стиль­ной про­мыш­лен­но­сти, в пище­вой про­мыш­лен­но­сти, в маши­но­стро­е­нии. Заклю­чен­ных туда не допус­ка­ли. Где они рабо­та­ли? Преж­де все­го — на стро­и­тель­стве круп­ных про­мыш­лен­ных объ­ек­тов, осо­бен­но в отда­лен­ных рай­о­нах стра­ны. Далее — в тех отрас­лях, где надо было обес­пе­чить экс­порт на Запад. Ведь инду­стри­а­ли­за­ция — это мощ­ный про­цесс. Тыся­чи круп­ных пред­при­я­тий стро­ят­ся. Отку­да взять обо­ру­до­ва­ние для них, стан­ки? У нас они про­из­во­ди­лись в неболь­шом коли­че­стве. Зна­чит, надо было про­да­вать про­дук­цию на Запа­де, а на выру­чен­ные день­ги заку­пать обо­ру­до­ва­ние, стан­ки, ино­гда целые заво­ды.

Исправительно-трудовой лагерь Бутугычаг, существовал на территории современной Магаданской области. Лагерь известен своими урановыми и оловянными рудниками, здесь добывали олово и уран вручную

Испра­ви­тель­но-тру­до­вой лагерь Буту­гы­чаг, суще­ство­вал на тер­ри­то­рии совре­мен­ной Мага­дан­ской обла­сти. Лагерь изве­стен сво­и­ми ура­но­вы­ми и оло­вян­ны­ми руд­ни­ка­ми, здесь добы­ва­ли оло­во и уран вруч­ную

Что мы мог­ли пред­ло­жить миру в это вре­мя? Хлеб, лес, золо­то, при­род­ные ресур­сы (руда, уголь). Добы­вать их при­хо­ди­лось пре­иму­ще­ствен­но в отда­лен­ных рай­о­нах (Сибирь, Край­ний Север, Даль­ний Восток). Со вто­рой поло­ви­ны 1930-х годов ГУЛАГ добы­ва­ет 100% золо­та, в основ­ном в труд­ных усло­ви­ях мага­дан­ских при­ис­ков. Глав­ная роль ГУЛА­Га заклю­ча­лась, таким обра­зом, в обес­пе­че­нии работ на лесо­по­ва­ле, добы­че при­род­ных иско­па­е­мых для их выво­за и, что очень важ­но, стро­и­тель­стве дорог, аэро­дро­мов, про­мыш­лен­ных пред­при­я­тий в отда­лен­ных рай­о­нах.

Напри­мер, Нориль­ский гор­но-метал­лур­ги­че­ский ком­би­нат. Огром­ный ком­би­нат в рай­оне Край­не­го Севе­ра! В пико­вое вре­мя на его стро­и­тель­стве рабо­та­ли око­ло 100 тыс. заклю­чен­ных Нориль­ла­га. Воз­ни­ка­ет вопрос: а мож­но это было делать негула­гов­ски­ми сила­ми? Но для это­го надо жить в дру­гой систе­ме. Сего­дня, напри­мер, в рай­о­нах Край­не­го Севе­ра (Ямал и др.) идет добы­ча неф­ти. Она что, ГУЛА­Гом ведет­ся? Нет, конеч­но. Но для это­го надо людям пла­тить нор­маль­ную зар­пла­ту и созда­вать при­ем­ле­мые усло­вия для такой труд­ной рабо­ты. Так осва­и­вал­ся Север в Кана­де или Аляс­ка в США. Одна­ко там люди жили в усло­ви­ях дру­гой эко­но­ми­ки.

1929 год Ста­лин назвал «годом вели­ко­го пере­ло­ма», а в 1930 году начи­на­ет дей­ство­вать ГУЛАГ. Стра­на пере­шла к моби­ли­за­ци­он­ной моде­ли инду­стри­а­ли­за­ции. И начи­на­ет­ся фор­ми­ро­ва­ние мил­ли­он­но­го отря­да людей, кото­рых мож­но пере­ки­ды­вать с одно­го объ­ек­та на дру­гой без забо­ты об их бла­го­по­лу­чии, усло­ви­ях жиз­ни; засе­лить их в бара­ки, не осо­бен­но бес­по­ко­ить­ся, как они оде­ты, в чем ходят на рабо­ту. Мож­но ска­зать, что систе­ма ГУЛА­Га «впи­сы­ва­лась» в ту моби­ли­за­ци­он­ную, фор­си­ро­ван­ную модель совет­ской инду­стри­а­ли­за­ции, кото­рая была ини­ци­и­ро­ва­на ста­лин­ским руко­вод­ством в кон­це 1920-х годов и пред­по­ла­га­ла мас­штаб­ное исполь­зо­ва­ние при­ну­ди­тель­но­го тру­да (наря­ду, отме­тим, с внед­ре­ни­ем новых форм сти­му­ли­ро­ва­ния тру­да в совет­ской про­мыш­лен­но­сти).

Заме­чу, что преды­ду­щая фаза инду­стри­а­ли­за­ции, про­хо­див­шая в доре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии, была доста­точ­но успеш­ной. В тече­ние чет­вер­ти века — до Пер­вой миро­вой вой­ны — Рос­сия сде­ла­ла мощ­ный про­мыш­лен­ный рывок. Одна­ко на этой фазе при­ну­ди­тель­ный труд прак­ти­че­ски не при­ме­нял­ся, уро­вень жиз­ни широ­ких сло­ев насе­ле­ния стра­ны не пони­жал­ся.

— Есть ли у нас какие-то спо­со­бы срав­нить эко­но­ми­че­скую эффек­тив­ность при­ну­ди­тель­но­го тру­да заклю­чен­ных ГУЛА­Га с теми систе­ма­ми, где тоже исполь­зо­вал­ся при­ну­ди­тель­ный труд: США, Афри­ка? Можем ли мы это изме­рить?

— Конеч­но, труд­но срав­ни­вать при­ну­ди­тель­ный труд, допу­стим, на рабо­вла­дель­че­ских план­та­ци­ях в Аме­ри­ке в сере­дине XIX века и в ГУЛА­Ге. Исто­ри­че­ские реа­лии слиш­ком раз­ные. Я не раз слы­шал срав­не­ния не в поль­зу ГУЛА­Га в этом отно­ше­нии. И со мно­ги­ми из них мож­но согла­сить­ся. Напри­мер, аме­ри­кан­ских рабов хозя­ин поку­па­ет на рын­ке, и пла­тит доволь­но доро­го. Заин­те­ре­со­ван ли рабо­вла­де­лец в том, что­бы сде­лать из него дохо­дя­гу? Вряд ли. Он купил раба, что­бы тот был в рабо­то­спо­соб­ном состо­я­нии. Рабы жили в сво­их хижи­нах. У них мог­ли быть семьи. В этом плане, конеч­но, срав­не­ние не в поль­зу ГУЛА­Га.

Нам мно­го дове­лось рабо­тать с доку­мен­та­ми по ГУЛА­Гу. Пси­хо­ло­ги­че­ски это нелег­кое заня­тие, осо­бен­но когда речь идет об анти­гу­ман­ном обра­ще­нии с заклю­чен­ны­ми ГУЛА­Га. В лагер­ной прак­ти­ке быва­ли настоль­ко вопи­ю­щие слу­чаи, что даже началь­ство ГУЛА­Га из Моск­вы посы­ла­ло комис­сию про­ве­рять, что про­изо­шло. В целом, в ГУЛА­Ге 1,6 млн людей умер­ли, отбы­вая срок.

Ягода на строительстве канала Москва — Волга (начало 1930-х)

Яго­да на стро­и­тель­стве кана­ла Москва — Вол­га (нача­ло 1930-х)

Вспом­ним, что лаге­ря назы­ва­лись ИТЛ (испра­ви­тель­но-тру­до­вой лагерь). Сло­во «испра­ви­тель­ный» озна­ча­ло, что попав­шие в лаге­ря долж­ны были про­хо­дить «пере­ков­ку», т. е. зада­ча лаге­ря была еще и в том, что­бы сде­лать из зэков «насто­я­щих совет­ских граж­дан». Но излишне гово­рить, что эта зада­ча была постав­ле­на дема­го­ги­че­ски. Глав­ным обра­зом зэки долж­ны были выпол­нять эко­но­ми­че­ские зада­чи. А здесь тоже была про­бле­ма. Есть обще­при­ня­тый такой тезис о том, что при­ну­ди­тель­ный труд менее эффек­ти­вен, чем сво­бод­ный труд. Изна­чаль­ная зада­ча сто­я­ла так: ГУЛАГ дол­жен быть на само­обес­пе­че­нии. То есть бюд­жет­ные затра­ты на функ­ци­о­ни­ро­ва­ние ГУЛА­Га долж­ны покры­вать­ся пол­но­стью его эко­но­ми­че­ской дея­тель­но­стью и при­но­сить еще и при­быль. Надо ска­зать, что уже в 1930-х годах, а осо­бен­но после вой­ны руко­вод­ство ГУЛА­Га било во все коло­ко­ла: «Мы не можем решить эту зада­чу!» В архи­ве сохра­ни­лось нема­ло писем началь­ства ГУЛА­Га вер­хов­ным вла­стям стра­ны с прось­бой снять прин­цип само­оку­па­е­мо­сти в силу его невы­пол­ни­мо­сти. Руко­вод­ство ГУЛА­Га дава­ло оцен­ки: у нас низ­кая про­из­во­ди­тель­ность тру­да, при­мер­но 40% по срав­не­нию с тру­дом воль­но­на­ем­ных. С эти­ми оцен­ка­ми не все­гда мож­но согла­сить­ся. На мой взгляд, это зани­жен­ные циф­ры. Но то, что эффек­тив­ность тру­да в лаге­рях невы­со­кая, было оче­вид­но.

И в этой свя­зи с кон­ца 1940-х годов пере­пис­ка руко­во­ди­те­лей ГУЛА­Га с вла­стя­ми стра­ны содер­жит выра­жен­ный мотив: «Дай­те нам воз­мож­ность вве­сти зар­пла­ту для заклю­чен­ных, ина­че мы не выпол­ним план — вви­ду недо­ста­точ­ной моти­ва­ции их тру­да». И вот в 1949 году на несколь­ких объ­ек­тах ГУЛА­Га экс­пе­ри­мен­таль­но вво­дит­ся зар­пла­та, а затем с 1951 года она вво­дит­ся во всех лаге­рях, и это дает неко­то­рый при­рост про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да. Весь­ма инте­рес­ный экс­пе­ри­мент. Он пока­зы­ва­ет, что даже в усло­ви­ях неогра­ни­чен­но­го при­нуж­де­ния нель­зя добить­ся эффек­тив­но­го тру­да. При­дет­ся вво­дить мате­ри­аль­ные сти­му­лы. Поэто­му их и вве­ли. Послед­ние годы ГУЛА­Га про­шли в усло­ви­ях выпла­ты зар­плат заклю­чен­ным. Они были, конеч­но, ниже, чем у воль­но­на­ем­ных, но уже мож­но было что-то купить в ларь­ке, мож­но было даже послать семьям какие-то денеж­ки. Ясно ведь, что жизнь детей «вра­гов наро­да» была неслад­кой…

Фото С. П. Королёва перед отправкой в ГУЛАГ, на Колыму

Фото С. П. Коро­лё­ва перед отправ­кой в ГУЛАГ, на Колы­му

— Сей­час мы часто слы­шим: «Ста­ли­на на вас нет. Был бы Ста­лин — вы бы так не воро­ва­ли и с энту­зи­аз­мом рабо­та­ли». Что Вы как исто­рик по это­му пово­ду дума­е­те?

— Конеч­но, я с этим тези­сом не согла­сен в прин­ци­пе. 5 мар­та 1953 года вождь наро­дов умер. А уже через пару недель Берия, в то вре­мя министр внут­рен­них дел СССР, оста­нав­ли­ва­ет стро­и­тель­ство цело­го ряда круп­ных объ­ек­тов ГУЛА­Га, в том чис­ле ряда желез­ных дорог, кото­рые ока­за­лись невос­тре­бо­ван­ны­ми, или тун­не­ля меж­ду мате­ри­ком и Саха­ли­ном. Он сокра­тил рас­хо­ды бюд­же­та на мил­ли­ар­ды руб­лей, решив, что реа­ли­за­ция этих пла­нов будет про­сто неэф­фек­тив­ной.

— То есть про­бле­ма в том, что до вождя не мог­ли доне­сти эле­мен­тар­ные эко­но­ми­че­ские дан­ные?

— Ста­лин был уве­рен: систе­ма долж­на сохра­нять­ся. Имен­но его смерть повлек­ла сокра­ще­ние ГУЛА­Га. Про­шла зна­ме­ни­тая амни­стия. Око­ло мил­ли­о­на чело­век было выпу­ще­но из тюрем и лаге­рей. Неэф­фек­тив­ность систе­мы при­ну­ди­тель­но­го тру­да была понят­на мно­гим, начи­ная с Берии и кон­чая низо­вым зве­ном лагер­ной адми­ни­стра­ции. Эта систе­ма нача­ла ухо­дить со сце­ны со дня смер­ти Ста­ли­на.

— Полу­ча­ет­ся, управ­лен­цы, кото­рые при­ни­ма­ли опе­ра­тив­ные реше­ния, всё пони­ма­ли?

— Мно­го пони­ма­ли, я так думаю. Что каса­ет­ся «эффек­тив­но­го мене­дже­ра», об этом напи­са­но в упо­мя­ну­той кни­ге Оле­га Хлев­ню­ка. Я добав­лю здесь одно. Насле­дие это­го «мене­дже­риз­ма» тако­во, что, дей­стви­тель­но, зна­чи­тель­ная часть насе­ле­ния счи­та­ет: эко­но­ми­че­ские и дру­гие про­бле­мы (напри­мер, кор­руп­цию) надо решать исклю­чи­тель­но кну­том (учи­ты­вая наш исто­ри­че­ский опыт, это может плав­но перей­ти в репрес­сив­ные фор­мы). Люди мало зна­ют о дру­гих систе­мах, кото­рые поз­во­ля­ют эффек­тив­но устра­нять про­бле­мы на базе прин­ци­пов реаль­ной демо­кра­тии, вер­хо­вен­ства пра­ва, а не кну­та. За чет­верть века ста­лин­ско­го прав­ле­ния сфор­ми­ро­ва­лось пред­став­ле­ние, что непре­рыв­ная моби­ли­за­ция с ее при­ну­ди­тель­ны­ми мера­ми, подав­ле­ни­ем струк­тур граж­дан­ско­го обще­ства — это и есть наш путь. Как буд­то сей­час сто­ит вве­сти лаге­ря — и вся кор­руп­ция закон­чит­ся. К сожа­ле­нию, такие пред­став­ле­ния тор­мо­зят раз­ви­тие стра­ны по эффек­тив­но­му пути, созда­ют одну из глав­ных про­блем наше­го обще­ства. Но эта тема тре­бу­ет отдель­но­го обсуж­де­ния.

Лео­нид Бород­кин
Бесе­до­ва­ла Оль­га Орло­ва

Видео­за­пись бесе­ды в сту­дии см. по адре­су:
https://otr-online.ru/programmi/gamburgskii-schet-24869/leonid-borodkin-ekonomika-69115.html

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи