Троицкий вариант — Наука

Глобальные войны между вирусами и бактериями

На международной конференции «Shaping the Future: Big Data, Biomedicine and Frontier Technologies» в Сколтехе, 26 апреля 2017 года. Фото Н. Деминой
На международной конференции «Shaping the Future: Big Data, Biomedicine and Frontier Technologies» в Сколтехе, 26 апреля 2017 года. Фото Н. Деминой
О том, насколько сильно влияет на Сколковский институт науки и технологий негативный контекст, связанный со скандалами вокруг Сколково, почему стоит учиться именно в Сколтехе, о битвах с непознанным и c Академией наук мы поговорили с Константином Севериновым, профессором Ратгерского университета (США), Сколтеха, руководителем лабораторий в СПбГУ, Институте биологии гена РАН и др. Беседовала Наталия Демина.

— Как бы Вы описали Ваше участие в Сколтехе, в чем заключается Ваша работа как преподавателя и научного руководителя?

— В Сколтехе я работаю с 2011 года, у меня раньше была чудная должность, по-русски она называлась «профессор-основоположник» — прямо так и записано в трудовой книжке. Сейчас я директор Центра системной биологии, это центр по исследованиям, образованию и инновациям. В Сколтехе два биомедицинских центра, я директор одного из них. Кроме того, я руковожу аспирантской программой и стоял у истоков магистерской программы, которой сейчас руководит Михаил Гельфанд. В общем, по факту я в Сколтехе, по-видимому, действительно основоположник образовательных программ биологического направления, без дураков. Сейчас у нас в центре работают 10 профессоров, человек 15 постдоков, около 30 магистрантов и столько же аспирантов. У многих аспирантов и магистрантов я являюсь научным руководителем.

— Когда вы набираете магистров или аспирантов, то кого вы ищете, кто вам нужен?

— На этот вопрос у нас пока нет окончательного ответа. В основном мы ведем набор по принципу «был бы человек хороший», но здесь есть некоторая проблема, которую нам требуется решить. С одной стороны, наши профессора — это академические ученые: кто-то долго работал за границей и даже до сих пор руководит там лабораториями, кто-то, например Михаил Гельфанд, добился существенных научных результатов в России. Но все наши профессора — выпускники российских вузов, и самый легкий путь — набирать студентов, которых мы хорошо знаем и которые похожи на нас: из МГУ, из Физтеха. Проблема в том, что через два-три года, когда они защитятся, непонятно, что с ними делать, потому что мы можем их научить только тому, что умеем сами, — заниматься наукой.

А никто не сказал, что дополнительные ученые в России нужны. В развитых зарубежных странах большинство их, скорее всего, тоже не нужно. Там сейчас очень остро ощущается кризис перепроизводства PhD и постдоков. В общем, совсем не очевидно, что сто́ит за бешеные деньги воспроизводить новых ученых в России. Поэтому у нас постоянно идут дебаты на тему критериев отбора студентов.

В этом году мы будем пытаться набирать больше абитуриентов из провинциальных вузов, в частности используя механизм сетевых магистерских программ. Наверное, студенты из такого набора будут не так хорошо подготовлены, как ребята из столичных вузов, учить их будет сложнее, но наверняка — более полезно, если они потом вернутся обратно в свои университеты и там устроят «движуху».

А выпускник аграрного университета, может быть, после окончания нашей программы мог бы устроиться в лабораторию какого-нибудь агрохолдинга и организовать там программу геномной селекции… По идее мы должны набирать таких абитуриентов, которые после обучения в Сколтехе могли бы внести свой вклад в реальную экономику нашей страны, используя те знания, которые мы им даем.

— То есть вы готовите не только фундаментальных ученых, но и прикладников?

— Если воспринимать на уровне лозунгов, то Сколтех — это не просто еще один университет, пусть даже хороший. Потому что университетов в России, может быть, даже слишком много. Если бы мы просто готовили хороших ученых, то, наверное, этого было бы недостаточно. В частности, поэтому один из критериев (KPI), по которому нас оценивают, — это количество стартапов, которые наши студенты организовали. Или количество студентов, устроившихся после выпуска работать в компаниях. Мы пытаемся показать, что жизнь в академическом секторе не единственная возможность. Например, у нас есть обязательная производственная практика для студентов, к которой мы относимся очень серьезно. Мы только что закончили «распихивать» студентов в разные места, чтобы они там летом поработали.

— А куда вы можете направить студентов?

— Куда угодно. В этом году в биопрограмме — 35 студентов-магистрантов первого курса. Четверо поедут в Израиль — в наукоемкие сельскохозяйственные стартапы (это связано с тем, что у нас организовано институциональное сотрудничество с Тель-Авивским университетом). Часть направится в крупные инновационные российские компании «Биокад» и «Генериум», часть — в небольшие биоинфор-матические компании, которых в Москве много. Довольно большая группа поедет в образовательный центр «Сириус» в Сочи. Там они будут вести проектную смену по биологии. Это не производственная, а педагогическая практика, но ведь преподавание — одна из важных карьерных траекторий для выпускников вузов.

— А каковы траектории первых выпускников Сколтеха?

— Магистерская биотехнологическая образовательная программа в университете началась только в 2014 году, — может быть, и тогда ее не стоило начинать, потому что у нас до сих пор нет лабораторий. Мы единственная в мире образовательная программа по биотехнологии, не имеющая лабораторий. Это в высшей степени инновационно. Когда людям говоришь про это, они не верят и думают, что ты их разыгрываешь.

Тем не менее в 2016 году мы выпустили первых трех магистров. Одна девушка пошла работать в частную компанию, двое ребят поступили в аспирантуру Сколтеха. Один из них — американец, он поступил к нам на магистерскую программу после окончания Penn State. Условия у нас очень хорошие — лучшие в России и вполне конкурентоспособные по западным меркам, и многие в Сколтехе хотят остаться.

Наша задача, наоборот, попытаться их оторвать от груди и устроить на работу. В этом году мы выпускаем 11 магистров-биотехнологов и первых 5 аспирантов. Один из них, Сергей Шмаков, оказался очень удачлив в плане научного проекта и руководства, которое осуществляли Евгений Кунин и я. Он останется в Сколтехе после защиты и станет junior fellow. Такая система есть в Гарварде: молодые успешные и талантливые ребята остаются в университете в должности «на вырост». Чтобы потом, возможно, стать профессорами.

— А как вы решаете проблему отсутствия лабораторий? Где студенты-биологи получают практические навыки?

— Ничего лучше, чем-то, что в свое время придумали Н. Н. Семёнов и П. Л. Капица для МФТИ, нет. В Институте биологии гена РАН — базовая кафедра Сколтеха. Раз в неделю наши студенты проводят полный день в очень хорошо оборудованной и организованной учебной лаборатории, занимаясь практическими вещами. А вообще, у любой проблемы есть двойное дно, порой минус переходит в плюс. То, что у нас нет «мокрых» биологических лабораторий (wet lab), позволяет нам отправлять студентов в хорошие места по всему миру. У нас есть очень существенные возможности для организации студенческой мобильности. Боюсь, что, когда у нас будут лаборатории (обещают, что это произойдет в следующем году), нам это будет сложнее делать.

У нас двухлетняя магистратура, и многие студенты на второй год, когда они должны работать по теме своей диссертации, уезжают на семестр за границу. Немало аспирантов также отправляется на длительный срок в научные центры, разбросанные по всему миру, а защищает работу в Сколтехе. При этом руководство работой осуществляется профессором Сколтеха, а студенты становятся хорошим способом развить существующие и организовать новые совместные проекты. Очень многим ребятам работа за границей переворачивает сознание, они возвращаются другими людьми.

— Для этого вы даете им «трэвел-грант»?

— Система академической мобильности Сколтеха позволяет нашим аспирантам и магистрантам поехать в любую точку земного шара, если у них есть научная причина там находиться, и иметь такое денежное вспомоществование, что, находясь на новом месте, они получают не меньше, чем их коллеги. Более того, большинство лабораторий, куда направляются наши студенты, доплачивает им. Также принимающие лаборатории несут все материальные расходы по проекту, то есть мы не платим bench fees.

— А в чем еще преимущества поступления в магистратуру или аспирантуру Сколтеха?

— У наших студентов и аспирантов есть возможность поехать куда угодно за счет университета, с минимальным количеством всякой бюрократии. Обучение у нас идет на английском языке, и около 20% студентов вообще не говорят по-русски, по крайней мере в начале обучения. Все студенты много пишут на английском (это, конечно, включает и «кирпич» диссертации), это подготавливает их к «взрослой жизни».

Я, грешным делом, считаю, что у нас по биологическим наукам сейчас самая лучшая в России аспирантура и магистратура. И по предоставляемым возможностям, и по уровню обучения. Было бы в моей юности такое — я бы с удовольствием сам у себя учился. Думаю, что большинство наших студентов, когда они выйдут в «большую жизнь», получив от нас диплом, шапочку и мантию, будет с ностальгией и благодарностью вспоминать время, проведенное в Сколтехе.

— Я разговаривала с президентом Сколтеха А. П. Кулешовым. По его мнению, проект университета вышел на «невозвратный режим» и будет воплощен в жизнь, даже если не будет каких-то ключевых фигур. А какой Вам видится идея Сколтеха? Как бы Вы ее описали?

— Все старые российские центры притяжения, будь то академические или университетские, конечно, хороши и имеют большое историческое значение, являются знаковыми брендами. Ребенок, рожденный на просторах нашей замечательной родины и заинтересованный в получении качественного образования, наверняка держит в голове башню МГУ и хочет там учиться, — этакий импринтинг. Но, к сожалению, далеко не все получают в тех местах, куда они стремятся, то образование, которого они заслуживают.

Начиная с чистого листа и не будучи обремененными ни хорошими, ни плохими традициями российских научно-образовательных учреждений, можно, как в песочнице, строить что угодно — как и что ты считаешь нужным. Даже в пределах «замечательных» ограничений государственных стандартов и тому подобного это увлекательная и творческая задача и большой вызов. А если что-то будет не так, винить можно только себя самого. И это прекрасно!

— То есть вам сейчас дали карт-бланш?

— Нам вообще ничего не давали. Я подозреваю, что «держатели акций» как Сколково, так и Сколтеха не имеют четкого представления о том, что же именно они хотят построить. Они хотят, чтобы им сделали красиво. А как — это уже наша забота.

Будущие PhD Сколтеха: Дарья Воронцова, Александра Строцкая и Ольга Мушарова. Фото из личного архива К. С.
Будущие PhD Сколтеха: Дарья Воронцова, Александра Строцкая и Ольга Мушарова. Фото из личного архива К. С.
— Используете ли Вы опыт учебы в России и работы в Америке или делаете нечто свое?

— Я в основном опираюсь на американский опыт. Все-таки я в Америке уже почти 30 лет, работал в разных университетах, заведую лабораторией. В других программах Сколтеха, наверное, по-другому.

— А каким Вам видится Сколтех, допустим, через пять лет? Выстраиваете ли Вы такую перспективу?

— В 2020 году у нас закончится грант Фонда Сколково, на который мы существуем. За этот рубеж заглянуть невозможно. К сожалению, на мой взгляд, российский инновационный бизнес в биологии не очень развит, и я думаю, что есть целый ряд причин, почему он не сможет быстро развиться. Поэтому для меня главная цель — давать российским и не только российским ребятам хорошее, действительно хорошее образование в области биотехнологии, которое подготовит их к самым разным карьерам. Это вполне нормальная цель. Если бы они выходили от нас с лучшим в России уровнем подготовки, сравнимым с уровнем выпускников лучших западных программ, это было бы очень хорошо.

— А если так получится, что большинство ваших студентов и аспирантов уедут потом на Запад, — как Вы отреагируете?

— Начнем с того, что у нас довольно много студентов не из России. С одной стороны, на это можно смотреть как на пускание денег на ветер, а с другой — это «мягкая власть» (soft power). Я недавно был в Чили, шел по Сантьяго и разговаривал со своим другом и коллегой-физиком из Физтеха, и тут к нам подбежал какой-то человек в костюме и галстуке и стал говорить по-русски, рассказывая, как он в конце 1970-х учился в МИТХТ (ныне Московский государственный университет тонких химических технологий. — Ред.) и как он ценит полученное в СССР образование. Это важно.

Обучение в Сколтехе способно дать зарубежным студентам долгое, на всю жизнь, ощущение «хорошей России», которое они передадут своим коллегам. Что касается того, что многие русские уедут, — ну, не всё можно и нужно контролировать. Кто-то останется, кто-то уедет, а потом вернется. Представить, что выпускник Сколтеха, получивший степень PhD, пойдет в институт теперешней Академии наук, для меня исключительно сложно.

С другой стороны, я могу себе представить, что кто-то из выпускников сможет основать свои научные группы и начать преподавать в провинциальных вузах — в хорошем смысле провинциальных, которые пытаются расти, как Дальневосточный федеральный университет или Калининградский… Есть некоторое количество вузов, в которых руководство смотрит в будущее. Потому что сейчас уже прошла эйфория от возможности «закупки» хороших ученых. Разумнее делать ставку не на прошлые заслуги состоявшихся исследователей, а на молодых людей, которые могут обеспечить долгосрочные точки роста.

Наши выпускники по большому счету относительно дешевые и очень хорошо подготовленные; они могут стать идеальными центрами кристаллизации новых направлений в российских вузах.

— А точек роста в Академии наук, куда ваши выпускники бы шли и создавали новые лаборатории, Вы не видите?

— В Академии наук сейчас нет механизма, который позволил бы создавать новые лаборатории. Когда он появится, — а я уверен, что он появится, — тогда они смогут это делать. Но пока я могу себе представить, что, условно говоря, на острове Русский выпускнику совместной магистратуры или аспирантуры ДВФУ и Сколтеха дадут небольшие, но достаточные для организации небольшой лаборатории подъемные, дадут возможность учить студентов и развивать свое научное направление.

Мы могли бы обеспечивать своим выпускникам какое-то менторство. Чтобы связь не прерывалась, — это ведь очень важно. Через пять лет такой человек станет доцентом, потом профессором, завкафедрой, и он (а значит, и мы) реально поменяет практики и подходы к обучению студентов в своем университете. Не потому, что там плохо учат сейчас, просто это будет немного другое обучение. В теперешней Академии наук я не могу представить такую карьерную траекторию для нашего выпускника. Может быть, просто мой опыт ограничен, но пока что я такой возможности не вижу.

— Когда Вы разговариваете с людьми о Сколтехе, встречаетесь ли Вы с негативным отношением к Сколково? Как думаете, Сколтеху мешают негативные коннотации, связанные со словом «Сколково»? Насколько такой негатив силен?

— Смотря где. У зарубежных коллег этого нет вообще. Оттуда наших дрязг не видно. Одна моя аспирантка работает у Синъи Яманаки, лауреата Нобелевской премии за открытие способа индуцирования плюрипотентных стволовых клеток. Другая — у Фенга Джанга (Feng Zhang) в МIT, владеющего всеми крисповыми патентами (CRISPR-related patents).

Чтобы попасть в эти лаборатории, недостаточно иметь деньги. В них — очередь. Исследователь, попавший туда, уже обеспечивает себе научную карьеру. Потому что в научной среде очень важно ваше научное происхождение. Тем не менее эти и многие другие выдающиеся ученые с готовностью принимают наших студентов. Частично за наши деньги, но не полностью. С одной стороны, их интерес связан с направлениями научной работы моих коллег по Сколтеху. С другой стороны, мы до некоторой степени торгуем брендом «русский студент», который продолжает пользоваться спросом. И никто во всем мире не сомневается, что русские студенты, при наличии рекомендации руководителя, известного в научном мире, стоят того, чтобы принять их у себя в лаборатории.

В России многие считают, что мы в Сколтехе просто тонем в деньгах и ничего не делаем. Про Сколково было много негатива; о Сколтехе — относительно мало. Успехи наших ученых, студентов, аспирантов, преподавателей и программ показывают, что мы делаем много полезного для науки и для России. Я не видел еще ни одного человека, который бы отказался работать в Сколтехе, если бы ему предложили — а очень многим мы отказываем. Поэтому негативное отношение во многом замешано на зависти.

— Вы один из немногих, кто реально оппонирует коллегам из Академии наук, высказывая свою, часто противоположную «мейнстримовской», точку зрения на реформу РАН. Как бы Вы прокомментировали события последних месяцев в Академии?

— Я настолько сейчас занят… Учебный процесс — очень сложная вещь. И делать что-то хорошее или просто новое тоже сложно. Поэтому я очень мало слежу за тем, что происходит с Академией наук. Судя по тому, что я ничего об этом не знаю, там ничего интересного не происходит.

— Но Вы знаете, что В. Е. Фортову не дали возможности баллотироваться в президенты Академии на новый срок?

— Да.

— Как Вы думаете, каким должен быть президент Академии наук, чтобы и власти угодить, и чтобы его могло избрать тайным голосованием Общее собрание? Как полагаете, найдут такую кандидатуру?

— Не знаю. Академия практически превратилась в клуб ученых, так как деньги у них отобрали, всем владеет ФАНО. Мне кажется, что Академия при Фортове не смогла как следует обеспечить функцию экспертизы, которую ей предлагали. Я подозреваю, что это потому, что у Академии реально мало экспертных возможностей. Еще до этих выборов я порой получал смешные рассылки по e-mail, где предлагали «вступить» в эксперты Академии наук и обещали за это какие-то плюшки. Это было похоже на спам из Нигерии.

В целом Академия как сборище академиков стала нерелевантна. Мне представляется очень важным снятие государственной «подпитки» — пожизненной стипендии академикам и член-корреспондентам. Те 50−100 тысяч, которые ежемесячно получают около 2100 членов РАН, — это довольно большая сумма, которую разумнее было бы отдать аспирантам РАН — за которыми будущее. Пусть академические аспиранты почувствуют себя как в Сколтехе.

Эти академики, которые хотели выжить или стоили того, замечательно устроились несмотря на реформу: управляют распределением грантов в научных фондах, являются ректорами университетов или директорами институтов. С ними всё хорошо, и жалеть о них не должно. В целом, члены РАН представляются мне сообществом непонятно почему пожизненно оплачиваемых людей: заслуженных, не очень заслуженных и совсем не заслуженных. Научных сотрудников в институтах нужно спасать, создавая им условия для работы, а всех остальных — нет, мне кажется.

Почему сотруднику института, работающему в лаборатории, по любой специальности, должно быть важно, кто является президентом Академии наук, кто сидит в Президиуме, кто руководит отделениями? Они ничего не решают, ну или я не понимаю, что именно они решают. Для чего они необходимы и почему я должен о них думать?

Президентом Национальной академии наук США сейчас является геофизик Марсия Макнатт (Marcia McNutt). Но подавляющему большинству членов американского научного сообщества она в этом своем качестве совершенно неизвестна. Другое дело, что она долгое время была главредом Science. Кстати, Марсия в конце мая приедет в Москву.

— А важно ли, что главу РАН избирают академики, а не президент страны? Что раньше была относительная академическая свобода, а сейчас, может быть, ее не станет?

— Я не очень понимаю, как, например, на мне отражается благодать, связанная с этой свободой, и в чем именно эта свобода заключается. Многие российские ученые и, уверен, большинство членов Академии, крайне сервильны.

— Вы считаете, что у академической науки в России есть будущее?

— Я бы слово «академическая» убрал. У науки есть будущее в России, потому что это огромная страна, — по мнению Тойнби, одна из мировых цивилизаций, а их было совсем не много. Женщины рожают детей, и некоторые дети — непонятно, по какой причине, — интересуются, как устроен мир, и хотят быть учеными независимо от того, что происходит со всем остальным, поэтому наука всегда в России будет. А будущее науки в стране и будущее науки внутри Академии как организации — это совершенно разные вещи. Может ли быть наука вне Академии? Уверен, что да. Может ли быть Академия без науки? Это объективная наша реальность. Давайте их не смешивать.

— У Вас есть лаборатории и в СПбГУ, и в двух академических институтах. Получается, что Вам всё равно, где у Вас лаборатория?

— Ученые — совершенно беспринципные люди. (Смеется.) Как капитал — текут туда, где лучше. Где лучше условия для работы, где лучше студенты, где больше денег. Университеты прекрасны, потому что там есть студенты. Никакая наука не может делаться без студентов. Академия до сих пор существует в какой-то идиотской ситуации, когда нужно всеми правдами и неправдами выпрашивать студентов на дипломы, а многие кафедры, в частности, в МГУ смотрят на студентов как на борзых щенков и решают, отпускать их или не отпускать, руководствуясь соображениями, не имеющими под собой научных оснований, и не принимая во внимание интересы студентов.

При этом у них всегда находятся железобетонные аргументы: можно прозрачно намекнуть студенту, что после выполнения бакалаврского диплома в «неправильном» месте он не попадет в магистратуру, со всеми вытекающими последствиями — например, армией. Если в университетах начинает потихоньку делаться нормальная наука, то всё становится более органичным, меньше поводов для конфликтов.

— Вы руководите несколькими лабораториями и в мире, и в России. Вы вообще не спите?

— Сплю, конечно. А стараюсь раз в неделю общаться со всеми сотрудниками и студентами. Каждый человек пишет недельный отчет, я их читаю на выходных, что-то предлагаю. Иногда группы людей ведут общий проектный документ на облаке. В принципе, все процессы управления хорошо известны. Это могло бы получаться и лучше, если бы я этому посвящал больше времени и не тратил его на всякую бюрократию, которой в Сколтехе ничуть не меньше, чем в других местах.

— А Вам удается оставаться ученым, исследователем или Вы сейчас больше выступаете как организатор?

— Вы меня обижаете! Это правда, что я пипетку не брал в руки уже лет пятнадцать. В былые времена я очень хорошо ею пользовался, но, для того чтобы быть ученым, не обязательно стоять за лабораторным столом. Я могу ставить задачи, могу обсуждать результаты эксперимента, выявлять очевидные и неочевидные проблемы и находить способы их решения. Этим я занимаюсь постоянно. Но на исследования нужны деньги, их надо искать, подавать заявки на гранты. Это неотъемлемая часть моей работы, без этого всё остановится.

— Сколько времени у Вас уходит на занятия чистой наукой, а сколько — на организацию науки? В какой мере Вы А-Северинов или У-Северинов, по Стругацким?

— Не знаю, сложно сказать. Я директор маленького центра, в котором всего десять профессоров, и меня интересует только то, что происходит внутри этой отдельно взятой структуры. Много времени это не занимает.

— А что лично Вас волнует сейчас в науке, что Вам интересно сейчас делать?

— Мне интересна нетривиальная химия биологически активных веществ, которые люди обычно называют антибиотиками. Но там куча веществ, которые никакой явной антибиотической активности не имеют, но зачем-то бактерии их производят. Есть необычные ферменты, которые катализируют образование этих вычурных молекул. Возможно, некоторые из таких веществ — остатки очень древнего мира, в частности РНК-мира, который существовал до клеточной жизни. Это интересно изучать — просто так, потому что это красиво, ну и есть очень маленькая вероятность, что некоторые молекулы окажутся небесполезными.

Еще мне интересны глобальные войны между вирусами и бактериями и связанные с этим процессы расселения вирусов и бактерий по всему миру. Поэтому мои аспиранты плавают, например, в Антарктиду и собирают там биологический материал. Мы оказались на острие — мы изучаем CRISPR-системы, но не столько с точки зрения практического редактирования (хотя это то, что для Сколтеха важно), а с точки зрения биологии, борьбы бактерий с вирусами.

Это как в известной модели про лисов и кроликов. Вирусы поражают клетки и без них не могут существовать, клетки борются с вирусами, но не могут их победить до конца. Потому что у каждого есть какое-то свое приспособление и всё время возникают новые. Это известный парадокс Черной Королевы (The Red Queen paradox): «Нужно бежать со всех ног, чтобы остаться на месте». И та и другая сторона конфликта вынуждены эволюционировать, чтобы не исчезнуть. В результате возникает масса всяких интересных приспособлений. Изучать их и находить новые молекулярные средства атаки и защиты — очень интересно, а иногда и полезно.

В Питере в мегагрантовской лаборатории есть уникальное и дорогое оборудование, которое позволяет наблюдать за биологическими процессами на уровне одной клетки. Можно проследить судьбу одной клетки во времени, понаблюдать, как она сталкивается с вирусами, как реагирует на антибиотики, как она делится. Интересно разбираться, почему одна дочерняя клетка при изменении условий умерла, а другая — нет, хотя генетически они были одинаковы.

А вообще, научные интересы у меня постоянно меняются, ведь наша научная область очень динамична, всё время происходит что-то новое. Моя проблема — это короткий attention span, мне интересно всё. При этом есть люди, которые всю жизнь изучают одни и те же явления, часть из них очень успешна.

— А у Вас лично есть понимание, как появилась на Земле жизнь и что сделало человека человеком?

— Это сложно. После того как возникла первая клетка, всё более-менее тривиально. А вот что происходило до этого, по-моему, совершенно непонятно. Опыты Миллера и их варианты, когда органика возникает в каких-то электрических или газовых разрядах, меня не удовлетворяют. Сейчас появились неожиданные идеи, что вирусы были раньше клеток.

— А что для Вас сейчас самое «прикольное» в науке? Почему она до сих пор Вам интересна?

— Загадки, конечно. Высший класс — это когда о чем-то ты можешь подумать и представить, каким оно могло бы быть. Потом — так как я сам не работаю с пипеткой, — если ты убедишь кого-то заняться этим, вдруг выясняется, что всё действительно устроено так, как ты представил. Или не так, а по-другому, но в любом случае это интересно. Игра в загадки очень почтенная и древняя игра.

— А что Вам меньше всего нравится в научной работе?

— То, что в 99% случаев ничего не получается — как правило, по самым дурацким причинам. Наука не foolproof, скорее наоборот.

— Серьезно? 99%?!

— Именно поэтому, учитывая, что я достаточно жадный — с точки зрения результатов, приходится пробовать очень много всего, просто для того, чтобы хоть что-то получилось. Большинство вещей не получается не потому, что они плохо придуманы, а просто есть масса технических проблем…

Кстати, это одна из особенностей работы в Сколтехе или СПбГУ, где в основном работают студенты, а не профессиональные ученые (в США у меня лаборатория совсем другая, там работают профессионалы высочайшего уровня). У нас наука построена на протоколах, на процедурах — выясняется, что даже воспроизвести какой-то простецкий протокол часто нетривиально, особенно если у «экспериментатора» голова занята чем-то другим — с девушкой там поссорился или надо на волейбол идти.

Ты кусаешь ногти: тебе ответ интересен, а у кого-то «каменный цветок не выходит» неделями или месяцами. Это жутко раздражает. Но, с другой стороны, это процесс обучения, приходится с этим мириться. Кроме того, у студентов, у которых ничего не получается, бывают очень интересные «взбрыки» — безумные, вроде как неправильные опыты, поставленные по какому-то наитию, результаты которых двигают тебя дальше.

— В «Фейсбуке» был спор — Вы только что эту тему тоже затронули, — о том, что сейчас в мире перепроизводство «постдоков» и что надо, видимо, предупреждать студентов заранее, что их в науке ждет. Вы такую лекцию — мотивационную или антимотивационную — читаете?

— Наука — это безжалостная и потогонная система. Такая резко сужающаяся воронка с широким входным отверстием и очень узким горлышком на выходе. По большому счету мне кажется, что это ответственность научного руководителя — дать правильную мотивацию, разъяснить, как работает система, и это тоже важно — иметь силу сказать кому-то, что оставаться в науке не стоит.

На самом деле есть масса людей в науке, которым не стоит ею заниматься. Это тяжелая работа, времени требует много, с семьей не очень хорошо совместима, в большинстве случаев низкооплачиваемая, и я даже не уверен, что многие это делают по любви — в смысле, что они не могут этого не делать. Так, по привычке.

Я думаю, что набор аспирантов должен быть очень и очень выборочным. Но определить, какой человек «выстрелит», а какой нет, очень сложно. А есть вообще везунчики — вроде дурак дураком и лентяй, а результаты идут. Очень многое зависит от удачи. В системе всегда должно быть некоторое перепроизводство. Но Сколтех, наверное, помогает увидеть, что интересная жизнь есть не только в академической науке, но и вне ее.

— Спасибо за интервью!

Константин Северинов
Беседовала Наталия Демина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
43 Цепочка комментария
61 Ответы по цепочке
1 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
14 Авторы комментариев
Алексей КлАндрейДмитрийolegАлексей В. Лебедев Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
n11
n11

«Ученые — совершенно беспринципные люди. (Смеется.) Как капитал — текут туда, где лучше»

Зачем же так про ученых? Про самого Северинова охотно верю, а других-то зачем по себе мерить?

Ash
Ash

«Бытие определяет сознание.»

Индивид знает, что «…не видел еще ни одного человека, который бы отказался работать в Сколтехе, если бы ему предложили — а очень многим мы отказываем.»

Успехи Сколтеха в масштабах нашей экономики не видны ни в какой микроскоп, но, находясь в Сколтехе, кажется, что «Успехи наших ученых, студентов, аспирантов, преподавателей и программ показывают, что мы делаем много полезного для науки и для России.»

И поэтому абсолютно справедливое замечание, что «…негативное отношение во многом замешано на зависти» полностью заслоняет для данного индивида общую картину.

Martiros
Martiros

Если нет нормальных условий для работы, неужели прикажете им голодать (или идти на стройку, на завод.)?

А еще лучше по завету нашего премьера «идти в бизнес» (хотя и условий для бизнеса - нет).

Корнерот
Корнерот

«кризис перепроизводства PhD и постдоков. В общем, совсем не очевидно, что сто́ит за бешеные деньги воспроизводить новых ученых в России»

Умные толковые ребята во всём мире после защиты PhD валят в бизнес, где их с руками отрывают.
А в науке — да — остаются либо фрики, либо тупицы ни на что другое не способные.

Кстати, а где он увидел «бешеные деньги»?

Александр
Александр

Опять кишечнополостной тролль (многократно освидетельствованный и севший в лужу) резвится. По данным National Science Foundation (US), doctorate recipients with definite postgraduation commitments for employment in the United States в 2014 г. распределялись так Academe — 49,3%, Government — 7,3%, Industry or business — 32.2%, Nonprofit organization — 5,3%, Other or unknown — 5,9%. Таким образом, 49,3% остается в Academe. Уж не многовато-то для «фриков и тупиц»? И неужто тупой Корнерот допускает, что «умных толковых ребят» учат в вузах оставшиеся в науке тупицы и фрики (оплачиваемые на tenure профессоров в среднем лучше, чем в бизнесе — $ 99,000 annual, не включая доходы от грантов и хоздоговоров)? Как же тогда «умные и толковые ребята» получают свою квалификацию? Итого, кишечнополостной тролль, по причине своего крайнего убожества, думает, что ученых можно троллить аналогично обывателям. На его беду, ученые… Подробнее »

Корнерот
Корнерот

$ 100,000 annual — это по американским понятиям не так уж и много.
Извините, на какие шиши вы детей учить будете при такой зарплате?
Только в гос вуз своего штата.
человек с PhD работающий в бизнесе получает в разы больше.

Александр
Александр

Хм, опять трололо пытается что-то доказать. $ 99,000 annual, не включая доходы от грантов и хоздоговоров на 2014. Но кишечнополостной, как всегда, сел в лужу. In the September 2014 Census Bureau report on income and poverty in the U.S., the median household income in America across all jobs was $ 51,939. Т. е. оклад профессора вдвое больше медианного заработка по U.S. Например, «Police Officer — $ 47,938 for a median salary», при этом, «Based on 2014−15 data from the College and University Professional Association for Human Resources (CUPA-HR), the median salaries for architecture associate professors ($ 82K) and full professors ($ 108K) ranked fifth--below only law, business, engineering, and computers and information». Кишечнополостной, вы серьезно считаете, что ученые не умеют… Подробнее »

Александр
Александр

Да, троллям на заметку. Все ученые знают английский, практически без исключений. Почти все ученые общаются с зарубежными коллегами и знают, какая у них зарплата, учебная нагрузка и другое. Поэтому рассказывать, как у нас хорошо, или как на Западе плохо — бесполезно. Так что тролли смогут тут обрести только горящий пукан.

Денис
Денис

Александр, очень верно подмечено…

Бывало, ну просто не сдержаться от смеха: возвращаешься из полугодовой командировке с ощутимым запасом сэкономленных франков, а тебе какой-то «замполито» из завхозов с очень важным и многозначительным выражением места, которое у нормальных людей называется лицом, рассказывает как ТАМ эксплуатируют ученых, высасывают из них все соки, и вообще — «у них там — человек человеку волк! Капитализм!» :-D

Денис
Денис

Корнерот, а что Вы понимаете под «работой в бизнесе»? Уж очень широкое понятие — то, чем по мнению одного из персонажей «Ширли-мырли» занимался в Химках американский посол — тоже бизнес… С зарплатами там по-разному, но практически во всем цивилизованном мире выполняется правило: научный работник, будь то аспирант или профессор, получает достаточно для нормальной человеческой жизни, соответствующей его положению. То есть, он не паразитирует на родителях, не бегает по подработкам, не живет как замарашка, боясь зайти в кафе, потому что там слишком дорого… Конкретно по США — в академической науке зарплаты — просто достаточно для нормальной жизни, в R&D корпоративном — в среднем, повыше, но не в разы — точно, местами может и чуть ниже быть. Всякие финансовые аналитики/консалтеры — ощутимо больше, но работа на износ и весьма специфичная, хотя, случается, народ из науки туда и идет, имея… Подробнее »

Анатолий Берёзкин
Анатолий Берёзкин

Александр, позиция постдока временная. Ну пошел аспирант после защиты в постдоки, надолго ли? Вы сравните тогда уж сколько в америке образуется каждый год постдоков и сколько профессоров. Куда девается разница?

Александр
Александр

В Америке вообще мобильность кадров во всех отраслях больше. И преподавательские позиции — вещь труднодостижимая, почетная и не для всех. Это все ясно, но не о том речь. Речь о том, что половина PhD остается в Academe. Дальнейшую их мобильность объективно подсчитать очень трудно.

Александр
Александр

Но я читал статьи про это. Первое же, что я нагуглил — это 'Employment crisis' for new Ph.D.s is an illusion by Jeffrey Mervis. И там вижу «The jobless rate for young scientists is no higher. A special analysis of the 2010 SDR data found that only 2.1% of Ph.D. scientists and engineers were unemployed 2 years after earning their degrees. And that number drops to 1.9% for those 3 to 5 years beyond their degree.»

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

Надо учитывать еще, что в США учится много людей из других стран, которые потом могут возвращаться на родину, в том числе становятся профессорами там.

Андрей
Андрей

Было бы полезно, если бы профессор Северинов озвучил свой уровень доходов как профессора Сколтеха. Говорят, что это порядка 700−800 тыс. руб. в месяц.

Андрей
Андрей

Дорогой модератор,
я написал что-то оскорбительное? Почему мой комментарий заблокирован к показу?

Георгий
Георгий

То, что Северинов человек вполне сервильный и готов «делать красиво», своим нанимателям, это правда. Правда и то, что он ничего не знает и не предполагает о будущей судьбе своих студентов. Его рассуждения о провинциальных университетах, как местах распределения воспитанников Сколтеха, не могут не вызывать улыбки. Особенно из уст человека, который лет «15 «по его же словам не держал в руках пипетки. За версту видна полная «социальная инфантильность» «профессора основателя». Теперь про репутацию Сколково в Америке. Она крайне низка. Скажем, фонд Фулбрайта ни при каких обстоятельствах не даёт деньги на проекты, подразумевающие «взаимодействие с представителями Сколково». Околесица Северина про РАН могла бы ввести кого-то в заблуждение, если не знать той «экспертной роли», в которой выступал наш герой все последние годы. И сколько бы он не «плевал в сторону высокого здания на Воробьёвых… Подробнее »

Денис
Денис

Георгий не пожалел своего времени, и расписал всё подробно. Я же, как человек более ленивый, ограничусь всего одной цитатой классика:

Сижу у ДОПРе, загораю
И на потолок плеваю.
Кушать, пить и спать у мине есть.
Если вы еврей ехидный
Если ето вам завидно.
Можете пийти и рядом сесть.

Я говорю, как говорил мине один,
Кто сидит в ДОПРе, то честный гражданин.
Я говорю, как говорил мой родный брат:
А зухтер махтер их бин а-фартовый ярт.

© В.С. Высоцкий

Александр
Александр

**Наверное, студенты из такого набора будут не так хорошо подготовлены, как ребята из столичных вузов, учить их будет сложнее, но наверняка — более полезно, если они потом вернутся обратно в свои университеты и там устроят «движуху"**

Смеялся до слез. С чего б они вернулись в свои университеты?! Они сумасшедшие? МОН хочет нам нагрузочку до 1200 поднять и сократить половину преподов (а зарплаты все те же, 12−27 тысяч рублей). Зато психологически протестируют — давеча психологи интересовались, нет ли у нас запора и отношения к нетрадиционному сексу.

Денис
Денис

Вдруг какой-то педераст масонам Родину продаст?!!)))

Иррациональность и общая шизофреничность бытия стремительно увеличивается и уже находится где-то рядом с порогом необратимых катастрофических изменений. Собственно, практически всем, кто сохраняет здравое мышление, это уже очевидно, причем, совершенно независимо от политических и всяких прочих убеждений…

Ash
Ash

Но почему-то очень мало людей хотят разобраться в том, почему этот процесс происходит. И, самое главное, понять, что будет дальше.

Ведь вся эта иррациональность имеет вполне рациональное объяснение.

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

> Я подозреваю, что «держатели акций» как Сколково, так и Сколтеха не имеют четкого представления о том, что же именно они хотят построить. Они хотят, чтобы им сделали красиво. А как — это уже наша забота.

В соседней теме затронули Салтыкова-Щедрина, так вот это напомнило сказку «Орел-меценат». Кончилось там плохо.

Денис
Денис

В принципе, нет ничего плохого в том, чтобы быть придворным ученым при потешной организации, созданной для услаждения высочайшего глаза и уха… Но вот как-то особо этим гордиться, да еще и пытаться кого-то поучать, наверное, все-таки не стоит.

n11
n11

Люто, бешено плюсую

oleg
oleg

Вы его и таких же как он спросите как они унижают других ученых при рецензирование в «ВЕЛИКОМ» российском научном фонде. Сам столкнулся с гнусностью и откровенным пренебрежением к себе и своим коллегам. Такого откровенного невежества и проталкивания своих я больше нигде не видел. Чего только стоит фраза «Мы не уверены, что работа будет выполнена в РОССИИ». А рядом красуется «победитель» который уже 10 лет не живет в РОССИИ. Он то все будет делать в нашей стране. Или унижение регионалов моих друзей.
«Все это выглядит не профессионально с элементами региональности и несет информацию полезную только для Республики …» И так несколько раз с упоминанием региона. О котором в заявленном проекте только титул организации откуда он поступил. ЧТО ЭТО за бред? И такие к сожалению в Сколтехе и в других подобных младенческих организациях работают экспертами и «УЧЕНЫМИ»
Спасибо !

Дмитрий Карабанов
Дмитрий Карабанов

Хм, профессор «Потёмкинской деревни» где учат биотеху даже не имея лабораторий? Это что-то либо очень инновационное и нигде в мире не известное, или фуфло и «тёплое местечко» для лояльных «родителю» Сколково — не-Димону.

Денис
Денис

Дмитрий, гешефтмахерство бытовое обыкновенное, вот что это за технологии.

Явление довольно распространенное и не осуждаемое на Западе. Профессора, вполне серьезные, с крутой наукометрией и своей нормальной лабораторией, не стесняются съездить, например, к каким-нибудь саудитам на полгодика, почитать лекции и поруководить какой-нибудь придворной лабораторией с весьма сочным бюджетом, созданной по Величайшему повелению, ибо должна же быть в Великой стране и Великая наука, подобающая Высоте Величия Солнцеликого :)

Вменяемый народ всё понимает, относится к этому с юмором. Вот, хирш немного еще отрощу — сам, наверное, так съезжу — уж очень заманчивые условия…

Но учить кого-то жизни с высоты такой позиции, и как-то особо таковой гордиться — это, конечно, моветон. Такое можно себе позволить разве что у туземцев. На Западе не оценят точно, да там таких рассуждений я как-то и припомнить даже затрудняюсь в печати…

Ash
Ash

«…ибо должна же быть в Великой стране и Великая наука, подобающая Высоте Величия Солнцеликого…»

Это Ваши домыслы. Такая цель могла бы быть поставлена, но она не поставлена.

На самом деле поставлена цель развития современной промышленности. Сколково — средство достижения этой цели.

Денис
Денис

Я, вообще-то, про Саудовскую Аравию говорил ;-)

А Вам откуда, если не секрет, цель Сколково известна?

Ash
Ash

Можете взять хотя бы ту же цидулю от Фурсенко к Путину.

Я пытаюсь объяснить, что имеет место совершенно последовательная политика.

Например, Роснано. Абсолютно та же история. Работают менеджеры с огромными зарплатами (не знаю, как сейчас, но пару лет назад — точно). И сотрудники весьма довольны Чубайсом не в последнюю очередь благодаря этим зарплатам.

Причём они действительно в своём большинстве работают и работают действительно очень много. Хороший знакомый больше пяти лет бился там, как проклятый, и даже ухитрился что-то выбить. И с Чубайсом лично общался.

Но проблема в том, что результат — пшиковый.

Понимаете — это стиль. Стиль работы наших реформаторов. Если знать только про один пример (скажем, Сколково), то выглядит странновато. Но если десяток-другой лет следить за их деятельностью, то почерк становится знакомым, как родная клавиатура.

Андрей
Андрей

> Потому что в научной среде очень важно ваше научное происхождение.
Ога, а научная истина, опубликованная не в Натуре или не в Сьянс, незначима

Алексей Кл
Алексей Кл

Я бы хотел добавить некоторые свои наблюдения относительно заявления Константина Сеперинова о проблемах науки, в последней части его интервью. Наука это высокорискоаванная сфера где 1) Крайне низкая эффективность труда — можно годами работать и ничего не найти 2) Полное отсутсвие гарантии на позитивный результат 3) Высочайшие материальные затраты на оборудование — или почему самый простенький микроскоп ведущей четверки производителей стоит дороже чем самый дорогой iPad 4) Низкие зарплаты — что в России что в мире 5) Высокая текучка кадров — исключает развитие таких качеств как профессионализм, на формирование профессионала обычно уходит 3−5 лет (как раз средний срок жизни постдока за которым обычно не следует ничего) 6) Языковой барьер — чтение и общение только на английском ставит не носителя языка в зависимое положение.… Подробнее »

Денис
Денис

Алексей Кл, ряд проблем выглядят надуманными: «1) Крайне низкая эффективность труда — можно годами работать и ничего не найти " Отрицательный результат — это тоже результат. Исследователь сообщает миру «там я уже искал, пусто, ищете в другом месте». Другое дело, что публиковать такие работы значительно сложнее. «2) Полное отсутсвие гарантии на позитивный результат» Что считать результатом. Кроме некоего самого-самого главное открытия, нормальная научная работа подразумевает кучу сопутствующих результатов: подготовка кадров, разработка приборов и методик, «закрытие» отдельных областей и направлений, чтобы другие не тратили время на то, где уже показано — ничего нет… «4) Низкие зарплаты — что в России что в мире». Россию с цивилизованным миром здесь, увы, даже сравнивать нельзя. Принципиальная разницы — ТАМ тот же постдок… Подробнее »

n11
n11

«Отрицательный результат — это тоже результат. Исследователь сообщает миру „там я уже искал, пусто, ищете в другом месте“. Другое дело, что публиковать такие работы значительно сложнее.»

Значительно сложнее это еще очень мягко сказано. Честнее было бы признать, что это практически невозможно. А далее смотрим п. 11 — что не опубликовано не существует

Ash
Ash

«Честнее было бы признать, что это практически невозможно.»

Это очень сильно зависит от стоимости эксперимента. Неудачные рассуждения математика действительно опубликовать очень трудно (да и, как правило, не нужно). А вот если бы, скажем, не удалось обнаружить гравитационные волны при достигнутой точности, то это обязательно было бы опубликовано и потребовало бы существенного пересмотра теории.

Ash
Ash

«Между Россией и цивилизованным миром здесь пропасть.»

А ключевая причина такой разницы — специализация в мировом разделении труда.

Трубе от науки почти ничего не нужно.

Алексей Кл
Алексей Кл

Уважаемый Денис, вы не могли бы уточнить в какой стране вы работаете (Я в России, в биомедицинский фирме)? И сколько вам лет (мне 29)? Поясню сущность этих вопросов и ответов на примере судеб конкретных людей. Часть моих одногруппников закономерно эммигрировала после биофака МГУ, и благодаря такой вещи как ВК и pubmed я имею прекрасную возможность сравнить и понаблюдать за судьбами. П1−2. Мой однокурсник который уехал в Германию как раз и занимался поиском тем которые стоит закрыть за бесперспективностью, к сожалению за прошедшие 7 лет после выпуска у него так и не появилось ни одной статьи где можно было бы об этом рассказать (ну тоесть вообще нет статей). Как вы понимаете у его будущего работодателя однозначно возникнут вопросы, и это будет большой минус каким бы умным он ни был (у парня 100% пятёрок в дипломе, таких было 2−3… Подробнее »

Денис
Денис

Уважаемый Алексей, я работал продолжительное время в Швейцарии, с краткосрочными визитами и на конференциях бывал в паре десятков стран, коллеги работают по всему миру. Последние несколько лет преимущественно работал в России (одновременно в двух институтах и одном ГНЦ), но скоро опять уеду, позиция меня ждет. Возраст — старше Вас, но еще не пенсионер :) Ваши утверждения выглядят несколько странно, возможно, это объясняется недостатком практического опыта в академической науке (Вы же сразу после выпуска устроились в фирму?). П1−2. «к сожалению за прошедшие 7 лет после выпуска у него так и не появилось ни одной статьи где можно было бы об этом рассказать». Это какая-то совершенно патологическая ситуация. На какую позицию он туда уехал? Поясню. Обычно, сразу после университета уезжают в аспирантуру — в отличие от постдоков, которых, случается, ищут годами, phd-программ полно, и с тамошней… Подробнее »

Алексей Кл
Алексей Кл

Уважаемый Денис, вы совершенно верно отметили мой недостаток работы в академической науке, точнее не недостаток, а полное отсутствие такого опыта работы, для меня работа в академии закончилась с получением диплома, после чего я почти сразу ушёл в бизнес, а точнее в клиническую эмбриологию где и работаю до сих пор. Тем не менее моя профессия сталкивает меня (причём довольно часто) с людьми которые приходят в нашу сферу из академии или из постдокторантуры (был оди претендент), причём уже обычно в возрасте. Иными словами я имею редкую возможность — не будучи никоим образом внутри академической или мировой системы науки — и не будучи никак с ней финансово не связанным — выступить как независимый сторонний наблюдатель, с интересом фиксирующий особенности этой довольно закрытой от посторонних сферы, получающий информацию непосредственно от участников процесса. Так же моими… Подробнее »

Алексей Кл
Алексей Кл

Вот ещё интересная ссылка там про жизнь после постдока на западе со слов участников процесса, это так сказать на случай если кто думает что раз я сторонний наблюдатель то не имею права на мнение

http://www.researcher-at.ru/index.php?topic=13 562.0

Ash
Ash

Я так и не понял — что Вы, собственно говоря, стараетесь доказать?

1. Если то, что среднестатистический научный сотрудник на Западе не принадлежит, вообще говоря, к элите общества, то с этим никто спорить не собирается.

2. Если то, что у нас среднестатистический научный сотрудник принадлежит к числу «работающих бедняков», то это тоже очевидно.

3. Если же то, что среднестатистический научный сотрудник на Западе является «работающим бедным», то это не верно.

Вы о чём?

Денис
Денис

Уважаемый Алексей, П1−2 — таки если Ваш однокурсник все-таки защитился, то какие-то статьи у него были — без публикаций никак. С публикациями бывает по-разному. Реальный случай — парень поехал в США на трехмесячную стажировку (trainee) — ничего особо выдающегося не делал, просто хорошо работал руками, но уж очень крутая лаба (теперь он там постдок) — соавтор в Nature. В целом, в плане личной порядочности и intellectual integrity, народ на Западе в среднем очень даже неплох. Бывают, конечно, казусы, но это скорее исключения. П4. А Холмс то здесь причем? Обычный психопат, везде такого добра хватает — вспомните недавнюю историю со стрельбой в Кратово — без всякой аспирантуры и McDonalds’a. П5. Как-то не видел я такого в Researchgate — бывает, конечно, иногда в вопросах и ответах там «философия» и жалобы на жизнь, но сеть эта совсем не о том. К МГУ у меня… Подробнее »

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев

Насколько я могу судить, у советской науки пунктов 4, 5, 6, 9, 10, 11, 13, 14 не было. В этом смысле показательно изучить, шло ли ей это на пользу или во вред. По-видимому, в начальный период на пользу, но потом во вред. Некоторые тревожные симптомы описаны у Стругацких: В помещениях отдела Абсолютного Знания были открыты все форточки, потому что сюда просачивался запах селедочных голов профессора Выбегаллы. На подоконниках намело, под батареями парового отопления темнели лужи. Я закрыл форточки и прошелся между девственно чистыми столами работников отдела. На столах красовались новенькие чернильные приборы, не знавшие чернил, из чернильниц торчали окурки. Странный это был отдел. Лозунг у них был такой: «Познание бесконечности требует бесконечного времени». С этим я не спорил, но они делали из этого неожиданный вывод: «А потому… Подробнее »

Алексей Кл
Алексей Кл

И ещё хорошая статья по теме

http://inosmi.ru/science/20 161 106/238145299.html

Денис
Денис

Алексей, Вы издеваетесь?

Статья откровенно комична. Чего стоят такие перлы:

-----------------------------------------------------------------------------------
Позитивистские тенденции в современной науке создают особенно серьёзные проблемы для развивающихся стран, где массивы данных скудны и часто плохого качества. В результате, учёные из развивающихся стран оказываются перед дилеммой: либо им надо исследовать проблемы богатых, развитых стран мира, для которых имеется избыток данных, либо им надо рисковать своей карьерой, занимаясь качественными исследованиями, которые никогда не будут опубликованы в журналах уровня А.
-----------------------------------------------------------------------------------

Или совершенно феерическое заключение:

------------------------------------------------------------------------------------
Исследовательские приоритеты, проблемы, а также используемые учёными методы диктуются доминирующей позитивистской гносеологией в ущерб всем остальным альтернативам.
------------------------------------------------------------------------------------

Очень интересно было бы увидеть весь список — что автор готов предложить в качестве альтернатив… Искренне надеюсь, что не божественное откровение и теологию :)

Алексей Кл
Алексей Кл

Вообще то я вполне серьёзен. Как никак статья из популярного издания, да и ещё в любительском переводе и на вашем месте я бы обратил внимание на отдельные элементы, которые у вас внезапно вызвали смех — особенно показателен случай с французом исследующим африканские почвы, что-то подобное как-то всплывало и от русских антропологов, да и цитату Хиггса очень бы не помешало прокомментировать, так что ваша сарказм не очень уместен. Исследовательские приоритеты, проблемы, а также используемые учёными методы диктуются доминирующей позитивистской гносеологией в ущерб всем остальным альтернативам. — очень напоминает инцидент со статьей Белоусова о колебательной химической реакции западные журналы отказались её публиковать ибо не согласуется с общепринятой канвой, я уж не говорю о том что отрицательные результаты не принято публиковать вообще, только положительные (доминирующая позитивистская гносеология). Если вам кажется смешной формулировка в переводе рекомендую обратится к оригиналу,… Подробнее »

Алексей Кл
Алексей Кл

Уважаемый Денис я продолжаю свои контраргументы: П1−2. Статей нет, это легко проверяется по pubmed, и вы не прокомментировали ситуации приводящие к отсутствию статей. П4. Психопат до 20 июля 2012 года, днём ранее аспирант с дипломом из США, подрабатывающий в Макдональдсе, видимо из-за низкой стипендии, а так же кредита за образование, о чем как-то не принято говорить. Это просто пример реального случая, и дело вовсе не в том что он сделал, это краткий обзор экономической ситуации. П5. Ссылку я дал, форум не более мутный чем этот, хотелось бы более конструктивных аргументов. Тот факт что диплом не важен, а важен язык говорит лишь о том что работодателю не очень важно кто стоит в лаборатории, что лишь говорит о том что претендент на должность находится в статусе гастробайтера, чьи дипломы никому не интересны. П6.… Подробнее »

Денис
Денис

Алексей, не все статьи отображаются в Pubmed. Я не знаю этот конкретный случай, но если человек защитился, статьи есть точно. Забейте в гугл автора, может быть, у него профиль в Scholar или RG есть. Ну или напишите ему в соцсети какой-нибудь — еще проще. Ситуация, чтобы человек проработал несколько лет и не имел ни одной статьи абсолютно патологическая, и такая лаба просто не выживет — кто им даст гранты без публикаций?! Да и по аспиранту обычно у профессора обязательства есть — или выгнать .или, таки выводить на защиту. Холмс — мутный персонаж, с явными расстройствами социализации. Вы наверняка встречали такие типажи — до диплома доучился, но из-за странностей не может найти работу, ведет замкнутый образ жизни, поступает/отчисляется в аспирантуру, перебивается подработками, и т. д. Потом вляпывается в какую-нибудь историю. Я видел похожие типажи с дипломами… Подробнее »

Алексей Кл
Алексей Кл

П11. Уже лучше, как видите важны все-таки не статьи, а фундаментальные знания. Только вот основным заказчиком таких знаний является как раз промышленность. Если у промышленности есть потребность она двигает фундаментальную науку лучше чем десяток университетов. И не будем забывать что наука существует в том числе на деньги налогоплательщиков, которым важен не закон Менделя, а еда, именно промышленнрсть служит мостиком между этими понятиями. П12 остался без ответа, как постдока или аспиранту отстоять свои права на авторство, юридические механизмы, а не что-то вроде надо в людях разбираться и т. п. П13. А никто и не спорит что Россия это филиал Ада на земле, трабл в том что если у тебя счёт в банке тебе даже в Сомали будет супер, а если нет то и в лосанджелисе… Подробнее »

Денис
Денис

Алексей, Вы повторяете одну распространенную ошибку — смешиваете всё в кучу — науку фундаментальную, прикладную и технику. Получается каша. Так нельзя. Нужно просто аккуратно разобраться в вопросе, ну и не озвучивать радикальные суждения, не вникнув в проблему, т.к. таковыми можно лишь поставить себя в неловкое положение. «П12 остался без ответа, как постдока или аспиранту отстоять свои права на авторство» В нормальных местах таких проблем не бывает. Всё построено на взаимовыгодном сотрудничестве и принципе win-win. Кроме того, на Западе крайне важны репутационные механизмы — вляпаться в какую-нибудь мутную историю с отчуждением результатов — это для ученого где-то рядом с гражданской смертью — на такое очень мало кто пойдет, да и какой смысл?! Ну, а если совсем конкретно, то единственный способ защититься — работать с порядочными людьми, ну, а уж как их распознавать — этому каждый… Подробнее »

Ash
Ash

«…наука это высокорискоаванная сфера труда где крайне сложно существовать, и были приведены мои наблюдения.»
Ваши наблюдения — это, конечно, интересно, но только для весьма ограниченного круга лиц.
А вне этого круга всё обстоит весьма неплохо:
«Within the U.S., it’s no surprise that more experience leads to higher average salaries. Across all life-science specialties, average salaries top six figures once professionals reach their early 40s or 15−19 years of experience in the field. In academia, the largest leap in earnings comes in the transition from postdoc ($ 51,559) to assistant professor ($ 90,899), and then again from associate professor ($ 105,499) to full professor ($ 151,825). "
http://www.the-scientist.com/?articles.view/articleNo/44 275/title/2015-Life-Sciences-Salary-Survey/
Поэтому либо давайте в студию альтернативную статистику, либо докажите, что $ 51,559 для постдока — очень мало.

Алексей Кл
Алексей Кл

И ещё ссылочка с красивой иллюстрацией

http://www.ascb.org/compass/compass-points/where-will-a-biology-phd-take-you/

Денис
Денис

Так тут нет ничего страшного. Так просто устроена западная наука — как сито — после phd не все идут на постдок, после первого постдока не все идут на второй, и т. д. При этом, эти люди обычно оказываются не под забором, а уходят в промышленность, во всевозможные стартапы и т. д. До постоянных позиций профессоров доходят единицы, но так и должно быть. Это заведомо лучше ситуации, когда человек приходит в лабу делать диплом, а выходит — лет через 50, вперед ногами…

Ну и еще нюанс — там вполне нормально явление — смена профессии, в 30+ лет человек может внезапно решить, что хочет чем-то вообще совершенно другим заниматься, и пойти чуть ли не в бакалавриат на новую специальность — и такое случается иногда.

Алексей Кл
Алексей Кл

Я бы не стал сильно разделять фундаментальную и прикладную науку, ЭКО с самого начала создавалось как прикладная наука, однако результаты оказались применимы очень широко именно в фундаментальной науке. ПЦР начиналаось как чисто фундаментальное научное открытие, а в итоге используется в криминалистике. Так что границы между прикладным и фундаментальным условны. Буран — Энергия — это прикладная система для вывода ядерных ракет на орбиту, для создания которой был задействован весь потенциал фундаментальной науки СССР. Често я пока не вижу себя в неловком положении, с частью пунктов — 3, 7, 8, 9, 10, вы согласились, п 1−2 и п 12 не имеют решения исходя из ваших комментариев, все что вы предлагаете в данном случае надеятся на порядочность, а не на юридические механизмы, механизмы защиты тех кто делает реальную работу руками. П6… Подробнее »

Денис
Денис

Еще раз. Разберитесь с понятиями фундаментальной науки, прикладной и техники. Тогда всё станет ясно. Разумеется, что эти сферы человеческой деятельности пересекаются, но важно понимать принципиальное различие данных направлений. В противном случае получается каша, как в головах у многих чиновников… Про переводчика — Вы просто не понимаете, о чем пишете. Это не оскорбление, просто факт, самоочевидный практически для любого работающего в науке. Проблема отчуждения результатов и юридической защиты оных откровенно искусственная, ну нет такой ерунды в нормальных научных коллективах. Зачем оно кому-то может быть надо? Никакого смысла в том нет. Постдок — он уже профессионал с ученой степенью, имеющий опыт в чем-то близком к теме, на которую его берут. Российская практика показывает, что в результате многолетнего сидения в одной лабе на одном направлении, скорее сформируется конформизм,… Подробнее »

Алексей Кл
Алексей Кл

Уважаемый Ash, когда Сколково только создавался то пригласили Роджера Корнберга, Нобелевского лауреата, и он с удовлетворением отметил что русские постдоки обходятся штатам очень дёшево, всего 55 000 $, погуглите может найдёте это его интервью. И я кинул ссылочку на статью с красивой картинкой, если 55 000 $ это много то не было бы такого массового исхода из профессии. Высокая ротация обычно характерна для мест либо с низкой зарплатой либо в случае если сфера безперспективна, это общееэномические вещи независимо от страны. И не забывайте что на прибыльную должность никогда не возьмут вот так сразу человека с улицы (из России, Индии, Китая) при учете наличия собственных кадров (подрабатывающих в Макдональдсе?), и не спрашивая даже диплом.

Денис
Денис

Алексей, зарплата постдока не зависит от страны его происхождения — русский, китаец, индус и англичанин будут получать одинаково. Иногда, действительно, говорят о дешевизне, но тут имеется в виду другое — откуда-то из третьего мира приезжает уже полностью готовый специалист, которого не нужно учить с нуля — государство и университет ничего не тратит на его обучение.

Алексей Кл
Алексей Кл

Уважаемый Денис я хотел бы сразу пояснить что жизнь среднестатистического научного сотрудника в РФ меня не интересует, и если кто там и сидит в институте до 70 лет то это скорее всего закончится вместе с ликвидацией академии, что уже и происходит, так что не актуально. Теперь по существу: Я достаточно прочитал литературы опонятиях и различиях фундаментальной и прикладной науки и я рискну предположить что ваши познания в этой сфере не больше моих, однако не могу не отметить что вы как представитель фундаментальной науке постоянно указываете мне как представителю прикладной науки (ЭКО, хотя это бизнес) что я не разбираюсь в каких то очевидных терминах, мне хотелось бы увидеть доказательства вашей компетентности в этих вопросах кроме голословных утверждений. Я хотел бы услышать какие труды вы изучали по вопросам четких определений прикладной и фундаментальной науки, в противном случае… Подробнее »

Денис
Денис

Алексей, что-то Ваши посты уже всё больше напоминают что-то пропагандисткое, только не вполне ясно, что именно хотите пропагандировать :) РАН и так уже фактически уничтожена: https://youtu.be/KWr4VjeX_wc Приведенные Вами ссылки — одна — нечто анекдотичное с «гносеологией позитивистской», там обсуждать нечего, ссылка на малоизвестный форум с несколькими примерами стенаний о тяжкой доли аспиранта/постдока, причем, в значительной части — в формате абстрактных рассуждений, ну и статья в Nature, посвященная, в сущности, известной научной проблеме — дележке средств, диаграмма тоже иллюстрирует хорошо известное явление — в академической науке мало кто получает постоянные позиции, но никакой трагедии этом нет — остальные устраиваются где-то рядом. Рядом с крупными научными центрами обычно есть куча стартапов, исследовательские центры корпораций, и т. д. Не пропадут. Как я и сказал сразу — «так или… Подробнее »

Алексей Кл
Алексей Кл

Улыбнуло) я ничего не пропогандирую, хотя может и сложится обратное впечатление. Вы хорошо расписали различия межу фундаментальной и прикладной наукой, хотя вы опять поместили прикладную науку на ступень ниже, ссылку хотя бы киньте на какие аргументы вы в таком случае опираетесь (не прошедших очередную ступеньку это как понимать). Я кинул разные ссылки — просто статью в Nature вы опровергнуть не хотите или не можете, а вольный перевод статьи с ИноСМИ запросто, хотя там то же по делу — и именно с этим я и борюсь. Видимо если бы этот форум который вы презрительно назвали мутным был запакован в обертку от Nature вы говорили бы тогда иначе. Или я не прав? П1−2, 6, 11 и 12 открыты полностью, частично 4,5 открыты. Проблема научных сотрудников как класса людей заключается в том что они высокомерно полагают что только им ведома некая… Подробнее »

Денис
Денис

В Nature изложены общеизвестные проблемы института постдокства, что и зачем я должен там опровергать? Проблема зарплат, сроков контрактов, и стресса от неопределенности — про это только ленивый не писал. В западной научной среде один из самых обсуждаемых на бытовом уровне вопросов. Тем не менее, зарплата постдока позволяет вести вполне нормальную жизнь в большинстве развитых стран. В сравнении с российскими н.с., а особенно — вузовскими доцентами — можно даже несколько грубовато сказать, что просто бесятся с жиру… Статья построена на основе интервью с людьми, которые заведомо в теме. В иносми же какие-то бредни про гносеологию и угнетение развивающихся стран. Мне такое не интересно. Про прикладную и фундаментальную науку — ступеньки — это очередные позиции — закончился очередной постдок, позицию associate professor нигде не дают — не внушает список публикаций, человек уходит куда-нибудь в… Подробнее »

Алексей Кл
Алексей Кл

Уважаемый Денис, этот спор я могу продолжать и дальше, хотя ваша позиция мне ясна, продолжать спор или нет уже вам решать. Отвечаю по пунктам которые вы привели. Кроме Nature я привёл ещё не менее 3 ссылок, и лишь одна из них в непрофессиональном издании, и ещё я привёл имена минимум двух нобелевских лауреатов (Корнберг и Муллис) с их ситуациями и их комментариями (на которые вы не нашли что возразить) тем не менее вы фиксируетесь в основном на этой статье из ИноСМИ, видимо мне стоило скинуть ссылку сразу на американский оригинал, и ваше мнение бы было другим (уже не проверить, просто как показывает опыт любая чушь написанная на английском воспринимается очень позитивно на постсоветском пространстве). Человек уходит куда то в R&D — я сам работаю в R&D (в каком то смысле), и мне ведомы критерии отбора… Подробнее »

Денис
Денис

Уважаемый Алексей, спорить тоже не хочу, тем более, что и спора то как такового нет. Про Корнберга и русских постдоков я Вам ответил — западные лаборатории вытягивают лучших со всего мира, почему бы и не взять русских, если они хорошо подготовленные специалисты?! Дешевизна там чисто в том плане, что эти специалисты уже готовы к работе, в них не нужно ничего вкладывать. Вырастить же такого с нуля — это годы и много денег. Собственно, все нормальные западные научные центры работают как магниты для мозгов, стягивая их со всего мира. Про иносми — всё же, будьте осторожнее в полемическом задоре, чтобы не впасть ненароком в хамство. Я сразу прошел по ссылке на оригинал, которая там внизу, просто убедиться в адекватности перевода (сам ресурс иносми откровенно трешовый и на него лучше не ссылаться, приводите… Подробнее »

Алексей Кл
Алексей Кл

Уважаемый Денис спасибо за Ваши ответы. Резюмируя я могу заключить лишь следующее: 1) западные научные центры с США во главе действительно выступают в качестве пылесосов умов со всего мира, что безусловно хорошо для США. Хорошо ли это для тех мигрантов кто работает на такую систему — пусть каждый решает для себя, изначально вопрос был не об этом, а о эффективности труда и отсутсвие гарантии на позитивный результат. Повезёт если он будет — см историю моего однокурсника 2) мусорные издания — ну что тут скажешь, в статье мелькают зерна истины которые вы упорно не хотите разглядеть (см историю про француза), но постоянно акцентируетесь именно на уровне издания. Аналогия из кинематографа напрашивается сама собой — и среди фильмов категории С есть достойные, а среди блокбастеров полные провалы. Хамство постоянно акцентировать внимание на одной ссылке… Подробнее »

Алексей Кл
Алексей Кл

Уважаемый ash, исходя из данных приведённой мной статьи http://www.ascb.org/compass/compass-points/where-will-a-biology-phd-take-you/ до уровня full professor с зарплатой 151 000 $ доходит ничтожный процент, и этот путь занимает 15 и более лет. Даже не знаю как это комментировать. А еще можно претендовать на какую нибудь премию, правда число научных работников с 60ых растёт по экспоненте, а число вакансий full professor стабильно, как и число лауреатов.

Алексей Кл
Алексей Кл

На всякий случай кину ссылку о росте числа ученых

http://turchin.livejournal.com/541 741.html

Алексей Кл
Алексей Кл

Уважаемый Денис, я проверил публикации моего однокурсника по тем ресурсам которые вы мне порекомендовали (я не сразу обнаружил именно этот ваш ответ) и по прежнему молчание. Иными словами патологическая ситуация есть конкретный факт и чья то неудачная биография. Честно говоря напрямую спрашивать не хочется ибо это не те вопросы которые задают (неэтично). Что не видно в pubmed (Google) то не существует

Денис
Денис

Алексей, если он защитил PhD — а как бы он иначе стал постдоком, какие-то публикации (хотя бы парочка) точно есть. В pubmed может и не быть, но гуглиться, конечно, должны. Иначе просто никак.

Ash
Ash

Для Дениса:
«Алексей, что-то Ваши посты уже всё больше напоминают что-то пропагандисткое, только не вполне ясно, что именно хотите пропагандировать…»
Больше всего его посты напоминают нечто с метровых федеральных каналов, почему и ассоциируются с пропагандой.
На самом деле у человека просто ералаш в голове, а на метровых каналах таких любят — денег мало, а ток-шоу дёшево стоят.

Ash
Ash

«…если 55 000 $ это много то не было бы такого массового исхода из профессии.»

«Today's 3D map comes to us from HowMuch.net, and it shows the very different salaries needed to buy a median home in 27 different U.S. metropolitan areas. The salaries range between $ 31,134 to $ 147,996, which is a discrepancy of over $ 100,000.»

http://www.zerohedge.com/news/2016−04−08/salary-needed-buy-home-27-different-us-cities
Так что $ 55 000 — вполне себе ничего, хотя, конечно, и не богатство.
А что касается текучки, то нужно сравнивать конкретные числа для различных профессий. Где они?
А без них Ваши утверждения голословны.

Ash
Ash

«Пока что я не увидел ни одного серьезного опровержения ни по одному из пунктов, как и ссылок, при том что я называл имена, давал ссылки и даты. И кто из нас настоящий научный сотрудник после этого?»

Меньше слов — больше конкретных чисел.
Сформулируйте тезис и приведите конкретную подтверждающую его статистику. Судя по тому, как Вы делаете (точнее, не делаете) это здесь, на форуме, становятся вполне понятны Ваши проблемы с научными публикациями.

Научные журналы — не телевизор.

Ash
Ash

«…до уровня full professor с зарплатой 151 000 $ доходит ничтожный процент, и этот путь занимает 15 и более лет. Даже не знаю как это комментировать.»

Это и не нужно комментировать. Я ни слова не говорил про full professor.

Вы невнимательно читаете то, что пишут другие, приписываете им то, что сами придумываете и потом спорите с этим.

Не нужно устраивать здесь филиал зомбоящика.

Алексей Кл
Алексей Кл

Всем доброго вечера)! Я уже испугался что на форуме воцарилось каменное молчание! Уважаемый Ash (видимо это отсылка к персонажу из фильма Зловещие мертвецы Сэма Рэйми) тезис был сформулирован четко — я озвучил недостатки современной науки и разложил их по пунктам, целью было проверить способно ли само научное сообщество в виде представителей сего форума эти совершенно очевидные недостатки признать, с аргументацией и прочим). Пока выходит что нет или вы согласны что принцип публикуйся или умри это хорошо? Как и наличие огромного числа журналов с мусорными статьями? Или вы отрицаете перепроизводство кадров (что признает и сам Серевинов) это хорошо, и что это не ведёт к текучке? Я так же хотел бы напомнить что не важно что человек зарабатывает 55 000 $ В год, а важно сколько у него остаётся на руках свободных денег… Подробнее »

Алексей Кл
Алексей Кл

И ещё уважаемы Ash — вы сказали что я не приводил цифр и статистики — я кидал ссылки на разные статьи, и если вы действительно научный сотрудник то опровергните мои 14 пунктов по порядку, прилюдно так сказать. Или вам лень? Я бы хотел развёрнутого ответа как в случае с уважаемым Денисом). Даю подсказку по П1−2 когда Северинова спросили что больше всего его раздражает в науке — то что в 99% случаев ничего не получается — это ли не лучшее признание 1) эффективности, 2) гарантии на положительный результат

Алексей Кл
Алексей Кл

Напоминаю если забыли Алексей Кл: 16.08.2017 в 0:10 Я бы хотел добавить некоторые свои наблюдения относительно заявления Константина Сеперинова о проблемах науки, в последней части его интервью. Наука это высокорискоаванная сфера где 1) Крайне низкая эффективность труда — можно годами работать и ничего не найти 2) Полное отсутсвие гарантии на позитивный результат 3) Высочайшие материальные затраты на оборудование — или почему самый простенький микроскоп ведущей четверки производителей стоит дороже чем самый дорогой iPad 4) Низкие зарплаты — что в России что в мире 5) Высокая текучка кадров — исключает развитие таких качеств как профессионализм, на формирование профессионала обычно уходит 3−5 лет (как раз средний срок жизни постдока за которым обычно не следует ничего) 6) Языковой барьер — чтение и общение… Подробнее »

Алексей Кл
Алексей Кл

И да, забыл сказать, уважаемый Ash, не поленитесь при опровержении моих тезисов поставить ссылку на какое нибудь авторитетное издание или авторитетных людей, 14 пунктов — 14 ссылок, модно больше, в противном случае ваши утверждения голословны и вы невнимательно читаете текст других людей)))

Алексей Кл
Алексей Кл

Кстати перечитывая свои собственные аргументы и ответы на них обнаружил что никто не отрицает самого факта высокой текучки (!?), т. е по этой части зачёт, речь однако шла о том что профессионал формируется за 3 года, после чего не факт что он сможет продолжать свою профессиональную деятельность так как нет никакой гарантии что он найдёт новое место со схожей тематикой или его контракт будет продлён? Про это ни слова? Аргументы за в студию)

Алексей Кл
Алексей Кл

Пока на форуме по прежнему царит молчание я скину пару ссылок на блокбастеры в защиту П1−2, только не с угла эффективности, а с угла воспроизводимости результатов

http://science.sciencemag.org/content/348/6242/1411.summary

https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/25 852 185

http://www.nature.com/news/scientific-method-statistical-errors-1.14 700

http://www.thelancet.com/pdfs/journals/lancet/PIIS0140−67 361 560 696−1.pdf

Алексей Кл
Алексей Кл

П6 — очень любопытно https://lenta.ru/news/2013/07/08/english/, не ожидал что сами англосаксы будут выступать за изучение других языков?! Хотя эта ссылка и не подтверждает мой тезис просто интересно… И да там рецензия из Science…

Алексей Кл
Алексей Кл

П5 — специально для уважаемого Ash о зарплате научных сотрудников из России в США, там конечно не о том много это мало 55 000 $ в год, а гораздо шире, так что будет интересно всем, и не поленитесь найти и вывесить ссылку на эту статью в электроном виде)))

Аллахвердян. Российская научная диаспора как кадровый резерв отечественной науки // От настоящего к будущему. Под редакцией В.С.Арутюнова, Г. В.Лисичкина, Г. Г.Малинецкого М., (соавтор — Агамова Н.С.). М., 2009, С. 362 - 379.
Рекомендую найти в издании от 2014 года там посвежее данные.

PS П6 — специально для уважаемого Дениса — в этой статье мельком упоминается что Языковой барьер гордо занимает место N1 для 34.9% ответчиков, правда выборка маловата, всего 52 ответа. На этой ноте при гробовом молчании на форуме я иду спать)))

Денис
Денис

Уважаемый Алексей, молчание тут вполне закономерно — никто не хочет писать банальности и спорить в поповско-замполитовском стиле (уж извините, но выглядит именно так) — просто не интересно… Что Вы успели сообщить нам о себе: 1. Никогда не работали в академической науке; 2. Не были за границей; 3. Не знаете английского и считаете, что его изучение совсем не обязательно (для научного работника выглядит агрессивным обскурантизмом); 4. Работаете в фирме биомедицинского профиля, что подразумевает зарплату раза в 3 выше, чем у среднего доцента МГУ (при некотором вторжении в личное пространство, данный пункт важен для оценки релевантности рассуждений о зарплатах в науке); 5. Делаете весьма сильные утверждения без какого-либо адекватного обоснования, например: «Проблема научных сотрудников как класса людей заключается в том что они высокомерно полагают что только… Подробнее »

Алексей Кл
Алексей Кл

Уважаемы Денис иногда нужно говорить и банальности, о которых по чему то совсем не говорят всем тем людяя что поступают на естественно научные факультеты (типа Наука — это безжалостная и потогонная система. Такая резко сужающаяся воронка с широким входным отверстием и очень узким горлышком на выходе). Просто я постоянно сталкиваюсь с людьми которые в силу узости рынка вынуждены работать не по специальности и кем угодно, и у всех у них резонно возникает предположение что как же здорово их когда-то обвели вокруг пальца, мне и самому это напоминает ситуацию на 5 курсе когда в МГУ в самом финале когда нам, тогда ещё молодым гордо было сказано что вы ребята работать можете где угодно (ну совсем кем и где угодно не по профилю правда). И тут как-то у меня сразу резко всплыли слова которые я слышал… Подробнее »

Алексей Кл
Алексей Кл

PS молчание как известно означает либо согласие либо отсутсвие аргументов, а публичное осмеяние (в стиле Ash) меня не пугает ни капли, если бы кто-то в 1986 году сказал что СССР через 5 лет перестанет существовать, а экономические потери превысят уровень Второй Мировой войны (в мирное время) то над этим бы человеком даже не смеялись бы, а просто отправили по адресу. Тем не менее что было вы знаете.

Алексей Кл
Алексей Кл

PS. И ещё вспомнился такой афоризм, приписываемый Махатме Ганди

Сначала они тебя не замечают
потом они над тобой смеются
потом они с тобой борются
а потом ты побеждаешь

Алексей Кл
Алексей Кл

И снова всем доброго вечера) и снова подавляющее молчание) есть кто живой отзовись))) я вам ссылок ещё принёс (зелёный слоник)

«Сначала они тебя не замечают…»

Ash
Ash

Для Алексей Кл:

Последний раз говорю.

Пока Вы не приведёте здесь, на форуме, в сжатой форме (а не только в форме ссылок), конкретной статистики по текучке кадров на Западе для научной сферы и других областей со сравнением конкретных чисел, разговора у меня с Вами не будет.

Алексей Кл
Алексей Кл

С удовольствием, я уже нашёл такое издание — как раз о текучке кадров на запад — книга называется утечка Умов, издательство URSS, 2016 год, авторы Ушкалов, Малахова. В этом отличном обзоре 177 страниц и мне будет сложновато представить это кратко (кстати там расписано и про текучку в другие сферы) и не забывайте что сначала речь была о ссылках, вы получили ссылки, а теперь ещё и хотите краткого резюме с этих ссылок - а это уже труд с мой стороны, не хотите его оплатить? Вы уходите от разговора без боя — я предоставляю ссылки, а вы читайте. Мне ведь интересно ваше мнение, или вам нужна моя интерпретация — а как же паралльный взгляд? Кстати если прочтёте эту книгу — может умнее станете, и мне спасибо скажете))) уважаемый Ash)))

Алексей Кл
Алексей Кл

«Для Алексей Кл последний раз говорю…»

«Потом они с тобой борются…»

Алексей Кл
Алексей Кл

Ну пока у нас продолжается молчание я пожалуй сделаю некоторые дополнения к своему списку в ответ на свой же тезис, который так удачно прокомментировал уважаемый Денис))) Цитирую дословно 5. Делаете весьма сильные утверждения без какого-либо адекватного обоснования, например: «Проблема научных сотрудников как класса людей заключается в том что они высокомерно полагают что только им ведома некая истина, и лишь они могут рассуждать о том что такое наука, не замечая фундаментальных её недостатков»; И мой ответ П15 — новый пункт, нежелание научно сообщества (пока что в лице уважаемого Дениса и уважаемого Ash который куда то слился без боя) признавать экспертами людей извне и признавать недостатки их профессии которые очень хорошо видны со стороны (а со стороны как известно виднее — пословица есть такая, фольклор). Сразу… Подробнее »

Денис
Денис

Уважаемый Алексей, Вы пишете «нежелание научно сообщества (пока что в лице уважаемого Дениса и уважаемого Ash который куда то слился без боя) признавать экспертами людей извне и признавать недостатки их профессии которые очень хорошо видны со стороны», при этом попросту не понимаете элементарной вещи — для «признания экспертом» нужно иметь соответствующие expertises — специальные знания и опыт. Если Вы придете на форум пилотов или каких-нибудь шоферюг, и напишете «портянку» текста о «недостатках их профессии» — Вам, скорее всего, просто ничего не ответят, может быть, посмеются, но всерьез общаться просто никто не станет. Осознание границ своей компетентности — это один из важных элементов культуры мышления. И вот этот забавный воинствующий дилетантизм у Вас идет сплошным потоком. Вот Вы пишете, что ученые «полностью монополизировали эту сферу экспертизы».… Подробнее »

Алексей Кл
Алексей Кл

Уважаемый Денис по всей видимости вы не прошли по ссылке которую я привёл — слова о монополизации экспертизы принадлежат не мне, а представителю академической науки Михаилу Соколову, который судя по вашим словам должен считаться экспертом, или его компетенция недостаточна? Вы внимательно читаете, а то может я тут зря ссылки привожу? Теперь по поводу дилетантизма — по всей видимости вам совершенно это неизвестно, но очень немаленький научных статей в клинической эмбриологи в которой я работаю вообщем то делается такими как Я — т. е Вы мне сейчас хотите доказать что я не эксперт в области клинической эмбриологи? Аналогия с пилотами хороша — при таких раскладах я вполне себе отличный пилот, или как? другое дело что статьи и исследования для моей сферы это хобби, пробочка, а не основной продукт - нам за другое зарплату платят. И да у меня… Подробнее »

Денис
Денис

Уважаемый Алексей, Вы даже не пытаетесь думать над тем, что Вам пишут, а скорее пишете пространный ответ, вероятно, стремясь победить в некоей воображаемой битве…

Утверждение «я эксперт в клинической эмбриологии, а поэтому, признайте-ка меня экспертом по науке как таковой» откровенно карикатурно. И говорит именно о том, о чем я сказал в предыдущем комментарии — Вы просто не понимаете, что такое expertises.

Что же касается ссылки, то к «общественным наукам», равно как и к соответствующим «академическим ученым» лично у меня, да и у большинства представителей физ-мат и естественных наук, отношение крайне негативное. Примерно как к замполитам в армии — «рот закрыл — матчасть в исходное» ©

Алексей Кл
Алексей Кл

Уважаемый Денис извините, но кто же тогда эксперт по науке? Вы как — следите за мыслю? Т. е клиницист эмбриолог с публикациями и степенью (таких полно) не может претендовать на то что бы быть экспертом по науке, даже Эдвардс? А физик может? Или любой естественник (видимо клиническая эмбриология это не естественная наука). это такой прикол? Ну и как-то вы здорово слили всю всю гуманитарную сферу отказавшись их признавать за экспертов, а кто же по вашему пишет обобщающие труды о науке как таковой, кто подсчитывает данные о индексах цитирования, ведёт каталоги изданий (Ю. Гарфилд например) — наверно физики и химики? Такой дремучести я честно не ожидал, ссылочку то хоть приведите что гуманитарии не эксперты, а то выходит что все гуманитарные факультеты в мире просто прожирают деньги налогоплательщиков. И да — не говорите за большинство представителей физ-мат наук, ваши утверждения голословны.… Подробнее »

Денис
Денис

Уважаемый Алексей, кто такой «эксперт по науке» — это вообще вопрос темный, но тот факт, что для рассуждений о науке и озвучивания экспертных оценок, желательно, как минимум, иметь опыт соответствующей деятельности — это самоочевидно. Вы уже писали здесь, что опыта работы в академической науке не имеете. «Общественные науки» — штука очень скользкая и политически ангажированная (на Западе, кстати, свои закидоны, причем довольно дикие). Практически все приличные авторы в этой сфере имеют нормальное естественнонаучное образование. Наукометрию Вы тут тоже совсем не к месту упомянули. Ну и обобщение общественных наук на всех гуманитариев — это отдельный перл… Представиться? К.ф.-м.н. (МГУ), сфера деятельности — пограничная область между физикой, биологией и, в меньшей мире, химией. Через пару месяцев уеду на другой континент (есть позиция) — надоел местный цирк,… Подробнее »

Алексей Кл
Алексей Кл

Странно почему вы не считаете опыт в прикладной науке за опыт, при этом так превозносите именно Академическую науку, ЭКО это Нобель 2010 — изначально возникла как сфера именно частной медицины, но по вашей логике ЭКО не наука? Эксперт по науке — вопрос темный, но себя вы считаете при этом экспертом? Рискну предположить что вы путаете эксперта по публикациям (а такой опыт и у меня есть, не вижу ничего необычного) с экспертом философи науки как таковой, а ведь мои 15 пунктов идут скорее именно по этой канве — обобщающий взгляд сверху на недостатки профессии (потом они над тобой смеются…). Извините, но вы не специалист по общественным наукам в частности и гуманитарным в целом, так что не вам судить что они из себя представляют, ваши рассуждения на самом деле не менее безапелляционны чем мои — не замечаете?… Подробнее »

Денис
Денис

Tenure track. А наука, увы, в современном мире практически только «западная» и есть. В том смысле, что цивилизованный мир образует единое научное пространство со свободным перемещением ученых и общим банком позиций. В прикладной науке много всего интересного и толковых людей, но когда человек пишет разные самоочевидные глупости вроде отрицания необходимости английского, историй про защиты и постдокства без единой публикации, и всякое такое прочее, с хаотичными ссылками, часть из которых ведут на откровенный бред, никакого интереса обсуждать с ним проблемы цеха нет — ликбез из гуманизма тут не поможет, т.к. информация не будет усвоена — человек уже сам себя объявил экспертом, спорить тоже смысла нет, ибо тем, кто в теме, всё ясно, да и тезисов внятных нет… Тут разве что прекратить общение из чисто гигиенических… Подробнее »

Алексей Кл
Алексей Кл

Ну что тут скажешь, после ваших заявлений о экспертах и общественных науках у меня то же внезапно возникло желание прекратить разговор, хотя я конечно был о вас более высокого мнения, но как говорил Ганди — Свобода ничего не стоит, если она не включает в себя свободу ошибатся. Резюмирую: 1) вы постоянно скатываетесь на личности 2) невнимательно читаете текст, что хорошо видно по П6 — «я не призывал не учить, я лишь обозначил путь как выйти из положения тем кто как я например учить не хочет, я же сказал мне неприятны иностранные языки, но это не отменяет того факта что публиковаться то надо только на английском» 3) игнорируете гуманитарную сферу науки или её часть 4) я привёл уже больше 15 ссылок, не менее четверти на Nature и Science, а вы одну? 5) я обозначил тезисы очень чётко, вы не смогли опровергнуть… Подробнее »

Алексей Кл
Алексей Кл

Болезнь выражается в убеждённости, что всё — унылое г… о, а сам переносчик — д’Артаньян. Или, как вариант, что оппонент — быдло, хотя сам индивид, употребляющий это слово, как правило, ни разу не отличается разумностью, прогрессивностью, антиллехтом и другими факторами, отличающими небыдло от быдла. Рано или поздно, большинство пользователей интернетов заболевают гипертрофией ЧСВ. Терминальная стадия болезни — ФГМ. Бытие анонимусом не спасает от опухшего ЧСВ, оно спасает лишь от упрёков в нём. Благодаря этому, ЧСВ анонимного анонимуса в некоторых случаях может невозбранно опухнуть до невообразимых величин. Происходит это очень просто — чувство собственной уникальности и неповторимости подменяется на чувство причастности к элите интернетов, анонимусам, которые не прощают и доставляют. В итоге это приводит все к тому же ФГМ, причём, в отличие от остальных случаев, не лечится и быстро переходит… Подробнее »

Алексей Кл
Алексей Кл

PS. Кстати уважаемый Денис приведите ещё ссылка на то что все приличные авторы в области общественных наук имеют естественно научное образование. Конечно очень бы не помешало на этом форуме услышать их мнение относительно свой профессии… Гарфилд имеет прямое отношение к философии науки, наукометрия это ее часть. Это я даже обсуждать не стану.

Алексей Кл
Алексей Кл

Я просто оставлю это здесь для уважаемого Дениса

https://ru.m.wikipedia.org/wiki/Философия_науки

Алексей Кл
Алексей Кл

Я просто оставлю это здесь для уважаемого Дениса

https://ru.m.wikipedia.org/wiki/Философия_науки

Алексей Кл
Алексей Кл

Странно мои сообщения не отправляются? Меня забанили)?

Ash
Ash

В областной пионерской газете лучшим юнкором считался Вова Скрыпников из поселка Тягусы. Почти каждый день в редакцию приходили его заметки и зарисовки о школьных делах, о новостях культуры, о спортивных соревнованиях. —  Какой способный мальчик, — все не мог нарадоваться редактор газеты. — Подрастет, и, если не испортится, будем рекомендовать его на факультет журналистики. А пока в дни летних каникул Вову Скрыпникова решили пригласить в редакцию в качестве гостя. —  Что он там видит, в своем захолустье? — сказал редактор. — Пусть у нас мальчик поживет, побывает в музеях, на выставках, в детском театре. А заодно мы с ним лично и познакомимся. Послали приглашение, перевели деньги на дорогу, заказали место в гостинице, просили обязательно сообщить номер поезда и вагон, чтобы можно было его встретить. Вскоре пришел ответ, написанный корявым детским почерком:… Подробнее »

Алексей Кл
Алексей Кл

Когда осла долго дрессируют, получается ученый осел. Когда ученого долго дрессируют, итог тот же. Мораль: одних дрессировка делает учеными, других ослами.

Лев Клейн

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: