Диссер по теологии и его всемирно-историческое значение

Александр Сергеев

Александр Сергеев

Итак, в России состоялась первая в истории защита официальной научной диссертации по теологии. (До сих пор степени по богословию присуждались только негосударственными учебными заведениями в рамках духовного образования.) На фоне других общественных событий последних лет — войны, санкций, репрессий, цензуры, реновации — это событие не столь заметно. В конце концов, это ведь даже не разгон Академии наук, который в режиме отрубания хвоста по частям тоже мало кого обеспокоил. А тут многие даже усмотрели некий позитив: в кои-то веки власть не запрещает, а, наоборот, что-то разрешает. Разве плохо, что некоторые весьма эрудированные люди, занимающиеся богословием, получат государственное свидетельство о своей учености наряду с астрофизиками и генетиками, историками и философами? Радоваться же надо! Ан нет. На диссертацию поступило целых пять отрицательных отзывов. Все их диссертант отверг, не упустив возможности упрекнуть ученых в клевете. В общем, изменить неизбежного эти протесты ожидаемо не смогли, поскольку и эта защита, и само введение ученых степеней по теологии лежат в контексте широкого потока, масштаб и значение которого многими недооцениваются. Вот об этом и пойдет разговор, для которого данная защита — лишь информационный повод.

Причина противостояния, конечно, не в самом защищаемом труде. Диссернет выявил тысячи начисто сплагиаченных текстов квалификационных работ, а число научно несостоятельных, вероятно, еще больше. Скорее всего, никто, кроме коллег автора, не обратил бы внимания на обсуждаемую диссертацию, будь она заявлена по религиоведению или философии. Смысл конфликта вокруг нее вовсе не в качестве или содержании текста, а в его позиционировании. Это подтверждает и сам диссертант, который признавался коллегам, что «проламывает стену и ощущает себя первопроходцем» [1]. Стена эта, а точнее граница, отделяет то, что признается наукой, от того, что считается другими видами человеческой деятельности. Так вот суть дела состоит в том, что на современном этапе развития российского государства в нем созрел запрос на изменение понимания науки в направлении архаических представлений.

Тут важно помнить, что так называемая проблема демаркации науки и не науки не имеет однозначного формального решения. Так называемые критерии научности (объективность, верифицируемость, фальсифицируемость, воспроизводимость, непротиворечивость и др.) — это скорее признаки, чем критерии. Фактически же научным является то, что признает таковым научное сообщество. Иначе говоря, это результат соглашения специалистов, которое достигается в ходе постоянно идущей борьбы за научный авторитет (символическую власть в научном поле по терминологии Пьера Бурдьё).

Такая формулировка часто вызывает протест, особенно у ученых-естественников, которым тут видится одобрение произвола или даже сговора в решении научных вопросов. Это, конечно, не так: все математики, например, согласятся с доказанностью теоремы Пифагора, а тот, кто выступит против, скорее поставит под сомнение свою квалификацию, чем теорему. В областях, где знания менее надежны, могут сосуществовать несколько конкурирующих подходов или школ, отражающих частичное согласие специалистов. Каждое такое научное течение ищет убедительные аргументы, стремясь перетянуть конкурентов на свою сторону. Взгляды, потерявшие сторонников из числа специалистов, утрачивают вместе с ними и научный статус. Так что нет оснований приравнивать конвенциональность к произволу — специалисты не станут соглашаться с тем, что для них неубедительно. С одной, впрочем, немаловажной оговоркой: если их не мотивируют какими-то более вескими аргументами ненаучной природы.

Рис. Л. Мельника

Рис. Л. Мельника

Раз научный статус возникает в силу соглашения специалистов, то для практических целей, особенно в отношениях с государством, его необходимо каким-то образом фиксировать. Диссертации и ученые степени как раз и служат инструментом такой формальной фиксации. Научный статус, как известно, дает важные преимущества: право претендовать на невозвратное финансирование исследований, решающий голос в экспертизах и при формировании образовательных программ, возможность занимать определенные должности, особое уважение и доверие со стороны общества. Наука заслужила эти привилегии, принеся большую пользу человечеству в последние несколько веков. Но привилегии всегда притягивают желающих воспользоваться ими без достаточных оснований. Поэтому наука постоянно окружена облаком лженаук — от астрологии до гомеопатии, — которые с разной степенью успешности имитируют наукообразие и порой добиваются официального государственного признания.

Может ли теология считаться наукой? Конечно. Любую деятельность можно признать наукой, если соответствующим образом изменить состав сообщества, которому поручено выносить об этом суждение, или если убедить членов научного сообщества изменить используемые признаки и критерии научности. Подобные примеры хорошо известны из истории науки, в том числе отечественной, где под угрозой «выбывания из рядов» полагалось опираться на единственно верную «научную» идеологию. Беда лишь в том, что в результате такого вмешательства сообщество перестает наследовать тому великому идейному потоку, который сформировал нашу цивилизацию и который известен в мире как наука.

Формальное объявление теологии наукой произошло более года назад, когда ВАК утвердила ее в качестве новой специальности. Но юристы хорошо знают разницу между нормами, которые поддержаны и не поддержаны практикой. Пришло время для практического закрепления новой нормы. А для этого надо было открыто выдвинуть на защиту религиозно мотивированный текст и открыто же заявить личный религиозный опыт автора в качестве приемлемого источника научного знания. Именно эта установка, покушающаяся на самые основания современного научного метода, вызвала резко негативную реакцию многих ученых. В своих отрицательных отзывах на диссертацию они указывали, что субъективные методы и источники являются принципиально ненаучными и потому основанная на них работа не может допускаться к защите.

Это действительно так, если исходить из того, что присуждение ученых степеней должно отражать представления научного сообщества и способствовать извлечению максимальной пользы для общества из науки как сложившегося в рамках четырехвекового проекта Просвещения скептического метода познания. Однако для подобных благодушных допущений нет оснований. ВАК — это прежде всего государственный орган. А значит, в стране с несменяемой (как и в советское, как и в царское время) властью его наиболее приоритетной задачей будет снижение идеологической угрозы, которую несет установившемуся порядку скептический научный метод.

Природа этого конфликта весьма убедительно объясняется с позиций теории мемов, выдвинутой полвека назад Ричардом Докинзом. Мемы — это идеи-репликаторы, способные самовоспроизводиться в сообществах, передаваясь от одного человека к другому. В этом смысле и упоминавшаяся уже теорема Пифагора, и молитва «Отче наш» — мемы. Они вызывают у своих носителей такое поведение, в результате которого происходит их передача следующим поколениям. Однако, как отмечает известный британский физик Дэвид Дойч в своей книге «Начало бесконечности», эти мемы относятся к двум принципиально разным классам, если рассматривать их с точки зрения условий репликации.

Молитвы, как и большинство религиозных идей, относятся к классу статических мемов. Они хорошо реплицируются в обществе, которое поддерживает культ традиции, и поощряет тех, кто стремится к сохранению образа жизни своих предков. Новые идеи, мутировавшие мемы, а главное, их носители в таком «статическом» обществе в той или иной степени репрессируются, а сохранение и передача мемов статического общества обеспечивается в первую очередь именно точностью их копирования. Теоремы же, как и большинство научных идей, — это динамические мемы, которые процветают в обществе, стремящемся к достижению эффективности за счет лучшего соответствия своих мемов реальности. Когда кто-то в таком обществе обнаруживает более эффективную идею, другие перенимают ее, превращая в новый мем, вытесняющий устаревшие.

Чистые случаи динамического и статического обществ — это, конечно, идеализации, но важно, какие мемы доминируют. На протяжении большей части человеческой истории первенство было за статическими мемами. Вероятно, потому, что они лучше обеспечивают сплочение общества перед лицом внешней угрозы. Изредка возникавшие динамические экосистемы обычно поглощались статическими, не успев набрать силу. Просвещение — самая масштабная в истории попытка перехода в динамическую фазу, а наука, основанная на конкуренции гипотез, стремящихся пройти отбор критического анализа и экспериментальной проверки, — это двигатель западной цивилизации.

Успех этого перехода, однако, еще далеко не гарантирован. Статическое общество контратакует, опираясь на страх и предубеждения. Страх, например, эксплуатируют террористы. Не имея возможности победить силой, они добиваются того, чтобы испуганные граждане сами проголосовали за «статический поворот» в своем обществе, пожертвовав свободой и развитием ради иллюзорной безопасности. Политические силы, готовые поддержать такой курс, есть всегда, надо лишь сместить в их пользу симпатии колеблющегося населения.

Казалось бы, причем тут диссертация по теологии? А это просто одно из скромных сражений Великой войны мемов, в котором статические силы ударили по одному из главных оплотов динамических сил в России — по статусу науки. Теперь уже на уровне практики применения в России признана норма, что личный религиозный опыт может быть источником научного знания. И хотя пока это касается только теологии, но принципиально граница науки, изолирующая ее от субъективизма и догматических построений, нарушена. Часть ее взята под контроль религиозными деятелями, которые в своей черной униформе присутствовали на защите. Через эту брешь в научное сообщество будут и дальше проникать религиозные идеи и их носители, ослабляя динамическую установку, подменяя ее идеологическими и догматическими скрепами.

Всё это не слишком удивительно: постепенная деинсталляция научного мировоззрения и укрепление суеверий идут в России уже давно. В мире мы знаем примеры стран, где судят и казнят, например, за связи с джиннами и атеизм [2]. Так что условный срок за покемонов в храме и ученая степень за теологию — это только начало большого пути.

Развитые страны, где сегодня в целом доминирует динамическая установка, — это 15–16% мирового населения и 75% экономики. Советский Союз в прошлом веке парадоксальным образом — с помощью статических идеологем — стремился закрепиться в динамической фазе. Но сегодня Россия с ее 2% мирового населения и экономики уверенно проваливаются обратно в статику. Это очень значительная потеря для динамического мира, особенно если оценивать по величине населения. Поэтому то, что религиозные силы, объединившись с бюрократией, пробили брешь в стене российской научной крепости, — это важное поражение динамических сил в мировом масштабе.

Александр Сергеев,
научный журналист, член Комиссии по борьбе с лженаукой и
фальсификацией научных исследований при Президиуме РАН

1. http://bit.ly/Meduza-Theology

2. http://bit.ly/Lenta-Saudi

Дорогие коллеги!

Объявляем бойкот инвазии теологии в науку. Пожалуйста, наберитесь терпения, зарегистрируйтесь и проголосуйте: http://regulation.gov.ru/Projects/List#npa=66416

Всех благ,

Хромов-Борисов Никита Николаевич,
член Комиссии по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований при Президиуме РАН

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

61 комментарий

  • Alexandru:

    Все же я нахожу абсолютно неконструктивным такой подход. Диссертации по теологии есть во многих странах, в том числе и в ведущих университетах мира (причем там аж две ступени — Doctor of Theology и Doctor of Divinity). Более того, у нас есть степени типа «доктора искусствоведения», которые тоже основаны на субъективном отношении. Другой вопрос, что богословская диссертация может быть плохой именно в качестве богословской. Правильнее было бы отграничить ученые степени богословов, указать их сферу применения и т.п., а не оголтевать.

    • Денис:

      Ну уж нет. Тут нужно именно бить в набат, высмеивать, жалить сарказмом, выжигать напалмом здравого смысла...

      В западных университетах присуждают такие степени, да — это традиция, местами, аж со средних веков. Но такая степень — это просто бумага, выданная богословским факультетом университета, и ничего более. Точно так же, как уже существующие у нас церковные степени богословия. К ним никаких вопросов нет — исключительно внутреннее дело церкви — хоть докторами, хоть академиками пусть называются — их полное право...

      Совсем другая история — ученая степень ВАК, имеющая кучу правовых последствий — от лишних дней отпуска, до права быть экспертом в суде и т.п. Главное же, что здесь ВАК признает это НАУКОЙ, что абсолютно недопустимо и просто оскорбляет здравый смысл и всё научное сообщество. Идиотизм нужно называть идиотизмом, стесняться тут совершенно нечего — продолжим стесняться, так скоро заставят десятину платить и обяжут в церковь ходить отмечаться...

      • Alexandru:

        Как-то Оксфорду доктора теологии в нем не мешают...

        • Denny:

          На самом деле из комментария выше видно, что мешает ВАК, правовые последствия и система привилегий.

          • Alexandru:

            А что нам дело до поповских привилегий? Надбавки, увеличенный отпуск и прочее есть лишь в бюджетных учреждениях, коими церкви не являются. Тут надо ставить вопрос иначе — добиться уточнения, что ученые степени по богословию учитываются при конкурсе на замещение ППС и НС только при замещении должностей, связанных с преподаванием и изучением богословия и смежных специальностей (религиоведения, философской антропологии и т.п.). Например, отчего б в ИВ РАН не работать какому-нибудь мусульманскому богослову?

            • Александр Сергеев:

              Кем работать? Подопытным? Богословие — на наука, и делать ей в академии НАУК нечего. Есть же Духовная академия — вот там пожалуйста. Или пусть защищается по религиоведению. Никто не запрещает богослову заниматься наукой. Но не надо богословие выдавать за науку.

            • Denny:

              Я имел в виду систему официальных привилегий, связанных с государственными степенями. Именно эта система все проблемы и порождает.

              • Alexandru:

                Никаких привилегий вне системы РАН и некоторых других степени не порождают. Даже в университете давно все доплаты за степени отменены и зарплаты определяются локальным актом самого университета.

                • Алексей В. Лебедев:

                  К сожалению, вы ошибаетесь.

                  У нас интересное законодательство. Читаем например Федеральный закон РФ «О службе в таможенных органах Российской Федерации», статья 12, пункт 10:

                  Сотруднику таможенного органа, имеющему ученую степень или ученое звание, очередное специальное звание присваивается на одну ступень выше специального звания, соответствующего занимаемой должности, до полковника таможенной службы включительно.

                  Хотя казалось бы — где наука, а где таможня? А желающих стать полковником, наверное, не мало.

                  Так у нас скоро появятся таможенники-богословы.

                  Видимо, и другие подобные законы есть, этот просто первым попался поиском.

                  • Alexandru:

                    Я не ошибаюсь, а специально пишу «и некоторых других». Некоторые другие — это должности государственной гражданской и правоохранительной службы. Причем у некоторых годится любая степень, у некоторых — только по юриспруденции (у судей, например). Но госслужащих довольно мало и попам их внутренними канонами запрещено быть госслужащими.

          • Денис:

            Alexandru, я же написал, в чем именно тут коллизия — ВАК — это автоматическое признание наукой + правовые последствия.

            Denny, именно так. Если, например, исторические реконструкторы присваивают друг другу звания и вручают награды за штурм картонного Рейхстага, вопросов к ним никаких быть не может — пусть хоть генералиссимусами именуются. Если же их звания внезапно, каким-нибудь министерским декретом, окажутся приравнены к воинским, а награды — к государственным, со всеми сопутствующими правовыми последствиями, тут уже будет возмущение, да еще какое...

        • Александр Сергеев:

          В Духовной академии они тоже никому не мешали. А теперь извольте считать теологию не меньшей наукой, чем биологию. А все бонусы, выделяемые на науку делить с остепенившимися священниками. Они теперь ученые и вправе надо ли преподавать в школе теорию эволюции жизни, Земли и Вселенной или лучше изучать ангельские чины. Подождите немного и начнутся православно-теологические исследования в пользу гомеопатии и телегонии. И нельзя будет возразить, что мол, это вопросы науки, а не религии. Есть теперь такая государственная наука — православие называется.

          • Alexandru:

            Я лично нахожу, что вы немного переигрываете. Богословие у нас — из гуманитарной отрасли, они вместе с философами и историками. Причем здесь гомеопатия и эволюция?! Ни философы, ни историки не имеют отношения к медицине и биологии и не преподают их. Хотя да, вспомнил, есть математик акад. Фоменко, который десятилетиями вещает совершенно лженаучные измышления по истории и никто ему не возражает.

            • Алексей В. Лебедев:

              А вот есть замечательный исторический пример

              Как Казанскому университету благочестие прививали

              newspaper.kpfu.ru/blogs/a...hestie-privivali

              Так вот, что же произошло во время попечительства М.Магницкого? Дело было в 1824 году. На факультете анатомии Казанского императорского университета мирно шли занятия, когда туда ворвались М.Магницкий и архиепископ Казанский и Свияжский Амвросий, сопровождаемые толпой религиозных фанатиков, несущих… гробы.

              В них мракобесы сложили все (!) препараты анатомической коллекции, которые затем вывезли на одно из городских кладбищ, где похоронили под колокольный звон и заупокойные молитвы.

              Некоторые университетские профессора, не то, чтобы даже возмущенные учиненным безобразием, а просто удивившиеся тому, что такой экстраординарный случай произошел в университете, были немедленно уволены Магницким.

              ...

              Тут следует вспомнить, что еще при назначении на должность М.Магницкий отправил в Санкт-Петербург отчет, в котором обвинил Казанский университет в безбожном направлении преподавания и предложил ликвидировать университет – вплоть до снесения его зданий. Не найдя поддержки, сановный мракобес начал преобразования, суть которых, по его же определению, заключалась «в искоренении вольнодумства и основании преподавания всех наук на благочестии»... В итоге за 7 лет попечительства Магницкого университет потерял даже тень самостоятельности, а попечитель из кожи вон лез, стараясь сделать из него нечто вроде монастыря.

              ------------------------------------

              Так вот, хотим ли мы, чтобы спустя 200 лет до такого дошло в российских университетах или не хотим?

              • Alexandru:

                При этом и до, и после Магницкого, и в России, и в Европе существовали в университетах богословские степени и факультеты, как с централизованным, так и с децентрализованным присуждением. А история с гробами — произошла в России с Магницким. Вывод: не теология виновата, а особенности обшественно-политических отношений в России. Проще говоря — это страна с совершенно прогнившими общественными институтами, что связано с отстающей и слаборазвитой экономикой, которая делает эти самые институты невостребованными обществом. А теология, так, надстроечное явление.

              • К:

                В КИУ тогда воровали не по-детски. Ревизия Магницкого была правдой! Современный КФУ построил ... Магницкий!!! А все его благочестие сводилось к тому, что студент должен учиться, а не пить и воровать! Смотри дела 1819- 1826 годов.

      • Alexandru:

        Так же отмечу, что со мной на кафедре работают православные люди, при этом — профессора и доктора физико-математических наук. Демаршами в стиле предпринятых отдельными гражданами, вы отталкиваете и этих ученых от себя.

        • Александр Сергеев:

          Адекватные православные категорически против того демарша и теологией, который устроили государственные идеологи, продавив религию под видом науки. Эти православные хорошо понимают, что таким способом государство фактически занимается разжиганием религиозной розни. Раньше в доктора лезли чиновники, теперь полезут священники. И все будут считаться учоными и говорить от имени науки. Вот, что реально происходит. И если этому ничего не противопоставить, то вам еще предстоит обосновывать согласие своих физико-математических теорий с единственно верным священным писанием.

      • Alexandru:

        Напомню, что в Румынии, например, есть и ВАК, и ученые степени по богословию. Аналогично, в Польше есть и ВАК (Centralna Komisja do Spraw Stopni i Tytułów), и ученые степени по богословию. Более того, «Istotną rolę w rozwoju teologii jako dziedziny nauki odgrywa Komitet Nauk Teologicznych PAN oraz teologiczne stowarzyszenia naukowe.»

        • Александр Сергеев:

          И что, надо заимствовать все дурацкие практики, сохранившиеся с глубины веков?

      • Alex:

        Прежде чем сбрасывать на врага здравый смысл, не забудьте его набрать.

      • Макс:

        «что абсолютно недопустимо и просто оскорбляет здравый смысл и всё научное сообщество»

        меня не оскорбляет. Вот что меня действительно беспокоит, так это наличие идиотов, которые высказываются за все научное сообщество.

        • Денис:

          Макс, а почему Вас это не оскорбляет? Вы считаете теологию полноценной наукой?

          Если это так, то не могли бы Вы рассказать нам о её методах?

        • n11:

          «что меня действительно беспокоит, так это наличие идиотов, которые высказываются за все научное сообщество»

          Полностью согласен

    • Александр Сергеев:

      У искусствоведения, по крайней мере, есть объективный предмет: произведения искусства, их авторы и ценители. В какой-то мере от субъективизма могут страдать конкретные выводы отдельного искусствоведа. Но тоже самое можно сказать и обо всех остальных науках. Что же касается теологии, то здесь отсутствует сам объект исследования: бог принципиально не является объектом (даже с точки зрения верующих).

      Можно было бы сказать, что предметом теологии являются представления людей о Боге, выраженные (объективно) в различных трудах. Однако всеми подобными объективными проявлениями религиозной веры занимается наука религиоведение. Теология — это интеллектуальная форма исповедания религии, но никак не научное, стремящееся к объективности ее исследование.

  • Denny:

    Очевидно, что все рассуждения автора о ненаучности теологии и ее вреде для науки бьются на раз простым аргументом — во многих странах степени по теологии есть, и это никак науке не мешает. С наукой там все куда лучше, чем в России. Самому автору постоянно приходится говорить о российских особенностях.

    Так в чем же источник проблемы в России? Думаю, что основные возражения лежат в русле того, что «теология ОФИЦИАЛЬНО признана наукой». И что это изменяет связанные с официальным признанием статусы, привилегии и разные прочие пряники. Так может об этом и подумать? О том, что порочна именно система государственного признания того, что является и не является наукой? О поддерживаемой государством системе привилегий и прав? Что корни проблемы именно в принципиальной возможности государства что-то официально признавать наукой, а чему-то отказывать в этом статусе? Неужели не очевидно, что теология только при таком устройстве может представлять проблему для науки? И что на самом деле проблему из себя представляет именно такое устройство?

    Не кажется ли читателям, что это опять все те же грабли? Что несмотря на недовольство решениями власти, мы все так же видим единственные возможности именно в этой самой власти? И что по сути это все та же грызня между холопами за благосклонность барина.

    • Alexandru:

      В той же Польше или Чехии есть принципиальная возможность государства признавать или нет. Более того, в Чехии (не знаю как в Польше) академический титул является частью имени и указывается в официальных документах. И это науке тоже не мешает!

    • Да-да, у любой сложной проблемы есть простое, очевидное неправильное решение. Например, насморк можно лечить отрубанием головы, коррупцию — ликвидацией государства, а махинации с учеными степенями — отказом от государственного признания науки и уравнивания ее со всеми видами шарлатанства.

      Ведь если нет официально признанной науки, то нет и никакой официально признанной экспертизы. Каждый волен объявить себя экспертом или учредить свою комиссию по выдаче экспертных корочек. И даже если кто-то погибнет из-за некомпетентности липовых экспертов, то нельзя будет добиться справедливости в суде. Потому что суд будет не вправе отдавать предпочтение одним экспертами рядом с другими. Человек сдох от рака, потому что его лечил гомеопат. Но эксперт-гомеопат в суде заявит, что все делалось было правильно, просто человеку не повезло. Эксперт-астролог подтвердит, что просто звезды неудачно встали.

      В общем, у вас ведь богатая фантазия, можете развить мысль. А если все же лень додумывать свои мысли до конца, почитайте «Апофению» Панчина: royallib.com/book/panchin...r/apofeniya.html

      • Denny:

        Пустые слова. На практике люди прекрасно обходятся без этого официоза и всяких корочек. И людей из-за некомпетентности там гибнет куда меньше. И этот факт стоит больше любых слов.

        И таки да, коррупцию лечат именно уменьшением власти чиновников. Местным самоуправлением. Свободой в сочетании с ответственностью. И судам это не мешает.

        А вы все без корочек и привилегий себе жизнь представить не можете.

        • Алексей В. Лебедев:

          Есть ситуации, когда важен порядок действий. Есть такой грубый пример, что когда вы ходите в туалет, то надо сначала снять штаны, а потом сделать свои дела, а не в обратном порядке, а то будет конфуз. Так и здесь, если вы хотите все сделать правильно, нужно сначала развить гражданское общество, самоуправление, честные выборы, независимые суды, эффективный рынок, частное предпринимательство в науке и образовании, и все с этим связанное, а потом уже отменять государственный контроль за степенями. Тогда можно будет не только по теологии степени вводить, но и по астрологии, уфологии, парапсихологии и тому подобному, когда станет понятно, что это не будет иметь таких негативных последствий для общества, которые в нашем случае просчитываются.

          Вы лучше подумайте о том, зачем вообще вводятся эти степени по теологии, когда сто лет без них обходились. Нужны ли они реально в каком-либо деле, пусть даже внутрицерковном? Или настоящая мотивация как раз в том, чтобы определенным людям получить себе какие-то блага с помощью государственной системы (я не могу этого утверждать, но такие подозрения подсказывает логика)? И если так, то зачем поддерживать действия, направленные на такую цель? Только потому что где-то за границей люди совершают подобные действия ради других целей?

          • Denny:

            Опять пустые слова. Вот диссернет не стал ждать, пока марсиане прибудут «развить гражданское общество, самоуправление, честные выборы, независимые суды, эффективный рынок, частное предпринимательство в науке и образовании, и все с этим связанное». Ребята просто плюнули на все протоколы и корочки и сделали для борьбы с лженаукой в 100 раз больше, чем все комиссии. Наглядно показав всем, что гражданско-общественный контроль может делать без всяких корочек.

            А степени по теологии вводятся по очевидным причинам. Те холопы преданной службой тоже заслужили свою порцию привилегий от барина. Так любая система привилегий работает. Увы, теперь не вас господин назначил любимой женой. Обычные издержки бюрократической раздачи пряников (по корочкам). Именно потому от нее стараются уйти разумные люди.

            • Алексей В. Лебедев:

              Да пример Диссернета как раз наглядно показал всем, как при нынешней системе это малоэффективно. Сколько людей по их заявлениям были реально лишены степеней? Единицы. Какой процент от всех ими разоблаченных? Сколько людей уволено? Считается победой в борьбе, если про кого-то что-то написано в Интернете, а тем временем человек продолжает наслаждаться жизнью, как ни в чем не бывало? Диссернет конечно делает важное и нужное дело, но работает на гипотетическое будущее, когда собранная им информация сможет будет пущена в ход, а не на настоящее.

              • Denny:

                Эффективность правоохранителей определяется не числом посаженых, а статистикой преступности. Всеми признано, что вал паленых диссеров резко пошел на спад. А после того как диссернет взялся за журналы, даже РИНЦ начал чистку своих списков от мусора. Так что диссернет работает на настоящее и вполне конкретное будущее. А не ждет прибытия строителей гипотетического будущего с Марса. И своей деятельностью диссернет будущее приближает. ЕГо деятельность реально меняет ситуацию. В том числе и тем, что в обществе диплом о степени начинает утрачивать свой сакральный статус. Просто понтоваться наличием степени стало сложно.

                • Alex:

                  Denny, Вы игнорируете то, что Вам пишут. А именно, опасение вызывает не столько каждое маленькое изменение само по себе, а направленность этих изменений. Тенденция, однако.

  • Алексей В. Лебедев:

    >Никаких привилегий вне системы РАН и некоторых других степени не порождают. Даже в университете давно все доплаты за степени отменены и зарплаты определяются локальным актом самого университета.

    Но не будем забывать также о влиянии степени на продолжительности отпусков и о том, что ученая степень полностью освобождает от службы в армии.

    • Alexandru:

      Степень не влияет на отпуска почти нигде, кроме РАН. В вузе у вас отпуск 56 дней летом независимо от степени, в отраслевых НИИ — где как. Я, например, проработал в одном 12 лет и у меня всегда был отпуск 28 дней независимо от степени. У частников — вообще не влияет.

      • Алексей В. Лебедев:

        Правом на удлиненные отпуска пользуются научные работники вузов, занимающие штатные должности и имеющие ученую степень доктора наук, – продолжительностью 48 рабочих дней, а кандидата наук – 36 рабочих дней (постановление Правительства РФ от 12 августа 1994 № 949 «О ежегодных отпусках научных работников, имеющих ученую степень»).

        • Alexandru:

          У нас, например, такой категории как «научные работники вузов, занимающие штатные должности», в университете практически нет. Все должности научных сотрудников оплачиваются за счет грантов научных сотрудников.

  • alex:

    Я бы вообще степени упразднил. Достаточно Хирш или ПРНД за 5лет. Как ЭЛО у шахматистов.

    • Denny:

      НЕ, кандидатскую надо оставить. Ее обычно получают тогда, когда статистика еще маленькая и нерепрезентативная.

  • Alex:

    Надо заметить, потребность в реальной теологии действительно назрела:

    www.rosbalt.ru/russia/2017/06/04/1620567.html

  • Думаю такой проблемы на западе просто не может быть.

    Как я понял, на западе нет аналога ВАКу. Просто университет присваивает степень. И тут же выдает диплом. Это диплом колледжа или университета.

    Государство не должно в этом участвовать. Также государство не может квалификацию ученых.

    Мы это уже проходили, когда государство устанавливало цену на продукцию и ее качество.

    Эти нелепые разговоры на тему «вот раньше был ГОСТ». Стандарты в руках государства это средство для давления на население. Мало сметаны? — изменим ГОСТ, не вызрел виноград? — добавим сахар в вино...

    Если нет ВАКа — нет проблемы с теологами выдала духовная академия диплом ее проблема.

    Выдал диплом кандидата институт с низким рейтингом — сам виноват, не учись где попало.

    • Denny:

      Я тоже написал, что корень проблемы именно в системе всеобщей государственной регламентации.

    • Alexandru:

      «Запад» — это расплывчатое понятие. На одном Западе есть аналог ВАК (вся континентальная Европа) с более или менее строгой регламентацией, на другом — нет (Великобритания и США).

  • Алексей В. Лебедев:

    Добавлю, что континентальная Европа исторически и культурно нам ближе. Собственно, оттуда и была заимствована в XVIII-XIX веках российская система науки и образования.

    • Alexandru:

      А еще б — связи с Священной Римской Империей, тьфувутку, Австрией, Пруссией и т.п. государствами были у России куда глубже, чем с Англией. И система образования, и система аттестации научно-педагогических работников у нас тоже германского образца.

  • Алексей В. Лебедев:

    Тем временем

    МОСКВА, 14 июня. /ТАСС/. Число бюджетных мест по направлению «Теология» будет увеличиваться. Об этом заявила глава Минобрнауки Ольга Васильева на первой всероссийской научной конференции «Теология в гуманитарном образовательное пространстве» в НИЯУ МИФИ.

    «За последние два года увеличились контрольные цифры приема (по направлению „Теология“). В этом году мы выделили на бакалавриат 279 мест, на магистратуру — 180, 16 — на аспирантуру. В 2018—2019 годах — уже 632 места. Этот процесс будет развиваться и дальше», — отметила министр, добавив, что нет никаких препятствий для того, чтобы эта научная область развивалась и дальше.

    «Мы стоим только в самом начале пути», — подчеркнула Васильева.

    По информации Минобрнауки, теология изучается в 51 вузе.

    --------------------

    Кто-нибудь объяснит, зачем светскому государству обучать сотни теологов за счет бюджета?

  • Alexandru:

    У попов, походу, кризис и есть желание сократить свои духовные учебные заведения, переложив функцию подготовки кадров для своей организации на государство. Все как всегда — национализация убытков госкорпораций и приватизация их доходов. Но у них не это одно странно. Во всякие пенсионные фонды и подобное попы тоже не отчисляют, так как очень уж у них серая бухгалтерия и очень уж бесправен простой поп (его начальство может мгновенно лишить всего за малейшую провинность или без оной).

    • Алексей В. Лебедев:

      Да хоть бы так, но они не госкорпорация. Церковь официально отделена от государства. Пусть развлекаются за свой счет.

      • Alexandru:

        У госкорпораций есть удивительное свойство. Де юре они государственные, де факто — частные организации, принадлежащие своим топ-менеджерам. РПЦ — наоборот, де юре частная, а де факто — государственная структура. Но не стоит фетишизировать юридический аспект. Это лишь ширма или, в лучшем случае, слепок с политических и экономических отношений в обществе.

        • Алексей В. Лебедев:

          Это верно, но юридический аспект дает хоть какие-то шансы на сопротивление в рамках закона. Если бы кто-то влиятельный например написал в Минобрнауки запрос, почему такое происходит.

  • Алексей В. Лебедев:

    Здесь обсуждался сам факт диссертации безотносительно ее содержания, но и оно важно. Случайно или симптоматично то, что первая защищенная по теологии диссертация была посвящена взглядам митрополита Филарета, который известен как противник науки и просвещения? Может быть, не все еще читали отзыв: scinquisitor.livejournal.com/111911.html

    --------------------------

    Гонениям от Филарета подвергалась не только теория эволюции, но и вся геология в целом. По словам Филарета, научная геология опровергает библейскую космогонию и потому «не может быть терпима». В марте 1858 года, в связи действиями московского митрополита Филарета против разворачивающихся геологических работ, князь Одоевский обратился с письмом к обер-прокурору Синода Толстому: «Довольно уже Россия, потерпела бед и убытков от страшного гонения на геологию, по милости которого у нас нет насущного хлеба, то есть каменного угля…, тогда как все это гонение основано просто на незнании предмета». К сожалению, автор диссертации ничего не написал ни о неприятии Филаретом передовых естественнонаучных теорий своего времени, ни о гонениях, организованных им на носителей этих идей. В диссертационной работе также не отражена позиция самого автора по этому вопросу: считает ли он необходимым для процветания богословия запрет эволюционной биологии и геологии, или все-таки допускает их существование.

    -------------------------

    Дополню, если даже выражение личной позиции автора по этим вопросам ему показалось неуместным, он мог бы изложить позицию современной церкви, если она отличается от позиции Филарета, тем самым придав научной общественности уверенности, что нас не ждет возвращение в XIX век. Тогда от такой диссертации была бы некоторая польза, и ее защиту можно было бы в этом плане одобрить.

  • Alex:

    Не, вы как хотите, а по-моему, теология — это увлекательно, и следить за событиями в ней, похоже, будет очень интересно:

    www.rosbalt.ru/world/2017/06/18/1623959.html

  • wandarer:

    Учение о Боге вполне может быть наукой об управлении людьми. Заповеди, которые должны исполнять верующие, легли в основы нравственности и законов человеческого общества. Сами религиозные догматы напоминают систему постулатов из которых выводятся те или иные нормы поведения, психологические мотивы и философские воззрения. Причем, вне зависимости от того был ли Мир создан Богом или возник самопроизвольно, физические законы существуют объективно.

    • Денис:

      "Заповеди, которые должны исполнять верующие, легли в основы нравственности и законов человеческого общества. "

      Данное утверждение ошибочно, ибо содержит неявное предположение о том, что эти заповеди появились откуда-то из вне человеческого общества. С чего бы? Самая обычная кодификация элементарных норм общежития — не убивай своих (чужих — можно, а бывает — и нужно!), не воруй у своих, не желай жены соседа... Ну и какой-нибудь еще антураж вроде шабата или свинины. Всё.

      Не религия формировала общество, а общество религию, как продукт своей деятельности и развития. Религиозные учения эволюционировали, приспособляясь под реалии общественной жизни, и интересы господствующих классов, неспособные обеспечить выживание и воспроизводство адептов, просто исчезали — не может учение каких-нибудь скопцов стать массовым и долгоиграющим по самой своей природе...

      Все эти процессы исследуются антропологией, историей, религиоведением, и т.д. Куча дисциплин, перекрывающих все направления с запасом.

      Принципиальное отличие теологии (богословия) от науки в современном её понимании, состоит в том, что теология базируется на признании существования бога/богов/иных сверхъестественных сущностей, наличие которых постулируется религией, и заведомо считает истиной догматы соответствующих религиозных текстов. Ну и такие милые вещи как религиозный опыт в виде ощущений, откровений, чудес, и всякого такого прочего. Если этот элемент убрать, получится самое обыкновенное светское религиоведение, если оставить, и считать данное занятие наукой, получится самое настоящее мракобесие. Всё очень просто.

      • wandarer:

        Современная наука дошла в своём развитии до понимания, что наша Вселенная существует в Мультивселенной и имеет начало(~13,8 миллиарда лет назад) и будет иметь конец, когда выгорит весь водород. Вселенная по современным представлениям возникла в результате Большого взрыва (о чём свидетельствует реликтовое излучение и первоначальное процентное распределение водорода и гелия) со стадией инфляции (раздувания, смотрите труды Виленкина). А это означает, что монах и астроном Жорж Леметр с его идеей первоатома был близок к истине, тем более, что если эта первочастица возникла вместе со своей античастицей, то это объясняет почему наша Вселенная состоит преимущественно из вещества. Ничто не препятствует созданию Вселенной в Мультивселенной разумом, который развился в какой-то другой Вселенной, существововшей в Мультивселенной прежде нашей Вселенной. Этот Разум по отношению к нам является Создателем, то есть Богом. Поэтому нельзя отрицать возможность взаимодействия этого высшего разума с нашей Вселенной. Самопроизвольность возникновения Вселенной надо доказывать. Как? — Это другой вопрос. Иначе Вы просто верите, что Бога нет. И ваша вера мало чем отличается от веры в то, что Бог есть. Учение о базисе и надстройке (о том, что Бытие определяет сознание мне известно), поэтому никаких неявных предположений я не делал, а лишь выразил мысль что всё развивается в цикле: практика ->теория->практика->коррекция теории на основе практики->практика. То есть образование(в том числе религиозное) есть одно из звеньев духовного роста общества. И если его исключить, то общество может скатиться к первобытному состоянию, когда отнюдь не разум определяет его законы.

        • Алексей В. Лебедев:

          Вопрос на самом деле не в том, есть Бог (Создатель Вселенной) или нет, а в том, что из этого следует на практике. Если мы допускаем существование Создателя, следует ли из этого, что нужно молиться, поститься и слушать радио Радонеж? Или целительная сила мощей Николая Чудотворца? Или непогрешимость Папы Римского? Или необходимость соблюдать шабат? Исполнять намаз и праздновать Курбан-Байрам? Совершать омовение в Ганге? Следует ли из самого факта Его существования, что какая-то конкретная религия верна или что хоть одна из существующих на Земле религий верна? Откуда следует, что Ему вообще есть до нас дело? Или что Ему до нас больше дела, чем до муравьев? Потому что с Его точки зрения между нашим разумом и разумом муравьев нет большой разницы.

          Даже «антропный принцип» ничего не доказывает. Если бы в свое время какой-то из видов динозавров обрел бы разум, то наверное сначала считал бы себя венцом творения, а потом столь же обоснованно пришел бы к «динозавровому принципу». А потом вместе с остальными динозаврами был бы уничтожен метеоритом.

          • Денис:

            Алексей сформулировал всё верно. Да, запросто может быть и творец, и творцы в любом количестве — вселенная и все мы можем быть вообще компьютерной эмуляцией на сетке с ячейкой порядка постоянной Планка... Что угодно тут можно выдумывать — проверить то всё равно никак, соответственно, и никакого смысла и познавательного потенциала в такой активности нет — интеллектуальный онанизм...

            При этом, когда мы говорим о конкретных конфессиях и религиозных текстах, то там совершенно четко видны представления людей того времени об устройстве мира, прослеживаются заимствования из более древних мифов, и т.д. Равно, как и эволюция самих учений и их следование в канве обслуживания интересов господствующих классов... Иными словами, из того факта, что весь мир со всеми нами может быть вообще программной эмуляцией, выполненной более развитой цивилизацией, ну вот вообще никак не следует, что нужно целовать какую-либо кость и давать деньги/активы каким-то мракобесам.

            И вот именно то, что сейчас всё это самоочевидно для любого человека даже с нормальным школьным образованием, и есть главное достижение Просвещения.

            • wandarer:

              Вопрос стоит не о верности религии, а о соответствии её норм для выживания тех, кто её исповедует. Поэтому религиозные деятели не все откровения признают соответствующими религиозным догматам, а некоторые откровения даже предполагают внушенными злыми силами. Кроме того существуют религии не подразумевающие Бога (Буддизм), а лишь духовное совершенствование в перевоплощениях от индивидуального до трансцендентного существования души. Совсем не факт, что духовное управление обществом можно строить на общих принципах гуманизма. Поэтому смысл религии не в познавательном потенциале, а в мотивации поведения, что для широких масс индивидуумов, не обладающих сдерживающими факторами высшего образования, может быть и утешением в горе и стимулом для благотворительности.

              • Алексей В. Лебедев:

                Ну так и незачем смешивать вопросы происхождения Вселенной и мотивации поведения людей.

                Теперь о мотивации. Религия дает не только правила поведения, но, к сожалению, и разные отмазки, позволяющие верующим эти правила нарушать. Про это есть примерно такой анекдот:

                ---------------------------

                В детстве я молился Богу, чтобы он послал мне велосипед, но ничего не произошло. Тогда я украл велосипед, и стал молиться Богу о прощении.

                --------------------------

                Вспомним и то, сколько в истории было войн и убийств, в том числе по религиозным мотивам, несмотря на заповедь «не убий». И сегодня религия мотивирует агрессивное поведение против всех инакомыслящих.

                • wandarer:

                  Молитвы к Богу обычно должны завершаться словами: «да будет воля Твоя». И верующий должен смиренно ожидать этой воли. Не знаю как Вы, но я часто сталкивался с законом Ньютона «действие равно противодействию». применённому с некоторыми изменениями к сфере человеческих отношений. И обычно. если караемое действие, не каралось обществом, то Мир (или Бог, или его палач Дьявол, или функции справедливости, запущенные при создании Мира «щедро» воздавали за несоблюдение правил человеческого общежития). Поэтому. единственной действенной отмазкой в таких случаях является искреннее покаяние. Что касается войн и убийств, то у религии на это тоже есть ответ, а именно: Бог не ограничивает свободу воли человека, но либо сам человек, либо его потомки получат по делам и это может быть вполне асимметричный ответ. Как раз религиозная мотивация на агрессию есть изобретение правящего класса, которому всё мало. Возьмите хотя-бы уничтожение евреями племён(даже союзных) при обретении земли обетованной и холокост во время 2-й мировой войны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com