- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Научная диаспора России нужна?

Александр Кабанов

Алек­сандр Каба­нов

В мае 2017 года Совет по нау­ке при Мино­бр­на­у­ки при­нял заяв­ле­ние об исполь­зо­ва­нии потен­ци­а­ла науч­ной диас­по­ры в раз­ви­тии при­о­ри­тет­ных направ­ле­ний рос­сий­ской нау­ки [1]. О том, поче­му Совет обра­тил­ся к это­му вопро­су, Ната­лия Деми­на побе­се­до­ва­ла с чле­ном Сове­та Алек­сан­дром Каба­но­вым, зав. лабо­ра­то­ри­ей «Хими­че­ский дизайн био­на­но­ма­те­ри­а­лов» МГУ, заслу­жен­ным про­фес­со­ром и соди­рек­то­ром Инсти­ту­та нано­ме­ди­ци­ны Уни­вер­си­те­та Север­ной Каро­ли­ны (США).

— Поче­му Совет по нау­ке обра­тил­ся к этой теме?

— Мы счи­та­ем, что вза­и­мо­дей­ствие с науч­ной диас­по­рой явля­ет­ся важ­ным ресур­сом уси­ле­ния нау­ки и обра­зо­ва­ния в Рос­сии. В этом направ­ле­нии уже дела­ют­ся зна­чи­тель­ные уси­лия, но их на нынеш­нем эта­пе совер­шен­но недо­ста­точ­но. Об этом чет­ко и крат­ко ска­за­но в заяв­ле­нии Сове­та [1].

Если гово­рить более подроб­но, то надо сна­ча­ла опре­де­лить­ся с тер­ми­ном «диас­по­ра». Этот тер­мин исполь­зу­ет­ся в ана­ли­ти­че­ских доку­мен­тах для обо­зна­че­ния людей, кото­рые могут быть граж­да­на­ми раз­ных госу­дарств, но явля­ют­ся выход­ца­ми из какой-то опре­де­лен­ной стра­ны или носи­те­ля­ми опре­де­лен­но­го язы­ка. В дан­ном слу­чае мы гово­рим о рос­сий­ской науч­ной диас­по­ре — то есть о рус­ско­го­во­ря­щих уче­ных-сооте­че­ствен­ни­ках, рабо­та­ю­щих за гра­ни­цей, мно­гие из кото­рых явля­ют­ся «про­дук­та­ми» еще совет­ской науч­ной шко­лы. В какой-то сте­пе­ни Рос­сия во вза­и­мо­дей­ствии со сво­ей науч­ной диас­по­рой сле­ду­ет логи­ке ряда зару­беж­ных стран, в част­но­сти Китая.

Китай­цы дав­но оза­бо­ти­лись тем, как уче­ные китай­ско­го про­ис­хож­де­ния могут спо­соб­ство­вать «под­ня­тию» их нау­ки фак­ти­че­ски с нуля, на кото­ром она нахо­ди­лась после «куль­тур­ной рево­лю­ции», до сего­дняш­не­го уров­ня — миро­вой науч­ной дер­жа­вы, кото­рая, веро­ят­но, ско­ро будет почти на рав­ных кон­ку­ри­ро­вать с США. Лет восемь назад мне дове­лось про­чи­тать один из ана­ли­ти­че­ских докла­дов на эту тему, назван­ный «Пере­оце­ни­вая „утеч­ку моз­гов“: Вари­ант диас­по­ры», кото­рый про­из­вел на меня очень боль­шое впе­чат­ле­ние [2]. В этом докла­де деталь­но раз­би­рал­ся состав уче­ных и спе­ци­а­ли­стов, вышед­ших из Китая и рабо­та­ю­щих в веду­щих науч­ных дер­жа­вах мира, и ана­ли­зи­ро­вал­ся потен­ци­ал воз­дей­ствия этих людей на нау­ку и тех­но­ло­гии в Китае. И один из выво­дов мне пока­зал­ся очень инте­рес­ным и пара­док­саль­ным.

Дело в том, что сре­ди огром­но­го чис­ла китай­цев с выс­шим обра­зо­ва­ни­ем, рабо­та­ю­щих в дру­гих стра­нах, мож­но выде­лить отно­си­тель­но неболь­шую попу­ля­цию тех, кто достиг, как ска­за­но в докла­де, «исклю­чи­тель­ных» пози­ций tenured professor в уни­вер­си­те­те или дирек­то­ра иссле­до­ва­ний в круп­ной ком­па­нии. Если не оши­ба­юсь, на тот момент толь­ко в США их насчи­ты­ва­лось око­ло двух тысяч. В отно­ше­нии этих людей был сде­лан вывод, что они настоль­ко инте­гри­ро­ва­ны в зару­беж­ную жизнь, что их «физи­че­ски вер­нуть» в Китай в мас­се сво­ей, ско­рее все­го, невоз­мож­но. Но имен­но они пред­став­ля­ют наи­боль­шую цен­ность для китай­ской нау­ки в силу сво­е­го опы­та, ква­ли­фи­ка­ции, авто­ри­те­та и, если хоти­те, неза­ви­си­мо­сти, даю­щей им опре­де­лен­ную сво­бо­ду помо­гать нау­ке Под­не­бес­ной. При­чем, чем боль­ше они были инте­гри­ро­ва­ны в зару­беж­ную жизнь, явля­ясь пер­ма­нент­ны­ми рези­ден­та­ми или граж­да­на­ми сво­их новых стран, тем в боль­шей сте­пе­ни они мог­ли ока­зать помощь сво­ей «исто­ри­че­ской родине».

И пра­ви­тель­ство Китая дав­но оза­бо­ти­лось тем, как пра­виль­но постро­ить систе­му отно­ше­ний с таки­ми людь­ми и вооб­ще всей науч­ной диас­по­рой. Нача­ли они с про­грамм типа наших мега­гран­тов, но это дале­ко не все меха­низ­мы, кото­рые они успеш­но при­ме­ни­ли и про­дол­жа­ют при­ме­нять. И мне кажет­ся, что глав­ная осо­бен­ность их под­хо­да в том, что они рас­смат­ри­ва­ют всех уче­ных китай­ско­го про­ис­хож­де­ния как часть еди­но­го науч­но-куль­тур­но­го про­стран­ства, не деля их на «сво­их» и «чужих». И в этом они пре­успе­ли.

В этой свя­зи инте­рес­но срав­нить опыт Индии и Китая. Раз­мер интел­лек­ту­аль­ной диас­по­ры инду­сов не мень­ше, чем у китай­цев, а может, даже боль­ше. Она тоже сверх­круп­ная. И во всех сфе­рах науч­но­го биз­не­са, и в ака­де­мии выход­цы из Индии зани­ма­ют веду­щие и рас­ту­щие пози­ции. По край­ней мере в США. Но если вы посмот­ри­те на успеш­ность Индии как науч­ной дер­жа­вы, то она суще­ствен­но усту­па­ет Китаю, хотя эко­но­ми­че­ски Индия — стра­на с либе­раль­ной эко­но­ми­кой. Воз­мож­но, это свя­за­но с тем, что Китай и Индия по-раз­но­му вза­и­мо­дей­ству­ют с диас­по­рой и диас­по­ра по-раз­но­му вли­я­ет на индий­скую жизнь, и для нас это серьез­ный и важ­ный урок.

— Успех обще­ства зави­сит от того, насколь­ко береж­но оно отно­сит­ся к сво­ей диас­по­ре?

— Если гово­рить кон­крет­но о Рос­сии, наша науч­ная диас­по­ра очень круп­ная — чис­ло «исклю­чи­тель­ных» уче­ных в тер­ми­нах упо­мя­ну­то­го Китай­ско­го докла­да в ней, по-види­мо­му, изме­ря­ет­ся тыся­ча­ми. При этом насе­ле­ние Рос­сии на поря­док мень­ше, чем в Китае. При­чи­на это­го, конеч­но, в том, что наша диас­по­ра во мно­гом сфор­ми­ро­ва­на бла­го­да­ря Совет­ско­му Сою­зу, кото­рый был науч­ной сверх­дер­жа­вой. Со вре­ме­нем китай­ская диас­по­ра будет рас­ти за счет роста чис­ла уче­ных китай­ско­го про­ис­хож­де­ния за рубе­жом. А рос­сий­ская — будет ско­рее умень­шать­ся, так как мощ­ной под­пит­ки боль­ше не будет. Хотя наша науч­ная диас­по­ра про­дол­жа­ет попол­нять­ся моло­ды­ми людь­ми, ее ядро — это уже зре­лые люди. Эта диас­по­ра — вре­мен­ное явле­ние, но она очень высо­ко­ка­че­ствен­ная.

Мож­но с уве­рен­но­стью утвер­ждать, что нико­гда еще в исто­рии Рос­сии не было столь хоро­шо обра­зо­ван­ной, пре­успев­шей и, в общем-то, спло­чен­ной диас­по­ры уче­ных и тех­ни­че­ских спе­ци­а­ли­стов, рабо­та­ю­щих вне Рос­сии. Эти люди, пол­но­стью инте­гри­ро­ван­ные в новую жизнь, обла­да­ют огром­ным опы­том рабо­ты в веду­щих науч­ных дер­жа­вах мира. При этом они не толь­ко сохра­ни­ли рус­ский язык и куль­ту­ру, но, в мас­се сво­ей, име­ют жела­ние так или ина­че вза­и­мо­дей­ство­вать с рос­сий­ски­ми уче­ны­ми, что может при­не­сти Рос­сии боль­шую поль­зу.

В 1990-е и 2000-е годы из Рос­сии уеха­ла боль­шáя часть клю­че­во­го для интел­лек­ту­аль­но­го раз­ви­тия стра­ны поко­ле­ния уче­ных. Я нахо­жусь в цен­тре это­го поко­ле­ния — мне 55 лет, а наша диас­по­ра, в основ­ном люди 40–65 лет. И что про­ис­хо­дит, когда из стра­ны уез­жа­ет столь зна­чи­мая часть поко­ле­ния? Мы с вами об этом как-то гово­ри­ли: «рас­па­да­ет­ся связь вре­мен». Сила твор­че­ских людей в пре­ем­ствен­но­сти меж­ду поко­ле­ни­я­ми. То, что из стра­ны уеха­ло столь­ко пред­ста­ви­те­лей мое­го поко­ле­ния, в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни эту связь вре­мен утон­чи­ло. Это огром­ная демо­гра­фи­че­ская трав­ма не толь­ко для рос­сий­ской нау­ки, но и для все­го рос­сий­ско­го обще­ства.

Клю­че­вой вопрос в том, а что эти уехав­шие из Рос­сии уче­ные могут ей дать. И ответ на него объ­ем­ный, он не огра­ни­чи­ва­ет­ся толь­ко пере­да­чей пере­до­во­го зару­беж­но­го опы­та и про­ве­де­ни­ем кон­крет­ных иссле­до­ва­ний на миро­вом уровне. И до мега­гран­та я бывал в Рос­сии часто, но, когда я при­е­хал сюда в каче­стве мега­грант­ни­ка, я вдруг ощу­тил, что, поми­мо того что здесь нуж­но вос­ста­нав­ли­вать или фор­ми­ро­вать целые обла­сти нау­ки, кото­рые здесь не воз­ник­ли или пере­ста­ли раз­ви­вать­ся, очень важ­но вос­ста­но­вить обще­ние всех поко­ле­ний уче­ных.

На встрече В. Путина с получателями мегагрантов 19 сентября 2016 года. Фото с сайта kremlin.ru

На встре­че В. Пути­на с полу­ча­те­ля­ми мега­гран­тов 19 сен­тяб­ря 2016 года. Фото с сай­та kremlin.ru

Есть вещи, о кото­рых уехав­шие уче­ные наше­го поко­ле­ния могут с боль­шой поль­зой гово­рить с трид­ца­ти- и соро­ка­лет­ни­ми людь­ми и быть с ними «на одной волне». Здесь и пере­да­ча опы­та, и рас­сказ о том, как орга­ни­зо­ва­на нау­ка в раз­ных стра­нах, и то, как надо отве­чать на боль­шие вызо­вы, и мно­гое дру­гое. Раз­го­вор с пят­на­дца­ти- и два­дца­ти­лет­ни­ми людь­ми будет совер­шен­но дру­гим. С дру­гой сто­ро­ны, наше поко­ле­ние — свя­зу­ю­щее со стар­шим поко­ле­ни­ем, кото­рое, к сожа­ле­нию, ухо­дит и кото­ро­му я без­мер­но бла­го­да­рен за то, что они вос­пи­та­ли нас.

Мне неко­то­рые писа­ли в «Фейс­бу­ке»: «Вот, ты не пони­ма­ешь, у вас в Аме­ри­ке свой мир, а у нас — свой мир. Мы стра­на, кото­рая побе­ди­ла во Вто­рой миро­вой войне…» Но Вто­рая миро­вая дав­но закон­чи­лась…

— Более того, Вели­ко­бри­та­ния и США вме­сте с нами побе­ди­ли во Вто­рой миро­вой.

— Да, это так. Есть очень мно­го вещей, кото­рые дру­гие стра­ны тоже хотят пере­нять у сво­ей диас­по­ры. И будет чудо­вищ­ной ошиб­кой для Рос­сии не вос­поль­зо­вать­ся этим вре­мен­ным, но колос­саль­ным пре­иму­ще­ством! Нель­зя быть столь рас­то­чи­тель­ны­ми. Когда мы гово­рим сего­дня о диас­по­ре, кто-нибудь может ска­зать, что нам надо при­вле­кать всех зару­беж­ных уче­ных, без­от­но­си­тель­но к их наци­о­наль­но­сти. Пра­виль­но! Но у диас­пор есть осо­бен­ность: они — «Ава­та­ры» локаль­ных куль­тур. Они зна­ют жизнь там, зна­ют жизнь здесь. В этом смыс­ле диас­по­ра — осо­бое куль­тур­ное явле­ние.

— На чем кон­цен­три­ро­вал­ся Совет по нау­ке, гото­вя свое заяв­ле­ние по диас­по­ре?

— Наше заяв­ле­ние гово­рит о том, что, конеч­но, хоро­шо, что нача­лись про­грам­мы мега­гран­тов, после кото­рых мно­гим в диас­по­ре ста­ло ясно, что в Рос­сии мож­но зани­мать­ся успеш­ной науч­ной рабо­той. Был раз­ру­шен нега­тив­ный сте­рео­тип, что очень важ­но. Но в силу конеч­но­сти гран­тов, огра­ни­чен­но­сти рам­ка­ми постав­лен­ных в гран­тах задач и дру­гих фак­то­ров не уда­ет­ся пол­но­стью рас­крыть потен­ци­ал диас­по­ры в Рос­сии.

И в заяв­ле­нии гово­рит­ся о том, что надо созда­вать новые меха­низ­мы или рас­ши­рять име­ю­щи­е­ся, что­бы уче­ные диас­по­ры мог­ли при­вле­кать­ся, в том чис­ле, для про­ве­де­ния неза­ви­си­мой экс­пер­ти­зы, уча­стия в наблю­да­тель­ных и кон­суль­та­ци­он­ных науч­ных сове­тах, фор­ми­ро­ва­ния меж­ду­на­род­ных свя­зей, под­го­тов­ки аспи­ран­тов и пост­до­ков, чте­ния лек­ций и дру­гих важ­ных для рос­сий­ской нау­ки и обра­зо­ва­ния вещей.

Заяв­ле­ние Сове­та по нау­ке обра­ще­но к рос­сий­ским уни­вер­си­те­там, к Рос­сий­ской ака­де­мии наук, рос­сий­ским науч­ным фон­дам. Мы не пред­ла­га­ем кон­крет­ных форм, мы гово­рим о том, что долж­но про­ис­хо­дить, а кон­крет­ные фор­мы надо выра­ба­ты­вать. Фор­мы вза­и­мо­дей­ствия могут быть раз­лич­ны. Необ­хо­дим систем­ный под­ход к вопро­су — об этом нуж­но думать, это нуж­но делать сей­час.

И еще — и это очень важ­но: мы при­зы­ва­ем всё рос­сий­ское науч­ное сооб­ще­ство вос­при­ни­мать уче­ных-сооте­че­ствен­ни­ков, рабо­та­ю­щих за гра­ни­цей, как часть еди­но­го рус­ско­го­во­ря­ще­го науч­но-куль­тур­но­го про­стран­ства вне зави­си­мо­сти от места про­жи­ва­ния, граж­дан­ства и поли­ти­че­ских взгля­дов. Как гово­рит­ся, «мы с тобой одной кро­ви, ты и я», поэто­му наши жиз­ни и забо­ты не долж­ны быть чужи­ми и непо­нят­ны­ми друг дру­гу.

— Вы не бои­тесь, что ваше заяв­ле­ние оста­нет­ся пустой декла­ра­ци­ей?

— Наде­юсь, что нет. Знаю, что есть мно­го людей, кото­рые хотят и будут рабо­тать, что­бы наши пред­ло­же­ния и идеи не оста­лись толь­ко на бума­ге. К сожа­ле­нию, сего­дня у Рос­сий­ской ака­де­мии наук нет еди­ной поли­ти­ки в отно­ше­нии того, как вза­и­мо­дей­ство­вать с уче­ны­ми-сооте­че­ствен­ни­ка­ми, но я наде­юсь, что такая поли­ти­ка появит­ся.

У Мини­стер­ства обра­зо­ва­ния этот вопрос на виду. Они про­дол­жа­ют про­грам­му мега­гран­тов, при­вле­ка­ют пред­ста­ви­те­лей диас­по­ры к обсуж­де­нию ряда вопро­сов орга­ни­за­ции нау­ки и науч­но­го обра­зо­ва­ния. Но нель­зя сто­ять на месте, нуж­но рас­ши­рять это сотруд­ни­че­ство, нуж­ны новые систем­ные ини­ци­а­ти­вы. В этой свя­зи хоро­шо, что в обсуж­де­нии вопро­са о диас­по­ре при­ня­ли уча­стие зам­ми­ни­стра обра­зо­ва­ния и нау­ки РФ Вален­ти­на Пере­вер­зе­ва и Гри­го­рий Труб­ни­ков, и мне кажет­ся, что пози­ция Сове­та встре­ти­ла у них пони­ма­ние.

Ясно так­же, что и к мне­нию уче­ных-сооте­че­ствен­ни­ков, рабо­та­ю­щих сей­час в Рос­сии, при­слу­ши­ва­ют­ся. При­ме­ром может слу­жить встре­ча деся­ти мега­грант­ни­ков с Вла­ди­ми­ром Пути­ным в сен­тяб­ре про­шло­го года [3], в резуль­та­те кото­рой появи­лась Пре­зи­дент­ская про­грам­ма под­держ­ки уче­ных, реа­ли­зу­е­мая через Рос­сий­ский науч­ный фонд. Я думаю, что тогда зало­гом успе­ха наше­го раз­го­во­ра с пре­зи­ден­том было то, что мы ниче­го не попро­си­ли «для себя», а сосре­до­то­чи­лись на том, что важ­но для рос­сий­ских уче­ных, в первую оче­редь моло­дых рос­сий­ских уче­ных. Дру­гим при­ме­ром реаль­но­го вза­и­мо­дей­ствия уче­ных-сооте­че­ствен­ни­ков с рос­сий­ски­ми уче­ны­ми слу­жат меж­дис­ци­пли­нар­ные науч­ные цен­тры, создан­ные при уча­стии Рус­ско­го­во­ря­щей ака­де­ми­че­ской науч­ной ассо­ци­а­ции — RASA.

— Знаю, что такой центр есть в Том­ске. А где-то еще есть?

— В Том­ске, Каза­ни и Санкт-Петер­бур­ге. И хоте­лось бы, что­бы и чис­ло таких цен­тров, и коли­че­ство ино­стран­ных уче­ных, участ­ву­ю­щих в науч­ной и обра­зо­ва­тель­ной дея­тель­но­сти в Рос­сии, рос­ло. Вооб­ще гово­ря, таких уче­ных уже сей­час нема­ло. Поми­мо мега-грант­ни­ков есть сотруд­ни­ки Скол­те­ха. При­вле­че­ние веду­щих ино­стран­ных уче­ных преду­смат­ри­ва­ет­ся в раз­лич­ных гран­то­вых меха­низ­мах РНФ. Про­во­дят­ся меж­ду­на­род­ные кон­кур­сы РФФИ сов­мест­но с фон­да­ми дру­гих стран. Дей­ству­ют раз­лич­ные про­грам­мы меж­ду­на­род­но­го сотруд­ни­че­ства и обме­на. Ну и, конеч­но, мно­гие уче­ные при­ез­жа­ют в рос­сий­ские учре­жде­ния читать лек­ции в инди­ви­ду­аль­ном поряд­ке.

Инте­рес­но, что в Рос­сии не суще­ству­ет еди­но­го цен­тра, орга­ни­за­ции, пред­став­ля­ю­щей ино­стран­ных уче­ных, рабо­та­ю­щих в Рос­сии. Вме­сте с тем у этих уче­ных пери­о­ди­че­ски воз­ни­ка­ет мно­же­ство схо­жих вопро­сов, ино­гда про­блем, с кото­ры­ми им неку­да обра­тить­ся на регу­ляр­ной, а не слу­чай­ной осно­ве. Когда был про­ве­ден пер­вый кон­курс мега­гран­тов, у пер­вых 40 мега­грант­ни­ков было нема­ло вопро­сов. Мы реша­ли мно­гие вопро­сы меж­ду собой, объ­еди­ня­лись и, когда надо было, обра­ща­лись в мини­стер­ство, шли к мини­стру или дру­гим чинов­ни­кам. С тех пор мега­грант­ни­ков ста­ло 200. Неко­то­рые закон­чи­ли свою рабо­ту в Рос­сии. Неко­то­рые вер­ну­лись в Рос­сию насо­всем. Как я уже гово­рил, появи­лись дру­гие уче­ные. Вопро­сов ста­ло боль­ше, они ста­ли более раз­но­об­раз­ны­ми.

— Вы хоти­те, что­бы появил­ся какой-то новый депар­та­мент в Мино­бр­на­у­ки?

— Не знаю, это надо деталь­но обсуж­дать. Я лишь хочу ска­зать, что суще­ству­ю­щих меха­низ­мов вза­и­мо­дей­ствия недо­ста­точ­но, и в заяв­ле­нии Сове­та мы ста­вим вопрос о том, что необ­хо­ди­мо эти меха­низ­мы создать. Это заяв­ле­ние, направ­лен­ное в адрес рос­сий­ских орга­ни­за­ций.

— Может быть, Сове­ту по нау­ке в буду­щем име­ет смысл пред­ло­жить меха­низ­мы рабо­ты с диас­по­рой?

— Я думаю, что это не дело Сове­та по нау­ке. Совет — это сове­ща­тель­ный орган, он может лишь реко­мен­до­вать какие-то вещи, а раз­ра­ба­ты­вать меха­низм дол­жен испол­ни­тель­ный орган. Воз­мож­но, такой орган нуж­но создать. Кста­ти, после того как мега­грант­ни­ки встре­ти­лись с Вла­ди­ми­ром Пути­ным и обсуж­да­ли с ним те пред­ло­же­ния, кото­рые впо­след­ствии полу­чи­ли вопло­ще­ние в Пре­зи­дент­ской про­грам­ме, мы обра­ти­лись в Совет по нау­ке, что­бы учесть мне­ние посто­ян­но рабо­та­ю­щих в Рос­сии уче­ных. С уча­сти­ем чле­нов Сове­та по нау­ке и мега­грант­ни­ков была созда­на спе­ци­аль­ная рабо­чая груп­па по это­му вопро­су.

Я хотел бы еще ска­зать о том, что, когда сооте­че­ствен­ни­ки, при­ез­жа­ю­щие в Рос­сию и чув­ству­ю­щие себя абсо­лют­но ком­форт­но в сре­де род­ных и дру­зей, пыта­ют­ся что-то пред­ло­жить или сде­лать в науч­ной сфе­ре здесь, они часто чув­ству­ют совсем дру­гое отно­ше­ние. Мно­гие гово­ри­ли мне, что «нас здесь не хотят». Каким-то обра­зом рос­сий­ское науч­ное сооб­ще­ство про­еци­ру­ет, что сооте­че­ствен­ни­ки здесь не нуж­ны. Конеч­но, это отно­ше­ние с года­ми меня­ет­ся. Появи­лась про­грам­ма мега­гран­тов, кото­рую вна­ча­ле мно­гие вооб­ще кате­го­ри­че­ски не хоте­ли, но сей­час с ней уже сми­ри­лись, когда уви­де­ли, что от нее есть поль­за.

— Про­бле­ма в том, что те, кто рабо­та­ет на миро­вом уровне в Рос­сии, кто по той или иной при­чине не уехал или не соби­рал­ся уез­жать, полу­ча­ют недо­ста­точ­ное финан­си­ро­ва­ние. Недав­но, когда объ­яви­ли новую вол­ну мега­гран­тов, один хоро­ший физик, член­кор Ака­де­мии наук, ска­зал: «Луч­ше бы они под­дер­жи­ва­ли суще­ству­ю­щие науч­ные груп­пы». Недо­фи­нан­си­ро­ва­ние — реаль­ная про­бле­ма.

— Да, это про­бле­ма, но я могу лишь ска­зать, поче­му я счи­таю, что про­грам­ма мега­гран­тов успеш­на, и как ее надо даль­ше раз­ви­вать. Уж не гово­ря о том, что сего­дня мно­гие гран­ты Рос­сий­ско­го науч­но­го фон­да не усту­па­ют по раз­ме­рам мега­гран­там. И кста­ти, сам этот фонд и такие его боль­шие гран­ты в неко­то­рой сте­пе­ни появи­лись бла­го­да­ря успе­ху про­грам­мы мега­гран­тов. Их созда­ва­ли одни и те же люди.

Понят­но, что есть раз­ные мне­ния, на что мож­но тра­тить день­ги. Но боль­шая про­бле­ма еще и в том, в Рос­сии не в пол­ной мере вос­тре­бо­ва­ны такие уче­ные и не раз­ви­ты такие фор­мы их дея­тель­но­сти, кото­рые не тре­бу­ют боль­ших денег. Меж­ду­на­род­ная экс­пер­ти­за, наблю­да­тель­ные сове­ты орга­ни­за­ций всех уров­ней, мен­тор­ство, сов­мест­ное руко­вод­ство аспи­ран­та­ми, рабо­та в ред­кол­ле­ги­ях, рецен­зи­ро­ва­ние дис­сер­та­ций и т. д. — воз­мож­но­стей для вза­и­мо­дей­ствия мас­са.

Но эти воз­мож­но­сти не реа­ли­зу­ют­ся так, как долж­ны были бы. Наи­бо­лее успеш­ные стра­ны, в первую оче­редь США, как раз и отли­ча­ют­ся тем, что гото­вы пере­ни­мать, впи­ты­вать в себя как губ­ка любой полез­ный опыт. Мне кажет­ся, что здесь это куль­тур­ное. Отча­сти — неже­ла­ние впус­кать «чужа­ков» в свои дела, отча­сти — неуве­рен­ность в себе. Ино­гда — мыс­ли типа «пона­е­дут, уве­зут наших моло­дых».

Неко­то­рые пред­ста­ви­те­ли рос­сий­ско­го науч­но­го «истеб­лиш­мен­та» мне гово­ри­ли, что им кажет­ся, что уче­ные из диас­по­ры «смот­рят на них свы­со­ка», что они «зада­ют­ся» и. т. д. Это абсо­лют­но не так! Я не знаю нико­го из ува­жа­ю­щих себя чле­нов диас­по­ры, кото­рые свы­со­ка смот­рят на сво­их кол­лег в Рос­сии. Так что есть про­бле­мы вза­и­мо­дей­ствия с двух сто­рон. А вре­ме­ни на рас­кач­ку нет. Сво­им обра­ще­ни­ем Совет, по суще­ству, при­зы­ва­ет поско­рее устра­нить такие ненуж­ные и искус­ствен­ные барье­ры меж­ду рус­ско­го­во­ря­щи­ми уче­ны­ми все­го мира.

— Несмот­ря на слож­ную поли­ти­че­скую ситу­а­цию, в кото­рой сей­час ока­за­лась Рос­сия?

— Ну что теперь поде­ла­ешь с поли­ти­че­ской ситу­а­ци­ей? Как гово­рил мой отец, ака­де­мик Вик­тор Каба­нов, памя­тью кото­ро­го я очень доро­жу: «Нуж­но выно­сить за скоб­ки то, на что ты не можешь повли­ять». Что инте­рес­но, несмот­ря ни на какую ситу­а­цию, у мно­гих пред­ста­ви­те­лей диас­по­ры появ­ля­ет­ся и рас­тет пони­ма­ние, что мож­но и нуж­но дей­ство­вать сей­час в Рос­сии. Если рань­ше, лет пять — десять назад, такая идея мало кем рас­смат­ри­ва­лась, то сей­час об этом гораз­до боль­ше гово­рят. Это свя­за­но с тем, что дей­стви­тель­но за гра­ни­цей у людей наря­ду со мно­ги­ми ново-при­об­ре­те­ни­я­ми оста­ют­ся неза­пол­нен­ны­ми какие-то куль­тур­ные валент­но­сти, так что их тянет к сво­ей куль­ту­ре. И еще у мно­гих есть ощу­ще­ние важ­но­сти пере­да­чи сво­е­го навы­ка моло­де­жи там, где они роди­лись. Это ника­кая не зна­ме­ни­тая «рос­сий­ская носталь­гия». Порой гово­рят, что «если он едет в Рос­сию, то это пото­му, что хочет на Рос­сии зара­бо­тать». Да чушь соба­чья! Для кого-то, может быть, это и прав­да, но в отно­ше­нии людей, кото­рые успеш­ны и пол­но­стью себя реа­ли­зо­ва­ли, — нет. Есть чув­ство слу­же­ния, слу­же­ния «не мам­моне, а Богу».

— Борис Штерн так опи­сал ито­ги пер­во­го кон­кур­са мега­гран­тов: «Дур­ные день­ги доста­лись достой­ным».

— Ну, дай бог. Глав­ное, что достой­ным. Но, как я уже ска­зал, эти день­ги уже пере­ста­ют быть «дур­ны­ми».

— Ведь для Вас это не «дур­ные день­ги», прав­да?

— Конеч­но, нет, с точ­ки зре­ния коли­че­ства денег это разум­ные были день­ги. Мы купи­ли мно­го обо­ру­до­ва­ния. Глав­ное, что­бы создан­ная лабо­ра­то­рия оста­лась функ­ци­о­наль­ной. Что­бы фокус был на вос­пи­та­нии моло­дых. Поэто­му, как когда-то было ска­за­но, очень важ­но, что­бы «день­ги не ушли, как вода в песок».

А что каса­ет­ся «достой­ных», то для меня лич­но было потря­са­ю­ще важ­но ока­зать­ся в одной ком­на­те с пер­вы­ми 39 мега­грант­ни­ка­ми. Слу­чи­лось это в мае 2011 года во вре­мя нашей встре­чи с Дмит­ри­ем Мед­ве­де­вым [4], и я поду­мал тогда, что встре­тить­ся с таки­ми заме­ча­тель­ны­ми уче­ны­ми из раз­ных стран не мень­шая честь, чем впер­вые встре­тить­ся с пре­зи­ден­том Рос­сии. И я до сих пор так думаю.

— Инте­рес­но, что Вы лич­но пре­крас­но «встро­е­ны» в Аме­ри­ку, спо­кой­но може­те жить там, не воз­вра­ща­ясь сюда, но Вы всё рав­но веде­те «дипло­ма­ти­че­скую рабо­ту», пыта­ясь нахо­дить сло­ва, что­бы наша власть услы­ша­ла мне­ние диас­по­ры.

— Если вы начи­на­е­те с кем-то гово­рить, то глав­ная зада­ча — не дать диа­ло­гу пре­рвать­ся, поэто­му нуж­но фоку­си­ро­вать­ся на вещах, кото­рые вас объ­еди­ня­ют, а не разъ­еди­ня­ют. В общем, несмот­ря на собы­тия, кото­рые про­изо­шли в Рос­сии и мире, несмот­ря на еще боль­шее дроб­ле­ние рос­сий­ско­го интел­лек­ту­аль­но­го обще­ства в послед­ние годы, идея «в Рос­сии мож­но и нуж­но зани­мать­ся нау­кой» сре­ди пред­ста­ви­те­лей науч­ной диас­по­ры не исчез­ла. И мы долж­ны создать меха­низ­мы ее реа­ли­за­ции.

В конеч­ном сче­те, в иде­а­ле нам всем хоте­лось бы, что­бы наши граж­дане жили в доб­ром здра­вии, бога­то, счаст­ли­во и мир­но. А для это­го необ­хо­ди­мо, что­бы рос­сий­ские уче­ные созда­ва­ли интел­лек­ту­аль­ный капи­тал и новые тех­но­ло­гии, кото­рые дви­га­ли бы стра­ну впе­ред, к этой цели.

Алек­сандр Каба­нов
Бесе­до­ва­ла Ната­лия Деми­на

1. http://sovet-po-nauke.ru/info/17052017-declaration_diaspora

2. http://sts.sagepub.com/cgi/content/abstract/13/1/1

3. http://kremlin.ru/events/president/news/52916

4. http://kremlin.ru/transcripts/11309

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи