Наркология в России: нашествие шаманов

Ольга Орлова

Оль­га Орло­ва

Сколь­ко нар­ко­за­ви­си­мых в нашей стране? Ответ на этот вопрос полу­чить очень труд­но. Оцен­ки экс­пер­тов раз­ли­ча­ют­ся в разы. Но даже если мы точ­но узна­ем, сколь­ко имен­но наших сограж­дан стра­да­ют алко­го­лиз­мом и нар­ко­ма­ни­ей, смо­гут ли они полу­чить ква­ли­фи­ци­ро­ван­ную помощь в Рос­сии? Об этом Оль­га Орло­ва, веду­щая про­грам­мы «Гам­бург­ский счет» на Обще­ствен­ном теле­ви­де­нии Рос­сии, рас­спра­ши­ва­ла Евге­ния Кру­пиц­ко­го, докт. мед. наук, про­фес­со­ра, руко­во­ди­те­ля отде­ла аддик­то­ло­гии (нау­ка о зави­си­мом пове­де­нии. — Ред.) Санкт-Петер­бург­ско­го науч­но-иссле­до­ва­тель­ско­го пси­хо­нев­ро­ло­ги­че­ско­го инсти­ту­та име­ни В. М. Бех­те­ре­ва.

 

 

Евге­ний Кру­пиц­кий родил­ся в 1959 году в Ленин­гра­де. В 1983-м окон­чил лечеб­ный факуль­тет Санкт-Петер­бург­ской меди­цин­ской ака­де­мии име­ни Меч­ни­ко­ва. В 1988 году защи­тил кан­ди­дат­скую дис­сер­та­цию, в 1998-м — док­тор­скую. С 1996 по 1997 год рабо­тал в каче­стве при­гла­шен­но­го про­фес­со­ра в Йель­ском уни­вер­си­те­те (США). В 2002 году воз­гла­вил лабо­ра­то­рию кли­ни­че­ской фар­ма­ко­ло­гии аддик­ций в Инсти­ту­те фар­ма­ко­ло­гии име­ни Вальд­ма­на Пер­во­го Санкт-Петер­бург­ско­го госу­дар­ствен­но­го меди­цин­ско­го уни­вер­си­те­та име­ни Пав­ло­ва. С 2004 года руко­во­дит так­же отде­лом нар­ко­ло­гии Санкт-Петер­бург­ско­го пси­хо­нев­ро­ло­ги­че­ско­го НИИ име­ни В. М. Бех­те­ре­ва. С 2005 года ассо­ци­и­ро­ван­ный про­фес­сор факуль­те­та пси­хи­ат­рии Меди­цин­ской шко­лы Пен­силь­ван­ско­го уни­вер­си­те­та (США). Лау­ре­ат пре­мий пра­ви­тель­ства Рос­сий­ской Феде­ра­ции и несколь­ких меж­ду­на­род­ных науч­ных пре­мий.

— Евге­ний Михай­ло­вич, я не смог­ла най­ти дан­ных о том, сколь­ко в Рос­сии нар­ко­за­ви­си­мых боль­ных. И уди­ви­тель­но, что даже дан­ные чинов­ни­ков про­филь­ных ведомств рас­хо­дят­ся. Я уж не гово­рю об экс­пер­тах, кото­рые зани­ма­ют­ся лече­ни­ем. И у Ваших кол­лег свой взгляд и свои оцен­ки. Я хочу напом­нить: в 2013 году были очень гром­кие циф­ры, кото­рые мно­гих пора­зи­ли. Феде­раль­ная служ­ба по кон­тро­лю за нар­ко­ти­ка­ми сооб­щи­ла: у нас 8 млн рос­си­ян регу­ляр­но упо­треб­ля­ют нар­ко­ти­ки. В это же самое вре­мя Мин­здрав заяв­лял: при­мер­но 630–650 тыс. Поче­му так труд­но понять мас­штаб бед­ствия в стране?

— Да, все­гда хочет­ся оце­нить раз­мер ката­стро­фы. Но это не все­гда так про­сто. Если чело­век хочет полу­чить бес­плат­ную нар­ко­ло­ги­че­скую помощь, он берет направ­ле­ние у рай­он­но­го нар­ко­ло­га, идет в рай­он­ный нар­ко­ка­би­нет и вста­ет на учет. И после это­го он может бес­плат­но лечить­ся в ста­ци­о­на­ре или амбу­ла­тор­но. Но он не про­сто вста­ет на учет. Это одно­вре­мен­но соци­аль­ная стиг­ма, она вле­чет огра­ни­че­ния.

— Что такое «стиг­ма»?

— «Стиг­ма» дослов­но озна­ча­ет некий зна­чок, мет­ку. Диа­гноз авто­ма­ти­че­ски огра­ни­чит его в полу­че­нии води­тель­ских прав, в раз­ре­ше­нии на вла­де­ние охот­ни­чьим ору­жи­ем, напри­мер, в воз­мож­но­сти рабо­тать по неко­то­рым спе­ци­аль­но­стям. В этом дей­стви­тель­но есть раци­о­наль­ное зер­но. Никто из нас, навер­ное, не хочет, что­бы авто­бус, в кото­ром мы едем, или само­лет, в кото­ром мы летим, вел чело­век, стра­да­ю­щий син­дро­мом зави­си­мо­сти от каких-то пси­хо­ак­тив­ных веществ. Неваж­но, алко­голь это или нар­ко­ти­ки. Но, с дру­гой сто­ро­ны, есть и обо­рот­ная сто­ро­на меда­ли, пото­му что, если у чело­ве­ка есть день­ги, он идет в ком­мер­че­скую кли­ни­ку и лечит­ся ано­ним­но. В дан­ном слу­чае он пла­тит не столь­ко даже за каче­ство помо­щи (там и там всё при­мер­но оди­на­ко­во), сколь­ко за пра­во не ста­но­вить­ся на учет.

— Без стиг­ма­ти­за­ции.

— Воз­вра­ща­ясь к Ваше­му вопро­су. Если мы гово­рим о син­дро­ме зави­си­мо­сти от алко­го­ля, или алко­го­лиз­ме, от 1 до 2% по раз­ным реги­о­нам — это так назы­ва­е­мая учтен­ная забо­ле­ва­е­мость. Чис­ло нар­ко­за­ви­си­мых где-то раз в 5–6 мень­ше.

— Могут ли эти люди полу­чить ква­ли­фи­ци­ро­ван­ную помощь?

— Это хоро­ший вопрос. Что счи­тать ква­ли­фи­ци­ро­ван­ной помо­щью? Здесь у раз­ных спе­ци­а­ли­стов в нар­ко­ло­гии доволь­но раз­ные взгля­ды на то, какую помощь счи­тать осно­ван­ной на резуль­та­тах дока­за­тель­ной меди­ци­ны. К сожа­ле­нию, в нар­ко­ло­гии с дока­за­тель­ной базой для цело­го ряда мето­дов лече­ния не всё бла­го­по­луч­но. Очень мно­го тако­го, что я ино­гда назы­ваю «нау­ко­об­раз­но деко­ри­ро­ван­ным шаман­ством». В осно­ве шаман­ских дей­ствий лежат какие-то мисти­че­ские пред­став­ле­ния и веро­ва­ния, кото­рые шаман исполь­зу­ет. Шама­ну для это­го нуж­ны зве­ри­ные шку­ры, бара­ба­ны. Зави­сит от мифов. А врач-нар­ко­лог экс­плу­а­ти­ру­ет мифы, устой­чи­во кур­си­ру­ю­щие сре­ди боль­ных, стра­да­ю­щих нар­ко­ма­ни­ей или алко­го­лиз­мом.

— Напри­мер?

— Раз­но­об­раз­ные вари­ан­ты чудес­но­го изле­че­ния за один сеанс. Сей­час меня тут зако­ди­ру­ют, тор­пе­ди­ру­ют…

— Чудес­ная народ­ная тра­ди­ция — пой­ти «зашить­ся».

— Пони­ма­е­те, всем хочет­ся чуда. Все-таки XXI век. По опре­де­ле­нию Все­мир­ной орга­ни­за­ции здра­во­охра­не­ния, болез­ни зави­си­мо­сти — это болез­ни моз­га. И это хро­ни­че­ские реци­ди­ви­ру­ю­щие забо­ле­ва­ния.

— И их нель­зя выле­чить за один сеанс?

— Лечить болез­ни зави­си­мо­сти надо точ­но так же, как мы лечим все хро­ни­че­ские реци­ди­ви­ру­ю­щие забо­ле­ва­ния. Если вы лечи­те гипер­то­нию, вы же всё вре­мя при­ни­ма­е­те таб­лет­ки. Пере­ста­ли при­ни­мать — что с дав­ле­ни­ем? Дав­ле­ние сра­зу под­ни­ма­ет­ся. Нача­ли при­ни­мать — оно опус­ка­ет­ся. То же самое здесь.

— Но лич­но я знаю людей, кото­рые пошли «заши­лись» один раз, зако­ди-рова­лись, и после это­го они не пьют 8–10 лет. Кто-то дер­жит­ся, кто-то про­дол­жа­ет не пить, кто-то потом сры­ва­ет­ся. Это же и есть чудо. Нет?

— Если чело­век верит в чудо, то чудо про­ис­хо­дит. Вро­де бы дей­стви­тель­но хоро­шо — кому-то помо­га­ет. Но таких срав­ни­тель­но немно­го. Как пра­ви­ло, мы име­ем дело с ситу­а­ци­я­ми, когда люди начи­на­ют стран­ство­вать от одно­го вра­ча-нар­ко­ло­га к дру­го­му в поис­ках того, кто их пра­виль­но зако­ди­ру­ет или даст не пустыш­ку. При этом болезнь раз­ви­ва­ет­ся.

И когда мы пред­ла­га­ем чело­ве­ку науч­но обос­но­ван­ное лече­ние, это мало кого устра­и­ва­ет. «Со мной ниче­го не про­изо­шло — зна­чит, меня как-то не так лечи­ли. Я не вино­ват». Пони­ма­е­те, это такая игра: боль­ной дела­ет вид, что лечит­ся, а врач дела­ет вид, что лечит. Ино­гда мне гово­рят: «А что, это же такая пси­хо­те­ра­пия». Нет, изви­ни­те меня, пси­хо­те­ра­пия не раз­ре­ша­ет обма­ны­вать боль­но­го. А здесь, к сожа­ле­нию, име­ет место обман боль­но­го, при­чем часто за боль­шие день­ги.

— Таким обра­зом, аль­тер­на­тив посто­ян­но­му при­е­му пре­па­ра­тов нет?

— Конеч­но, у нас есть реаль­но рабо­та­ю­щие после одно­го уко­ла пре­па­ра­ты. Они одоб­ре­ны для лече­ния зави­си­мо­сти от опи­а­тов не толь­ко у нас в стране, но и за рубе­жом. Но их срок дей­ствия огра­ни­чен во вре­ме­ни. Ска­жем, один укол — и в тече­ние меся­ца опи­а­ты не дей­ству­ют. Есть имплан­та­ты, кото­рые вши­ва­ют­ся в перед­нюю брюш­ную стен­ку, и они где-то на 2–3 меся­ца могут бло­ки­ро­вать дей­ствие опи­а­тов.

Но это про­сто про­длен­ный эффект обыч­ных пре­па­ра­тов. Мож­но при­ни­мать эти же пре­па­ра­ты еже­днев­но в виде таб­ле­ток.

Навер­ное, надо пояс­нить, что, ска­жем, опи­а­ты (геро­ин, мета­дон) дей­ству­ют на спе­ци­аль­ные рецеп­то­ры в моз­гу и вхо­дят в них, как ключ в замок. А здесь вво­дит­ся пре­па­рат, кото­рый свя­зы­ва­ет­ся с рецеп­то­ром, но не дей­ству­ет. Геро­ин или дру­гой лиганд опи­ат­ных рецеп­то­ров вой­ти и подей­ство­вать не может. Замок забит цемен­том. Вы вво­ди­те геро­ин в орга­низм, а он не дей­ству­ет — как буд­то это про­сто вода. Он не может подей­ство­вать, пото­му что то место в моз­гу, на кото­рое геро­ин дей­ству­ет (рецеп­то­ры опи­а­тов), закры­то лекар­ством. Рецеп­то­ры опи­а­тов забло­ки­ро­ва­ны. Вы може­те при­ни­мать таб­лет­ку перо­раль­но каж­дый день — она дей­ству­ет сут­ки. А мож­но сде­лать укол, кото­рый забло­ки­ру­ет эти рецеп­то­ры на месяц. А мож­но вшить имплан­тат, он забло­ки­ру­ет их, ска­жем, на 2–3 меся­ца.

Рис. М. Смагина

Рис. М. Сма­ги­на

И за это вре­мя с помо­щью пси­хо­те­ра­пии, соци­аль­ной адап­та­ции, нар­ко­ло­ги­че­ско­го кон­суль­ти­ро­ва­ния мож­но сфор­ми­ро­вать какой-то новый жиз­нен­ный сте­рео­тип, решить внут­ри-лич­ност­ные про­бле­мы и кон­флик­ты, най­ти рабо­ту, начать соци­аль­но адап­ти­ро­вать­ся.

— Шама­ны-нар­ко­ло­ги дей­ству­ют исклю­чи­тель­но в Рос­сии?

— За рубе­жом я не знаю ни одно­го, кто шама­нил бы, надев белый халат и при­кры­ва­ясь вра­чеб­ным дипло­мом…

— Чем же мы хуже?

— Труд­но на это отве­тить. Наша нар­ко­ло­гия вооб­ще осо­бен­ная в каком-то смыс­ле. Поми­мо нау­ко­об­раз­но деко­ри­ро­ван­но­го шаман­ства есть у нас целый ряд стан­дар­тов, кото­рые, на мой взгляд, не име­ют доста­точ­ной дока­за­тель­ной базы. Я не знаю убе­ди­тель­ных науч­ных дан­ных о при­ме­не­нии, напри­мер, клас­си­че­ских мощ­ных анти­пси­хо-тиков для лече­ния алко­го­лиз­ма.

Во всем мире для лече­ния алко­го­лиз­ма офи­ци­аль­но одоб­ре­ны все­го 4–5 пре­па­ра­тов. Но если вы возь­ме­те стан­дар­ты ока­за­ния нар­ко­ло­ги­че­ской помо­щи у нас, то вы уви­ди­те, что в эти стан­дар­ты вхо­дит очень боль­шое коли­че­ство раз­ных пси­хо­троп­ных пре­па­ра­тов, вклю­чая те самые мощ­ные анти­пси­хо­ти­ки. Они нуж­ны, если мы име­ем дело с белой горяч­кой. Но это не син­дром зави­си­мо­сти. Это острое пси­хо­ти­че­ское состо­я­ние.

Может быть ситу­а­ция, когда стан­дар­ты ока­за­ния помо­щи про­ти­во­ре­чат инструк­ци­ям по при­ме­не­нию пре­па­ра­тов. Поэто­му все-таки, мне кажет­ся, нам надо в боль­шей сте­пе­ни осно­вы­вать прин­ци­пы и про­це­ду­ры лече­ния на дока­за­тель­ных (т. е. дей­стви­тель­но науч­ных) иссле­до­ва­ни­ях и на тех пока­за­ни­ях, кото­рые вклю­че­ны в инструк­ции по при­ме­не­нию лекар­ствен­ных средств.

— Упо­треб­ле­ние мари­ху­а­ны было лега­ли­зо­ва­но во вре­мя выбо­ров в шта­те Кали­фор­ния и теперь уже в 28 аме­ри­кан­ских шта­тах в раз­ных слу­ча­ях офи­ци­аль­но раз­ре­ше­но. Ведь навер­ня­ка в США про­хо­ди­ли очень бур­ные деба­ты по это­му пово­ду, было обсуж­де­ние. Науч­но-дока­за­тель­ная меди­ци­на поз­во­ли­ла про­ве­сти эти зако­ны? Поче­му это про­изо­шло?

— Очень хоро­ший вопрос и очень непро­стой. Есть дан­ные био­ло­ги­че­ской нау­ки, меди­цин­ской нау­ки, если хоти­те: ток­сич­ность, вред­ность. И если мы гово­рим о ток­си­че­ском дей­ствии мари­ху­а­ны на мозг, о спо­соб­но­сти вызы­вать син­дром отме­ны, то у мари­ху­а­ны она дей­стви­тель­но срав­ни­тель­но неве­ли­ка. И вот эти био­ло­ги­че­ские дан­ные, види­мо, послу­жи­ли осно­ва­ни­ем для того, что­бы лега­ли­зо­вать.

— Вы хоти­те ска­зать, что био­ло­ги и био­хи­ми­ки лоб­би­ро­ва­ли этот закон?

— Нет. Я про­сто хочу ска­зать, что изо­ли­ро­ван­но взя­тые меди­цин­ские био­ло­ги­че­ские дан­ные доста­точ­но спо­кой­ные для того, что­бы этот вопрос был постав­лен. Но ведь на самом деле ситу­а­ция слож­нее. Пото­му что упо­треб­ле­ние пси­хо­ак­тив­ных веществ — это часть куль­ту­ры.

Ведь что такое алко­голь? Это такой же нар­ко­тик с точ­ки зре­ния био­ло­ги­че­ской нар­ко­ло­гии. Он име­ет высо­кий аддик­тив­ный потен­ци­ал, он вызы­ва­ет зави­си­мость, от него тяже­лый син­дром отме­ны — похме­лье. Он вызы­ва­ет изме­не­ние пове­де­ния. Сколь­ко у нас пре­ступ­ле­ний совер­ша­ет­ся в состо­я­нии алко­голь­ной инток­си­ка­ции? Тем не менее, он лега­ли­зо­ван. Поче­му? Пото­му что так исто­ри­че­ски сло­жи­лось. И кста­ти, он лока­ли­зо­ван толь­ко в хри­сти­ан­ской куль­ту­ре. Есть дру­гие куль­ту­ры, напри­мер мусуль­ман­ская, где он не лега­ли­зо­ван. А в цере­мо­ни­ях индей­цев Цен­траль­ной Аме­ри­ки лега­ли­зо­ва­ны гал­лю­ци­но­ге­ны.

Да, может быть, ток­сич­ность кан­на­би­но­и­дов (груп­па соеди­не­ний, встре­ча­ет­ся в рас­те­ни­ях семей­ства коно­пле­вых. — Ред.) ниже, чем ней­ро­ток­сич­ность алко­го­ля. Но мы хоро­шо зна­ем, что в опре­де­лен­ном про­цен­те слу­ча­ев кан­на­би­но­и­ды вызы­ва­ют про­яв­ле­ние латент­ной пси­хо­па­то­ло­гии у чело­ве­ка. Не хочу сей­час раз­ве­ши­вать ярлы­ки. Но у кого-то не нача­лась бы шизо­фре­ния, если бы он не упо­треб­лял кан­на­би­но­и­ды. Это раз.

Два. Начи­ная с кан­на­би­но­и­дов чело­век посте­пен­но дрей­фу­ет на дру­гие, более серьез­ные веще­ства с гораз­до более выра­жен­ным аддик­тив­ным потен­ци­а­лом. В общем, надо посмот­реть, к чему при­ве­дет эта лега­ли­за­ция… Непо­нят­ны послед­ствия для пси­хи­ки, непо­нят­ны послед­ствия для куль­ту­ры.

— У Вас еще есть обще­ствен­ная нагруз­ка. Вы глав­ный нар­ко­лог Ленин­град­ской обла­сти. Я уве­ре­на, что Вы доволь­но часто обща­е­тесь с чинов­ни­ка­ми само­го высо­ко­го уров­ня. Но Вы же гово­ри­те им то, что сей­час рас­ска­за­ли. Поче­му нет эффек­та?

— Для того что­бы нас услы­ша­ли, нуж­но, что­бы изме­ни­лось пред­став­ле­ние, кото­рое где-то в сере­дине про­шло­го века воз­ник­ло.

— Поче­му мы пошли сво­им, само­быт­ным путем?

— Зна­е­те, есть такой Гала­па­гос­ский архи­пе­лаг…

— Там Дар­вин обна­ру­жил вьюр­ков…

— Да, когда он путе­ше­ство­вал в каче­стве нату­ра­ли­ста на кораб­ле «Бигль». Гала­па­го­сы отде­ли­лись от Южно-Аме­ри­кан­ско­го мате­ри­ка. Там живот­ный мир эво­лю­ци­о­ни­ро­вал сво­им осо­бым путем. Дар­ви­нов­ские вьюр­ки име­ли огром­ные урод­ли­вые клю­вы. Это исто­рия с рос­сий­ской нар­ко­ло­ги­ей. Она отде­ли­лась от миро­вой. Поче­му-то имен­но нар­ко­ло­гия. Вот какая-нибудь, пони­ма­е­те, кар­дио­ло­гия такая же, как во всем мире. Пуль­мо­но­ло­гия такая же. Даже пси­хи­ат­рия сей­час в прин­ци­пе такая же. А вот нар­ко­ло­гия силь­но отли­ча­ет­ся. Там свои, свое­об­раз­ные стан­дар­ты. Там этот огром­ный урод­ли­вый клюв нау­ко­об­раз­но деко­ри­ро­ван­но­го шаман­ства…

Евге­ний Кру­пиц­кий
Бесе­до­ва­ла Оль­га Орло­ва

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *