- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Посылки из палеогена

Михаил Генералов (справа)

Миха­ил Гене­ра­лов (спра­ва)

В Москве, в тихом месте рядом с Нескуч­ным садом и ста­рым зда­ни­ем Ака­де­мии наук, нахо­дит­ся музей с необыч­но длин­ной для рос­сий­ских музеев исто­ри­ей — Мине­ра­ло­ги­че­ский музей име­ни А. Е. Фер­сма­на РАН. В про­шлом году он отме­тил свой 300-лет­ний юби­лей.

Дело в том, что кол­лек­ция это­го ака­де­ми­че­ско­го музея воз­ник­ла даже рань­ше самой Ака­де­мии, в 1716 году, как кол­лек­ция Мине­раль­но­го каби­не­та осно­ван­ной Пет­ром I Кунст­ка­ме­ры. За про­шед­шие века кол­лек­ция суще­ствен­но вырос­ла, ста­ла одной из круп­ней­ших в мире, а сам музей в 1934 году, вме­сте с рядом дру­гих учре­жде­ний Ака­де­мии наук, пере­ехал из быв­шей сто­ли­цы в Моск­ву.

Осно­ва кол­лек­ции, конеч­но, мине­ра­лы. Ред­чай­шие и повсе­мест­но рас­про­стра­нен­ные, воз­ник­шие на нашей пла­не­те и при­ле­тев­шие из кос­мо­са, руд­ные и юве­лир­ные, обра­зу­ю­щие пре­крас­ные кри­стал­лы и встре­ча­ю­щи­е­ся в виде невзрач­ных пле­но­чек, мель­чай­ших зерен. Но поми­мо них есть и мно­гое дру­гое, свя­зан­ное с кам­нем, — гор­ные поро­ды, юве­лир­ные укра­ше­ния и кам­не­рез­ные рабо­ты, в том чис­ле, извест­ней­ших гра­ниль­ных фаб­рик Рос­сии, леген­дар­ной фир­мы Фаб­ер­же.

Сре­ди юве­лир­ных, поде­лоч­ных кам­ней, собран­ных в кол­лек­ции музея, есть и те, кото­рые не вхо­дят в чис­ло мине­ра­лов (по совре­мен­ным пред­став­ле­ни­ям — при­род­ных кри­стал­ли­че­ских обра­зо­ва­ний). Один из них — ста­но­вя­щий­ся сей­час всё более попу­ляр­ным янтарь. В Мине­ра­ло­ги­че­ском музее есть круп­ная кол­лек­ция янта­ря и изде­лий из него (рис. 1). Янтарь и похо­жие на него иско­па­е­мые смо­лы здесь не толь­ко из При­бал­ти­ки, но так­же из Укра­и­ны, Сиби­ри, При­мо­рья, Саха­ли­на, Чехии, Ита­лии, Алжи­ра, Мозам­би­ка, Новой Зелан­дии, Цен­траль­ной Аме­ри­ки.

Рис. 1. Изделия из прибалтийского янтаря, Минералогический музей

Рис. 1. Изде­лия из при­бал­тий­ско­го янта­ря, Мине­ра­ло­ги­че­ский музей

В этом году в музее к тому же пока­зы­ва­лись и пока­зы­ва­ют­ся сей­час уни­каль­ней­шие образ­цы янта­ря из дру­гих кол­лек­ций. В нача­ле года посе­ти­те­ли мог­ли уви­деть под­бор­ку из фон­дов зна­ме­ни­то­го Кали­нин­град­ско­го музея янта­ря, а в тече­ние лета будет про­хо­дить выстав­ка «Пле­нен­ные янта­рем. Мифы и леген­ды» с экс­по­на­та­ми, пред­став­ля­ю­щи­ми одну из луч­ших в Рос­сии част­ных кол­лек­ций, собран­ную Вик­то­ром Ана­то­лье­ви­чем Гуса­ко­вым.

Пер­вые образ­цы янта­ря попа­ли в кол­лек­цию музея (Мине­раль­но­го каби­не­та Кунст­ка­ме­ры) еще в XVIII веке. Сотруд­ни­ка каби­не­та, опи­сы­вав­ше­го посту­пав­шие мате­ри­а­лы, эти образ­цы вдох­но­ви­ли на сти­хо­тво­ре­ние:

В топо­ле­вой тени гуляя, мура­вей
В при­лип­чи­вой смо­ле увяз ногой сво­ей.
Хотя он у людей был в жизнь свою пре­зрен­ный,
По смер­ти в янта­ре у них стал дра­го­цен­ный.

Узна­ё­те? Ну да, стро­фы Миха­и­ла Васи­лье­ви­ча Ломо­но­со­ва. Чуть позд­нее в сво­ем тру­де «О сло­ях зем­ных» он поэ­тич­но опи­сал воз­ник­но­ве­ние «инклю­зов» — вклю­че­ний живот­ных в янта­ре — от их же име­ни:

«Поль­зу­ясь лет­нею теп­ло­тою и сия­ни­ем сол­неч­ным, гуля­ли мы по рос­ко­ше­ству­ю­щим влаж­но­стью рас­те­ни­ям, иска­ли и соби­ра­ли всё, что слу­жит к наше­му про­пи­та­нию; услаж­да­лись меж­ду собою при­ят­но­стию бла­го­рас-тво­рен­но­го вре­ме­ни, и после­дуя раз­ным бла­го­вон­ным духам, пол­за­ли и лета­ли по тра­вам, листам и дере­вьям, не опа­са­ясь от них ника­кой напа­сти. И так сади­лись мы на истек­шую из дерев жид­кую смо­лу, кото­рая нас при­вя­зав к себе лип­ко­стию, пле­ни­ла, и бес­пре­стан­но изли­ва­ясь покры­ла и заклю­чи­ла отвсю­ду. Потом от зем­ле­тря­се­ния опу­стив­ше­е­ся вниз лес­ное наше место вылив­шим­ся морем покры­лось: дере­вья опро­верг­лись, илом и пес­ком покры­лись, куп­но со смо­лою и с нами; где дол­го­тою вре­ме­ни мине­раль­ные соки в смо­лу про­ник­ли, дали боль­шую твер­дость, и сло­вом в янтарь пре­тво­ри­ли, в кото­ром мы полу­чи­ли гроб­ни­цы вели­ко­леп­нее неже­ли знат­ные и бога­тые на све­те люди иметь могут…»

Пора­зи­тель­ную под­бор­ку «инклю­зов» как раз и мож­но сей­час уви­деть в Мине­ра­ло­ги­че­ском музее на выстав­ке при­бал­тий­ско­го янта­ря из кол­лек­ции Вик­то­ра Гуса­ко­ва. Гля­дя на них, мож­но почув­ство­вать себя помо­ло­дев­шим на 45 млн лет, ощу­тить себя в лесу палео­ге­но­во­го пери­о­да.

Лес этот на наш взгляд ока­зы­ва­ет­ся очень непри­выч­ным. Преж­де все­го, рос он вовсе не на тех мор­ских бере­гах, где сей­час нахо­дят «сол­неч­ный камень», а зна­чи­тель­но север­нее, на тер­ри­то­рии нынеш­ней Шве­ции, отча­сти на месте нынеш­не­го Бал­тий­ско­го моря. Извест­ные нам место­рож­де­ния янта­ря в При­бал­ти­ке сфор­ми­ро­ва­ли реч­ные пото­ки, пере­нес­шие его на боль­шое рас­сто­я­ние (янтарь из этих же лесов встре­ча­ет­ся даже на тер­ри­то­рии Бело­рус­сии и Укра­и­ны).

Рис. 2. Иглы янтареносной сосны в янтаре. Образец и фото В. А. Гусакова

Рис. 2. Иглы янта­ре­нос­ной сос­ны в янта­ре. Обра­зец и фото В. А. Гуса­ко­ва

Янта­ре­нос­ные дере­вья с их сохра­нив­ши­ми­ся в янта­ре шиш­ка­ми, игла­ми (рис. 2) напо­ми­на­ли сос­ны, но вовсе не были теми сос­на­ми, кото­рые рас­тут сего­дня. К тому же янтарь обра­зо­вы­вал­ся из смо­лы дере­вьев несколь­ких видов. Кро­ме сосен в этих лесах рос­ли дубы, буки, кле­ны, ясе­ни, пла­та­ны, лав­ры и маг­но­лии. В под­лес­ке янтар­но­го леса рос­ло нема­ло пальм, в том чис­ле бана­но­вых. А самый непри­выч­ный вид лесу при­да­ва­ли воз­вы­ша­ю­щи­е­ся над ним на высо­ту сто и более мет­ров гиган­ты — секвойи (рис. 3). Может быть, так через мно­го лет будут выгля­деть наши края, если вдруг гло­баль­ное потеп­ле­ние ока­жет­ся не мифом.

Рис. 3. Побег секвойи в янтаре. Образец и фото В. А. Гусакова

Рис. 3. Побег секвойи в янта­ре. Обра­зец и фото В. А. Гуса­ко­ва

Еще более ожив­ля­ют пред­став­ле­ние о жиз­ни янтар­но­го леса вклю­че­ния насе­ко­мых и дру­гих мел­ких живот­ных, кото­рые пред­став­ле­ны на выстав­ке из кол­лек­ции Вик­то­ра Гуса­ко­ва. В послед­ние годы из это­го собра­ния были откры­ты и опи­са­ны новые виды жуков, ос и даже новое семей­ство ручей­ни­ков. Янтарь сохра­ня­ет свои жерт­вы так хоро­шо, что и через десят­ки мил­ли­о­нов лет мы можем взгля­нуть в голу­бые гла­за древ­не­го насе­ко­мо­го, уви­деть раз­мах его тон­ких, ажур­ных кры­льев (рис. 4).

Рис. 4. Крылатый термит из включения в янтаре. Образец и фото В. А. Гусакова

Рис. 4. Кры­ла­тый тер­мит из вклю­че­ния в янта­ре. Обра­зец и фото В. А. Гуса­ко­ва

Сохра­нил янтарь и такие мимо­лет­ные момен­ты древ­ней исто­рии Зем­ли, как сле­ды росы, выпав­шей на пау­ти­ну. Если взгля­нуть на этот обра­зец под мик­ро­ско­пом, то мож­но уви­деть пузырь­ки с кап­ля­ми вла­ги, скон­ден­си­ро­вав­ши­ми­ся здесь, воз­мож­но, неким туман­ным утром в сере­дине палео­ге­на. Нема­ло в нем и тех, кто ткал пау­ти­ну в сумра­ке янтар­но­го леса (рис. 5).

Рис. 5. Паук из включения в янтаре. Образец и фото В. А. Гусакова

Рис. 5. Паук из вклю­че­ния в янта­ре. Обра­зец и фото В. А. Гуса­ко­ва

Есть в янтар­ных «посыл­ках» из палео­ге­на, в том чис­ле и нахо­дя­щих­ся сей­час в Мине­ра­ло­ги­че­ском музее, и то, что еще не вполне опо­зна­но и толь­ко ждет сво­их иссле­до­ва­те­лей, как, напри­мер, это обра­зо­ва­ние (рис. 6), в кото­ром спе­ци­а­ли­сты подо­зре­ва­ют пред­ста­ви­те­ля мик­со­ми­це­тов — орга­низ­мов, близ­ких к гри­бам и бак­те­ри­ям.

Рис. 6. Миксомицет на древесном включении в янтаре. Образец и фото В. А. Гусакова

Рис. 6. Мик­со­ми­цет на дре­вес­ном вклю­че­нии в янта­ре. Обра­зец и фото В. А. Гуса­ко­ва

Миха­ил Гене­ра­лов,
Глав­ный хра­ни­тель Мине­ра­ло­ги­че­ско­го музея РАН

При­гла­ша­ем в Мине­ра­ло­ги­че­ский музей! Он нахо­дит­ся по адре­су: Москва, Ленин­ский пр-т, 18, корп. 2 (м. «Ленин­ский про­спект» или «Октябрь­ская»). Часы рабо­ты: с 11 до 17, кро­ме поне­дель­ни­ка и втор­ни­ка. Тел. для спра­вок: (495) 954−39−00, сайт: www.fmm.ru.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи